Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Жасминовые иглы

Зашла я вчера в лавку. Показалось, что на вывеске написано «Лавка волшебных палочек». А за стеклом сплошные зонтики. Я так опешила, что сразу зашла внутрь. И только через пять минут вспомнила, что на этом перекрестке никогда не было зданий, пригодных для открытия лавок. Я уже двадцать лет тут живу, точно знаю, какой перекресток, что может себе позволить. Этот не мог даже банкомат разместить, места не было, а тут лавка. Хм….

А опешила я потому, что еще в далеком детстве придумала, что зонтики — это волшебные палочки, и когда какой-нибудь зонтик открывается над чьей-нибудь макушкой, у этого человека обязательно случается что-нибудь хорошее. Пусть не такое заметное, как выигрыш автомобиля в лотерею, но обязательно очень хорошее и очень нужное.

А еще я придумала, что у каждого зонтика есть свое имя. Обязательно очень красивое и романтичное — Полуденный страж или Снежный имбирь. Я, конечно, много чего в детстве напридумывать успела, но еще ничто не воплощалось так внезапно и с такой арифметической точностью. Ибо, когда я зашла в лавку, тут же разглядела, что на каждом зонтике висит этикетка не со стоимостью, а с именем, написанным чернилами и от руки. Хоть зрение у меня совершенно никудышное, и обычно я даже людей не сразу узнаю, а тут — буковки с вензельками разглядела. Чудно.

Продавщица из лавки куда-то запропастилась. Я еще раз входными колокольчиками позвенела, покашляла и даже по стойке монеткой постучала. Никого. На трясущихся ногах пошла знакомиться с зонтиками. Нет-нет, что ты! Не раскрывала я их. На это мне бы смелости не хватило. Только легонько касалась этикетки с именем и произносила довольное банальное «радасвамипознакомиться». Потом додумалась до волшебного фрайевского «вижу вас, как наяву», но уже в самом конце магазина. Поэтому лишь пара зонтов откликнулась на мой призыв и рассказала свои истории.

А потом мне внезапно стало не до зонтиков. Ты удивляешься, что может быть интереснее волшебных палочек?  Ты же меня знаешь. Я уже два года фанатею от чая. Ага-ага, за последним стеллажом разместилась небольшая круглая чайная комната. Маленький столик у большого окна. Ну и заветная хозяйская зона.

На столике пускал струйки пара маленький пузатый чайник, только-только заваренный. Я даже поздоровалась — а вдруг хозяйка где-то здесь. Но никто не откликнулся. Мне, конечно, очень хотелось сесть за столик, налить себе чашечку ароматного напитка очень непривычного цвета и насладиться им вприкуску с прозрачными медовыми пряниками. Но в голове билась одна мысль — «не для тебя заварено».

Поэтому я не удержалась и пошла знакомиться с коллекцией чаев хозяйки. Не смотри на меня такими осуждающими глазами. Ты же знаешь, я совсем дурею, когда есть возможность понюхать незнакомые чаи. А тааааамммм….

Я уверена, ты бы тоже не удержался. И я согревала их своим дыханием, а потом нюхала, нюхала и нюхала. Даже голова закружилась. А потом достала с самой верхней полки коробочку. На мой неискушенный взгляд, совершенно не подходящую для хранения чая. Больше всего она походила на бонбоньерку. Я даже успела ощутить привкус лимонных леденцов, пока открывала ее.

Но внутри был чай. Очень странный и на вид, и по поведению. Я осторожненько в него выдохнула — все, как ты учил. А с него вдруг, как взовьется очень острая, словно иголки, пыль, как воткнется мне в нос. Я как начну чихать, как свалюсь с табуретки, которую я взяла, чтобы до верхней полки достать. Ну, не смотри на меня так. Любопытно же было.

И вот я сижу на полу, чихаю вовсю, кругом плывет аромат жасмина, в руках закрытая бонбоньерка (и ни капли чая я не просыпала — не хмыкай, сама удивилась), и вдруг вижу — в проходе сидит девушка, видимо хозяйка, и вырезает снежинки.  И вокруг нее ст-о-о-олько снежинок и обрезков, что сидит она явно давно. Как я могла ее не заметить?!

* * *

Дело близилось к Новому году. Да и вообще все близилось к нему. Зажигались огни, наряжались елки, пахли мандарины, вот только снег запаздывал. Анюта сидела в лавке и вырезала снежинки. Очень ей хотелось зимней пушистости.

А ангелы, отвечавшие за снег, видимо устали очень. Вы же в курсе, что каждая снежинка абсолютно уникальна. И есть специальный отдел ангелов, разрабатывающих дизайн снежинок. А в мире с погодой творится черт знает что. Снег идет в незапланированное время и в самых неожиданных местах. А в самых ожиданных не идет. Видимо, что-то там в системе сломалось. И, конечно, эти снежиночные ангелы в постоянном цейтноте. Вот Анюта и помогала им изо всех своих сил — уже третий день вырезала снежинки, а по вечерам отпускала их вместе с ветрами к ангелам. А снег все не шел.

Вдруг дверь отворилась, зазвенев входными колокольчиками. Анюта подняла глаза, но никого не увидела. «Странно», — подумала она. И тут входные колокольчики зазвенели еще раз. Анюта привстала и внимательно присмотрелась к двери — а вдруг она сразу не заметила покупателя. Никого. Потом раздалось вежливое покашливание, а через какое-то время постукивание монеткой по стойке.

Анюта встала и прошла к стойке. Поздоровалась, но никто не ответил. «Все страньше и страньше», — подумала Алиса (ой, Анюта) и вернулась к вырезанию снежинок.

Легкий ветерок пробежался по стеллажам с зонтиками, и Анюте даже показалось, что она слышит вежливое «радасвамипознакомиться». Анюта помотала головой, словно сбрасывая наваждение. И решила заканчивать с вырезанием снежинок и пойти выпить чаю с медовыми печеньями, хоть чай и не для себя заваривала, но гость или гостья не торопились к чаю — второй день уже чайник пышет сладкими ванильными струйками пара.

В это время что-то зашуршало в чайной комнате, кто-то сильно зачихал, а потом вдруг упал с табуретки и выкатился в проход.  Анюта даже ножницы из рук выронила. На полу сидела совершенно настоящая драконочка. Хлопала большими круглыми глазами и сжимала в лапе бонбоньерку, которую Анюта приспособила для хранения непослушного чая, по имени Жасминовые иглы.

— Как же вы ее с верхней полки-то достали? — спросила Анюта, рассматривая крылья гостьи, совершенно не подходившие для полета в замкнутом помещении.

— Табуретку подставила, — покраснела гостья и продолжила увлеченно чихать.

— Придется вас этим чаем напоить, просто так он теперь не отстанет, очень уж характер у него вредный, — сообщила Анюта и подмигнула. — Присаживайтесь за столик, я сейчас его для вас заварю.

Драконочка покраснела еще больше и, кусая губы, спросила:

— А можно я сама? Сама заварю?

Анюта задумалась, она никогда не разрешала гостям проникать на хозяйскую половину чайной комнаты. Но драконочка все равно там уже похозяйничала, а в ее взгляде горела такая чайная страсть, что Анюта растаяла, ведь сама так же самозабвенно влюбилась в чай совсем недавно.

— Прошу, — согласилась Анюта и поспешила убрать со столика «чужой» чайник. Медовое печенье, впрочем, оставила. И уселась за столик наблюдать за чайным священнодейством. Но все же не удержалась и спросила:

— А это вы в колокольчик звонили и стучали по стойке?

— Я, — покраснела гостья еще больше. — Вы не отозвались, и я не удержалась и познакомилась с вашими подопечными. А когда чаи увидела, совсем голову потеряла, — не переставая чихать, сообщила гостья, ни на минуту не останавливая чайный ритуал, который проводила по неизвестным Анюте правилам. Некоторое время в лавке слышались лишь все более редкие чихания гостьи и позвякивание чайной утвари.

— Угощайтесь, — наконец предложила гостья и подкинула чайник почти под потолок. Анюта даже ахнуть не успела, а чай уже разлился по высоким бокалам с разнообразными специями, больше подходящим для глинтвейна, чем для уважающего себя чая. Но волнующий, очень насыщенный запах жасмина, заполонивший всю лавку, а заодно и Анюту — с ног до головы, не оставил сомнений — Жасминовым иглам понравилось — и летать под потолок, и водопадом заполнять глинтвейные бокалы.

— Меня зовут Бенвенуто, — все еще смущаясь, сообщила гостья. После пары глотков чая она перестала чихать, но все еще морщила нос, будто он у нее чесался.

— А я Анюта. А Вы научите меня ТАК заваривать чай? — тоже смущаясь, спросила она.

— Ага, — быстро закивала головой драконочка. А потом вдруг помрачнела и добавила: — Но я вряд ли смогу еще раз найти Вашу лавку. Я теперь точно ощущаю, что Вы из другого измерения, и я здесь не совсем законно.

— Я не знаю, что там с законностью, но Жасминовые иглы не простой чай, а портальный. Так что Вы теперь, когда пожелаете… Тем более Иглы Вас еще не отпустили, нос ведь чешется, да?

Бенвенуто кивнула головой и повела носом из стороны в сторону.

— У меня есть новенький. Обещал быстро уйти от меня. Возможно, Ваш, — сообщила Анюта и полезла доставать Полуденного стража. «Ну, конечно, он станет официальным разрешением на посещения», — вдруг подумалось в голове у Анюты.

Драконочку зонт просто заворожил. Она прижала его к груди, зажмурилась и вдыхала его аромат. Минут через пять она глаза все же открыла и вновь начала чихать.

— Странно это, — пробормотала Анюта. — А попробуйте открыть зонт.

Бенвенуто послушно нажала на кнопку, зонт раскрылся и оказался тандемным.

— Теперь все понятно, — кусая ноготь большого пальца, сказала Анюта. Хотя она совершенно ничего не понимала и сама с нетерпением ждала слов, которые готовы были сорваться с ее языка. — Вам придется привести сюда еще одного д…, — что-то не дало Анюте договорить, а гостья еще раз оглушительно чихнула и исчезла.

***

— … Мне кажется, она смогла увидеть мою суть и не испугаться. Да и зонт — вон сияет лимонным светом. Пойдем завтра поищем эту лавку. Ну, пожалууууйста. Я думаю, у нас все получится. Наконец-то мы сможем легко и свободно перемещаться, и крылья вспомнят, как летать. Там такие просторы — я за окном видела. Не переживай, я поделюсь с тобой портальными иглами, — тихонько сообщила Бенвенуто и потерлась носом о нос своего любимого.

 

читателей   80   сегодня 2
80 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 4,25 из 5)
Loading ... Loading ...