Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Зачарованный жизнью

«Сейчас полью вас», — мысленно пообещала Санара зажарившимся на солнце нежно голубым вьюнкам, которые росли у входа в книжную лавку.

День выдался жарким и особенно суматошным с самого утра. Санара вернулась только к вечеру, доставив последнюю книгу ее новому владельцу. Ей давно следовало нанять посыльного и не тратить, казалось бы, впустую свое время, но отчего-то не хотелось терять то, едва уловимое, но совершенно необъяснимое чувство, которое она испытывала, когда книги обретали новый дом.

Санаре было двадцать семь. В ее возрасте барышне замужем бы сидеть, да детей нянчить, только ей было милее с книгами возиться. Лавка досталась ей в наследство от дедушки, и она не собиралась бросать ее ни сейчас, ни когда-либо в будущем. Книги заменили девушке семью, а два года назад она написала свой первый и пока единственный роман.

 

Укрывшись от зноя в прохладе помещения, Санара повесила шляпу и жилет на вешалку у входа.

Она услышала тихие звуки, похожие на мышей или других мелких грызунов, но Санара была уверена, что они здесь не водятся, никогда не водились. Но звук говорил о том, что в помещении точно кто-то был, хотя входная дверь была заперта единственным ключом. Девушка затаила дыхание и тихо обошла прилавок. Остановившись у книжного шкафа, она замерла. На полу сидел юноша, и его прозрачные голубые глаза настороженно наблюдали за девушкой.

На вид ему было не больше шестнадцати. На нем была одежда, которая показалась Санаре необычайной. Бежевая туника, опоясанная черным кожаным ремнем и черные сапоги были не из этого времени. Никто в городе не носил ничего подобного.

Девушка знала всех жителей небольшого городка в лицо, но этого юношу она видела впервые.

Она внимательно вгляделась в лицо юноши. Ангельские черты на лице только-только теряли детскую невинность, светлые почти прозрачные голубые глаза смотрели растерянно.

— Талиан? – вырвалось само собой, после недолгого осмотра.

— Откуда вам известно мое имя, госпожа?

Дело было плохо. Как такое могло случиться, чтобы герой ее романа оказался здесь, в этом, реальном мире?

Несчастные цветы были напрочь забыты.

 

Юноша поднялся на ноги и огляделся. Цепкий взгляд подмечал все детали новой обстановки.

— Где я?

Санара вздохнула.

— Лучше расскажи, милый мой, как ты сюда попал?

Талиан молчал, глядя куда-то в сторону.

— Вы мне не поверите.

— Об этом тебе не стоит беспокоиться, мне тоже есть, что тебе рассказать.

Талиан помолчал еще несколько минут, взгляд был рассеян, юноша решался.

— Я не знаю, что произошло. Это чистая правда. Я был… я должен был вернуть леди Афелии украденный медальон. Я поклялся, что сделаю это даже ценой собственной жизни.

Пока Талиан говорил, Санара смотрела на него не в силах отвести взгляд. Он настолько не вписывался в окружающую обстановку, что ей с трудом верилось, что она видит его наяву. Она могла поклясться, что видела вокруг него сияние, которое говорило о том, что юноша перед ней не человек. Он был ангелом, сошедшим в мир со Святых Земель.

Санара сделала его таким. Его чистая и невинная красота была олицетворением доброты в ее истории, во всем мире. Он был надежным и уютным убежищем, оберегающим в дни ненастья. Такой она всегда представляла себе святость.

Она слушала его с обожанием. Наверное, так относятся матери к своим детям. Беспрекословная чистая любовь. Санара и не думала, что так сильно любит его.

«И почему именно ему пришлось умереть?»

Санара понимала, почему цепочка событий привела к его смерти, но сейчас ей казалось это несправедливым. Как теперь говорить ему правду?

Пока Талиан рассказывал, что случилось с ним при жизни, Санара почти не слушала, но когда он дошел до того, как меч Зайнта пронзил его в самое сердце, она прислушалась. Дальше было то, чего она не могла знать.

— Я умер. Должен был умереть. Я чувствовал, как силы покидают меня, но когда глаза закрылись, я услышал плач. Плакала девушка, но я едва слышал ее. Она звала меня по имени. Я ждал, когда наступит покой, но с каждой секундой голос становился все громче и с каждой секундой я лучше чувствовал свое тело, но боли больше не было. Затем свет прорезал тьму, а я оказался прямо за вашим прилавком.

Закончив, он смотрел прямо в глаза девушке, и она поняла его взгляд.

— Я верю тебе. Но и тебе придется выслушать и поверить в то, что расскажу я. А лучше посмотри сам.

Она подала ему книгу обтянутую темно-зеленой тканью, с вышитым золотистыми нитями надписью «Санара Дайне. Шипы Кровавой Розы»

Прозвище Кровавая Роза Афелия получила уже после смерти Талиана, который отдал жизнь за ее треклятый медальон.

Талиан раскрыл книгу и пролистал ее. Он появился на страницах почти в самом начале и теперь наверняка видел, что все, что он совершил в своей жизни, было предначертано заранее, без варианта изменить что-либо в своей судьбе.

— Это ваша книга?

Санара кивнула. Она ждала от него любой реакции: гнева, ненависти и желания отомстить за свою судьбу, это было вполне в его характере, в его глазах всегда горел огонь и жажда жизни, но сейчас юноша оставался спокойным.

— Я все понял.

— Почему ты так спокоен? Куда подевалась твоя кипящая кровь?

— Смерть меняет людей. Она помогает поверить в то, во что я бы ни за что не поверил, если бы не столкнулся с ней.

— И ты не упрекнешь меня в том, что твоя смерть моих рук дело?

— Нет, госпожа, вы не правы. Моя смерть стала последствием моих собственных действий.

Он был живым. Может быть то, что Санара считала, что персонажи действовали с ее подачи, было ложью. Самой наглой и вычурной иллюзией, в которой она жила, и в которую верила как в единственную истину. Персонажи действуют по воле автора – ложь. Талиан был живым и следовал своим убеждениям. Строгое воспитание сделало его настоящим мужчиной, жажда приключений закалила его дух, теперь и смерть нанесла свои штрихи на этого юношу, в его глазах появился глубокий отблеск смирения, может быть даже мудрости.

— В любом случае, я не понимаю, как ты мог здесь оказаться.

— Это все она, та, чей голос звал меня. Она не дала моей душе погрязнуть в Саду Теней, и возродила меня в новом мире.

— Дедушка говорил, что книги — это порталы в другие миры, — задумчиво сказала Санара. — Но они лишь приоткрывают завесу тайны тем, кто читает их, и позволяют наблюдать. Чтобы портал заработал, нужна магия. Только вот магов, способных на такое, в городе нет уже несколько поколений. Хотя по рассказам дедушки, раньше здесь жили несколько довольно могущественных родов.

— Помогите мне отыскать ее, я уверен, тогда мы сможем получить ответ.

— Мои книги весьма успешны. Над твоей смертью, я уверена, рыдала каждая вторая барышня. Ты можешь выбрать себе любую.

— Нет. Она была особенной. Только ее голос достиг меня. Вспомните, молю вас. Кто покупал ваши книги недавно?

— Милый мой, хочу поставить тебя в известность, что девушки лицемерные и ветреные существа. Сегодня ты ее любимый герой, она льет слезы над твоей смертью, а завтра в ее руки попадает другая книга, и ты забыт, и она без ума от другого. Красивого, харизматичного, как Зайнт например.

— Быть того не может. Он низкий и подлый человек.

— Что лишний раз подтверждает, что ты плохо разбираешься в девушках. Уж поверь мне, сколько книг я на своем веку перечитала. — Губы ее растянулись в мечтательной улыбке. Воспоминания унесли в далекое прошлое, когда она проводила все вечера за чтением книг, собранных дедушкой. — Может в реальности такой тип людей и оттолкнул бы, но со страниц книг он выглядит весьма и весьма привлекательно. Поэтому мы чаще всего и прячемся от проблем за страницами романов. Там вся жизнь кажется лучше, чем та, которая есть в нашем распоряжении.

 

Все же Санара достала книгу, в которую записывала своих покупателей. Она выписала всех, кто приобретал ее книгу за последнее время.

— Вероятнее всего, книга была прочитана недавно, значит, начнем с последних.

Санара оторвала взгляд от книги и посмотрела на Талиана. Он заглядывал в книгу через прилавок, будто смог бы увидеть там что-то особенное.

— Готов ли ты отказаться от любви Леди Афелии, Талиан Айерс?

— Она не любила меня. Вам лучше всех должно быть это известно.

— А откуда это известно тебе?

— Мы понимаем куда больше, чем вы думаете, хоть вы и создатель.

— Тогда зачем пошел на верную смерть ради нее?

Талиан смотрел на нее, широко распахнув глаза. Несколько секунд Санара недоумевала, чем была вызвана такая реакция. Только опомнившись, она хотела извиниться, но Талиан перебил ее.

— Это был мой долг. Я поклялся в верности Леди Афелии на своем мече, и не мог поступиться честью.

Санара кивнула.

— А если девушка, которую мы ищем, старше тебя или того лучше, замужем окажется? Что будешь делать тогда?

— Вам ли не знать, госпожа. Я не откажусь от нее и посвящу свою жизнь служению ей.

Говорить то, что в этом мире подобное выглядело бы крайне странно, Санара не стала, мало ли чем в итоге обернется их приключение.

Она развязала ленту, оплетающую ее волосы, и черные пряди опустились на плечи и спину.

— Мы найдем ее, но на сегодня с меня хватит. Я сейчас приготовлю ужин, а завтра с утра мы начнем поиски.

Санара видела разочарование Талиана, но он только кивнул. Девушка еще раз поразилась этой перемене в его характере, но она сделала его только лучше.

 

Отдохнуть как следует Санаре не удалось. Всю ночь она силилась вспомнить что-нибудь полезное, что она могла слышать от дедушки, и периодически в ее голове возникали обрывки разговоров. Они обычно начинались вечером, когда сумрак, сменяющий теплый огонек заходящего солнца, окутывал лавку. Дедушка рассказывал невероятные истории о сражениях древних магах, любви драконов и таинственных мирах русалок и фей, но сейчас они всплывали в голове чаще в виде образов, чем чего-то конкретного. Если бы Санара тогда знала, насколько важно будет ей в будущем знать содержание этих рассказов, она бы записала каждое слово, каждый вздох и паузу.

 

Первой в списке была Эсмира, дочь пекаря. Санара не думала, что это она, но выбирать не приходилось, поэтому утром едва солнце расцвело в оранжевом эфире небес, Санара и Талиан направились в дом пекаря. Эсмира была прилежной девушкой семнадцати лет, обладавшая нежной наружностью. Она всегда помогала отцу с работой, открывая пекарню с рассветом.

Санара призналась себе, что хотела бы для Талиана такую жену. Всю жизнь следовавший строгим идеалам на службе у Афелии, он вряд ли понимал, что такое любовь, и что такое истинное счастье. Теперь, когда у него есть еще один шанс, она сделает все возможное, чтобы он узнал это.

— Подожди здесь, — попросила Санара юношу, когда они приближались к пекарне.

— Почему мне нельзя пойти?

— Мы хоть и переодели тебя в нормальную одежду, но те, кто читал книгу, без труда узнают знакомые черты. Конечно, для некоторых это совсем не очевидно, кто сможет поверить в такое безумие? Но все же, чем меньше людей тебя увидят до того, как мы со всем разберемся, тем лучше. К тому же, ты не знаешь, как она выглядит. Постой здесь, — они остановились у высокой живой изгороди. — Ты услышишь ее голос, и если это будет она, выходи, если нет, просто подожди.

— Доброе утро! — девушка тепло улыбнулась, только увидев Санару. – Вы сегодня наш первый покупатель. Не спится?

Интерес Эсмиры был искренним и ненавязчивым.

— Совершенно нет, зато много думается, — Санара улыбнулась ей в ответ.

— Я надеюсь, это закончится еще одним потрясающим романом. Я только вчера дочитала «Шипы Кровавой Розы», – и она продолжила делиться впечатлениями о книге.

Эта девушка умела сопереживать и могла бы стать Талиану прекрасной парой, но Санара уже все поняла. Талиан не вышел, значит это не она.

Санара и не думала, что испытает такое разочарование.

Отдав девушке три серебряные монеты, она получила аккуратно завернутый в бумагу свежий хлеб.

 

В следующий раз все повторилось. Все девушки были не теми, и Санара видела, как Талиан мрачнел. Надежда на то, что они найдут девушку, была хрупкой. Возможно, все это было ошибкой, одной большой насмешкой судьбы, и ставший родным голос, был лишь видением.

Прошло три дня, и ничего не изменилось. Они возвращались домой вечером, и с утра все начиналось по новой. У Санары уже заканчивались отговорки по поводу того, зачем она заглянула в гости, но в городе ее хорошо знали и любили, и эта известность принесла свои плоды.

 

«Такое невозможно сотворить, только лишь пожелав. Для подобного призыва нужен большой запас энергии».

Санара закрыла глаза, вспоминая, что еще полезного могла слышать от дедушки.

Комната заполнилась запахом книг. Тогда Санара только-только приехала к дедушке, и запах, ставший родным, тогда был в новинку. Маленькая Санара сидела за прилавком на высоком стуле, раскачивая ногами, жутко довольная собой.

— И что, для простых людей совсем не бывает чуда? — спрашивал ее звонкий детский голос.

Дедушка рассмеялся от того, с какой серьезностью малышка беспокоится о «простых» людях.

— Чудо — это другое. Его не нужно колдовать, оно само случается. Это как подарок: ты даришь что-то, не ожидая ничего взамен, но и требовать подарка ты не можешь.

— Но если я очень хочу, чтобы оно случилось?

— Это может быть опасно. Если рядом с тобой окажется артефакт, то его сила может претворить желание в жизнь.

Дедушка замолчал, а Санара догадывалась, что продолжение ее не обрадует.

— Магия возьмет плату, — продолжал он. — А что это будет — никому неизвестно заранее, но точно ничего хорошего. Иногда желание требует энергии равной человеческой жизни.

 

Могла ли книга служить проводником? Только если ее зачарует маг, а это маловероятно.

Если смириться со всеми странностями, в этой ситуации все равно оставалось кое-что необычное. Если даже была замешана магия, почему Талиан не появился в месте, куда его должны были призвать, а оказался в книжной лавке?

Когда Санара впервые его увидела, Талиан был у шкафа за прилавком.

Перед глазами возникла картина, как предыдущим вечером она убирала коробку с письменными принадлежностями в тот шкаф.

 

«Если рядом с тобой окажется артефакт, то его сила может претворить желание в жизнь».

Сердце забилось быстрее.

«Санара протянула девушке книгу в зеленой бархатной обложке.

— Я закончила ее вчера».

Первый, написанный от руки экземпляр книги, она подарила своей старой подруге.

Ошибки быть не могло.

— Погоди, Талиан. Сделаем передышку. Я поняла, где искать твою ненаглядную.

 

Особняк семьи Ли’Кеннель располагался в тихом районе за городским парком. Подруга Санары вышла замуж за богатого мужчину, и теперь жила счастливо, ни в чем не нуждаясь и купаясь в роскоши.

На этот раз Санара пошла вместе с Талианом. Смысла таиться она больше не видела.

— Я так рада тебя видеть, — девушка улыбалась гостям, но Санара заметила усталость в ее глазах, вокруг которых были темные круги. – Кто этот юноша?

— Внучатый племянник дедушки. Он не знал, что дедушки уже нет, и приехал навестить. Не могла оставить его одного.

Эйлин пригласила всех дом.

Из одной комнаты вышел врач, он слегка поклонился, увидев гостей. Получив одобрение в виде кивка хозяйки, он сказал:

— Состояние Миретт стабильно и еще некоторое время оно будет без изменений. Ей нужен покой, и пусть выпьет все настойки, которые я прописал. Я зайду завтра.

Эйлин поблагодарила врача, и он ушел, качая головой и бормоча себе под нос. Санара разобрала что-то вроде – бедная девочка.

— Что случилось?

— Миретт дочь моей сестры. Она гостила у меня некоторое время, но три дня назад, когда родители забрали ее домой, их карета сорвалась с обрыва и все погибли кроме нее, — на глазах Эйлин навернулись слезы. – Бедняжка, она пришла в себя только вчера, и господин Орайн говорит, что она никогда больше не сможет ходить.

Санара слушала, затаив дыхание. Все сходится.

— Мы можем проведать ее? – спросила она, и ее голос непривычно дрожал.

— Конечно, она будет рада с тобой познакомиться. Я подарила ей твою книгу, и она даже сейчас не выпускает ее из рук.

Эйлин открыла дверь, впуская Санару и Талиана в комнату.

Миретт лежала в постели. Черные волосы разметались по подушке. Услышав посетителей, она открыла глаза, и они засверкали зеленым изумлением.

— Не может быть, — тихо произнесла она, глядя на Талиана.

У Санары уже не оставалось сомнений, кому как не ей узнать юношу с первого взгляда.

Талиан же не обращая внимания на зрителей, прошел вперед и опустился на колени перед Миретт.

По щекам девушки текли слезы.

— Талиан, — выдохнула она.

— Это вы, — голос юноши дрожал. Талиан взял ее руку в свою и нежно поцеловал. — Наконец-то я нашел вас, моя леди.

 

Девушка пятнадцати лет, несколько дней назад потерявшая родителей и возможность когда-нибудь встать на ноги. Вот она, плата за моменты, когда ее счастье безгранично.

 

— Что происходит? — шепотом спросила Эйлин у Санары.

— Пойдем, — так же шепотом отвечала Санара. — Я все тебе расскажу.

 

Молодым людям не обязательно знать, что случилось на самом деле. Почему с Миретт случилось это несчастье, почему Талиан оказался здесь, и связаны ли эти два события. Санара поклялась, что этот секрет будет похоронен вместе с ней, когда придет их время. А пока нужно было упрятать дедушкино перо подальше, где его никто не найдет. Она могла бы сжечь его, но в душе теплилась надежда, что через много лет после ее смерти, инструмент попадет в руки к магу, который будет знать, что с ним делать и применит все возможности пера во благо.

читателей   64   сегодня 1
64 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 4,00 из 5)
Loading ... Loading ...