Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Взгляд туриста

 

Третий глаз Шивы решил устроить себе небольшой отпуск. Всегда считалось, что индуистский бог пользуется данным органом нерегулярно. Священные книги сообщают, что глаз открывается для того, чтобы разрушать сиянием все на своем пути (в первую очередь, невежество). Теперь же, когда за века существования Шива пришел к выводу, что потуги искоренить всю глупость мира нецелесообразны, карающий третий глаз и вовсе привлекался лишь для редких показательных выступлений. Вначале его гордость была этим немного уязвлена. Но, с другой стороны, глаз вскоре заключил, что личное пространство и свободное время вещи довольно приятные.

Освободившись от исполнения прямых обязанностей, третий глаз Шивы решил заняться саморазвитием. Хорошенькое дело, заниматься искоренением невежества, когда сам в жизни не видел дальше кончика голубоватого носа! С чтением книг и чудесами кинематографа дело обстояло легко – все-таки божественная глубина восприятия и обработки информации. Но за настоящими, растягиваемыми со смаком эмоциями и впечатлениями, за опытом, так сказать, следовало отправиться в путешествие, благо авиабилеты без надобности, сила мысли и вуаля − всем ведь известно, что пространство та еще фикция.

Но куда поехать? Иллюзорность пространства логически предполагала иллюзорность времени и реальности, поэтому было решено отправиться в прошлое, да к тому же слегка мифическое. Пунктом назначения был избран туманный Альбион, частично, из профессионально-исторического любопытства (какая там движуха была у колонизаторов-эксплуататоров в те времена, когда они еще не лезли в чужие дела?), частично из желания сменить климат. Оставалось только настроить чакры, подкрутить энергетические потоки тут и там… и закрыться…

От автора: Мы не можем упоминать здесь конкретные мантры и техники медитации, позволяющие совершить такое путешествие, так как копирайт принадлежат ОАО «Индуистские божества».

Выйдя из транса, моргнув и встряхнувшись, глаз огляделся вокруг. Небо было жемчужно-серым, подернутым туманной дымкой, что было непривычно, но приятно, ибо дома яркое солнце резало сетчатку. Повсюду куда глаз глядит, по холмам стелилась влажная от дождя трава и взору не за что было зацепиться. Глазу Шивы потребовалось некоторое время, чтобы сообразить, что он, пусть и на земле Альбиона, пока лишь только в Видимом мире, а не собственно в том потустороннем Нижнем, в который он стремился. Наверняка, это был какой-нибудь Гламорган, а может Корнуолл, хотя с таким же успехом он мог стоять сейчас в Донеголе или Слайго − это его не очень волновало.

Раздосадованный вынужденной пересадкой, глаз знал лишь одно − ему нужно понять, какие из ближайших холмов только кажутся холмами, а на самом деле скрывают параллельный мир − обиталище волшебных существ ши, страну Сид.

И снова от автора: Ни один из источников не указывает, как именно удавалось попасть из Видимого мира в Сид, однако, утверждалось, что это вполне реально. Была ли где-то в подножье холма особая дверь, или удостоенные чести попасть в Сид просто проходили насквозь прямо внутрь полого холма? Довольно заковыристая задачка. Однако наш рассказ не о рыцаре или маге, а все-таки о глазе божества, так что мы можем не утруждать себя догадками и просто предположить, что ощутив наполняющее холмы сияние, глаз Шивы как-то да разобрался с таможенной волокитой между измерениями.

Завершив переход, глаз обнаружил, что остался как будто бы на том же месте, на котором очнулся, только прибыв из Дели. Однако теперь среди травы заплясали шальные огоньки, где-то в отдалении закружился хитрый мелодичный смех, а некоторые из холмов обзавелись четко различимыми дверями и окнами, орнаментальными каменными укреплениями и вывесками. Недолго думая, глаз приблизился к тому, который имел самый приветливый вид, − из окон доносилась музыка, и лился теплый цвет.

Глаз Шивы не мог толкнуть дверь, потому что у него не было рук, но он не особо комплексовал по этому поводу. Мощный луч света и дверь распахнута − правда он немного перестарался, и она подпалилась по краям. Как и полагается, за этим вторжением последовал классический кинокадр − бурные разговоры и песни под разухабистую скрипку стихли, все отставили кружки и вперили в незнакомца испытующие взгляды.

Тут, кстати или нет, мы считаем важным отметить некоторое культурное различие в понятие термина «глаз». Дело в том, что третий глаз Шивы это не совсем белый шарик с цветным ободком и черным кружочком внутри этого ободка − это, как и в случае с третьи глазом Будды, скорее сверкающая жемчужина, прячущаяся под смущающей формы складкой. Поэтому, оправившись от удивления и прекратив недовольное бурчание, завсегдатаи таверны уставились на глаз довольно плотоядно, − он выглядел как то, от чего не сумеет отказаться вор или сорока.

Возможно, вам покажется нелогичным, что жители Страны вечной молодости, благоденствия и пиров так по-мирски позарились на какую-то иноземную блестяшку, но не стоит забывать, что постепенно опустившись до фейри и эльфов, племена богини Дану смешались с ними, утратили поэтически-возвышенный ореол и приобрели проказливый и плутовской нрав. Променяв дворцы из серебра и золота на обиталища попроще, они сделали своим излюбленными развлечениями охоту за сокровищами и околпачивание простых смертных.

Кушанья и живительное спиртное же поистине сохранили свою божественность, поэтому глаз Шивы не преминул профланировать к стойке, где хозяин таверны, кривоногий ши, разливал пиво, сидр и медовуху. Настроив переводчик языкового всезнания, глаз сказал: «Кружку эля, любезнейший».

Оставалось найти место. Почти все столы были заняты: гномы сидели плотными угрюмыми компаниями, сильфиды, такие воздушные, что выпитое, казалось, просвечивало через их кожу, строили недотрог и отваживали его фразочками аля «Мой кавалер отошел за еще одной порцией», а эльфы и тролли хоть и зазывали приземлиться рядом, явно задумывали какую-то шутейку. Возможно, из-за выше перечисленного, а может из некой анатомической логики, глаз решил сесть рядом с ухом с массивной золотой серьгой, которое выглядело вполне дружелюбно и явно попивало уже не первую кружку.

— Приветствую, мой драгоценный, − просипело оно, на удивление мужественно − я ухо пирата Черная Борода.

— Разве он терял ухо? − осторожно спросил глаз, пытаясь приткнуть свою кружку на уставленный тарелками и кувшинами стол, − Я что-то не слышал, чтобы смертные люди могли отпускать свои части тела как мой господин… − спохватившись, он решил, что о Шиве особо распространяться не стоит.

— Простите, вы тоже здесь проездом? Черная Борода, немного не то время и место, верно?

На это ухо раскатисто расхохоталось и гаркнуло:

— Да чтоб эта собака отпустила кого-нибудь погулять, разве что по доске в пучину к Дейви Джонсу! Если бы не тот наемный лейтенантишко, не видать бы мне свободы.

Только тут глаз заметил, что ухо не было безболезненно цельным организмом, как он сам. С его обратной стороны виднелись рваные кусочки кожи и кровоподтеки, свидетельствующие о том, что оно было насильственным образом “освобождено” шпагой.

— Да-да, я вижу, что вы заметили мою жертвенную рану, − кивнуло ухо, наливая себе еще вина из кувшина − но поверьте, оно того стоило. Морская жизнь штука нелегкая: холодная соленая вода заливает, сплошные отиты, а награда за все труды только вот одна золотая серьга, и то это ведь не меня ради, это, видите ли, символ обручения с морем. Тьфу, на него, на это море!

— Как же вы оказались здесь? − участливо спросил глаз, пытаясь успокоить взболомутившегося собеседника.

— Ну, дружок, хозяин мой может и сволочь поганая, но не последний все-таки человек, кое-чем да известен. Поэтому-то сразу в море со всеми трупами сбрасывать его не стали, а сперва отрезали меня и сохранили, как говориться, на память о ратном подвиге. Вначале я был рад, но как мы прибыли в Англию, оказалось, что сохранять они меня собираются в каком-то растворе, то бишь, опять в соленой мерзкой жиже! С хозяином хоть виды менялись за бортом, тропические острова, женщины, а тут в банке на полке… Вот и дал я деру, на попутках выбрался за город, а там уж не знаю как, добрел до древних долин. Не уверен, что сам что-то почувствовал, скорее ребятки из этого мира меня приметили, ибо мой почивший хозяин считай ужасный дух моря, да и окутан сказками и легендами, а они такое дело любят. Уверен, захватили меня как раз для того, чтобы я травил им байки про свои лихие пиратские годы и про морских чудовищ.

— Значит, −грустно заключил глаз − вы не путешественник, вы здесь застряли.

— Застрял?! − фыркнуло ухо − да здесь волшебная страна, как-никак, реки выпивки и  горы еды, красивые виды, никакой сырости и холеры. О нет, друг, я всем доволен.

Как органу скорее символическому, чем физическому, глазу Шивы были незнакомы тяготы болезней и усталости, а потому он не мог понять восторга рдеющего от хмеля пиратского уха по поводу обреченности на культурную и духовную ограниченность пребывания в рамках лишь одной мифологическо-культурной системы. Однако, его собеседник выглядел вполне довольным, и глаз Шивы поблагодарил его за рассказ, допивая эль.

Он собирался отлучиться в уборную (не спрашивайте, как глаза это делают), но стоило ему стукнуть пустой кружкой о стол, как она раздала душераздирающий вопль, похлеще плача корня мандрагоры, ворчливо крутанулась и запричитала: «Все мои соки живительные испил, испил, выыысосал!»

Глаз Шивы, конечно, обладал толикой божественного спокойствия, но это застало его врасплох, он пошатнулся и испуганно взвизгнул. Все присутствующие, включая ухо Черной Бороды, залились смехом и застучали собственными кружками.

— Не переживай, дружище − давясь от хохота просипело ухо − эти прохвосты учиняют такое над новенькими посетителями, ничего страшного, с ним все в порядке.

Тем временем кружка эля замерла перед глазом как ни в чем не бывало, а подбежавший кривоногий бармен участливо предложил подлить еще. Отказываясь и спотыкаясь, глаз Шивы шмыгнул за угол и поплелся по узкому коридорчику в туалет, чтобы заперевшись там, умыться ледяной водицей и немного привести мысли в порядок. Однако сделать это ему не удалось.

Вместо дырки в полу и чана с водой, которые он ожидал увидеть, перед ним предстали вполне себе современный санузел, а также освежитель воздуха “Свежая роса Авалона” с надписью шрифтом аля кельтская вязь . Выбитый из колеи глаз Шивы понадеялся было, что это какое то издевательское искривление во времени. Может быть, какой-нибудь хитрый бхута пробрался за ним и теперь так веселиться?

Однако списать все на демона не удалось . Когда глаз Шивы вернулся из уборной, паб уже было не узнать. Стало очевидно, что этот странный мир живет по своим законам. Играла странная музыка, по стенам замигали гирлянды и свето-эффекты, разухабистые посетители приняли флегматичный вид и все как один засосали коктейли из соломинок, а на его место рядом с ухом плюхнулась остроухая эльфийка с явно крашенными голубыми волосами. Глаз ощутил легкий приступ тошноты, так как наплыв двадцать первого века в сей мифологической стране он явно лицезреть не собирался.

— Что здесь происходит? − дрожащим голосом обратился он к уху, но ответила ему эльфийка-оккупантка.

— Они пришли.

— Кто?

— Как кто? − фыркнула она − Величайший поп-рок дуэт тысячелетия.

— Которого? Я думал, этот мир дрейфует где-то до нашей эры… − жалобно вставил глаз.

— Может быть, − агрессивно буркнула девушка, − но мы не собираемся ограничиваться твоим мифологическим старьем, дедуля!

Глаз Шивы не успел толком оскорбиться, как в центр зала продефилировали от барной стойки виновники временного беспредела и кумиры миллионов − стильный пылесос Dyson расцветки металлик с розовыми вставками и телевизор, косящий под стиль 50-ых, фривольно покручивающий ручными переключателями каналов. Эльфийка бросилась к ним навстречу с неясно откуда взявшимися блокнотом и ручкой и, улучив момент, глаз плюхнулся на свое прежнее место.

— Что это за ерунда? Что они тут забыли? Почему им все так рады?

— Трудно сказать, −буркнуло ухо – в своей далекой галактике, в каком-то третьем измерении или черт его знает, они большие музыкальные звезды, однако тут это не очень прокатило. Они пытались дать концерт — вой-шум пылесоса замиксованный на беспорядочном переключении каналов. Психоделичненько, скажу я вам, у меня от такого болит перепонка. В итоге суть взаимоотношений тут такая − они наведываются сюда так сказать, за свежими идеями, а взамен демонстрируют неискушенным новые серии полюбившихся сериалов. Вообще, это все функции телевизора, у него нехилая деловая жилка. Что касается пылесоса, он парень скромный, обычно повсасывает себе коктейль, пока второй суетиться и путается с девицами. Ангельское терпение.

Действительно, пока они вели этот небольшой разговор, телевизор уже прощелкал с эльфийкой в подсобку, а пылесос поджался, обмотал длинный шланг вокруг шеи и уткнулся в дайкири, игнорируя замелькавших вокруг него разряженных фейри. Иногда он издавал мерное, довольно нежное жужжание, и глаз Шивы подумал, что в его мире он вполне мог бы стать звездой шугейза.

Сказать, что глаз был подавлен и разочарован, значит, ничего не сказать. Конечно, надо было бы выбраться из поднадоевшей таверны, прогуляться по окрестностям, попробовать познакомиться с местными… Но что-то подсказывало ему, что большинство из них предпочитало пользоваться привилегией условности образа и таскать атрибуты других эпох и измерений. Они бы предложили ему мокиато и не очень-то заинтересовались разговорами о первозданной стране бриттов…

Ухо Черной Бороды тем временем задремало прямо за столом, и глаз окончательно лишился собеседников. Из подсобки вернулись телевизор и эльфийка. Она скакала бодро, весьма довольная, в то время как телевизор, казалось, устал от ее общества, хоть и старался скрыть это. Глаз заметил, как его ищущий взгляд скрестился с томным взглядом пылесоса и как они оба послали друг другу некий флюидный сигнал. Ему стало неловко.

— Что же вы, кхм, смотрели сегодня? − спросил он у девушки, предельно вежливо, так как препираться ему не хотелось.

— О таком не спрашивают, дедуля, это типа личное. Но я не стыдливая, так что расскажу. 3 сезон «Мерлина».

Она лопнула жвачку и блаженно откинулась на стуле.

— Но… из всех возможных, ты выбрала шоу, больше всего похожее на твою собственную повседневность. Вы… да вы сами наверняка могли бы встретить настоящего Мерлина! − глаз Шивы поперхнулся недоумением.

— Пф, конечно, − прыснула эльфийка − да в чем соль то, он старый мерзкий козел, че на него смотреть… А ты видел, какой на ВВС зайка… Может, они интерпретируют нашу серую действительность, м? А наш хрыщ… Он как-то был тут, наслал каких-то гадюк, отчитал меня за то, что я ем “анахроничный” милки вэй, и все бредил про историческую чистоту фольклора. Прямо долбанная Тэтчер…

Не успел ошалевший глаз отряхнуть с себя ее поток сознания и ретироваться, как

вмешался телевизор, зарябив серыми полосами.

— Ты не приставай к девушке, держи вот, у меня есть кое-что для тебя.

Он вновь соблазнительно прокрутил переключатель, отчего девушки в зале мечтательно охнули, а их парни злобно закряхтели, и явил глазу рекламу туши. Реклама была самой старой из возможных, что как бы намекало, что все здесь единодушно считают его ретроградной ханжой.

— Очень утилитарно, не знаю, к чему и придраться, папаша, так что гляди и релаксируй.

Глаз Шивы никогда не чувствовал себя настолько униженным. Даже опустив тот факт, что у глаза Шивы, по сути, не было ресниц, его недовольство можно было понять. Так долго подавляемая жажда испепеленные уже рдела в нем, а сочетание такого земного злорадства с божественным его выплескиванием странно будоражила.

— Я глаз БОГА, − утробно загудел он − я жемчужина Ганга, благоухающий лотос всезнания и вы, дешевые западные глобализаторы, падете от моей мощи!

Тут глаз взмыл вверх и сделал круг под потолком, сдирая силой мысли мигающие гирлянды и презрительно обводя взглядом весь присутствующий сброд, который заворожено взирал на него. Полузабытые чувства разливались в его сознании, напоминая о далеких временах карающего могущества. Яркий луч света озарил таверну, все заполыхало золотым пламенем, но торжество не было таким долгим и полным как ему того хотелось.

Он был стар, он давно не практиковался, собственный экстаз мешал ему сосредоточиться. Теряющий над собой контроль Глаз Шивы впадал в забытье, на фоне зажужжали сутры и мантры далекого дома, а из всех посетителей таверны из плывущей дымки выступало лишь извечно скептичное лицо молодой эльфийки. “Ретроградный старикашка” − ворчало оно и хлопало резинкой…

Хлоп!− он очнулся от смачного чавкающего хлопка. Вдалеке гудели машины, со всех сторон привычным холодом сковывал камень. У резной статуи Шивы, в которой он оказался, стояла американская туристка и лениво выпускала пузырь хуба-бубы богу в лицо.

 

 

 

 

читателей   71   сегодня 1
71 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 3,00 из 5)
Loading ... Loading ...