Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

В сером доме

Заброшенный дом, как и любое другое оставленное человеком место, заставляет жалеть его, а в какой-то мере даже пугаться. Воображение предлагает варианты: что могло быть здесь когда-то и что чувствует оно теперь, всеми забытое? Более чувствительные к впечатлениям, пускающиеся в раж  разумы смешивают краски реальности и фантастики, кисточкой, смоченной в мистике, они пишут будоражащие истории, чтобы затем пересказывать их из уст в уста. И чужое восхищение перед таинственным воодушевит рассказчика на ещё большие выдумки.

Но Ваня точно знал – внутри этого дома живёт не чужое сказание, не чья-то небылица выдуманная ради забавы или сильных эмоций. Высокие стены, обрамлённые узорами из ржавчины, мха, рисунков городских хулиганов, скрывали внутри подлинное чудовище. Самое настоящее. Он видел его – насекомообразное, огромное, щёлкающее своими массивными челюстями, даже после всего он слышит их щёлканье перед сном. Ване только десять лет – совершенно нормально, что в его внезапное столкновение мальчик с криками выбежал из лабиринтов старого здания. Так часто повторял себе Ванька. Но не для того, чтобы успокоиться, а заглушить уязвлённо взрослое чувство гордости маленького человека. Он не собирался мириться со своими поражением и нашёл единомышленников – таких же, как и он сам. Не одному Ване не поверили родители, когда он, бегло рассказывал о пережитом в сером доме на окраине города. Ничего не смыслящие взрослые только наругали, потому что вышел за пределы двора.

Впятером они сидели в беседке под круглой крышей-колпаком. На каждом из детей застыли самые выразительные эмоции, их мимика отражала яркие чувства. Отрешённые от будничных забот остальных, ребята разгадывали за обсуждением одну из самых опасных загадок, и ни одно приглашение солнечной погоды на увеселительную прогулку среди турников и качелей не смогло бы отвлечь их от столь важного дела.

– Знаешь, Ванька, я не видел там здоровенного жука. – Покусывает тростинку Рома.  Ему кажется, что если грызть твёрдый стебелёк, то он выглядит старше и солиднее.

– Это был не жук! – Обиженно восклицает лидер их маленького кружка. Мальчик недоволен использованием такого простого и нестрашного слова в отношении его кошмара.

– И я его не видела. – Тонкий голосок Леры избегает называть жука – жуком, она чувствует, что одному из них это не нравится, а потому не нагревает разговор излишним напряжением. Лера всегда ощущала чужие настроения интуитивно.

– А кого вы видели? – Завороженно интересуется Ян. Он ни разу не ступал за порог подозрительной, усопшей во времени обители, однако многочисленные шепоты о заброшенном здании сделали его для мальчика одним из самых заселённых на Земле.

– Я видел огромного робота. Он прилетел из космоса, чтобы уничтожить наш город. – Согласился с остальными голосами тяжёлый глас Ильи, подчёркивающий различие своего наблюдения с Ваниным.  Несмотря на уверенную интонацию говорящего, пухлыми пальцами крупной руки он теребил пуговицу кофты. – А в Сером доме он остановился, чтобы починить свою систему после длительного полёта. – Не только обрисовывает портрет, но и называет историю и цели таинственного обывателя среди заброшенных стен.

– Уничтожить наш город? Пришелец из космоса? – Повторил с недоверием Иван, поставив одну ногу возле Ильи, на выцветшую скамейку. Он мог поверить в то, что его щёлкающий гигантский пришелец не один, но чтобы в Сером доме был разумный робот?

За недолгое знакомство с ребятами из нового двора Ян уже успел понять, что Ваня любит быть первым, любит петушиться и любит угрожать, через критику чужого удваивая стоимость собственного мнения. С тех пор, как родители Яна переехали сюда, в новый двор, мальчик успел составить точное мнение о каждом из своих недавних знакомых.

– Я видела зомби. – Продолжает чехарду Лера: девочка бледнела, вызволяя болезненное воспоминание. – Он гнался за мной и говорил, что унесёт Туда. – Она почти шептала, слишком слабо пробивались звуки через пухленькие губки, а в остекленевших от нахлынувших слёз глазах застыл пережитый страх.

«Куда – Туда?» – хотел было спросить Ян, но промолчал. Резвая реплика Вани оказалась быстрее, чем он.

– Мы все видели разное. – Подвёл знаменательный и очевидный итог лидер отважной команды охотников.

Рома поддакнул ему, не переставая жевать стебель травы. Он не мог допустить, чтобы его забыли. А ведь они даже не выслушали про его крылатый кошмар.

– Выходит, их несколько? – Выносит следующий вопрос Ванька, присаживаясь между Ромой и Яном, обоих обнимая за плечи. Так делает его папа, когда встречает своих друзей. Мысль о том, что робот реален, как и его насекомообразный хищник стала постепенно приниматься детским умом. – А командует ими мой монстр. – Произносит он, вперив взгляд вперёд, достигнув невидимую цель.

Остальные не торопятся отвечать, несогласные про себя, но не вслух. Каждый из ребят считал свой кошмар самым главным и будоражащим. Да и, в конце концов, зачем инопланетному роботу слушать какого-то там жука?

– А что если это одно существо, которое приняло форму для каждого из вас? – Загоревшись идеей, делился своими выводами Ян. Кавалькада мыслей была для него первична, её важность перекрывала непонятный дискомфорт от странного объятья Вани. Мальчик готов был прямо сейчас броситься к дому, чтобы проверить свои думы, пятки нетерпеливо стучали по ножкам выкрашенной скамейки.

– Это не может быть одно существо, это робот собирает союзников. – Со всем недовольством, на которое только был способен, замечает Илья.

Ваня пожимает плечами. Лидер должен быть открытым для замечаний. Не стоило отбрасывать восвояси позицию Ильи, теперь она начинает казаться всё более правильной. И это вовсе не потому, что она кажется куда как интереснее и опаснее, чем вывод Яна. Но собирает союзников всё-таки не Робот, его самого пригласили.

– Может быть. – Принимает открыто Иван сторону захвата мира. Выходит, что они не просто охотники на монстров, они – спасители мира. А ведь простые люди даже не подозревают!

Экспедиция, её цели были сформированы до конца именно в этот ключевой момент. Под командованием Вани отряд супергероев (каждый из которых придумал для себя отдельное прозвище, часто подражающее популярным в культуре персонажам; совершенно не похожее на характер избравшего его, но столь желанное им) выдвинулся к волшебному Серому дому – истоку зла.

Ваня замер перед аркой входа в усыплённое временем здание. Его огромная тень от камня решетила асфальт на котором стояли дети. Страждущей двери давно не было, ещё на крыльце можно было разглядеть нутро развалин. Ни один бездомный не забирался внутрь, чтобы обрести приют, ни один подросток не дерзнул спрятаться здесь от своих проблем. Жуть встречала уже на пороге, расшатывала колокол тревожности незваного гостя. Интуиция, опыт или мистическое видение? Почти все разворачивались, предпочитая избавление от этого щемящего в лёгких чувства, перекрывающего дыхание.

– Мы здесь только затем, чтобы разведать обстановку. – Напоминает Иван, сжимая в руках обтёсанную палку. – Только после этой вылазки мы сможем составить план нападения. – Он уже представлял, как направляет ребят этим вечером, а завтра они спасают мир.

Лера беспокойно хватает мальчиков за руки.

– Чем раньше начнём, тем раньше закончим. – Уронил Рома. Не из-за страха, конечно же, нет. Ведь супергерои не боятся, они просто ценят своё время.

– А если мы ещё и разделимся, то сможем закончить разведывательную операцию куда как быстрее! – Внезапно осознает Ванька. И как это он раньше не понимал такой простой вещи. Прямо как в фильмах.

Следуя указаниям Человека Летучей Лисицы, ребята разделились, каждый преследовал призрака на своей территории. Яну досталась правое крыло третьего этажа. Плотно сжимая кулаки, сводя все свои излишки эмоций в них, ребёнок быстро шёл вперёд. Скорые шаги не случайны, Ян как будто ощущал чужое дыхание за спиной и пытался убежать от невидимого преследователя. Он чувствовал свой страх, но ведь люди всегда чего-то боятся?

Носки, пестрящие из-под лямок сандалий, уже были присыпаны мелом, крошкой штукатурки и пылью – свидетельством разора и старости. Сонмище воспоминаний похоронено среди окружающих искателя стен. Ян стал идти медленнее – он постепенно привыкал к тому, что вокруг него, как и всякий человек привыкает к новому окружению. Мальчик привык к нездоровому свету, едва пробивающемуся через столпотворение пыли, к облезлым обоям, к тишине, объявшей его слух.

А затем он внезапно услышал крик. Это кричал Рома – звук отдалялся, хозяин его убегал прочь. Гаму вторит уже Лера, то ли потому, что заразилась чужим ужасом, то ли потому, что нашла свой собственный. Бросив все изыскания, Ян помчался к лестничной площадке и увидел, как тени изображающие супергероев стыдливо бегут из дома, окружаемые паникой и криками. Сдались все.

Все, кроме него.

Обида оцарапала горло. Может быть, они всё это выдумали? Как то, что являются героями. Может быть, они просто хотели разыграть новичка? Но сомнения мальчика оказались прерваны чужим присутствием.

Утробное рычание, совсем близко. Точь-в-точь тот самый низкий звук, который порой представлял во время переживаний Ян. Глаза ребёнка округлились, переливались отсветами, страшно было обернуться. Возможно, потому что он уже знал, что увидит: белоснежный – заговорённый магией древности, волк-страж, превосходящий обычного хищника в размерах. Бездонные очи зверя гипнотизируют, погружают в бездну, а по задравшейся губе стекает чёрная влага – существо ядовито.

Свет исчез, оставил его наедине с этой тварью. Стук собственного сердца отдаётся многократно в ушах – сердце прячется не в пятки, а голову. Почему же он ещё не убежал, как остальные? Он хотел бы, но ноги не слушались – он только стоял, обречённый на нечто неизбежное. Неужели страх заморозил его сознание, оставив наедине со своим ожившим кошмаром?

Медленно, хлебая воздух открытым ртом, мальчик поворачивается к своему одушевлённому страху. Зверь впереди скалится, но не нападет – мальчик трясётся, но не убегает. Да и можно ли убежать от своих переживаний?

Они смотрят друг на друга с минуту, но Яну кажется, что прошло уже около получаса, а в его голове уже успели отжить своё сотни выводов. Коря сам себя, единственный оставшийся супергерой протягивает руку вперёд. Он вдруг подумал, что если бы белый волк и хотел ему что-нибудь откусить, то уже сделал бы это. Маленькие пальчики касаются большого мокрого носа, а тёплое дыхание обдаёт кожу. И в этот же самый момент волк растаял, уступив место низкорослой мохнатой фигуре с большими ушами и глазами. Наверное, этот маленький пушистик смог бы даже взлететь на своих ушах, если бы захотел. Дыхание ребёнка шумно оборвалось, сердце снова спустилось в грудь. Существо впереди страшным он назвать не мог. Ян не любил слово «милый», оно казалось ему годным только для девочек, но сейчас оно было самым подходящим для описания неизвестного чудика.

Сердце начало успокаиваться. В животе развязался странный шар из чувств, с плеча свалилась тяжёлая ноша, лёгкие больше не сдавливала морозная рука.

– Привет! – Поздоровался пушистый, с искренней улыбкой на лице, так не умели улыбаться и десять Ваней. – Если ты проголодался, у меня есть конфеты. – Спрашивает новый знакомый, сжимая в маленькой ладошке пакетик с разноцветными обёртками.

Ян нахмурился, потеряв нить рассуждений. «Как ты можешь поделиться со мной конфетами?» – не понимает мальчик, озадачивается вслух. Он сомневается в том, что эти конфеты вообще существуют в подобном месте.

– Точно так же, как ты мог видеть волка. – Пояснил словно нечто очевидное пушистый.

Пушистый кто?

Ян смущённо скрестил руки за спиной, ему казалось, что сейчас он задаст вопросов куда больше, чем положено в обычном, вежливом общении:

– А кто ты такой и почему здесь? Ты один? На самом деле ты волк или всё-таки пушистик? – Ребёнок слишком просто выговорил последний вопрос, без посыла в оскорбления, он лишь называл то, что видит.

– Буджис из рода Буджисов. – Деловито представилось существо, снова улыбнувшись. Весь свет, что спрятался когда-то, на самом деле стал его улыбкой. – Ещё в древности колдуны наложили на нас проклятье и теперь каждый раз, когда человек встречает кого-то из нас, то видит свой самый жуткий кошмар. – Это было лишь начало его увлекательной истории, сумевшей раскрыть для Яна новые грани мира.

От страха никуда не деться, смотреть в неизвестность всегда боязливо, но преодолев это чувство, ступив вперёд можно встретить новое. Например, нового друга и нескончаемые волшебные конфеты.

читателей   71   сегодня 1
71 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 1,00 из 5)
Loading ... Loading ...