Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

В небе полуночи. Легенда Нижних земель

В одном городе жил некий человек по имени Йохан.

Однажды он познакомился с пресветлой дамой, источавшей дивный аромат и сиянием своих глаз покорившей его навеки.

Йохан и Хельга (а таково было имя незнакомки) стали встречаться в лесу, куда она выходила из своего поселения за горами. Осень ложила последний багряный лист на остывающую землю, но образ прекрасной темноволосой женщины с огненным взором черных глаз никак не отпускал его – он беспрестанно думал о Хельге, однажды надевшей ему на голову венок из опавших огненно-рыжих листьев…

Йохана еще в октябре удивило: королева его грёз избегала даже приближаться к Дому мастерских. А когда под Рождество он пригласил ее на собрание гильдии, Хельга решительно отказалась, заявив, что ей там будет скучно. Йохан догадался: по какой-то причине необычная женщина изо всех сил сторонится его коллег по ремесленному цеху.

Так прошло более двух месяцев.

После ссоры – незначительной по причине, но устрашающей по накалу ее бесконечных придирок, Йохан и Хельга перестали встречаться.

Наступила весна, и Прекрасная Дама Загорской Деревни сама явилась к нему в дом. А Йохан слыл весьма искусным в ремесле молодым человеком – Звездой гильдии называли его подмастерья, пророча славу мастера своего дела. Но пока, несмотря на чуть более старший возраст, он работал с юными умельцами и не имел собственной мастерской, пусть выходившие из его рук медные розы и прочие жестяные цветы, и превосходили творения многих мастеров, отдавших этому искусству полжизни…

Но Йохан усвоил новую для него работу всего за год, чем вызвал немалое изумление соседей и горожан – равно как и своими познаниями в календаре святых праздников и рассказами о дальних странах. Люди уважали пришельца, но порой осторожно переспрашивали друг друга: кто он? – Ибо никто не знал, откуда пришел Йохан…

Два года назад явился он в город, в ремесленную его часть, притулившуюся вне пределов каменной стены, но уже обнесённую невысокой оградой из дёрна. И за какие-то полгода сумел заработать себе отдельный дом из двух этажей – с белыми стенами, перекрещенными балками.

И вот весной, он пустил в свой дом Хельгу Фейеркранц ван дер Берген.

 

* * *

Прошло лет 20… Йохан и Хельга жили вместе.

Два их сына работали по мере сил в домашней мастерской, но предприимчивый отец готовил старшего к поступлению в университет – равно как и младшего. Он даже мнил отправить в имперский город Вену обоих своих отпрысков, дабы помогали друг другу в неведомой жизни на чужбине. А дома Мастер сам легко справлялся с делом: скаредным он не слыл и легко мог позвать для подспорья любого из подмастерьев – благо, не было отбоя от желающих набраться мастерства у опытнейшего и искуснейшего мастера славного города Ксенемюнде.

В одну грозовую ночь в июне, когда молния влетела прямо в печную трубу дома Йохана, к нему явился Огненный дух мщения…

Оба сына Йохана уже улеглись ко сну – назавтра они готовились отправиться в имперский город на учебу и предусмотрительный отец удалил их в опочивальню пораньше. А сам сидел в комнате с зажжёнными свечами – он никогда не жалел ни воска для свечей, ни масла для светильников. Весь дом он обставил канделябрами и лампами, что удивляло гостей и заказчиков и вызывало украдкой всё новые разговоры о необычайной силе мастера Йоханнеса, научившегося производить великое множество диковинных вещей и безделушек.

…Но сейчас, увиденное огненное явление уже не было очередной проделкой заслуженного мастера всяческих искусств – ибо Йохан отошёл от забот трудового дня, мирно отдыхая в своем рабочем кабинете. Жена его – прекрасная Хельга почивала в соседней комнате, а сыновья — этажом повыше, под самым чердаком…

И вывел Огненный дух мщения всю семью на первый этаж в гостевую залу. Блики зажженного им огня в камине бросали неровные тени на белёные стены бюргерского жилища… Прекрасная Хельга в белой сорочке, два сына впопыхах спустившиеся по лестнице и сам знаменитый Йоханнес Гильденстерн Христиан де Бург — мастер всяческих дел и искусств, — стояли пред Огненным духом.

И рёк сей поздний гость:

— Два десятка лет назад повстречал ты за соседними горами пресветлую деву. Тебя покорил, о грешник Иоанн, блеск ее черных глаз и соблазны ее тела – точнее, из-за нее ты и стал грешником. Но через пару-тройку месяцев Хельга сама покинула тебя. Ибо прямо заявила: «Я недостойна тебя».

Это Я сказал ей оставить тебя в покое, сын божий Йохан, ибо ты и в самом деле непорочное созданье. И весь твой талант был от Бога.

Но ты не мог успокоиться, мечтал и грёзил он ней днями напролет. И весной того давнего года моя Хельга – дитя порока – сжалилась над тобой….

Прошли многие годы. Но пришло и время собирать жатву. Наступил час возмездия. Пойдёмте за мной, дети мои, — и Огненный дух мщения устремился чрез камин обратно в дымоход, унося с собой обоих сыновей мастера Йоханнеса.

Его жена осталась с мужем в зале, поскольку Дух сказал напоследок:

— За годы жизни с Йоханом ты стала как он. Нет в тебе уже ничего злого, не осталось в душе твоей жажды мести… Но отпрысков своих я не забываю, так что отдай то, что получила незаконно — путём обмана себя и его. Ведь ты не сказала Йохану до конца, кто ты…

А теперь это уже и неважно.

А тебе, Мастер скажу одно: прислушивайся к советам людей. Если говорят, что женщина тебе не подходит – так оно и есть. А всякие бредни и песни трубадуров и миннезингеров про любовь к прекрасной даме – это сказки для малышей и юных отроков; а ты как я вижу, еще не вырос, пусть возрастом (и ростом) давно не мал.

Так что получай расплату. Вернее, я возьму плату — за то, что Хельга отдала тебе полжизни – 20 лет тебе… Теперь же ты отдаёшь своих детей. Я знаю, они могли бы закончить университет, преуспеть в разнообразных науках, но более всего – в оружейном деле. Раньше сроку им удалось бы приспособить порох для метания из медных труб – больших и малых. И Европа утонула бы в реках крови лет на 200 раньше срока; в разрывах снарядов и граде пуль погибла бы нарождающаяся эпоха Возрождения, не успев возродиться…

Но теперь всё будет идти, как задумано до тебя, проклятый прогрессор.

Слишком способные у тебя сыновья, унаследовали твои таланты (и талеры), — так что далеко пойдут. Но я их остановлю. Лучше выросли бы поэтами или проповедниками, внимали бы речам о милосердии, нестяжательстве и непротивлении злу насилием. Но они как и ты привыкли зарабатывать деньги на всём, что тешит глаз сильных мира сего. Сейчас думают, как лучше приспособить — к глиняным сосудам или железным трубам — гремучий порошок из смеси серы с селитрой, полученный от сарацинов. Они иногда уже взрывают порох, круша стены крепостей – и то с великой осторожностью и долгим рытьем длинного подкопа. Но один из князей уже надумал, как преуспеть в междоусобных войнах… Ему не надо встречаться с твоими детьми.

А тебя же, Йохан я оставляю: ты не виновен ни в чем – лишь в том, что любил… и искал свое счастье, в чем немало преуспел: ты зажиточен, известен в городе мастеров. А без такой как Хельга, без огненного блеска ее глаз, таких злогениальных сыновей никогда бы не родилась и не воспиталось…

Но всё то зло, что злом является – ведь оно приводит в конечном счете опять же ко злу.

Мало хорошего, несмотря на годы радости и света, принесла для этого мира твоя страсть к Хельге.

Зло породит еще большее зло: падут в огне взрывов города, разрушатся замки и жажда наживы Нового времени прежде времени вырвется наружу. Но я не позволю приоткрыть Врата Ада раньше срока. Живите тихо и мирно, ваш час еще не пробил. Вы еще не так стары, Хельга и Йохан – в твоем мире ваш возраст – еще не возраст – не так ли, Иван? Еще не забыл русский язык? Я мог бы привести к тебе пару купцов с востока. Если пожелаешь, возьми к себе в подмастерья пару новгородцев – они как выходцы из торгового города больше сподоблены с иностранцами общаться и не страдают особой ксенофобией к этим вашим европам. Практикуйся в древнерусском. А то в свое время ты столько сил угробил на изучение старонижненемецкого, а небольшой акцент – со временем исчезнувший, – ты объяснял тем, что родом из Верхней Германии. Когда же сюда вниз по реке спустились мастера из Баварии, ты не растерялся и заявил, что пришел в Нижние земли из Саксонии – а они сами друг друга едва разумеют. Но к славянам здесь предубеждение – я тебя понимаю…

Или поговори с местными полабскими славянами. Бодричи и лютичи еще живут и говорят на своем языке – просто в городе они не выдают своего происхождения (впрочем, как и ты) – а по лицу их, как водится, от немцев не отличишь… Будет вам замена двум помощникам.

— Ты забыл, Ангел Света Люцифер, что означает имя моего мужа. Йоханан – «бог помиловал» или йоха ханан на древнем языке. Недаром его прозвание Гильдестерн — Звезда гильдии: редкий дар ниспослан Йохану с Неба. Мой милый не от мира сего – он самородок, творение божье, и милость Йахве спасла его наперёд! Я же давно искупила свой грех и себя, – ответила Хельга и ударила рукою по огненному духу.

Посыпались искры и, как говорят с той поры, из печной трубы над крышей дома мастера Йоханнеса вырвался наружу лишь сноп мелких искр, быстро погасших в черном небе летней полуночи…

читателей   81   сегодня 1
81 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 2,00 из 5)
Loading ... Loading ...