Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

В чужой мир со своей магией

 

Айван Дарк, любимый ученик Тёмного Властелина, рассчитывал, что дело ему предстоит плёвое. Он всего-то должен был выкрасть магический камень из посоха волшебника Лайта. Старик Лайт давно уже не вступал в борьбу Добра и Зла, тихо доживал свой век вдали от города в родовой цитадели. Айван слышал, что волшебник организовал в цитадели Академию магии и собирал туда всех, кто хотел освоить магическую науку. К тому же Айван выяснил, что Академия не охраняется и уже предвкушал, как принесёт Тёмному Властелину камень и получит от него приличную оплату. Лайт в поединке с молодым и сильным противником не выстоит, а юных магов Айван и в расчёт не брал. Те, кому нужны школы, не прирожденные маги, где им тягаться с магией дроу? Айван, хоть и получил от матери человеческую внешность, наполовину, тёмный эльф, и магическая сила отца и его народа досталась ему в полном объёме. Зато никто сразу не может заподозрить, что Айван тёмный маг, поэтому Властелин и поручает ему самые важные задания.
 

Но волшебник Лайт оказался не так прост. Айван не ожидал, что его появление не застанет старика врасплох. Но будь проклят его дар предвиденья! И уж совсем не ожидал, что толпа сердитых подростков накинется на пробравшегося в академию чужака, ударяя чистой энергией, что его магическую силу запечатают, а его самого свяжут по рукам и ногам, как гномы пьяного орка, забредшего в их пещеру. Айван и глазом не успел моргнуть, как оказался в подвале замка, в темнице. А волшебник запер его и удалился, пообещав, что решит судьбу пленника завтра.
 

Айван не привык терпеть неудачи и ужасно злился, мечтая о мести. Строил планы, как он выберется и нападёт на волшебника утром. Ни одна, даже магическая темница, не сможет его удержать дольше шести часов. Стоит только восстановить силы, и он обретёт свободу.
 

Но планы Айвана разрушили несколько мальчишек учеников светлого мага. Они вломились в его камеру среди ночи, нарисовали на полу вокруг пленника магический круг и, завив, что должны избавить мир от такого злодея как Айван Дарк, принялись читать заклинания.
 

Насколько понял, Айван проклятые маги-недоучки хотели отправить его в драконье логово, чтобы драконы сделали всю грязную работы. Каждый ведь знает, как не любят драконы вторжения на свою территорию. Все нежелательные гости драконьих пещер превращаются в горстку пепла. Но Айван не испугался ни на мгновение. Во-первых, он дроу, и бояться не привык, во-вторых, он не прочь потягаться силами и с драконом, в-третьих, тёмный маг стразу уловил, что заклинание его юные враги читают неправильно. Он даже понадеялся, что у волшебников ничего не получится, но круг пришёл в движение. Портал перехода открылся, Айван почувствовал, что проваливается, что в магическом вихре спадают путы. И приготовился сразу принять боевую позицию, мало ли куда его забросит…
 

Но летел через портал он слишком долго, а от удара о землю потерял сознание.
 

Как быстро Айван пришёл в себя он не знал, но, едва открыв глаза, поспешно вскочил на ноги. Прислушался. Заозирался по сторонам. Попытался уловить в воздухе присутствие чужой магии.
 

Ничего не почувствовал. А лес, где он оказался, был ему совершенно незнаком. Мало того – листья на деревьях были не привычного серебряного цвета, а зелёные. И трава тоже зелёная, насколько он видел в полумраке. И стволы были странные: белые с чёрными полосами. На небе светила луна. Единственная. Айван даже растерялся. Куда его забросило? К тому же, без своего оружия он чувствовал себя не так уверенно, а меч отняли в цитадели Лайта.
 

Из задумчивости его вывел волчий вой, что раздавался из глубины леса. Айван с облегчением вздохнул и зашагал на звук. То, что здесь есть привычные животные, вселяло надежду. Волки издавна служили Тёмному Властелину, и могли привести к нему. Властелин, конечно, не обрадуется неудаче ученика, но, может быть, захочет выдвинуться на Академию Магии сам во главе с войском. И Айван присоединится. Он предвкушающе улыбнулся, представив битву, и зашагал быстрее.
 

Волк был один. Он, запрокинув голову, выл на луну. Айван выступил из-за деревьев и послал в сторону зверя волну силы, чтобы зверь понял, что маг служит Тёмному Властелину. Но волк не обратил никакого внимания, продолжая заунывно выть.
 

Айван подошёл поближе. Волк даже не повернул головы.
 

– Зверь Тёмного властелина, говори со мной! – приказал Айван, снизойдя до разговоров с низшим существом.
 

Волк повёл ушами, понюхал воздух, чихнул и недоуменно уставился на Айвана. Для волка зверь вёл себя слишком разумно. Айван поморщился, он никогда не любил встречаться с оборотнями. Оборотни держали нейтралитет в войне, но некоторые из них шли наёмниками как к Светлому, так и к Тёмному Властелину.
 

– Кому ты служишь? – сразу решил прояснить Айван. – И обратись в человека, когда с тобой говорит представитель высшей расы.
 

Волк ещё раз принюхался, неуверенно подошёл ближе и, склонив голову, уставился в упор:
 

– Ты кто таков, добрый молодец?
 

То, что оборотень может разговаривать и в звериной ипостаси Айвана удивило. Он раньше не знал об этой их способности, хотя, может быть, просто потому, что сталкивался с оборотнями редко.
 

– Моё имя Айван Дарк. Я ученик Тёмного Властелина, – сказал Айван. Скорее всего оборотень принял его за человека из-за специфической внешности. – К чьему роду принадлежишь ты?
 

Волк смотрел с недоумением и явно размышлял. Айван уже начал терять терпение, когда он махнул хвостом и поднял морду.
 

– А! Иван-дурак! – Оборотень вздохнул с облегчением. – А я Серый волк. Ну говори, Ваня, дело пытаешь или от дела лытаешь?
 

Айван даже скрипнул зубами. Конечно, полнолуние же! А у этих тварей при луне мозг отключается. Вечно несут какой-то бред. Бесполезно с ним и разговаривать.
 

– Где здесь ближайшая цитадель мага? – спросил Айван, чтобы иметь хоть какой-то ориентир куда двигаться. Создать портал и прочитать заклинание возврата может только сильный маг, и тратить время на болтовню с оборотнем он не собирался.
 

– Э, нет! Никуда я тебя не повезу. Я твоего коня не ел, – усмехнулся волк.
 

Как же с ним тяжело, проклятая луна!
 

– Прими человеческий облик, я не намерен повторять ещё раз! – сердито приказал Айван.
 

Эх, жаль, меча с собой нет, обычно, когда Айван с оружием, его приказы исполняют беспрекословно.
 

Волк только фыркнул:
 

– С каждым годом всё дурнее и дурнее дураки пошли. Волк я, Серый, а не лягушка-царевна. Али ослеп ты?
 

Айван поразмыслил, каким бы проклятьем псину поджарить, но вдруг сообразил, что оборотень его, скорее всего, боится. Вероятно, в человеческой ипостаси этот волк выглядит не так внушительно. Но вступать в бой с незнакомым оборотнем без меча и вдали от дома, не очень хорошая идея. Айван, конечно, победит, но по близости может оказаться вся стая. А со стаей оборотней связываться хлопотно. Айван вздохнул, подавляя злость, и проговорил как можно дружелюбнее:
 

– Я могу заплатить, если, ты укажешь мне дорогу к цитадели, – но тут он обнаружил, что кошель с деньгами у него отняли вместе с оружием, вновь подавил волну гнева, и произнес: – Заряжу для тебя амулет на несколько магических действий.
 

Оборотни обычно падки на эльфийскую магию. Но этот по-прежнему таращился недоуменно.
 

– Ну, так что? Или мне применить магию и заставить тебя говорить? – не выдержав, пригрозил Айван.
 

Но оборотень смерил его сердитым взглядом и зарычал:
 

– Шагай-ка подобру-поздорову, малахольный, пока тебя не сожрал.
 

И тут Айван сообразил, что оборотень обиделся, они же болезненно воспринимают, что лишены магических сил. Значит, драки не избежать. Айван не собирался ждать, когда оборотень нападет, но и расходовать много силы не хотел, поэтому неожиданно пустил ему в морду самое слабенькое заклинание огня.
 

Оборотень взвыл, но всё равно не обратился в человека, а так и рванул в лес в звериной ипостаси.
 

Настроение немного поднялось – поставил псину на место. Теперь сто раз подумает, прежде чем грубить тёмному магу. А из леса придётся выбираться самому. Или, может быть, найти лесных эльфов? Они хоть и не жалуют своих тёмных родичей, в беде путника никогда не бросают. Айван огляделся по сторонам.
 

Лес был ужасно неухоженным. Деревья теснились друг к другу, трава выше колен. Ветки так тесно переплелись, что не дают дорогу. Не похоже, что об этом лесе заботятся эльфы. Или, может быть, на лесе проклятье?
 

Айван попытался почувствовать, но присутствия Тёмного Властелина не ощущалось. Лес был самый обыкновенный.
 

Айван решил высвободить ещё немного силы, чтобы сделать себе тропу. Блуждать всю ночь по густому лесу ему не хотелось. Но едва ближайшие к нему заросли начали расступаться, как раздался скрипучий голос:
 

– Это чегой-то ты делаешь, невежа? Ты кто таков?
 

Айван обернулся. На одном из поваленных деревьев сидел старик. Бледный, аж зеленоватый, но не вампир. Вампиров Айвар узнавал сразу, приходилось вместе работать, они обычно красивые внешне, почти как эльфы, да и леса не любят, поближе к людям стараются держаться. Старик красивым не был, помимо бледности у него имелась длинная зелёная борода, путаная и неопрятная, маленькие хитрые глазки и длинные волосы, тоже зелёные и путаные.
 

– Ты чего с валежником творишь? – вновь проскрипел старик. – Явился среди ночи в мой лес и безобразит!
 

– Так это вы хранитель леса? – Айван ещё раз окинул старика взглядом. На волшебника он не похож, на эльфа тем более, но явно не человек. Зато теперь стало понятно, почему лес такой неухоженный. Чего ждать от неряхи-хранителя?
 

– Леший я, – обиженно буркнул старик. – А ты кто таков будешь? Как в чащу попал? На крестьянина вроде не похож, на царевича тоже…
 

– Я Айван Дарк, ученик…
 

– А! Ванька, значит? – перебил Леший. – Как я сразу не догадался, что только Иван-дурак в мой лес явиться может… К Бабе Яге путь держишь, что ли?
 

– Мне нужен практикующий волшебник, – проговорил Айван, стараясь не вдумываться в непонятные бормотания. Ожидать здравого рассудка от лесного хранителя, который в одиночестве давно уже помешался – пустая трата времени.
 

– Уж чего тебе нужно ей расскажешь, Яга с вами, дураками, говорить привычная. Хотел тебя заморочить, заблудить, чтобы не повадно было в лесу моем баловать… Да что с тебя, Ванька, возьмёшь? Держи клубочек, за ним шагай, на опушку выйдешь, там избушка Бабы Яги и стоит.
 

Старик, сунул Айвану в руки грязный шерстяной комок. Он оторопело смотрел на этот предмет явно магического происхождения, потому как в руке комок задвигался, хотя заклинания на нём Айван не ощущал.
 

– На тропинку его брось, дурень, и шагай следом. Клубка дорожного не видел никогда, что ли? – усмехнулся старик.
 

«Надо же какая интересная магия в этой местности!», – удивился Айван и даже не стал мстить старику за неуважительное отношение. Зато решил не платить за артефакт, хотя старик почему-то платы и не требовал. Наверное, понял, что должен откупиться от тёмного мага.
 

Шерстяной комок, едва попав на едва заметную тропинку, покатился вперед. Айван пошёл за ним, стараясь не потерять из виду, впрочем, когда он отставал, клубок останавливался и подпрыгивал на месте, словно выражая нетерпение.
 

Айван шёл, размышляя о природе этой магии и гадая, куда же он всё-таки попал.
 

Вдруг с разлапистого дерева прямо перед ним спрыгнул большой чёрный кот. Айван остановился. Кот был огромный. И глаза у него горели странным зёленым огнём.
 

– Я спою тебе песенку, – промурчал кот.
 

«Ещё один оборотень, – вздохнул Айван. – Проклятая луна! А если бы здесь было три луны, как у нас, эти твари весь лес заполнили бы?».
 

Он обошёл кота и вновь двинулся за клубком.
 

Но кот пошёл рядом. Ещё раз свернул глазами и выпустил когти. Железные.
 

«Или это питомец Тёмного Властелина? – засомневался Айван. – Или фамильяр злого мага?».
 

Звери-спутники колдунов были опасны, особенно, когда колдун вселялся в тело своего зверя, тогда он обретал звериные способности, сохраняя свои знания.
 

На всякий случай Айван погрузил себя в защитную сферу.
 

– Расскажу тебе сказку про чудо-чудное, диво-дивное… – протянул кот, хищно глядя на него.
 

Айван молчал. Связываться с колдуном не стоило, Тёмный Властелин их жаловал, и силой они могли потягаться с эльфами.
 

Кот сначала отстал, а затем одним прыжком догнал Айвана и вновь уселся впереди, громко утробно замурлыкав.
 

Айван недоуменно смотрел на него, кот не менее недоуменно смотрел в ответ. Замурлыкал ещё громче, Айван не мог понять, что зверю или колдуну от него нужно. Но попытался уйти. Кот обиженно зашипел и, вытянув когти, кинулся на Айвана. Айван был к чему-то подобному готов, сгруппировался, находясь под защитой сферы, и ударил по зверю боевым заклинанием. Удар пришёлся в цель. Кот отлетел в сторону, мяукнул, но, пошатываясь, поднялся и убежал в лес. Сильная зверюга! Наверное, связь с колдуном его подпитывает. Но вновь нападать они не посмеют. Впрочем, убирать сферу полностью Айван не стал. Мало ли какие ещё опасности в этом лесу?
 

Айван шёл всю ночь, сквозь деревья уже начал пробиваться рассвет, почему-то с востока, а не с юга, но клубок всё катился и катился. Айвану приходилось продираться за ним сквозь заросли и высокие травы. Ему не хотелось думать, во что превратились его новые мокасины из мягкой кожи, что плащ порвался уже в нескольких местах, а лосины нацепляли колючек. Он не раз уже пожалел, что не проклял старика с зелёной бородой на месте. Клял себя, как мог быть таким доверчивым? Старик, наверняка, отправил его на погибель.
 

Наконец, клубок резко остановился, Айван тоже замер, глядя на картину, что предстала перед ним. Посреди леса стоял обычный дом, но вместо фундамента он возвышался на огромных птичьих ногах. Ноги были живые, переступали, шевелили кривыми пальцами, проводили в земле борозды длинными когтями. Айван несколько минут наблюдал за этим существом, оценивал насколько оно опасно. И только убедившись, что существо его не видит, приблизился ещё немного.
 

Через пару минут наблюдения он понял, что дом жилой. Из трубы шёл дым, из открытых окон доносились голоса. Но как попасть внутрь Айван не знал. Ноги были вдвое выше его роста. И дверей дома он не видел.
 

Айван хотел было обойти строение, но птичьи ноги, словно почуяв его присутствие, тоже стали проворно передвигаться, и пока Айван обходил дом, дом вновь повернулся к нему тою же стороной что и был. Он обошёл ещё раз. Дом ещё раз обернулся. Айван почувствовал раздражение. Он не собирался сдаваться непонятному существу. Ему было любопытно, что внутри этого дома. И Айван применил заклинание заморозки. Птичьи ноги застыли, растопырив пальцы. Дом закачался.
 

– Это кто там безобразит? – в окне появилось недовольное женское лицо. А через минуту хлопнула дверь, и Айван с удивлением увидел, как из-за дома вылетела старуха в деревянном высоком ведре и с поломанной метлой в руках.
 

Он даже растерялся. Он не знал, к какому магическому виду старуха относится. Природные маги не старели, а волшебники, которые обучались искусству уже в зрелом возрасте, обычно в первую очередь возвращали свою молодость и красоту. А старуха, если судить по её жилищу и средству передвижения, была магом. Но при этом была страшной. Морщинистое лицо, нос крючком, из-под грязного платка выбиваются седые редкие волосы. Айван наблюдал за ней с брезгливостью.
 

Старуха отпустилась на землю рядом с ним, посмотрела на ноги своего домика, и всплеснула руками.
 

– Ты что с избушкой сделал, супостат?!
 

На этот раз Айван решил диктовать свои условия:
 

– Мне нужен волшебник, который сумеет прочитать заклинание возврата, тогда я освобожу это существо.
 

– Ты кто такой? – удивлено спросила старуха.
 

– Лесной хранитель по имени Леший говорил что-то о волшебнике Бабаяге, – продолжал Айван.
 

– Ну, я Баба Яга. Чего тебе, молодец, надобно? Жар-птицу искать вздумал? Али царевну заморскую добыть хочешь? Почему слов заветных не знаешь, а избушку мою обижаешь?
 

– Я Айван Дарк и должен вернуться к Темному Властелину, – нетерпеливо ответил Айван. Хотя то, что маг Баба Яга – женщина, его смутило. Он не знал сильных магов женщин. Но может в этом мире они существуют?
 

– Вот этот Иван-дурак на меня напал! – послышался вдруг голос.
 

Айван поднял голову, из окна избушки выглядывала волчья морда.
 

– И на меня, Яга! Я же не знал, что богатырь он! Это он с виду кожа да кости, а от песни моей в сон не свалился, – жалобно протянул чёрный кот, он тоже виднелся в том же окне.
 

Айван напрягся, готовя новое заклинание. Если кот – фамильяр старухи, она будет за него мстить. Но старуху окинула его внимательным взглядом, затем, вылезла из ведра обошла кругом, даже принюхалась, и покачала головой:
 

– Брысь, Баюн! И ты, Серый, помолчи! Этот Иван – ведун посильнее Кощея будет, – задумчиво проговорила старуха. – Ну, проходи в дом, добрый молодец. Наливочки покушаем, да про твою беду послушаем. Ты уж освободи избушку-то мою от колдовства, не гневайся. Не признали сразу гостя дорогого.
 

Идти в дом к врагу Айван опасался, старухе не верил, но возвращаться обратно в лес было бы глупо. Тем более, куда ещё идти он понятия не имел. Что из себя представляет этот мир, не знал. И решив, что в случае чего всё равно с хозяйкой и её зверьем справится, кивнул.
 

Баба Яга заулыбалась, блестя единственным зубом, потянула гостя за рукав к дому.
 

– Избушка, избушка, повернись ко мне передом к лесу задом.
 

«Какие нелепые у них заклинания, – недоуменно подумал Айван, поднимаясь по появившейся лесенке, и с тревогой глядя на притихшие птичьи ноги, ожидая подвоха.
 

Но избушка не шевелилась, а двери приветливо распахнулись…
 

 

– Значит, Тёмный Властелин у вас, навроде нашего Кощея, – кивала Баба Яга, слушая рассказ. – А разумных животных нет?
 

На удивление Айвана, напасть на него не пытались, даже травить не стали, правда, к похлебке в пугающе черной посудине он сам не притронулся из брезгливости, потому что оттуда и волк ел, и кот, и сама старуха. Но наливочку из растения мухомор попробовать рискнул. Она оказалась крепче эльфийского эля и гномьего грога, усталость снимала, и даже волнение как будто отступило.
 

Сначала Айван не хотел ничего рассказывать о своём мире, и о своей проблеме больше положенного не болтал, но потом разговорился. Рассказал о Тёмном Властелине, о гномьих копях, полных золота, об эльфийских лесах и драконьих пещерах, о городе вампиров и деревне оборотней… О вечном противостоянии со Светлым Властелином. Умолчал только о волшебнике Лайте и свой неудаче. Просто сказал, что в другой мир его отправили враги, и он должен вернуться, чтобы им жестоко отмстить.
 

Давненько Айвану не приходилось просто сидеть и разговаривать. А чтобы с ним за одним столом волк, кот и женщина сидели – вообще никогда. Но Айван видел, что новые знакомые его по-прежнему опасаются, и Баба Яга, хоть и смотрит ласково, хоть и повторяет, что они вроде как одно дело делают, что и Айван такая же нечисть, но неспроста ему подливает и подливает наливки в действии которой он ещё не разобрался.
 

Наконец, Айвану надоели расспросы и компания, тем более, он ничего общего между собой и этими странными существами не видел. Айван решительно поднялся на ноги.
 

– Я бы хотел вернуться в свой мир как можно скорее.
 

– А не знаю я, Иванушка, как тебе домой отправиться, – призналась старуха. Но, заметив как гость нахмурился, поспешно добавила: – Но Кощей должен знать! Пойти тебе надо к Кощею.
 

– Так к нему же за Железные горы месяц шагать, не меньше, – вмешался кот. – А ковер-самолёт, моль, как назло, проела. А сапоги-скороходы Иван-царевич забрал.
 

– Расстояние для меня не преграда. Но вас за то, что задержать меня пытались… – сердито начал Айван.
 

– Ну что ты, гость дорогой! – засуетилась Баба Яга. – Куда пешком-то? Не гневайся, меня послушай. Змей Горыныч тебя увезёт.
 

Айван с недоумением наблюдал, как старуха достала блюдо с яблоками, скинула с него все кроме одного и принялась это яблоко по блюду катать. А когда блюдо помутнело, крикнула:
 

– Горыныч, лети сюда. Дело будет.
 

Айван видел в окно как ветер сгибал деревья до самой земли, как потемнело небо. Хижина задрожала. Зашумело, загремело вокруг. Айван погрузил себя в защитную сферу, но старуха, кот и волк осталась спокойными и направились к выходу из избушки.
 

– Быстро он! Идём, Иванушка.
 

Айван спустился на поляну и остолбенел. Рядом с домом поверх выкорчеванных деревьев сидел огромный дракон. И, в отличие от виденных Айваном ранее драконов, у этого было три головы. А он без меча! И настойка проклятая магию ослабила. Вот знал же, что доверять никому нельзя. Надо было вместе с птичьими ногами всех до костей заморозить!
 

– Ктой-то это у тебя, Яга? Новый царевич, что ли, явился? – спросила вдруг одна голова дракона.
 

Ходили легенды, что драконы разговаривают, но это происходило так редко, что Айван в подобное не верил.
 

– Чего-то больной худой, волосы не прибраны, как у девки, уши длинные, не человечьи… Слухачь, что ли? – проговорила вторая голова.
 

– Может, сожрать его? – радостно оскалилась третья.
 

– Уймись, Горыныч! Это гость наш заморский. Ведун. Богатырь, – ответила Баба Яга, погладив Айвана по плечу. – А это Змей Горыныч, Иванушка. Не бойся, своих он не трогает.
 

– Дроу не боятся драконов, – решительно заявил Айван, но сферу защиты усилил.
 

– Гостя к Кощею надо доставить, Горыныч. Сумеешь? Да смотри, аккуратнее неси.
 

– Доставим, – ответила одна голова.
 

– Дело привычное, – добавила вторая.
 

– А ты мне наливочки своей плесни. На дорожку, – попросила третья голова.
 

Айван не сразу сообразил, что ему предлагают. А когда понял, категорически отказался залезать на спину дракону. Как бы его не уговаривали, как бы дракон не уверял, что раз пил вместе с Ваней наливочку, есть его не станет, Айван дракону не верил и не хотел оказаться его добычей.
 

– Нельзя пешком через Железные горы, там Святогор-богатырь, – сообщил кот. – Он Злу по перевалу ходить не дает. А ты же, Иванушка, тоже злодей. Сколько душ загубил?
 

– В три похода на Светлую Армию с Тёмным Властелином ходил, – добавил Серый волк, показывая, что отлично запомнил рассказ гостя.
 

– А вот возвернёшься домой, царю своему про наш мир поведаешь. Он – премудрый чародей, найдет способ дорогу к нам открыть. Дружину отправит. И пойдем мы всем полчищем на богатырей да царевичей, – мечтательно вздохнула Баба Яга. – А затем возьмём Кощея, Лихо Одноглазое и на крепость Светлого Властелина двинемся…
 

– И сожрём его! – радостно заключил Змей Горыныч третьей головой.
 

Перспектива тратить силы на драку с местным горным рыцарем Айвана не радовала, да и местные злые силы настроены к нему вроде бы дружелюбно, и план, по которому Зло победит во всех мирах, ему понравился. Может быть, рискнуть прокатиться на драконе, когда ещё такая возможность представится?
 

– Садись, Иван! Прокачу с ветерком! – заметив его колебания, сказал Змей Горыныч первой и второй головами.
 

– Лети, Иванушка, – улыбнулась Баба Яга.
 

И Айван решился. Взобрался по зубчатому чешуйчатому хвосту и расположился на широкой спине. Змей взлетел, оставив далеко внизу и избушку, и лес. Полыхнул огнем, спалив дотла зазевавшуюся птицу. Айвану нравилась мощь зверя и то, как высоко они над землёй, даже башни Тёмного Властелина ниже.
 

– Вот когда соединим наши миры, ты пронесёшь меня над цитаделью волшебника Лайта. Спалим её дотла! – воодушевленно воскликнул Айван.
 

– А то! – радостно подтвердил одной головой Змей Горыныч.
 

– До камушка порушим! – прокричала вторая.
 

– И всех жителей сожрём! – оживилась третья голова.
 

Внизу пролетали, леса, реки, горы. Змей летел стремительно.
 

«Надо заставить наших драконов служить Тёмному Властелину, – размышлял Айван. – Или самому научиться летать. Я ведь маг, мне должна быть подвластна любая стихия…».
 

После дома Бабы Яги, Айван ожидал, что Кощей обитает в таком же странном строении, но увидел перед собой золотой замок. Замок гордо возвышался почти до неба, сиял на солнце, слепя глаза.
 

Змей Горыныч опустился аккурат у главного крыльца.
 

Айван огляделся, удивляясь, что ни стражников, ни орудий возле драгоценного замка нет. Какой же могучей силой должен обладать маг, чтобы не бояться ни врагов, ни грабителей?
 

Он спросил об этом Змея Горыныча.
 

– Кто к нему явится? Кощей одним взмахом руки богатыря силы лишить может. И он же Бессмертный. А у вас, небось, про бессмертие и не слыхали?
 

– Если я не получу смертельной раны, я тоже не умру. И вечно юным останусь.
 

– И сколько ж тебе лет? – усмехнулся Змей Горыныч.
 

– Шестьсот тридцать восемь, – ответил Айван. – Я ещё достаточно молод.
 

Все три головы от удивления распахнули пасти.
 

– И Кощею шесть веков сравнялось…
 

– И уже самый сильный маг вашего мира? – тоже удивился Айван.
 

– Он самый, – ответила правая голова.
 

– Ну, я полечу, дела у меня, – проговорила средняя, и Змей Горыныч попятился.
 

– Ты зови, если что… – когда он поднялся в воздух, крикнула третья.
 

Кого дракон боится его или Кощея, Айван гадать не стал, шагнул на крыльцо, поднялся, распахнул тяжёлые золотые двери.
 

Навстречу ему вышел старик. Худой, костлявый, в золотой короне на лысом черепе.
 

– Чу! Русским духом пахнет! – он принюхался. – Или не русским…
 

Окинул изучающим взглядом Айвана.
 

– Ты кто таков, гость неведомый?
 

– Я Айван Дарк. И пришел встретиться с самым сильным вашим магом – Кощеем.
 

– Силой мериться хочешь, Иван? – недовольно спросил старичок.
 

Айван поморщился, он с союзниками глупых состязаний не заводил, тем более, что сейчас магический поединок ему никакой выгоды не нёс.
 

– Мне нужно, чтобы Кощей открыл портал перехода.
 

– Э, нет… Сначала силой мериться, а потом будешь требовать, что тебе нужно, – упрямо заявил старик.– Биться будем до первой крови, Иван. А потом, коли выиграешь – проси, чего хочешь, а коли проиграешь – обращу тебя в каменный столб.
 

– Так, значит, ты – Кощей? – глядя на тщедушного старика, недоуменно спросил Айван. Ежели ему шестьсот лет, а он далеко не молод, да ещё и агрессивен вне меры, наверняка, вампир. Может у них вампиры не могут вечно молодыми и красивыми оставаться? Но глаза так же горят красным огнем, и клыки выступают, и эта болезненная худоба… И самонадеян.
 

Да Айван вампиров, даже мальчишкой, простейшим броском силы сжигал! Он был разочарован. Если здесь дряхлого вампира считают великим магом, то, что уж говорить об остальных? И драконы у них добрые, и оборотни манипулировать собой позволяют, чего стоит рассказ Серого Волка, как он человеку служил. Да и Кот Баюн на кровожадного убийцу не похож, болтать слишком любит. Про Бабу Ягу и говорить нечего, она союзы с противником заключать не гнушается и не скрывает этого.
 

Похоже, настойка, которой Баба Яга потчевала, у Айвана выветривалась. На место веселью и прежним мечтам о союзе вновь приходил гнев. Убираться надо из этого мира поскорее, пока сам не размяк!
 

– Ну, так что, Иван, биться будем или сразу пощады попросишь? – ждал его ответа Кощей. – Или повременить хочешь? Смерть мою найти попытаешься? Не нашёл ты её, чую…
 

Айван только усмехнулся, он бы ещё битвы с вампиром не откладывал! Впрочем, убивать Кощея он не собирался, старик же знает заклинание возврата. Но поставить зазнавшуюся нежить на место он обязан.
 

Простейшее заклинание вампира обездвижило, а средняя волна силы отбросила к стене, не успел он и руки поднять. Кощей распластался на полу с беспомощным стоном.
 

– Не губи, богатырь! Чего хочешь прости, только не губи! – испуганно забормотал он. – Силён ты, вижу! Меча не доставая, меня сразил. Пойди ко мне на службу, златом-серебром одарю. В жену за тебя отдам Василису Премудрую…
 

– Заклинание возврата читай, – нетерпеливо проговорил Айван. – Слугам Тёмного Властелина золото не нужно, а жена-человек – позор для дроу. Баба Яга сказала, что ты знаешь как портал между мирами открыть.
 

Кощей же сжался у стены, глядя на Айвана почти с ужасом.
 

– Врёт старая ведьма! Всегда на меня беду отводит! Не знаю я никаких заклинаний, Иван. Хочешь, сапоги-скороходы тебе дам? Или скакуна своего подарю, как ветер быстрого? Или живой воды источник открою! Не гневайся только, могучий богатырь…
 

Айван от злости, так сжал кулаки, что ногтями руки до крови проткнул. И Кощей не знает никакого заклинания возврата! Слабый ничтожный мир! Ну ничего, значит, быстро Тёмному Властелину покорится. А это слабое существо недостойное называться магом, он самым первым уничтожит, а потом отправится за старухой. А Тёмный Властелин рано или поздно найдет его и освободит. Тогда Айван сможет преподнести ему в дар покоренный мир…
 

– Айван, постой! – в зал поспешно вошла девушка с длинной светлой косой. Она была похожа на эльфийку, только не так стройна и низкого роста. Платье на ней было в пол, рубаха с длинными белыми рукавами. Девушка посмотрела сначала на Айвана, затем на поверженного Кощей. – Знаю я какая беда с тобой приключилась, Айван Дарк. Домой вернуться не можешь. Помогу тебе.
 

Айван с подозрением смотрел на девушку. Женское сочувствие его унижало, но если она знает, как ему помочь?.. К тому же, она первая, кто не коверкает его имени. Вдруг она тот самый сильный маг Кощей, а старик был проверкой его силы?
 

– Василиса! – обрадовано завопил поверженный противник, пытаясь подняться и с робостью глядя на Айвана. – Богатырь, нет такой задачи, что Василиса Премудрая решить не сможет. Василисушка, душа моя! Освобожу тебя из полона, злата-серебра дам, сколько пожелаешь, только вели молодцу не убивать меня.
 

– Ты же бессмертный, злодей, – усмехнулась Василиса. – А слово своё всё равно нарушишь. Но не убивай его, Айван. Нам Кощей ещё нужен.
 

Айван уже настолько отчаялся, что слабая надежда вернуться домой, делала его послушным, он растеряно замер, глядя на девушку.
 

– Увы, Айван Дарк, портал перехода, я создать не могу…
 

Айван стиснул зубы и готов был уничтожить эту недоэльфийку вместе с замком, но Василиса быстро добавила:
 

– Но у меня есть для тебя зелье. Выпей его, и свершится то, что должно.
 

Айван, не говоря ни слова, схватил стекляшку, что протянула ему девушка и одном залпом опрокинул в себя. Зажмурился. Вот-вот он вернётся домой, сразу же отправится к Тёмному Властелину, чтобы доложить про этот мир, и прийти сюда с армией. И армия нужна небольшая, если главный маг этого мира, слабее его, ученика.
 

Но ощущение полёта чрез портал не последовало, и когда Айван открыл глаза, то ничего не изменилось, он по-прежнему стоял посреди зала золотого дворца напротив Василисы и Кощея.
 

Злость клокотала у Айвана в груди, он собрал силы для самого мощного заклинания разрушения и кинул в девушку. Но ничего не произошло. Девушка улыбнулась.
 

– Ты не причинишь мне зла.
 

– Ты лишила меня сил! – выдохнул Айван.
 

– Нет, – покачала головой Василиса. – Твои силы при тебе, Айван Дарк. Но не покоряются твоей воле. Мой учитель, дядюшка Лайт, слишком добр, чтобы отнять у тебя жизнь. Он хотел приготовить для тебя это зелье и оставить тебя в своём дворце. И очень сожалеет, что ты оказался в нашем мире. Увы, вернуть тебя назад в его темницу я не смогу, и вряд ли кто-то сможет. Но зелье приготовить сумела. Поэтому наказание, что он для тебя придумал, будет действовать и в нашем мире. Твоя магия отныне направлена только на добро, а так как ты о добре ничего не знаешь, ты теперь обязан исполнять любое желание того, кто тебя о добром поступке попросит.
 

– Хочу сундук золота! – немедленно воскликнул Кощей.
 

Айван хотел было в очередной раз послать в него огнем, но магия ему не повиновалась. Вместо пламени, появился сундук полный золотых монет.
 

Айван испуганно смотрел на собственные руки. Его разрывало от гнева, но он не мог ничего поделать. Его силы ополчились против него. Он, лучший ученик Тёмного Властелина должен теперь творить добро? Да ещё и не по своей воле?
 

– Вот подарок так подарок, Василиса! – радостно потирал руки Кощей. – Сколько всего мне этот иноземный богатырь добыть сможет! И врагов моих победит. Он ведь зло только дня себя делать не сможет? А ежели я попрошу, для меня-то его зло – добрый поступок?
 

Айван скрипнул зубами – попасть в услужение к слабому магу из другого мира – худшей участи и представить невозможно.
 

– Нет, Кощей, – нахмурилась Василиса. – Не для тебя эта магия служить будет.
 

– А кто мне запретит? Ты, Василиса, пусть и Премудрая, но лишь пленница моя. Отправляйся в темницу обратно, не то в камень обращу, или в лягушку.
 

Василиса отпустила голову и медленно пошла в сторону дверей, но проходя мимо Айвана, сунула ему в руки какую-то шапку.
 

– Надень, Айван, это шапка-невидимка и уходи отсюда. Не хочешь чужой воли исполнять – спрячься в дремучем лесу вдали от всех, – и, обернувшись к Кощею, громко воскликнула: – Превращай в кого хочешь, супостат! Но я волшебнику Лайту обещала, что не будет Айван Злу в нашем мире служить!
 

Айвану на обещания Василисы, как и на её судьбу, было плевать, а служить кому бы то ни было, он действительно не собирался, поэтому шапку быстро натянул и, пока Кощей замешкался, бросился из золотой залы прочь. Он потом придумает, как спастись от нового несчастья, как отомстить Василисе, Кощею, старухе Бабе Яге и вездесущему волшебнику Лайту, который неведомым способом добрался до него и здесь. А сейчас он должен сбежать как можно дальше, уйти куда-нибудь, где нет никого, кто посмеет ему повелевать. В такое место, о котором никто не знает. И будет скрываться под защитой этого полезного артефакта, чтобы никто, даже случайно, не увидел, что он Айван Дарк, лучший ученик Тёмного Властелина не может творить зла.
 

 

***
 

– Эх, Василиса, зачем тебе бросать мою Академию? – вздыхал волшебник Лайт. – Такие перспективы у тебя блестящие. Даже то, что ты занимаешься удалённо, тебе не помешало стать самой сильной колдуньей потока.
 

– Не женское дело – магия, учитель. Я замуж выхожу, царевной стану. Иван меня от Кощея спас. Зачем мне заклинания и прочие премудрости чужого мира?
 

– Как же спас! – усмехнулся волшебник. – Ты же сильнее Кощея, но зачем-то позволила ему себя в темнице держать…
 

– Да разве женился бы на мне Иван-царевич, если бы я колдуньей была, а не пленницей Кощеевой? У девушки-колдуньи одна судьба – Бабой Ягой стать. Да и не так уж тягостна темница. Кощей же мне яблочко-по-блюдечку дал, чтобы я не скучала, а затем я школу твою случайно там увидела, учитель.
 

– Да, не думал, не гадал, что артефакт из вашего мира связан с моим зеркалом, – улыбнулся Лайт. – Жаль, портал мои юные ученики воспроизвести не могут. Хотел бы я побывать у тебя в гостях, да и Айвана бы забрал. Чужой он всё-таки у вас. Как бы бед не натворил.
 

– Не натворит, – ответила Василиса. – Жив-здоров Айван Дарк. Пытался спрятаться ото всех на острове Буяне, но и туда наши богатыри добраться могут. Служит Айван сейчас мужу моей сестрицы Марьи-Искусницы. Зять мой парень добрый, о зле и не помышляет, стрельцом был, царём недавно стал. Айван и дворец им построил, и из беды хозяина вызволил. Исправно желания исполняет. Даже подружились они, кажется. Только Айван никому не раскрывает кто он и шапки-невидимки снимать не хочет, и у нас его теперь называют То – не знаю что.
 

– Да, стыдно юному темному магу, не хочет, чтобы о его добрых делах слава пошла. Всё ещё Властелина своего боится. А зелье ты хорошее сварила, и я бы лучше не справился. Эх, жаль такую ученицу терять.
 

– Спасибо, учитель. Я ведь так испугалась тогда, как ты мне про этого чародея рассказал! – всплеснула Василиса руками, белые рукава нарядной рубашки заколыхались крыльями. – А как увидела, что он Кощея победить может, даже смерть его не добывая, сразу и представила, что наш мир ожидает, если он главным злодеем станет. Небывалая у него сила. Мало ему неподвластного. Лучше уж Кощей. Он нашим богатырям привычнее.
 

– Да, таков исход лучше всего. У меня бы Айвана Тёмный Властелин нашёл рано или поздно. Пусть он послужит доброму правителю, и поймёт, что Добро лучше Зла, – поглаживая седую бороду, размышлял волшебник Лайт.
 

 

***
 

Айвану его положение очень не нравилось, но хозяину он старался недовольства не выражать, хотя добросердечный царёк не вызывал у него ничего, кроме неприязни и недоумения. Да и царём без Айвана не стал бы, он и к власти никогда не стремился. Ослушаться его приказов Айван не мог, проклятое зелье гуляло в крови, управляя магией, но царёк-то об этом не знал и считал своего загадочного слугу другом, часто спрашивал советов. И чем больше советов Айвана он его же просил воплощать в жизнь, тем меньше Айван тосковал по родному миру и Тёмному Властелину.
 

Новоявленный царь с радостью соглашался, что очередной дворец и наряды для красавицы-жены, куда лучше, чем десяток домов, взамен сгоревших при пожаре в городе. Что лучше разбить сад в чистом поле, чем починить деревенский колодец. Что лучше, если Айван доставит во дворец чудесную рыбу-кит, а не сделает обмелевшую реку вновь полноводной…
 

А когда бывший стрелец с радостью поддержал мысль Айвана о том, что неплохо бы начать войну против царства Ивана-царевича и Василисы Премудрой, радости мага не было предела. Он понял, что вполне может сам вырастить нового Тёмного Властелина. Только не учеником ему будет, а наставником.
 

Жаль только имя его не войдёт в историю, и останется он в памяти как То – не знаю что. И когда Зло воцарится в этом мире, имени тёмного мага Айвана Дарка не назовут, и будут винить во всем То – не знаю что.
 

 

читателей   100   сегодня 1
100 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 1,00 из 5)
Loading ... Loading ...