Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Утро Софии

Рассвет едва отгорел над крышами домов, прозрачный весенний воздух прорезали первые звуки просыпающегося города. До конференции оставалось два с половиной часа — достаточно, чтобы собраться с мыслями. София припарковала машину напротив небольшого кафе. Оставила плащ улыбчивому швейцару с выправкой отставного офицера и выбрала столик около окна.

От шелковых занавесок исходил запах цветов, смешиваясь с запахом кофе и выпечки в причудливый аромат.

Кофе бодрил! Размышляя, что за специи придают напитку горьковато-пряный вкус, София перелистывала страницы доклада, который собиралась сегодня представить уважаемой научной общественности. Но слова расплывались перед глазами, смысл ускользал…

Официант принес заказанный салат и ягоды, тонувшие в облаке взбитых сливок.

«Я не заказывала десерт», — торопливо уточнила София.

«Это подарок от заведения, — улыбнулся официант. – Пожелание добра для нового гостя».

София отнеслась к десерту, как к поводу отложить доклад. Да и зачем ей сейчас этим заниматься? Она прекрасно знала все, что собиралась сказать. Ее не волновали выступление и большая аудитория. Ее тревога была связана с другим.

В последние несколько месяцев события развивались так стремительно, что она не успевала к ним привыкнуть. Все то, к чему долго шла – карьера, успех, признание — в один момент становилось возможным. И это почему-то пугало. А она сможет? Что она со всеми этими возможностями будет делать? И вообще, где во всем этом успехе она сама?

На дне десертной тарелки Софию ждал сюрприз — миниатюрная открытка в форме облачка. Золотым тиснением на открытку были нанесены занятные символы и четыре строчки текста на неизвестном языке. Что это? «Заклятье, — ответил официант и, улыбнувшись, поправил себя, — Предсказание».

— Ну, если это заклятье не превратит меня в лягушку, то я возьму открытку на память, — согласилась София и попросила счет.

Официант поинтересовался, может ли он ей быть еще чем-то полезен.

— Я впервые в вашем городе, — сказала София. – Подскажите, что здесь можно посмотреть: какие-нибудь достопримечательности, музеи.

— У нас бывают интересные события по праздникам или летом, когда много туристов, а сейчас даже нечего посоветовать, — официант был озадачен. – Впрочем, если вы увлекаетесь искусством, побывайте в новой художественной галерее. Она находится недалеко отсюда. Говорят, там выставлены необычные работы.

Это было то, что нужно! София решила не терять времени и простилась с милым кафе.

Она уже преодолела два квартала в указанном направлении, когда на дороге возникло здание. Оно будто само вывернуло на перекресток двух улиц, чтобы не остаться незамеченным. Архитектор, придумавший это сооружение, видимо, долго сомневался, должно ли оно напоминать старинные башни или дома постиндустриальной эпохи. В итоге, получилось нечто фантастическое.

Вывеска на здании извещала, что здесь находится «Галерея Новаторского Духовного Искусства».  Усмехнувшись про себя пафосному названию, она толкнула массивную дверь. Но дверь не поддалась. София повторила попытку – тот же результат. Неужели сегодня выходной?

Резкий порыв ветра изнутри здания распахнул дверь наружу, едва не сбив Софию с ног и заставив возмутиться: «Нормальные люди вешают табличку, что дверь открывается на себя!».

Через узкий коридор София вышла в огромный светлый зал с высоченными потолками. Снаружи трудно было предположить, что галерея на самом деле столь велика! Весь пол, кроме большой белой плиты в центре, был сделан из разноцветной мозаики, придававшей пространству торжественный вид. Оглядываясь по сторонам в поисках администратора или гида, София оказалась в центре зала. Белая плита пошла легкой рябью, как экран старого телевизора, а потом стала бирюзово-голубой, будто морские волны. В этих волнах София отчетливо увидела надпись: Ты здесь, чтобы получить ответы на свои вопросы. «Ага, значит, эта плита – что-то вроде компьютерного монитора, — поняла София. – Интересная идея». Впрочем, надпись оставалась единственным обращением к ней, как к посетителю. И она решила, что, если никто не хочет взять с нее деньги за визит, то она может пройти по галерее самостоятельно.

Один за другим София проходила залы галереи, отделявшиеся друг от друга арками. И в каждом зале было что-то особенное: одни картины вызывали почти детский восторг, другие – заставляли сердце учащенно биться от горя и жалости. Разные стили, разные жанры. Она могла поклясться, что видела эти картины прежде. Но где и когда? Не исключено, что художники использовали сюжеты, которые могли найти отклик у любого человека. Кажется, психологи называют такие вещи «архетипическими».

Размышляя о психологии в искусстве, София дошла до последнего зала. Большая комната уже никуда не вела – из нее можно было повернуть только обратно к выходу. В зале размещалась одна картина, занимавшая целую стену. На полотне волны накатывали на песчаный берег. София замерла. Море переливалось неисчислимым количеством тонов и оттенков, волновало и завораживало. В какой-то момент София поймала себя на том, что слышит шум прибоя и чувствует на губах соленые брызги. Отделаться от ощущения не удавалось. Тело становилось непослушным. София оглянулась назад, чтобы переключить внимание и выйти из оцепенения. За спиной арки залов по-прежнему виделись как длинный и светлый коридор. Она обратилась обратно к картине — и почти вскрикнула от неожиданности.

По песчаному берегу шла маленькая светловолосая девочка. Она двигалась очень уверенно и быстро. Но при этом совершенно не отдалялась от края картины, а будто бы шла на месте. Потом девочка резко обернулась и посмотрела Софии в глаза. Взгляды встретились, и произошло то, чего София никак не могла себе объяснить. Теперь это она сама шла по берегу, утопая ногами в вязком белом песке.

Берег кончился. И перед Софией возникло огромное дерево. Его корни вдыхали энергию земли откуда-то из самой середины, а крона терялась в облаках.

София протянула руку и ощутила шероховатость коры. Желая убедиться, что это не сон, она резко провела рукой по стволу. На ладони появились кровавые царапины, а ствол дерева разошелся подобно шву на старом платье, увлекая Софию куда-то внутрь темноты. Ей казалось, что она кувырком скатилась через несколько лестничных пролетов, пока не оказалась на дощатом полу в темном коридоре.

По стенам коридора были расположены четыре двери. Может быть, за какой-то из них найдется выход?

София толкнула ближайшую дверь и вошла в маленькую темную комнату. В голом помещении прямо на полу сидела хрупкая женщина. Она раскачивалась и тихо пела. Но почувствовав за спиной шорох, не оборачиваясь, она на секунду смолкла и потом произнесла: «Здравствуй, София. Спасибо, что ты пришла. Я совсем одна. Ты нужна мне. Останься со мной».

— Я не могу остаться, я спешу, — ответила София.

— Останься, останься, — монотонно просила женщина. – Если ты не останешься, ко мне никто не придет. Я долго ждала тебя. Останься со мной. Подойди ко мне. Обними меня.

Поддавшись жалости и борясь с отвращением, София подошла к женщине и прикоснулась к ее плечу.

Женщина поднялась с пола и обняла Софию. Теперь они обе стояли посреди комнаты, раскачиваясь под тихую и монотонную песню, которую пела хозяйка жилища.

Постепенно София почувствовала умиротворение и начала засыпать. Разбудил ее громкий шум, смех и суета. Откуда-то в комнате появилось много людей. Они были радостны и разговорчивы. И каждый хотел подойти к хозяйке комнаты и обнять ее. Женщина больше не выглядела жалкой. Она была красива и счастлива. Люди подходили и подходили к ней, оттесняя Софию все ближе к двери, пока девочка не оказалась опять в коридоре.

Одна из дверей теперь была приоткрыта, в нее и заглянула София. Посреди маленькой темной комнаты стоял дощатый стол, по его сторонам – такие же дощатые скамейки. За столом друг напротив друга сидели мужчина и женщина. Они держались за руки, точно боясь потеряться.

— Здравствуй, София. Мы не видим тебя, но чувствуем, — сказал мужчина.

— Мы ничего не видим, София. Мы потеряли глаза, — добавила женщина.

— Найди наши глаза, София. Мы хотим посмотреть вокруг, — сказал мужчина.

— Найди наши глаза. Только ты можешь это сделать, — добавила женщина.

— Как я найду ваши глаза? – удивилась София. – Разве это очки, чтобы их можно было потерять?

— Многие люди думают, что у них есть глаза и даже покупают очки, но ничего не видят, — почему-то засмеялись мужчина и женщина.

София пошарила по полу, провела рукой по столу и скамейкам, но ничего не обнаружила. Она решила вернуться в первую комнату и попросить у кого-нибудь фонарь, чтобы поискать снова.

Люди в первой комнате радушно встретили Софию. Но никто из них не мог ей помочь. А хозяйка комнаты, на минуту задумавшись, сказала: «Посмотри на них внимательно София, их глаза остались на месте. Они слишком долго смотрели внутрь себя. Вели им разлепить веки».

София вернулась к мужчине и женщине. Она вгляделась в их лица и хорошо рассмотрела, как подрагивают ресницы: так бывает, когда люди смотрят сны. «Ваши глаза на месте, перестаньте смотреть внутрь себя и разомкните веки», — велела София. Девочка видела, с каким трудом мужчина и женщина преодолевали цепи сна. А когда им это удалось, и по щекам потекли слезы радости, София решила оставить их наедине и тихо выскользнула в коридор.

Третья дверь была закрыта так плотно, что казалась запертой изнутри. Но слегка толкнув ее рукой, София без труда проникла в комнату. Сначала она подумала, что здесь никого нет. Одну из стен закрывал огромный сервант с большим пыльным зеркалом, к другой стене прислонился спинкой диван, три или четыре стула дополняли обстановку. Вдруг в углу София услышала легкий шорох. Там, скрестив руки на груди, затаился мужчина.

— Здравствуйте, — сказала София.

— Ты меня видишь? – удивился мужчина. – Меня никто не видит, меня нет. Я даже в зеркале не отражаюсь.

— Не может быть, — запротестовала София. – Просто у вас слишком пыльное зеркало. Идите сюда, я вам докажу.

— Нет-нет, — испугался мужчина. – Я не могу, не должен.

— Я буду рядом с вами, — пообещала София и практически насильно вытащила «невидимого» господина на середину комнаты.

Девочка вытерла пыль со стекла подолом платья. И мужчина с удивлением констатировал: да, зеркало отражает две фигуры. Он настолько обрадовался этому открытию, что даже не заметил, как София покинула комнату.

Четвертая дверь оставалась для девочки последней надеждой выбраться из этого странного места. Она с силой дернула ручку и буквально ввалилась в большой светлый зал, очень похожий на зал художественной галереи.

Люди в белых и черных балахонах сидели спиной к ней, собравшись в круг. Они были так заняты спором, что не заметили появления гостьи.

— У нее есть своя миссия, она может сделать людей счастливыми, — сказал человек в белом.

— Она считает свою миссию жалкой и сторонится ее, как бедную родственницу, — отметил человек в черном. — Разве можно реализовать свою идею, если ты боишься к ней прикоснуться?

— Так было раньше. Но сейчас она соединилась со своей миссией и показала ее людям, — вновь сказал человек в белом.

— Да, но она постоянно хватается за других, чтобы получить опору, — заявил человек в черном. – Как можно видеть мир, если все время смотришь внутрь себя?

— Теперь у нее есть способность видеть, — настаивал человек в белом. – Она вернула глаза.

— Да, она видит, — зло прошептал человек в черном. – Но она не умеет показать то, что у нее внутри. Никто не узнает ее образ.

— Она нашла отражение своего мира, — объявил человек в белом. – Ее образ обрел себя.

— У нее не хватит сил, чтобы усвоить эти уроки, — твердо сказал человек в черном балахоне. – Она будет ходить из одной комнаты в другую, чтобы во всем разобраться и понять. Она будет спрашивать совета, будет искать смысл. Она навсегда останется здесь.

— Нет, я выберусь!!! – закричала София так громко, как сама не ожидала.

Существа в балахонах обернулись к ней все вместе, и она поняла, что нарушила важный ритуал.

— Разве ты можешь говорить с нами?! – рассвирепел один из балахонов.

— Разве у тебя есть то, что вернет тебя обратно?! – расхохотался другой.

София чувствовала, как трясется все ее тело. Но это был не страх, а какое-то другое, новое чувство.

— Я могу делать все, что Я хочу! – кричала София, сжимая руки в кулаки. – Я сама знаю, где мне быть и что делать!

… Над маленьким европейским городом едва догорел рассвет. До конференции оставалось два с половиной часа – достаточно, чтобы привести в порядок мысли. София размяла затекшие ото сна руки и ноги. С удивлением посмотрела, как из кармана плаща вывалилась какая-то маленькая открытка в виде облачка. Она не стала ее поднимать. В европейских городках столько милых сувениров, она найдет себе что-нибудь лучше.

читателей   71   сегодня 4
71 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 2,71 из 5)
Loading ... Loading ...