Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Руины Человеческих Извилин

«Мы смогли это сделать. Наконец-то. Все тайны, которые так упрямо скрывал от нас мир, всё оголилось будто провода. Теперь всё будет иначе, теперь человечество сможет даже чихать на уровне вселенского масштаба. Наш мир, наконец, в числе достойных».

 Такими были мысли большинства людей, в особенности тех, кто стоял у власти. Никто не рассказывал нам о том, как мы смогли преодолеть барьер, откуда взялся этот барьер, и что к чему. Человечеству как обычно пришлось использовать древнейший «метод тыка», и вскоре все обнаружили, что не стоило прыгать выше головы.

Ученые, которые вышли к людям с известием о том, что они раскрыли тайны человеческого мозга и смогли преодолеть невидимый барьер, забыли рассказать о том, сколько погибло тех, кто назывался «доброволец», а в журнал был записан как «эксперимент №1». Никто из них не сказал, сколько было этих экспериментов, где они, что случилось, да никто из нас и не знал, что вообще в этом были замешаны «добровольцы». Более того, реакция человечества оказалась до неприличия обыкновенной, что-то вроде «ну открыли и открыли, молодцы, а дальше что?».

Пожалуй, чтобы нить от вас не ускользала, мне стоит пояснить, более детально, что произошло. Оказалось, что человек сам по себе не так прост изначально, что человеческие сомнения на счёт того, созданы мы Богом, или же нет, это не просто так. Только дело здесь совсем не в религии, и уж точно, не в самом споре. Оказалось, что все подобные вопросы, которые задавал рано или поздно себе человек – всё это попытки преодолеть незримый барьер в мозгу, о котором раньше, почему-то никто не знал. В итоге, учёные рассмотрели барьер, стали его изучать. Помните в мире ходили слухи, что якобы наш мозг используется всего на 10%? Так вот, всё куда интереснее. Мозг используется на все 100%, но только лишь до этого самого пресловутого барьера, а вот, что скрывается за ним, само собой разумеется, весьма интересно….. На ваш закономерный вопрос отвечу – да! Да, они предполагали, что мозги в итоге просто сплавятся, и честно говоря, думаю, что первые раз пятьдесят, а то и сто, так оно и было.

В общем, старались наши ученые, как могли, всеми средствами бомбили они барьер в мозгу, а когда наконец-то, где-то на тысячном эксперименте, в барьере появилась маленькая трещина, наши ученые получили неограниченное финансирование со стороны власть имущих людей. Впрочем, ничего нового.

Было ещё несколько тысяч, а может и сотни тысяч попыток взломать барьер, и всё это время, эти эксперименты спонсировались регулярно и дьявольски щедро. Потом, ученых ждал успех, первый удачный эксперимент, которому был присвоен номер «9*», видимо потому, что если бы они написали остальные цифры, то все бы призадумались.

Что в итоге нам это дало, спросите вы? Итак, эксперимент девять со звёздочкой –мужчина лет пятидесяти, среднего класса, среднего телосложения, работал как все, ничем не выделялся, но как только его барьер прорвался…. Знания хлынули не просто рекой, а какой-то дикой лавиной, этот мужчина за неделю смог сделать себе состояние, он знал всё что произойдёт, а к учёным пошли толпы новых жаждущих знаний людей. Естественно, среди этих новичков был и я, да вообще все, это явление стало практически обязательным.

Вскоре, девять со звёздочкой умер, причём умер он словно не сам, а от кого-то. Вот от кого он умер, мы увидели уже тогда, когда взломали наши барьеры.

Всё это время, барьер в мозге охранял человечество от наслоения миров. Он позволял нам не видеть других существ, не догадываться об их существовании, не страдать от осознания и жить так, как было задумано.

Наверное, многие сейчас вспомнили про снежного человека, чупакабру, всевозможных вурдалаков про всякую нежить и прочее. Да, мы их встречали, наслоение миров происходило, но в результате тех, кто видел что-то подобное раньше, просто принимали за сумасшедших. Теперь, без барьера, мы увидели их всех, а они, к сожалению, увидели нас.

Так уж оказалось, что наш настоящий мир, в котором мы жили, был иллюзией, а барьер в мозгу единственной защитой. Когда всё изменилось, мы не оказались в числе достойных, мы стали низшей цепью, слабым звеном и прочими обидными словами. Все бежали и прятались, но бежать было некуда, и очень скоро от нас и нашего мира почти ничего не осталось. Правда, немногие нашли способ избежать смерти, уничтожения, они либо подчинялись воле других миров, либо, пытались вернуться в свой родной мир….

Я слышал, и даже видел тех, кому повезло, кто восстановил барьер в своей голове хотя бы частично. Они успели это сделать до того, как всё стало совсем плохо, потому что барьер в мозгу был не единственным, что мы сломали….

 

Светила овалом повисли в небе и разделили мир на восемь разных частей, или может отрезков. Наше всеми любимое солнце оказалось самым слабым, и к сожалению, только в свете нашего солнца люди могли оставаться в безопасности. Вроде бы не сложно, правда? Вот только солнце было девятым светилом и смогло удержать за собой лишь тонкую полоску, которая словно пояс окутала весь мир. Ночь никто не отменял….

Так появились «Мэверики» — бродяги которые считали, что если они пройдут «путь Солнца» то мир исцелится, ну или по крайней мере исцелит их. Идея оказалась неплохой, пока они шли по тропе и светило солнце, никто их не трогал, а с наступлением ночи, активность остальных восьми светил увеличивалась, и чтобы остаться в живых, «Мэверики» должны были сливаться со своей дорогой, будь то асфальт, песок, просто земляная тропа, трава и так далее. Время шло, их становилось всё меньше, но сливались они всё лучше. Правда совершить кругосветное путешествие пешком, когда в твоём распоряжении только день и только узкая полоска солнца – самоубийство.

Люди пытались и прятаться, но тщетно. Нельзя сказать, что за барьером оказались только всевозможные чудовища, о которых мы лишь догадывались, но чудовищ было намного больше. Дело в том, что всякий раз, когда кто-то создавал какое-то страшное существо для книги, или же для фильма, на самом деле, он просто вспоминал это существо, ему могло присниться, но, правда, в том, что на самом деле создатель чудовища уже виделся с ним.

Теперь никого придумывать не нужно было, каждый умирал от своего жуткого кошмара, от огромных пауков, от зубастых тварей, от существ, происхождение которых ничем кроме фантазией нельзя было объяснить.

Я стал Мэвериком, просто потому, что мне было интересно, чем всё закончиться. Вряд ли кто-то из нас действительно рассчитывал осилить это кругосветное путешествие, но вот уже год я встречаю раз за разом новое утро, а мир всё хуже и хуже.

Вскоре люди стали умирать просто так. В каждом из нас, после разрушения барьера образовалась «пустошь». То, что раньше все называли душой – исчезло. Внутри разрасталась черная дыра, и чем больше она становилась, тем меньше было чувств, эмоций, желаний. Когда «пустошь» становилась пустыней, человек походил на высохшую мумию, не хотелось, есть и пить, не хотелось спать, не хотелось моргать глазами….. Никаких чувств, ни одной эмоции, только огромный поток мыслей и знаний, словно тело умирало, а разум продолжал жить. Потом, физическая жизнь угасала, «пустошь» заполняла всё пространство внутри человека. Люди падали, закрывали глаза и начинался процесс старения, но мозг продолжал жить, и в итоге ты просто лежишь и знаешь что с тобой, знаешь, что ты мёртв, что твои органы не функционируют, ты знаешь, что рано или поздно начнёшь разлагаться.

Сломав барьер, мы отделили мозг от тела, он жил своей жизнью. Так что судьба Мэвериков оказалась не столь примечательна, ведь те, кто умер от своего кошмара, умирали как обычные люди, а здесь, здесь руины человеческих извилин задавили пытками осознания.

 

Четверо ученых сидели у костра. Импровизированный лагерь окружали валуны, на которые люди нанесли странные символы. Светила переливались различными цветами: на смену солнцу пришла голубая луна, рядом с ней скромно поблескивало горизонтальное овальное фиолетовое нечто, справа от луны блестел красный зигзаг; зелёный треугольник, светло-серый прямоугольник, серебряный ромб, белый как снег квадрат,  розовое вертикальное нечто и прямо напротив нашей скромной луны – синяя круглая бездна. Всё это светила миров.

В лагере ученых было тихо, только треск костра стоял, не давая звенящей тишине сводить с ума людей. За валунами рыскали чудовища, они шаркали, выли, нюхали, рычали и старались понять, куда делась их закуска.

-Что мы наделали? – спросил у пустоты один из ученых, молодой мужчина, которому совсем недавно перевалило за тридцать. Одет он был в потертые джинсы и черные кроссовки, клетчатая рубашка, очки, коротко остриженные тёмные волосы, щетина. Глаза черные, вороньи.

-Мы сделали то, что требовалось. Всё идёт своим чередом. Скоро «пустошь» поработит и нас, и всё встанет на свои места – отозвался другой, старый, лысый в морщинах и пигментных пятнах. Этот человек был учителем всем присутствующим, именно он взломал барьер человеческого мозга.

-И нет шанса на спасение? – не унимался молодой ученый.

-Спасение?! – хмыкнул с досадой старик. – Кого ты хочешь спасти? Себя? Мы показали истинное место человека в мире, мы не достойны жизни и лишь ускорили процесс естественного хода времени!

-Но…?

-Но?! Ты мне не веришь? Посмотри вокруг, только мы четверо можем сидеть у костра и ничего не бояться, пока остальные слепо идут по солнечной дорожке. Разве это не чудо? Мы с тобой, мы с вами оказались самыми умными людьми в мире, мы единственные кто может встретить конец, с удовольствием попивая сок и глядя на пламя.

-Раньше любой мог взять сок и развести огонь у себя во дворе в выходной день. Это величайшая привилегия человека? Костёр и охлаждающий напиток? Перед тем как всё исчезнет? То есть, мы устроили Армагеддон, чтобы быть единственными людьми в мире, кто может без страха сидеть у костра и пить сок?

-Тебе сок не нравиться? Извини, я не успел взять что-то другое, надо было срочно нанести символы, чтобы мы могли спокойно здесь сидеть.

Пока самый старший и самый молодой спорили, двое других ученых уже угасли. Они не могли принимать участие в разговоре, но всё ещё слышали и знали обо всём.

-Зачем мы только это сделали. Нужно всё изменить!

-Изменить?! – старик вскочил, схватив горящую палку из костра, и угрожающе двинулся к молодому ученому. – Я доказал всему миру, что человек ничтожество! Я разрушил до основания барьер, используя возможности мозга на максимум, и что? Я сижу у костра! Это величие человечества? Это всё на что мы способны! Зачем нам жить, если, имея безграничные умственные возможности, мы всё равно скатываемся в пропасть, к истоку времён! Разве что мы не в пещере, но большие камни всё равно прикрывают нам спину! Человечество в тупике, так зачем жить?

Внезапно, глаза старика померкли, горящая палка выпала у него из рук и потухла ударившись о землю. Пустошь съела его, и во всём мире остался единственный ученый, который может не идти по тропе из солнца.

-Может ты и прав старик. Правда, какой толк от твоей правоты теперь? Ты умер телом, но ты всё слышишь и меня прекрасно понимаешь. Тогда, раньше, мы постепенно шли своим путём, путём избранным человечеством. Аккуратными шажочками делали открытия, совсем чуть-чуть приподнимали завесу. Ты, зачем-то, сорвал занавес и что? Что мы увидели? Я с тобой не согласен, я считаю, что это миры, которые были сокрыты от нас – зашли в тупик, и именно поэтому у нас был барьер! Потому что у нас был шанс на нормальное существование и развитие, а не на эти странности и тупики, которые ты показал всему миру.  Это не сверх ум, а самая большая глупость!

Ученый встал, теперь незачем было чего-то ждать, нужно было действовать. Самое главное это восстановить барьер, чтобы мысли перестали носиться в хаотичном порядке и структурировались, чтобы их скорость замедлилась достаточно, для того чтобы хоть одну из них можно было разглядеть и почувствовать.

Что нужно для этого сделать? Необходимо сначала уловить хоть одну мысль, выцепить её и ухватиться, а дальше всё можно будет разложить по полочкам. Совсем скоро это удалось, как только ученый представил себе, что у него в голове носятся мысли, будто косяк рыбы, он тут же выстроил простой ассоциативный ряд, представив рыболовные сети. Мужчина отловил мысль о том, что мысли носятся как сумасшедшие, и стал выстраивать ассоциативный ряд с гоночными болидами, он заглушал моторы, срывал ручной тормоз, бросал педаль газа.

Раз за разом, за каждой новой ассоциацией по крупинке восстанавливался барьер. Через час мысленной деятельности исчезло одно из инородных светил, а к концу суток уже светило солнце и мир вернулся на круги своя, но только для этого ученого.

 

Я видел его мельком, в разгар того, как пустошь начала пожирать меня. Он прошел поперёк солнечного света, все мы шли вдоль, а он поперёк, никто его не трогал и не видел из чудовищ, а он не видел нас. Мне подумалось тогда, что быть может перед смертью, посетил меня Бог в человеческом обличии…. Когда подумалось о Боге, снова всплыл давний спор в голове, есть он, или нет? Кто мы и для чего живём?

Пустошь почти забрала меня, как вдруг почувствовалось облегчение. Я ЧУВСТВОВАЛ! Я РАДОВАЛСЯ! Совсем скоро мир принял былые очертания, которые уже начинали забываться, как будто ничего и не происходило.

 

Мы долго восстанавливали наши барьеры. Пока всё свежо, я записал все воспоминания в дневник, чтобы запомнить раз и навсегда: в один миг всё может измениться, и только ты решаешь, как тебе быть и что тебе делать. Никогда не приводит к добру халява, которая сулит нечто невероятное, вроде безграничных умственных способностей. Так что впредь мне предстоит встречаться с ужасными созданиями только на страницах книг, в кино, и в моём воображении.

Иногда, кажется, будто где-то меня ждёт самый большой кошмар, вот только я чётко знаю, что не существует гигантских пауков, нигде нет ни призраков, ни оборотней, ни каких либо других тварей. Мир встал на свои места, и мы сделали это сами.

 

 

Пришлось ночевать прямо на обочине дороги. Солнце погасло и опасность снова накинулась на нас клацая зубами, шаркая во тьме, пугая до леденящего ужаса. Мой спальный мешок такой же серый как асфальт, на голове серая вязаная шапка, а закутался я по самые уши. Никто меня не тронет….

 Жёлтые глаза светились в темноте, продолговатая неровность на обочине дороги не давала покоя, словно животный инстинкт кто-то хочет обмануть. Совсем близко, только протяни лапу и разорви когтями человека, просто….. Что это? Очередной путник свалился без сил….

-Спокойной ночи – прохрипел низкий животный голос….

           

 Утро встретило солнцем. Я же говорил, что выгляжу как асфальт. Впрочем, какая разница. Смысл потерян. Пустошь выжгла всё до тла. Конец.

читателей   71   сегодня 2
71 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,00 из 5)
Loading ... Loading ...