Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Путешествие в другую жизнь

Зовут меня Владом. Причём раньше звали меня часто, и всегда не вовремя. Представьте, что в самый интересный момент, когда готовится выстрел из пушки твоего танка, а из-за холма выезжает новый танк противника, вдруг тебя настойчиво отвлекают по разным пустякам, которые можно сделать попозже, а то и завтра. Например, зовут кушать! А кушать я обычно хотел только тогда, когда «прошёл» не менее 10 уровней «игры» (или отыграл не менее 40 боёв в «World of Tanks»), и случается это обычно перед сном. А эти несносные уроки и вовсе не дают настроиться на игру; а ведь ещё есть множество разных дел, которые взрослые люди видимо нарочно выдумывают для того, чтобы мне досаждать.
Ну вот, пожалуйста – начались летние каникулы, и когда казалось нечему больше отвлекать меня от серьёзной игры, как родители придумали ехать к бабушке, которая живёт так далеко, что и не скажешь. Но до отъезда неделя свободного времени у меня была. Пронеслась она как один миг, и была полна крутых компьютерных «сражений».
Но вот настал день отъезда. Скучные сборы перетекли в незапоминающееся время, которое я провёл в поезде. Всё происходило как во сне и помню только, что из поезда мы пересели в один автобус, потом через время в другой поменьше. Когда же я, вслед за родителями, выбрался из него, то всем своим существом неожиданно погрузился в мир зелени и приятных запахов. А потом меня обняла бабушка. Я отчего-то очень смутился и неизвестно почему рассердился на всех за своё смущение, да так, что непривычная обстановка стала нервировать и даже бесить меня. Беспрерывная смена сюжета и картинок на экране не вписывалась в неторопливое и, как мне казалось, монотонное течение жизни огромного мира вокруг. Мне хотелось обратно в свой экранный мирок, и я очень страдал от таких перемен. Особенно ужасно было то, что здесь не было Интернета, а кроме компьютерных игр я в другие игры давно не играл. Моя мысль не могла долго удерживаться на чём-либо; и без того вялый интерес ко всему новому быстро угасал. Вместо привычного городского асфальта везде были трава, земля, песок и пыль с разными козявками, которых я никогда не видел и не ждал от них ничего хорошего. Вокруг жужжали мухи, а к вечеру налетели сотни комаров. Я был в ужасе, но бабушка казалось вовсе не обращает на них внимания, а родители не переставали на каждом шагу находить здесь какие-то красоты и радоваться переезду. Так прошёл день, который большей частью я провёл в доме (где дико скучал), а когда начало смеркаться, то непрерывный писк комаров и их страшные укусы ни почём не заставили бы меня вновь выйти на улицу. Я сидел на диване и жалел себя несчастного, которого никто не понимает. Тем временем отец принёс в дом дрова. Я удивился, — неужели ночью будет так холодно, что они летом решили затопить печь. Удивление заставило меня приглядываться к происходящему так, что я даже перешёл в комнату, где стояло большое, на треть дома сооружение, которое отец ласково называл «русской печью». Насторожив уши я слушал разговоры и смотрел, что же будет дальше. Посередине печи, упиравшейся в потолок, сейчас зияло большое отверстие. Оно было полукруглым и формой своей напоминало отрезанную дольку лимона. Днём я даже не подозревал о его существовании, потому как оно было прикрыто занавеской. Забыв обо всём, что меня ранее занимало, я заглянул в отверстие. Внутри было черным-черно. В глубине отверстие расширялось и невозможно было понять, какие же размеры внутреннего пространства у этой печи. Темнота напоминала космос, который я не раз видел в компьютерных играх, и мне казалось, что меня затянет внутрь печи и я окажусь в безвоздушном пространстве. Тем временем отец начал накладывать дрова внутрь, и так как ничего плохого не происходило, я успокоился. Отец старался класть дрова как можно дальше вглубь, причём кладка дров образующаяся внутри стала напоминать квадратный деревянный сруб колодца, который я сегодня видел в огороде. И тут меня прорвало:
— Что это вы делаете? Зачем? И почему будете палить дрова, когда на улице тепло?
Мама хотела что-то сказать, но тут её прервала бабушка:
— Это, внучок, такой магический ритуал встречи дорогих гостей. Печь эта не простая и благодаря волшебному обряду вы очиститесь от всего плохого, легко снесёте смену города на деревню, а главное – в первую ночь после обряда тебя будет ждать самое чудесное путешествие, какое ты видел в своей жизни.
Сказав это она взяла несколько белых щепочек из дерев и положила их в печь возле кладки дров, а одну оставшуюся в руке зажгла спичкой. Та почти мгновенно разгорелась и с её помощью бабушка зажгла остальные щепки. Те так же быстро вспыхнули, огонь перекинулся на дрова и вскоре кладка горела ярким оранжевым пламенем, бросая блики на стены печи, которая внутри оказалась довольно внушительная, хоть и не такая необъятная, какой казалась сперва. Свет в этой комнате погасили и я открыв рот глядел на печь. Это было так круто – настоящий открытый огонь в доме! Однако жара я не чувствовал, лишь лёгкое тепло приятно ласкало мою кожу. Пламя танцевало в печи, озаряя стены её внутри и передавало всей комнате какое-то волшебное состояние. Бабушка присела рядом и начала что-то пришёптывать про себя. Меня начала разбирать дрёма и я прижался к бабушке глядя на огонь уставшими глазами. Мне начало казаться, что он пытается что-то рассказать мне или показать какие-то знаки своим танцем. Иногда мои руки и ноги невольно шевелились, повторяя танец огня, и тогда мы становились одним целым. Какая-то сила подняла и понесла меня куда-то. Ощущение полёта сопровождали какие-то неясные вспышки и всполохи, слышались неразборчивые, но знакомые голоса и приглушённый смех. Я пытался разобрать что они говорят, но вместо того вздохнул и провалился куда-то…
Очнулся я сидящим там же около печки, но вокруг никого не было. За окном был день и белые тучки висели на ясном небе. Мне захотелось выйти на улицу. Я открыл дверь, но вместо коридорчика оказался в каком-то здоровенном помещении, похожем на ангар. Точно – это был ангар, а вокруг… Вокруг стояли танки. Были здесь и ИС -2, 3, разные КВ, Т-34 и другие бронированные машины. Все они были знакомы мне по компьютерным играм и даже напоминали мне мою собственную коллекцию на «World of Tanks». И я принялся лазать по ним, а в некоторые даже забирался внутрь. Там были какие-то рычаги, крутёлки, ящики, скобы и ремни и другая всякая-всячина которой я не знал названия. Осмелев я начал дёргать рычаги, крутить ручки, отдавать команды и выглядывать в смотровые щели представляя себя в горячке боя. Наигравшись так вволю на разных танках, мне пришло в голову поискать рабочую машину и попробовать её завести. Но сколько я не старался, все танки оказались либо повреждёнными, либо к ним не хватало каких-либо запчастей. Видимо находясь здесь очень давно, все они были покрыты густой пылью, а на некоторых была даже видна трава, которая виднелась в щелях машин (видимо когда-то попали туда частицы земли). Да и само бетонное покрытие пола не было уже однородным: потрескавшееся, с участками травы; а кое-где уже даже росли молодые деревца. В общем царили кругом забытость и запустение. Парк безжизненно стоящих, неработающих машин казался не то чтобы мёртвым, но каким-то музейным настроением повеяло. Так бывает, когда налазишься по всем экспонатам выставки, и интерес к ней почти весь иссякает. Так и меня начали стеснять стены ангара и вдруг очень захотелось выйти на улицу. Большущие ворота находились в другом конце здания. Одна створка была немного приотворена и это было удачей, ведь весь механизм и цепи благодаря которым открываются ворота были в самом запущенном состоянии и покрыты ржавчиной. Мне конечно же не удалось бы их открыть самому. Открытую створку тоже заклинило намертво, но выход для меня был свободен, и я выскользнул наружу. После полумрака ангара солнечный свет так больно резанул по глазам, что я даже застонал и тут же прикрыл их руками. Даже на траву, серебрившуюся в лучах солнца было больно смотреть. Но скоро глаза понемногу привыкли и вот, сначала сквозь щёлочку век, а потом всё шире открывая глаза, я начал смотреть на расстилающуюся вокруг местность. Оказывается ангар из которого я вышел, стоял на возвышенности, и окружающий мир мне городскому мальчику показался настолько огромным и необычным, что я был поражён. Разинув рот я глядел на зелёные леса, казавшиеся сказочными, на луга, на плавные очертания холмов, на птиц безбоязненно пролетавших мимо, и на необъятное синее небо над головой. Дар речи мне был сейчас не нужен, я просто стоял и восхищался всем вокруг. Конечно и в городе я бывало, любовался окрестностями с самых высоких домов, но чувства при этом были другие. Тогда я ощущал себя как бы хозяином положения, радовался превосходству над другими, с ухмылкой поглядывая вокруг.
Сейчас же я чувствовал себя так, будто попал домой. Я был свободен…
Тут моё внимание привлекло какое-то движение – это были белые точки на зелёном фоне маленького лужка. Мне захотелось узнать, что же это такое. Запомнив направление я побежал вниз по склону. Вскоре, миновав низинку, усыпанную какими-то ягодами, росшими прямо под ногами, я взобрался на пригорок и увидел, что лужок совсем рядом, а на нём пасутся белые барашки. Я вновь побежал вниз и был уже совсем близко к мирно пасущимся животным, когда за очередным кустом наткнулся на мальчишку. Тот лежал, закинув ногу на ногу и улыбаясь глядел на небо. Я остановился переводя дух от быстрого бега и неожиданной встречи. Мальчишка заметил меня:
— Привет, — сказал он, и тут же спросил – давно ли ты здесь?
Я не совсем понял где это «здесь», но ответил:
— Не, недавно. А это твои барашки?
Мальчик удивлённо поднял брови:
— Мои. А откуда ты знаешь, что они барашками называются?
— В книге на картинке видел, — вспомнил я, — и в мультике каком-то. Только они там не такие были. И вообще тут всё по-другому и птицы, и деревья, и даже трава какая-то необычная.
Говоря это только сейчас я почувствовал, что стою босой и ступни мои, прикасаясь к траве наливаются какой-то упругой силой, которая потихоньку распространяется по всему телу, отчего по коже волнами проходит приятное покалывание.
— Что это со мной? – спросил я.
— Просто ты вошёл в Природу и стал её частью. Это нормально, просто ты забыл об этом. Много разных «чудес» случается с теми, кто приходит сюда после долгой разлуки. А вот те кто здесь живёт чудесами это не считает. Но ты пришёл сюда благодаря колдовству и находиться здесь долго не сможешь.
— Какому колдовству? – оторопел я.
— Как какому?! Конечно через магические свойства древнего очага, и благодаря чудесной способности огня к трансформации любой материи, даже материи мысли.
— Я плохо понимаю то о чём ты говоришь, но мне нравиться здесь. Могу ли я побыть в этом месте ещё немного?
— Нет, осталось немного времени, а тебе ещё предстоит вернуться к тому месту, откуда ты сюда прибыл. Ты должен найти очаг и зажечь огонь. Иначе ты попадёшь в мир потерянных душ, которые не могут жить на Природе и не имеют уже сил жить в городах. А там ты будешь… Лучше просто не попадай туда!
Мне стало не по себе, но я попросил:
— Ну хоть расскажи что-нибудь о своём мире.
— Пойдём я провожу тебя, и по пути расскажу, что успею.
И пока мы шли назад к ангару он рассказывал:
— Я бы мог оказаться около того ангара в один миг, мы все так здесь умеем делать, хотя любим ходить пешком. Но на другую Землю пешком не попадёшь, — добавил он смеясь.
— Как это – на другую Землю??
— Ну то что вы называете планетами, у нас зовётся «Земля».
— Так ты можешь…, — я очумело уставился на собеседника, — …на другую планету?
— Конечно, тут все это могут. Это очень интересно! Так же интересно как и общаться с нашей Землёй, то есть планетой.
— Так вы и с планетами общаетесь?
— а ты думаешь, что если она большая, то и общаться с ней нельзя?! Общаться можно со всеми: с людьми, зверями, птицами, деревьями, с рекой или с озером, с горой, с целым лесом; можно общаться с определённым местом на Земле, а можно и с самой Землёй. Можно и со Вселенной разговаривать, только не всегда, и если она сама того захочет. Но меня пока в другую Вселенную не пускают, говорят, что маленький ещё, — вздохнув произнёс мальчик.
— Это…, а как к вам жить можно попасть?
Мальчишка улыбнулся:
— Ты на своей Земле научись сначала с Природой жить, слышать её, чувствовать её радости и боли; научись слышать всё, что тебя окружает; попробуй понять и то, что звёзды тебе говорят. Может тогда и поговорим когда-нибудь, а то и увидимся. — Он остановился, — ну вот и пришли. Экое уродливое строение, сказал он разглядывая нагар, — это как же пришлось Природу поломать, прежде чем создать такую ерунду.
— А как этот ангар у вас появился, — спросил я.
— Да ты с мыслями своими через портал и принёс, а теперь и обратно унесёшь, — улыбнулся мой новый товарищ. – Ну всё, тебе пора; всего несколько минут осталось.
Он заглянул внутрь помещения:
— Только ты через это уродство не ходи. Там другая дверь есть.
Он провёл меня вдоль стены ангара к маленькой двери и открыл её. За ней была бабушкина комната с печью.
— Ну всё, пока, — сказал мальчик и, положив руку мне на плечо, добавил, меняйтесь там поскорее, пришло уже и ваше время. Рад буду увидеться. Будь здоров.
Он толкнул меня внутрь и крикнув вслед: «Раздувай огонь!», захлопнул дверь. В комнате слышался неясный гул и ощущалась вибрация. Часы на стене громко тикали, и стрелки на них вот-вот должны были сойтись на двенадцати. Секундная стрелка начала свой последний путь. Я бросился к печи. Что же делать? Ах да «раздувай огонь»! Но как его раздувают?? В печи были сложены мелкие сухие ветки, а перед ними лежала небольшая кучка чёрной золы. Я дунул на неё. В золе появились проблески жара и легкий дымок. Я дунул что было сил, потом ещё и ещё. С жара сорвался огонёк и метнулся к хворосту. Тот с треском вспыхнул. Огонь быстро разгорался и дым потянуло в трубу. И вдруг за спиной начали бить часы и тут же пол под ногами сильно дрогнул. Я закричал и тут меня вместе с гулом огня потянула куда-то неведомая сила…
Я сидел на кровати в незнакомой комнате в одних трусах, и не мог понять куда же меня занесло в этот раз. Потом я начал оглядывать комнату и она мне показалась не такой уж незнакомой. И тут раздался голос мамы: «Ну как тебе спалось на новом месте?»
И тут я вспомнил о том, что вчера с родителями приехал к бабушке. Вспомнил разговор у печки, а потом и своё путешествие. Но вот что было самое поразительное – воспоминания о моей жизни в городе отчего-то казались очень далёкими, как будто я сам не имел к ним прямого отношения. И мои вчерашние злость и жалость к себе казалось, принадлежали кому-то постороннему.
— Мама, ты знаешь, — начал я, — этой ночью я был…ну, это…как бы тебе объяснить…на другой земле что ли.
— это после того, как ты уснул у бабушки на руках так крепко, что и не слышал как мы тебя отнесли на диван, раздели и уложили спать? – хитро улыбнулась мама.
Я не понимая смотрел на неё и подумал: «Уснул? Нет, они мне сейчас не поверят. Хотя бабушке я наверняка всё расскажу, — она меня поймёт. Ведь не зря она говорила, что печь волшебная».
Бабушка действительно смотрела на меня понимающим взглядом и я знал, что она поверит мне. А возможно и поможет «слетать» ещё раз к моему новому знакомому. Как он сказал при расставании? «Меняйтесь. Пришло время!» Может быть мы с ним встретимся когда я изменюсь? Я старался припомнить весь разговор с ним. А вспомнив решил кое-то попробовать сделать. Я вышел на улицу, прошёл за ворота и разувшись стал босыми ногами на траву. Ногам было удобно и мягко. И вдруг тело ощутило прилив той самой силы, которую я почувствовал Там, на другой Земле. Мягкое покалывание кожи по всему телу подтвердило это. И вдруг… «Здравствуй», — качнуло мне дерево своими ветвями.
«Радуйся лету», бросила ласточка, пролетая мимо.
«Заходи в гости», — шепнул дальний лес. «Я проведу», — сказала дорога.
«Теперь мы – одно целое», — сказала Местность и я почувствовал, как улыбается этим словам Земля.
«Давай дружить», — сказало Солнце.
«Это только начало», — произнесла Вселенная…

читателей   78   сегодня 1
78 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,67 из 5)
Loading ... Loading ...