Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Последнее желание обреченного

Аннотация:

Он стоит на склоне холма. Сзади трое. Три пары глаз смотрят на него с ненавистью, злобой или равнодушием. Три ствола нацелены в спину. Он оборачивается, чтобы произнести:
– Могу я хотя бы выбрать, кто из вас меня пристрелит?

[свернуть]

 

Энтис открыла волшебница Мариам. Шагнув через портал в новый мир, она была очарована необычной красотой этого места. Рубиновое солнце сияло на охряном небе, под которым раскинулся бескрайний лес. Тёмные стволы венчали пышные кроны всех оттенков синего и голубого.

То ли тогда местное зверьё ещё не разобралось, что на людей можно охотиться, то ли хищников отпугнула магическая аура волшебницы. Насколько опасен новый мир стало ясно позднее. Теперь безоружным на Энтисе не ходил никто.

За два года, проведённых здесь, Итан обзавёлся парой уродливых шрамов, привычкой осматриваться по сторонам, подмечая малейшее движение, и репутацией одного из самых умелых трапперов.

Алое солнце едва пробивалось сквозь густую синюю крону леса. Итан крался в фиолетовых тенях меж деревьев. Он шёл на звук.

Ритмичный стук раздавался впереди. Траппер остановился, вслушиваясь. Стук приближался. Итан приник спиной к стволу, слившись с тенью. Достав из кобуры воронёный револьвер, он взвёл курок, положил ствол на сгиб локтя второй руки и замер. С ружьём охотиться удобнее, но Итан хотел не только добыть себе ужин, но и потренировать стрельбу из револьвера.

Вскоре кусты невдалеке раздвинулись, и показался зверь размером с собаку. Тело слепыша покрывала короткая бурая шерсть, узкую голову с крепким клювом венчал небольшой костяной гребень. Зверь повертел головой и направился к ближайшему стволу. Он прислушался, наклоняя голову вправо и влево, а затем стал долбить кору. Слух у слепышей отличный, но зрение паршивое, за что и получили своё прозвище.

Траппер медленно навёл ствол на голову слепыша и плавно нажал спуск. Пуля пробила череп и засела в стволе, зверёк упал и задёргал лапами в смертных судорогах.

Итан довольно улыбнулся – на пару дней мясом он обеспечен.

К закату траппер вернулся к хижине, которую выстроил на холме два года назад. Эльзе бы понравилось место, а вот строение вряд ли. Итан мог бы выстроить добротный основательный дом, но зачем он ему одному? Хватит и лачуги, худо-бедно укрывающей от солнца и дождя.

При мысли о жене сердце отозвалось тупой болью. Сейчас, два года спустя, воспоминания уже не были так болезненны. А в первые несколько месяцев Итан не раз глядел в ствол собственного револьвера. Он не знал, почему не вышиб себе мозги, из трусости или из-за злого нежелания облегчать работу имперским ищейкам. Всё, что осталось у него в душе, это гнев, боль утраты и парочка недобрых планов. Итан хорошо умел планировать.

Траппер сцедил кровь слепыша, что пригодится в охоте на другого зверя, снял шкуру и подвесил тушку над открытым очагом.

Вполглаза следя, чтобы мясо не обуглилось, он отправился вспять по реке воспоминаний, в воды которой можно входить бесконечное количество раз…

 

***

Итан переминался с ноги на ногу возле своей телеги, нагруженной хлопком – ждал, когда императорский чиновник соизволит подойти. Вокруг у своих телег стояли ещё полтора десятка фермеров, что съехались со всего округа показать товар. Для нового императорского флота требовалось много парусины. Если чиновник закупит хлопок у Итана, тот сумеет раздать долги да ещё останется на подарки любимой жене.

Наконец чиновник подошёл к Итану. Невысокий и пухлощёкий, он умудрился взглянуть на рослого фермера свысока. Чиновник убрал соринку с рукава форменного кителя и, напустив на себя значительный вид, произнёс:

– Империя может закупать сырьё только высшего качества, это ясно?

– Конечно, хлопок отличный, проверьте, – сказал Итан.

Чиновник брезгливо оглядел телегу, и проговорил, понизив голос:

– Что-то у меня с глазами сегодня. Но, хе-хе, моё зрение улучшится сразу, как только я увижу блеск золота.

– Ах вот что, – поник Итан. – Но у меня нет золота, я всё потратил на покупку фермы, инструментов и семян.

– Ну, тогда и говорить нам не о чем, – произнёс чиновник и направился дальше.

Итан повесил голову, влез на телегу и направился домой.

Вернувшись на ферму, Итан застал там доктора, который приехал проведать его жену. Доктор улыбался, Эльза тоже смеялась, подливая гостю чай. Итан вызвался проводить врача, и уже на улице заговорил с ним:

– Ну что, доктор, как моя Эльза?

– Плохо, Итан, – нахмурился врач. – Я ничего не могу поделать. Мои лекарства уже не помогают. Только мощная лечебная магия сможет её спасти. Но ты сам знаешь расценки императорских магов. Они владеют монополией, и устанавливают цены. Пятьсот золотых это самое меньшее.

Сердце Итана пропустило удар. Ферму он уже заложил, так что продать её не выйдет. А урожай хлопка бесполезными грудами лежит в амбарах…

***

Итан зарядил последний патрон в барабан револьвера и принялся ждать, глядя в окно. Утреннее солнце ярко освещало склон холма перед домом, ветер лениво шевелил синюю листву деревьев. Двоих он заметил полчаса назад, ещё трое появились только что. Они неплохо прятались и смогли бы провести любого жителя Империи, но только не опытного траппера, умеющего различить в густых синих зарослях мерцающего тигра и хищного дарпа. Каждый прошедший через портал в этот мир быстро схватывал науку выживания. Либо так же быстро погибал.

Свою лачугу с единственным, но застеклённым окном, Итан построил на холме. В паре метров от задней стены холм обрывался оврагом, поэтому незваные гости пойдут спереди. Итан ещё раз осмотрел сидящую за столом куклу из тряпья и соломы, силуэт которой хорошо просматривался в запылённое окно. Затем он отступил в тень за шкафом.

Итан знал, что когда-нибудь за ним придут. Он готов. Только почему-то руки немного дрожат.

Снаружи послышались осторожные шаги. Громыхнули выстрелы, оконное стекло разлетелось веером осколков. Прошитое пулями чучело свалилось со стула.

Дверь распахнулась, в комнату вошёл человек. Итан спустил курок и тот упал с пулей в груди. В проёме разбитого окна возник силуэт – траппер выстрелил дважды. Силуэт исчез, послышался хрип.

Трое оставшихся снаружи принялись палить по лачуге, решетя стены. Щепка от очередной дыры оцарапала щеку Итану, ползущему к задней стене. Откинув люк в полу, он нырнул в спасительную тьму лаза. Пока полз, испытал неуместное сожаление о разбитом окне. За дорогущее стекло он отдал аж две тигриных шкуры.

Выбравшись из норы на склоне оврага, Итан скатился вниз и побежал к чаще. Оказавшись под сенью дерева, услышал выстрел за спиной и стук пули, клюнувшей ствол рядом. Быстро они разобрались, убежать не получится. Траппер нащупал в кармане глиняный флакон и кинулся в лес, виляя между стволов. Главное успеть всё сделать.

 

***

Итан ждал в приёмной чиновника, бережно сжимая подарочную коробку. За полгода, прошедших с их последней встречи, фермер осунулся, на его голове появились седые волосы, а на левом запястье блестела чёрная траурная лента.

Наконец секретарь пригласил Итана в кабинет господина Сарда. Резко встряхнув коробку, фермер вошёл.

Чиновник восседал за широким столом, на котором располагались писчие приборы, стопка бумаги и пара свечей в массивных бронзовых подсвечниках. За спиной Сарда, на стене, висело полотно с гербом Империи. Приняв подобострастный вид, Итан приблизился к столу. Когда чиновник обратил на него надменный взгляд, фермер заискивающе улыбнулся и произнёс:

– Здравствуйте, господин Сард.

– Давай быстрее, что у тебя?

– О, да-да, у меня для вас подарок. Надеюсь, в этом сезоне вы проявите благосклонность к бедному фермеру, – сказал Итан, и поставил на стол коробку.

Сарду придвинул её к себе, алчно блеснув глазами. Развязав ленту, откинул крышку. И тут же со сдавленным воплем отпрянул. Чёрная змея показалась из коробки, высунула из пасти трепещущий язык и поползла к чиновнику.

Сард вскочил и в ужасе прижался спиной к стене. Он неотрывно смотрел на змею, что угрожающе замерла в шаге от него. На побледневшем лбу чиновника выступил пот.

– А у тебя неплохая реакция для кабинетной крысы. Это водяная гадюка, которых полно в болоте на моей земле. Раньше я жалел, что этот участок бесполезен. Однако и он пригодился.

Итан взял со стола подсвечник. Не обращая внимания на змею, шагнул вперёд и проломил Сарду висок. Тело рухнуло на пол, глухо стукнув о доски.

Стоя над телом, Итан с удивлением отметил змея его не укусила. Затем пришла мысль, что теперь он обречён, ведь правосудие Империи неотвратимо карает за убийство государственного чиновника. С этого момента он приговорён к смерти.

Итан сорвал со стены герб Империи и бросил полотно в лужу крови.

***

Итан стоял у скалистого обрыва, подняв руки над головой. Куртку он снял, чтобы пустая кобура на правом бедре была хорошо заметна.

Трое оставшихся в живых хэдхантеров подошли сзади.

– Где твой ствол? –  хрипло спросил один.

– Бросил вниз, – честно ответил Итан.

Он медленно повернулся и окинул преследователей взглядом. Чернобородый верзила в центре, видимо главарь, белобрысый крепыш и девица с грубым лицом. Она смотрела на него злобнее остальных и все трое держали его на прицеле.

– У приговорённого к смерти раньше спрашивали о последнем желании. Могу я хотя бы выбрать, кто из вас меня пристрелит? – спросил Итан.

Бородач хмыкнул, а девица злобно ощерилась. В синих зарослях позади них мелькнули алые глаза хищника, Итан поспешно отвёл взгляд от кустов позади троицы. Приманка из крови слепыша сработала. А бородач стоял как раз в самом центре голубоватого пятна, почти незаметного на лазурной траве.

Кусты дрогнули, пропуская гибкое тело хищника. Стремительный прыжок мерцающего тигра завершился на спине бородача. Тот свалился, громыхнул выстрел его револьвера, но пуля ушла в землю. Двое других обернулись на шум.

Итан упал на землю и сполз с обрыва на неприметный выступ скалы, куда до того сбросил револьвер. Подобрав оружие он высунулся из-за скалы и увидел, как зверь оттолкнулся от распростёртого под ним хэдхантера и бросился на женщину. Та успела лишь прикрыть голову руками и закричала, когда клыки хищника вцепились ей в предплечье.

Белобрысый принялся палить в зверя, пули насквозь прошивали и тигра и его напарницу. Обезумевший от ужаса блондин продолжал жать на курок опустевшего револьвера, хотя зверь и женщина уже были мертвее камня.

Итан положил ствол на сгиб локтя левой руки, аккуратно прицелился и вышиб блондину мозги. Тот так и упал с вытаращенными от ужаса глазами и вытянутой вперёд рукой с револьвером. Хэдхантеры были частью того, что траппер ненавидел всей душой, поэтому жалости к ним не испытывал.

Итан подошёл к телам и расслышал булькающее дыхание. Главарь с располосованной спиной был всё ещё жив. Траппер отбросил в сторону его револьвер и аккуратно перевернул мужчину лицом вверх.

Бородач застонал, с обескровленного лица на Итана уставились глаза человека, осознавшего что смерть вот-вот заберёт его.

– И какого дьявола ты забрался в такую даль? – прохрипел мужчина.

Он не ждал ответа, но Итан внезапно заговорил:

– Когда-то я был патриотом своей страны, патриотом Империи, и от всей души желал ей процветания. Но если слуга Империи, призванный нести ей благо, стремится лишь набить свой карман, а бедный фермер не может найти средств для спасения умирающей жены, то я не хочу быть частью этого. Потому я отправился так далеко от границ Империи, как только смог.

Итан поднял взгляд к завораживающе прекрасному небу и закончил:

– К тому же это хорошее место, чтобы умереть.

читателей   97   сегодня 1
97 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 3,60 из 5)
Loading ... Loading ...