Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Подарок для принцессы

— На! На! На тебе, подлый змей! — звуки грохота меча о прочную чешую дракона раздавались по всей округе, заставляя прятаться замковой челяди.

Лишь этот самый дракон не страдал от этого. Природа лишила рептилию острого слуха и ему было всё равно. Он просто лежал и расслаблялся. Наконец герой выдохся махать оглоблей своего меча и тяжело опустился рядом с мирно лежащим исполином. Орис был зол от необходимости махать мечом по дракону, чешую которого, все равно, не пробьешь.

— Нет, так ты принцессу не завоюешь, точно. — голос дракона вполне можно было принять за человеческий, хотя мог и потрясти своей мощью, при необходимости. К счастью, для людей в замке, сейчас это не нужно было.

— Почеши меня ещё там, между четвёртой и пятой чешуйкой. По моему, там ты ещё не пробовал. — дракон, а его звали Саарлегон, поудобнее подставил свою шею, неожиданно лишая утомленного рыцаря опоры. Звон доспехов прокатился волной по уже тихому замковому двору.

— Ты подлая скотина! — ругался и плевался рыцарь, пытаясь подняться в тяжелой амуниции.

— Как скажешь, только почеши, а? — шея змея толщиной со столетнее дерево, грациозно подвинулась к бедняге, помогая тому встать. Наконец, Орису это удалось.

Сам рыцарь был немалого роста, да и телом был силён, но долго махать Алигоном даже ему было сложно.  Этот меч достался ему по наследству, как и его предку и предку предка. Светящееся зеленым, лезвие плавно сужалось, создавая иллюзию лёгкости. Это было крайне обманчивое впечатление. Потрясая всех своей красотой, он имел и немалый вес. При этом, никто не мог сказать почему клинок такой тяжёлый.

Кузнецы крутили головами и говорили, что с древней сталью совладать не могут. Секрет как изготовления, так и владения, утерян в веках. Вот и висел красивый, но неприменимый меч-кладенец на стене, для красоты. В общем, легенды, об этом и, ему подобных, клинках, уходили в седую древность.

Парень никогда не понимал, почему он должен махать этой оглоблей, если есть более лёгкие и эффективные мечи. Алигон же явно был сделан под древних предков, которые, по легендам, спокойно переходили вброд реку Елену. Она испокон веков давала воду обитателям замка и даже была  судоходной для малых судов.

Да и держать его неудобно. Красивая, но массивная гарда начиналась на уровне головы рыцаря. В бой он такой, точно не взял бы, но сейчас был особый случай.

Турнир по поводу Выхода Девы из Башни проводился только на оружии предков. Как и сама традиция, заключать маленьких девочек в специальную башню, до их готовности стать женой одного из рыцарей турнира, это был древний ритуал. В этот раз, Башню покидала Кларисса. Говорят, что девочкой она была необыкновенно красива и, конечно, свой шанс получить её в жёны, не упустит никто.

Конкурентов у Ориса хватало, да и дракон-хранитель будет его испытывать. Конечно, не то что Саарлегон, на котором он сейчас тренировался, но всё же. Исполнения этих правил было не избежать. А вдруг потом слава пойдёт дурная? Так, его замок и владения седьмой, восьмой, а то и девятой дорогой обходить будут. Приходиться соглашаться.

— Ну так почешешь или нет? Я могу обидеться и улететь. На ком ты тогда тренироваться будешь? — дракон был уже немного раздражен невниманием рыцаря и даже стал нервно бить хвостом, вызывая небольшие толчки земли и норовя развалить пару хлипких сараев.

Звон древней стали о, не менее, древнюю чешую дракона снова заполнил двор, придавая довольное выражение морде рептилии. Драконы были редкими гостями в замках и Орис, конечно, не хотел лишать себя такого товарища. Тот часто приносил новости, да и поговорить с ним было о чем. Постепенно звон становился всё тише, да и дракон, откровенно говоря, заскучал.

— Всё, увидимся у Башен. — лёгкий взмах огромных крыльев и только немалый вес доспехов Ориса не дал ему упасть от ветра.

Парень, с грустью, смотрел в вечереющее небо, завидуя небесным птицам. Им точно не надо махать тяжёлой железякой чтобы завоевать принцессу. Он даже не знал, чем они, девушки, всё это время, в Башне занимаются. Вот сосед, барон Тур, так и не добился ответа от своей Бельты о том, что внутри. Та упорно отмалчивалась, хотя всё остальное позволяла мужу. А могла она многое. Один раз, даже в поход на другого соседа не отпустила, заколдовав чем-то.

Самому Орису было почти семнадцать полных красных лун, а он всё ещё болтался без жены из Башни, а ведь это не давало ему стать бароном, как, тот же, сосед Тур.

Пнув, так неловко попавшееся под ноги полено, он пошёл в пиршественный зал. Есть хотелось жутко. Он, в очередной раз, подумал о драконах. Везёт же им. Никто ещё не отказал этим тварям в пище. Несколько быков или коров были достаточной платой за покровительство и дружбу чешуйчатых и ссориться из-за этой мелочи владетели замков не хотели.

Зал был почти пуст. Лишь десяток больших светильников горели, озаряя светом длинный стол, на четверть, заставленный едой, и порождая, по углам, тени. Время от времени, лишь пролетающий по залу ветерок, заставлял гобелены на стенах и, развешанное повсюду, оружие петь свою странную песню из шорохов и бряцаний. После звона древнего клинка о чешую дракона, в голове, это казалось тишиной.

«Да, я завоюю тебя, Кларисса» Орис представил себе прекраснейшую девушку, как если бы она встречала его сейчас в зале и улыбнулся. Непомерно тяжёлый клинок Алигон показался ему вдруг пушинкой. С легкостью вытянув его из-за спины, он взмахнул мечом и обрушил его на массивный табурет, оказавшийся рядом. Дерево, безо всякого сопротивления, приняло древний металл, разлетаясь на две ровные половины. Зеленоватая сталь замерла в ладони от пола. Рыцарь переводил взгляд с несчастного располовиненного табурета на клинок и не верил глазам. Словно и не было никакой изматывающей тренировки только что.

Странно, но Орис не слышал сейчас тяжести меча, хотя весил он примерно столько же, что и его доспехи. Приободрившись, рыцарь пошёл к своему месту, не выпуская из рук удивительное оружие. За столом пришлось его положить рядом, но тут же подняв, рыцарь понял, что это не сон и меч, действительно, слушается его.

«Вот так бы и раньше!» подумал он, налегая на дикого кабана.

Вообще, Орис был необычным рыцарем. При всей его богатырской стати, он не любил драться. Только постоянные турниры, теперь и необходимость завести невесту из Башни заставляли его взяться за оружие. Даже внутренний воинственный вид залы не сподвигал на подвиги. Все эти пережитки воинской славы прошлых поколений владетелей замка, казались ему, лишь блажью ребёнка. Естественно, отцу он такого не говорил. Тот был либо, почти постоянно, пьян, либо зол на кого-то. Так его жизнь и закончилась, в пьяной драке по пустяковому поводу. Себе Орис такого не допускал.

Так, весь в мыслях о туманном будущем, он и не заметил как кабанчик, а за ним рыба и пару уток превратились в набор костей на столе. Даже прошлогоднее вино, на запивку, было приятным. Взгляд рыцаря то и дело возвращался к Алигону.

Судя по всему, челядь, разрубленным табуретом, он впечатлил. Они молча стояли в тени, ожидая приказов хозяина. Мирный, то он мирный, но спорить с ним было бесполезно, а с этим монстром в руках, так и подавно.

Наконец, Орис, с удовлетворением, бросил последнюю кость на стол и величественно поднялся. В его душе играл победный марш, а Кларисса, в воображении, уже ждала в постели своего героя. Кто бы там ни был, он завоюет свою принцессу! Эйфория буквально затопила рыцаря.

Громадная рука сжалась на рукояти, ставшего вдруг таким податливым, клинка. Лишь усталость и необходимость выспаться перед завтрашним днём, останавливали Ориса. Он невольно почувствовал, что испытывал его отец и даже попытался понять его.

Скрипнула дверь, обращая на себя невольное внимание, замечтавшегося рыцаря. Молодая служанка Арийя стояла в дверях, скромно потупив глаза. Хозяин был явно на взводе, да ещё и этот страшный меч в руках. Он ей давно нравился, и не только из-за замка. Арийя даже отказала одному богатому крестьянину, чтобы быть поближе к парню.

Даже древняя женская зависть к Принцессам из Башен, сейчас не так сильно душила её. Правда, завтра Орис будет выезжать на турнир за Клариссу. Судя по тому, что она слышала, и это заставляло сильно ревновать Арийю, та была очень красива. Но девушка не теряла надежды и робко улыбалась, всякий раз, когда смотрела в глаза парню.

Наверное, поэтому она свои обязанности всегда выполняла с душой. Особенно, ей нравилось греть постель рыцарю. Она вполне могла бы ограничиться и горячими камнями, но всегда делала это своим телом, представляя себе Ориса рядом. Сам парень об этом не знал, да и какая ему была разница?

— Сэр, ваша постель готова. — её руки нервно теребили платье, а глаза, то и дело, поднимались на хозяина. Сегодня Орис ей не нравился, да и плохие предчувствия мучили.

Меч, словно сам, прыгнул ему в руки, когда он попытался его взять. С мыслями о Клариссе и приятной тяжестью Алигона в руке, рыцарь пошёл спать.

«Завтра он должен быть лучшим и завоевать Деву!» это всё, о чём он сейчас мог думать.

Сон был беспокоен. Орис то и дело обезглавливал драконов и побеждал врагов. Это не нравилось ему, но было по душе кровожадному мечу. Сон прокручивался снова и снова.

В конце концов, шум дождя пробудил хозяина замка ещё затемно, разгоняя навязчивые видения. Орис провёл себя по лицу, стирая ночные впечатления. Лицо было влажным от испарины. Лишь Алигон таинственно поблескивали в свете одной из трёх лун. Свет был желтым, что, в сочетании с зеленоватым оттенком древней стали, давало почти красный цвет. Меч словно окрасился кровью.

Орис не стал смотреть на него более, надеясь заснуть. Завтра будет тяжелый день. «Кларисса!» мелькало в голове.  Дождь, как разбудил его, так и помог заснуть снова.

Солнце уже стояло в зените, когда старые ворота замка, со скрипом, раскрылись, пропуская Ориса на гнедом массивном жеребце Лонги, телегу с прислугой и карету для принцессы. Были ещё пару воинов с копьями, но это лишь для виду. По поводу празднеств Выхода Девы из Башни обычно все междоусобицы прекращались, да и турнир продлиться не один день.

Путь был недолог, но утомителен. Безжизненный вид степей вокруг дорог угнетал рыцаря, привыкшего к зелени леса из окон замка. Лишь последняя часть путешествия радовала разнообразием Башен вокруг.

«А ведь, в них, сейчас томились прекрасные принцессы!» от этой мысли, дух рыцаря воспарял.  Солнце уже начинало садиться, когда они проезжали мимо своей цели.

Башни были построены красивыми специально. Дева, которая выйдет отсюда завтра, будет прекрасной принцессой и повысит положение своего будущего мужа. Ради этого, древние строители не экономили. Вот, она и возвышалась хрупким, но величественным монолитом.

Башня была не одна. Даже в пределах прямой видимости их было не менее десятка, но сегодня открывалась лишь эта.

Так издавна сложилось, что количество принцесс было определённым и ограниченным. Башни использовались снова и снова, подготавливая своих узниц к семейной жизни в замке. Эти девы, гарантировано, получали себе в мужья рыцаря с замком и поэтому спрос родителей девочек на такое обучение был велик. Но в Башни заключались, только самые красивые и умные, девочки. Их, кстати, тоже выбирали рыцари на турнире. Это тоже было частью древнего уклада, сложившегося века назад. Впрочем, он всех устраивал. И девушек, получавших себе в мужья владетелей замков и рыцарей, которые имели самых достойных жен.

Двор у таверны был уже забит людьми. Орис недовольно поморщился, увидев здесь всех этих торговцев и просто всякий люд, шатающийся без дела. Им, что, у своего хозяина, делать нечего? Вот этого рыцарь не понимал. Своих крестьян, он сюда не пустил. Лишь пару торговцев, говоривших от имени его замка, были здесь по хозяйственным делам. Собственно, они уже растворились в разношерстной толпе, налаживая контакты и пристраивая наш обоз на ночь.

Сам Орис задумчиво ехал на любимом жеребце осматривая местность. К тому времени, как он всё объедет, рыцарь рассчитывал, что его свита найдёт место для шатра.

— Орис ли это? — послышался сзади голос.

Рыцарю даже не надо было оборачиваться, как сбоку выплыла широкая морда Ингуса. Его длинные усы смешно смотрелись на лице, но сбривать их тот не собирался. Вечно хвастался, что в них его мужская сила.

— Ингус, даже не сомневался, что ты приедешь. Что Оливии уже мало, ещё одна нужна?

— О, да, Клариссу я тебе не оставлю. Как же ты, безусый, будешь её любить?

В ответ, Орис лишь засмеялся и хлопнул Ингуса тяжёлой латной перчаткой по плечу. Тот даже не качнулся. Крепкий мужик.

— У тебя возьму.  — нашёлся что ответить молодой рыцарь.

Всё это время друзья ехали вместе и толпа послушно растекалась перед двумя огромными конями.

Так, или примерно так, прошли ещё несколько встреч. Похоже кандидатов на эту Деву будет достаточно. Орис, с улыбкой, вспомнил вчерашние впечатления от древнего клинка. Теперь, он знает тайну Алигона и, конечно, воспользуется этой силой, в борьбе с другими претендентами на принцессу. Меч заиграл неожиданными красками и даже зеленоватый оттенок стали стал, кажется, ещё насыщеннее.

С тем же интересом, Орис рассматривал и мечи своих конкурентов. Это было обязательным атрибутом любого рыцаря здесь, даже если он не собирался сражаться за Деву. Естественно, каждый хвалился своим. Все они были примерно одинаковы, лишь важные лица владетелей говорили об уникальности мечей. Ещё бы, это древние символы их рода и силы! Какой же ты рыцарь, без древнего меча и вымпела?!

Раздался звук трубы, созывающей на площадь перед Башней Клариссы. Она была заранее забита людьми и Орису пришлось проталкиваться сквозь плотную толпу бездельников и торгашей. Лишь блеск древней стали распугивал толпу, гневно комментирующую: «Кто их там давит?!» Люди неохотно расступались. Всё же, рыцари это главная забава на празднике.

Так, потолкавшись, Орис и выехал в Круг Равных, место где уже собрались почти все кандидаты на Клариссу. Как и предполагал рыцарь, их было немало. Десятка два и подъезжали ещё.

Орис подумал было, что проще какую-нибудь, не такую известную Деву из Башни выбрать, но потом отбросил эту мысль. Драться придётся всё равно. К тому же, недавно была болезнь, скосившая много народа, в том числе и принцесс, так что спрос на них был. Кларисса была уже четвёртой, которую выпускали за эту красную луну, а ведь только две синие из тринадцати прошло.

Звук горна разнесся далеко за площадь, созывая всех. Пространство за Внутренним Кругом площади уже было забито народом. Даже рыцари, приехавшие сюда за женой, рисковали просто не пробиться сквозь плотную толпу.

— Сегодня великий день! У нас выходит в свет ещё одна Дева. Она станет надёжной женой одному из доблестных рыцарей, собравшихся здесь, и хранительницей чьего-то рода. Сегодня, это Кларисса, от красоты и ума, которой замирают небеса и перестают петь птицы!

Глашатай, под звук медных труб, говорил громко и убедительно, заставляя толпу реветь в исступлении. Большинству было всё равно, люди просто хотели зрелищ, но рыцарей это заставляло принимать более воинственные позы. Руки претендентов потянулись к своим Клинкам. Их огромные кони тоже не стояли спокойно, временами перебирая копытами и недовольно фыркая.

Тут с небес донесся оглушительный голос дракона-хранителя — Люди, я подарю вам свой цветок, но только самый отважный и мудрый получит его!

Голос был настолько громогласен, что даже такая короткая речь вызвала головную боль у многих. Лишь рыцари в круге самодовольно заулыбались, ощущая себя этакими скалами в море людской черни. Лошади, их державшие, тоже оказались недовольны, громким ржанием доказывая статус своих всадников. Орис исключением не был и тоже приосанился в седле. Дракон-хранитель удовольствовался произведенным эффектом, улетел прочь, давая рыцарям насладиться эффектом.

Лорекс любил такие зрелища и делал всё, чтобы они активно продолжались. Тот счастливый случай, заведший раненого дракона сюда, в город Башен, определил и его будущую жизнь. Многие его сородичи вынуждены были улететь подальше, для спокойных мест обитания, но не Лорекс. Ему здесь нравилось.

Наконец, люди отошли от грохота голоса дракона и приходили в себя, оживлённо болтая. Всем нравилось сегодняшнее событие. Клариссу слишком хорошо описали и многие приехали сюда, чтобы просто удостовериться, правда это или нет. Лишь рыцари высокомерно поглядывали друг на друга, оценивая ширину плеч и качество доспехов соперников.

После третьего гонга, на площади наступила тишина. Лишь скрип упряжи и тихий лязг мечей и доспехов нарушали её. Дверь Башни открывалась громко. Скрип несмазанных петлиц разнесся по площади, не хуже гласа дракона. И вот широкие резные ворота башни открыты и, лишь тень внутри, мешают увидеть героиню сегодняшнего дня, Клариссу.

Вздох разнесся по толпе, едва ножка будущей невесты показалась из тени. Солнце ещё было достаточно высоко, чтобы красиво осветить снежно белый цвет платья. Оно было длинным и увидеть что-то ещё было сложно. Потом выплыл и дивный стан Девы. Все ахнули. Она была схожа на красивую куклу и даже за это, Клариссу уже можно было полюбить. Настала очередь лица. Бледный лик Девы потрясал красотой.

Слухи оправдались и народ снова зашушукался друг с другом, обсуждая принцессу. Большинство гостей праздника были мужчины и им это понравилось. Те, немногочисленные, женщины, которые тут были, тоже не остались в стороне. Правда, их комментарии были ярче и злее. Особенно, если с ними рядом были их мужья. Единственные, кто молчал, это рыцари, собравшиеся в кругу. К ним эта красавица и шла.

Орис, глядя на, дивной красоты, цветок из Башни, уже начал сомневаться в своих силах. За такую принцессу надо драться до конца и многие это сделают. Лица многих претендентов, не прикрытые забралом шлема, говорили об этом.

Кларисса, словно не видя этого напряжения, улыбнулась каждому претенденту своей очаровательной улыбкой, чем ещё больше завела народ. Теперь люди знали, рыцари покажут им достойный турнир.

— Ваша Принцесса ждёт вас. — мелодичный голос Клариссы просто очаровал всех участников турнира, наблюдающих, как их Дева идёт обратно в Башню. Завтра она встретит своих избранников, чтобы кого-то осчастливить своим вниманием.

Ворота Башни закрывались с таким же противным звуком. Толпа начала рассасываться, готовясь ко сну. Первая желтая луна быстро занимала своё место на ночном небе.

Матерчатый верх шатра мерно колыхался под пустынным ветром, навевая на Ориса романтические мысли. Принцесса оказалась действительно Принцессой и, конечно, все захотят её в жёны. С этими мыслями, он и заснул.

Лишь Алигон таинственно мерцал зеленым цветом в подставке и Арийя тихо плакала у себя в углу. Служанка видела какая красивая, была Кларисса и заранее себя жалела. С такой соперницей, у неё не было шансов на Ориса.

На следующий день, все встали рано. Конское ржание и человеческий гомон доносились отовсюду. Пропустить такое никто не хотел. Даже сам Орис, чувствовал себя необычайно бодро и готовым к схватке. Он не замечал, когда на него надевали доспехи и даже, сажали на коня. Кларисса, она одна, была перед его глазами.

Примерно, такой же взгляд был и у других рыцарей. Начались первые схватки. Соперники, самонадеянно поверившие в свою силу, выбывали один за другим. Повсюду были кровь и искореженные остатки доспехов. Но не это беспокоило проигравших. Таких, как Кларисса, было мало принцесс и свой шанс быть с нею, они потеряли.

Орис был в числе победителей после первого круга и сейчас отдыхал после схватки. Огонь страсти в его глазах, только разгорелся, а Алигон, в руках, всё так же, лёгок и смертоносен, но и противники были искушены. Рыцарь не сказал бы, что их мечи были более неудобны, чем его. Даже его миролюбивость вдруг переплавилась в стремление быть лучшим, любой ценой.

Палатки победителей заняли теперь особое место. Перенесенные, поближе к Башне, они были совсем рядом с Клариссой. Их было тринадцать, ровно по числу синих лун.

Соперничество за красивую Деву заводило рыцарей и давало простому народу зрелище. Принцессой те уже налюбовались. Теперь хотели увидеть, сколько крови прольется за неё. Вот этого, Орис, сам будучи рыцарем, никогда не понимал.

Снаружи донесся какой-то звук и парень вышел посмотреть что там такое. Первое, что он увидел, это была сама Кларисса. Она, как ангел, скользила между палаток претендентов, внимательно оглядывая каждого из них.

Большинство, как и Орис, были в лёгкой одежде, которая не скрывала могучих плеч. Судя по всему, Деве только этого и надо было. Идя, сквозь ряды, не знающих, что делать, богатырей, она откровенно наслаждалась их неуверенным видом.

Сейчас Кларисса приглядывалась к женихам. По древнему обычаю, победителю турнира предстояла схватка с самым настоящим драконом за право решать судьбу Девы. Если рыцарь проигрывал хранителю, то принцесса сама решала, в чей замок она уедет.

Дошла очередь и до Ориса. За это время, Кларисса не спеша прошла весь лагерь и насмотрелась на эти лица, готовые, ради неё, умирать. Она это ценила.

Орис сразу ей понравился. Он был странным и необычным. Не было той злости в глазах, которую Кларисса видела в других. Это был, скорее, земледелец, который взял меч в руки, чтобы защитить своё, чем убийца. Только этот клинок был древним, что свидетельствовало о его праве на неё.

Взгляд рыцаря тоже не был пустым. Он словно сдерживал внутреннюю силу парня. Дева не могла позволить себе полюбить его, прямо сейчас, поэтому поспешно отвела глаза и поспешила к следующему кандидату.

Выход Девы из Башни, как быстро начался, так же и закончился, оставляя на душе рыцарей противоречивые чувства. Они увидели свою цель близко и это только раззадорило кандидатов.

Кларисса тоже ушла удовлетворенной. Она узнала, кого ей принесли боги в женихи. Большинство из них, были обычными вояками. Лишь некоторые, в том числе и Орис, попали в её список желаний. Кинни, её служанка, которую она заберёт с собой к мужу, тоже была согласна с ней. Вообще, они были близкими подругами. Жизнь в Башне сблизила их и, конечно, Кинни давала советы по поводу жениха.

После такого, усталость словно рукой сняло и энергия наполнила тело блаженным теплом. Однако, скоро должна была полностью выйти желтая луна и весь этот задор лишь мешал спать. Пару претендентов молча прошлись рядом с шатром, явно нарываясь на драку, но Орис просто не понимал этого. Вот, завтра он завоюет Клариссу и это будет подвиг, а пока отдых. Священное право каждого воина здесь тоже свято соблюдалось.

Сон всё не приходил, когда рядом с ним возникла Ария в ночном платье и стала ему петь. Орис любил этот голос. Он чем-то напоминал его мать, принцессу Ольвию. Рыцарь засыпал с блаженной улыбкой. Во сне ему пела песню мать, а чесала волосы Кларисса.

Ария улыбалась, глядя на засыпающего Ориса. Даже, если он привезёт в замок Клариссу, она, Ария, будет всё равно ближе к нему. Так и заснули. Господин и служанка, вместе на одном ложе.

 

На этот раз разбудили рыцаря громкая ругань соперников и грохот доспехов. В этом Орис с Клариссой думали одинаково. Большинство из них были грубыми животными, по прихоти судьбы, родившиеся в семьях владетелей.

Шум оглушал. Все готовились к решающей схватке. Орис тоже не стал ждать продолжения. Сон о прекрасной Клариссе всё ещё витал у него в голове и, повинуясь ему, рыцарь стал подниматься. Прислуга тут же появилась, как по мановению волшебной палочки, чтобы одеть и подготовить своего господина. Что ни говори, а хорошее отношение к челяди, вознаграждается любовью последней.

Лучи восходящего солнца лениво отражались от металлических доспехов рыцарей, выстроившихся во Внутреннем Круге. Сегодня им предстояло выяснить, кто тут самый лучший и каждый был готов это доказать.

Наверное, по этой причине, бои были длиннее и кровопролитней. Один за другим падали обезсиленые или обезкровленые рыцари на арену, красную, от пропитавшей её крови. Хрипы раненых сменялись бравурными выкриками новых соперников. Было и такое, что даже выигравшие претенденты покидали турнир, без сил или возможности сражаться. Орис терпел. Лишь это давало ему силы. В то время, как жестокость соперников сжирала их заживо, так и миролюбие парня давало ему новые силы.

«Жить чтобы побеждать!» рыцарь верил в эти слова.

Солнце уже стояло в зените, когда остались лишь он и громадный варвар Криин. Жестокость и волчий взгляд того, поражали. В любой другой момент, Орис, несмотря на своё рыцарство, старался бы избежать встречи с таким соперником, но не сейчас. В голове рыцаря хозяйничала Кларисса и он ничего не мог с этим сделать. Хотя было и ещё что-то, что он не мог осознать.

Особенно порадовал Ориса подарок Девы, платок. Кларисса чувствовала, что надо подбодрить как-то рыцаря. Уезжать с этим диким громилой Криином, ужасные рассказы о котором она часто слышала от Лорекса, ей совсем не хотелось.

От такого знака внимания Девы, Орис снова поднял голову. Теперь даже звериный оскал противника его не пугал. «Моё!» пронеслось в голове, застывая в образе прекрасной Клариссы.

Криин не стал ждать и ударил первым. Орис, с трудом, но ответил. Сила у этого гиганта была не меньшей, чем у древних предков. Криин, от удивления, даже немного задержался. Ещё никто до этого, не выдерживал его удар. Противники либо теряли мечи, часто ломавшиеся, либо падали с ног. Этот же рыцарь стоял и только лёгкая качка тела, говорила о напряжении тела.

Финальная битва закипела с новой силой. Претенденты, казалось, были наравне. Молнии только и отлетали от скрещенных клинков. Если бы не древняя сталь, они сломались бы уже давно.

Орис не понимал, что с ним такое. Его мирный нрав вдруг стал горячее раскаленной стали. Может это пение Алигона? В голове, и вправду, слышался боевой гимн. Сам меч тоже стал таким родным и близким. Иногда, в схватке, рыцарю казалось, что древний клинок радуется. Но, Орис думал не об этом, и даже не о том чуде, что он добрался до финала. Он мечтал о Клариссе. Ещё день назад, просто невеста для статуса, сегодня она была для него богиней. С этой мыслью, рыцарь нанёс последний удар и жуткий гигант повалился на арену, теряя свой меч.

Сначала была оглушительная тишина, потом крики, славившие победителя. Лишь сам Орис не мог понять, как это случилось.

— Вот он наш достойный, кто сможет забрать свой приз, если победит меня! — оглушительный голос дракона проникал под кожу, наполняя рыцаря ужасом. Ещё никто не побеждал хранителя и даже не приблизился к этому. Теперь его, Ориса, очередь пробовать.

Небольшое сотрясение земли вывело рыцаря из транса. Перед ним возвышался зверь, которого никому не победить. Как ему это сделать? Орис не знал, но поднял, радостно звенящий меч и пошёл вперёд. Даже смертельная усталость от финала отступила на второй план.

Дракон, видимо не ожидающий такой смелости от человека, пропустил первый удар в шею, стоившему ему пару чешуек. Они были очень прочны, но только это защищало нежную плоть небесной птицы. Алигон радостно запел в руках рыцаря. Быстро извернувшись, Лорекс попытался атаковать безрассудного смертного. Орис был готов и вовремя отскочил. В месте, где он, только что, стоял, была яма, глубиной по колено.

Над собравшимися вдруг раздался ещё один, потрясающий всё, голос с небес.

— Я знал, что ты сможешь!  — обратился он, неизвестно к кому. Постепенно тень, опускающаяся с солнца, стала видна отчетливей. Саарлегон приближался все ниже и ниже, заставляя снова взлететь Лорекса в небо. Рыцарь остался на арене в одиночестве, а в небе две величественные птицы медленно кружились друг вокруг друга. Люди ошеломленно смотрели то на одинокого воина на арене то на двух драконов на фоне палящего солнца.

Они долго летали, пока Лорекс не отделился от небесного танца с собратом и приземлился на арену.

— Я признаю этого рыцаря достойным! — его голос был громогласен, проникая в голову каждого из собравшихся здесь. Так же легко взлетев, как и приземлился, он сделал круг над человеческой толпой и полетел к сородичу. Вскоре, они исчезли с неба и лишь Орис с обнаженным и, радостно поющим, Алигоном остался немым свидетельством недавнего события.

Он так и не заметил, как рядом с ним оказалась прекрасная Кларисса. Она бережно сняла шлем со своего жениха. Тот, с громким стуком упал на арену, окрасившись чьей-то кровью. Там уже лежал клинок, который принёс ему победу. Орис обнял свою невесту, стараясь не сильно прижимать к себе. После всех этих схваток, он имел очень потрепанный вид. Металл доспехов где-то помялся, где-то отогнулся. Из большой зазубрины на плече торчала ткань. Рыцарь никогда не думал, что будет встречать свою невесту в таком виде.

— Ну, парень, молодец! — знакомый голос Ингуса раздался сбоку. Тот вылетел ещё в первом туре и сейчас уже щеголял в красивой верхней одежде.

— Да, ладно. Не стесняйтесь. — хохотнул Ингус, подмигивая мне и растворяясь в толпе. Вблизи, Кларисса была также хороша, как и из седла коня. Барон даже пожалел, что не стал добиваться Деву до конца. Впрочем, ему и одной пока хватало.

Все кричали и радовались. И неважно, что большинство никогда не увидит принцесс у себя в руках. Праздник был для всех. Лишь один человек, Арийя, служанка и преданная Орису девушка, была в печали. Её сердце ныло. Не зря у Арийи было плохое предчувствие. Она стремительно теряла своего рыцаря.

Был лишь один шанс не упустить его. Арийя раскрыла ладонь и выпустила бледно-розовую птицу. Та, немного покружившись вокруг девушки, сразу полетела к Орису. Арийя понимала, что отдав себя больше никому не сможет быть нужной, но и без него уже не могла. Призрачный летун легко преодолел и толпу зевак и толстую сталь доспехов.

Когда Кларисса в первый раз поцеловала своего спасителя, она поняла, что не одна. Его губы имели иной вкус и Деве надо узнать, кто это. Решиться на такое, можно только потеряв себя.

Кларисса снова коснулась рыцаря. Сейчас, ей неважно кто это, она его невеста. Дева обязательно докажет рыцарю, что не хуже.

Романтический момент прервал звонкий голос глашатая.

— А сейчас мы будем выбирать следующую Деву!

Народ восторженно загудел. Ещё миг назад, такая желанная для всех Кларисса, превратилась в обычную невесту. Её праздник здесь закончился. Начинался путь другой Девы.

Народ, сам по себе, стал расступаться, когда Орис со своей будущей женой стал приближаться к ряду, красиво наряженных, девочек в традиционных белых платьях. Он едва не забыл подхватить оружие, подарившее ему победу. Лишь нехватка чего-то в руках, не дали забыть про меч. Сам рыцарь ещё не привык к тому, что рядом с ним невеста, и постоянно смотрел на Клариссу. Она же, мягко подталкивала его вперёд.

Девочки, глядя на это стали нервничать. Родители каждой из них хорошо постарались, чтобы их ребёнок сегодня стоял в этом ряду.

Постоянные одергивания девушки дали свои плоды и рыцарь, наконец, обратил внимание на молодую поросль. Они все были красивы. Дурнушек здесь не было. У всех девочек блестели глаза. От этого выбора, Орис растерялся. Ему никогда не приходилось так выбирать. Он умел драться, хоть и не хотел этого, но распоряжаться чьей-то судьбой, ещё не доводилось.

Девочки затихли, как и окружающие их люди. Все ждали слово рыцаря. Орису пришлось ещё несколько раз пройти мимо, чтобы понять, что выбрать он не может. Он, который впервые победил дракона, не способен понять, что делать! Глупое выражение лица парня совсем не подходило виду покореженных доспехов на нём.

И тут Кларисса стала что-то шептать рыцарю. Тот, вначале задумчиво, ещё раз оглядел девочек и, решительно шагнув вперёд, вывел одну из строя. Толпа радостно поприветствовала и хотела было, подойти ближе и почесть героя, когда Кларисса снова что-то заговорила на ушко. Все остановились. Было что-то ещё, но мало кто, понимал, что. Орис снова осмотрел ряд девочек и вытащил оттуда, ещё одну.

Люди безмолвствовали, не понимая, что происходит.

— И вот настал тот момент, когда Дева выбрана. Да прибудет с ней красота и мир! — голос глашатая прорезал тишину, как воду.

— Сегодня Дева Лейра и её горничная Висса отправляются в Башню, чтобы потом достойно встретить своего рыцаря!

Зрелище было довольно странным. Рыцарь в потрепанных доспехах, но с мечом, и красивая девушка в белом платье стояли перед двумя сияющими девочками. Других огорченных девочек уже увели.

Последующие события Орис пропустил. Свою задачу он выполнил, следующую Деву выбрал. Больше от рыцаря никто ничего не требовал. Глашатай ещё что-то говорил, прекрасная Кларисса что-то делала, а он лишь смотрел на это со стороны. Парень ещё не верил, что всё кончилось и не надо ещё кого-то убивать.

Наконец, ворота Башни, с жутким скрипом, закрылись и народ стал потихоньку расходиться. Праздник перекинулся на центральную площадь, да и рыцарей, ещё сегодня сражавшихся здесь, уже не было. Одни поехали лечиться, а иные уехали. Многие приезжали сюда просто подраться.

Теперь на них уже никто не обращал внимания и Орис с невестой пошли к обозу. Его вид, в этих доспехах, был довольно жуткий. Рыцарь уже почти зашёл в шатёр, переодеться, когда к нему подошли мужчина и женщина. Судя по их виду, они были весьма зажиточны.

— Спасибо вам за выбор. — сам Орис никак не мог понять, за что спасибо, и взглянул на Клариссу. Боже, как же она прекрасна! Он всё ещё не мог в это поверить.

— Ты выбрал их дочь в Девы. — пояснила невеста.

— Да, да, наша Лейра прекрасный выбор. — закивали те, головами.

— Возьмите это. — в руках у них был сверток. Похоже, они рады. Рыцарь взял подарок и передал его Клариссе. Пусть она этим занимается. Девушка, с готовностью, взяла его и стала благодарить родителей девочки. Когда-то её также выбрали и семья, которой уже нет, тоже дарила подарок. Кларисса помнила это.

Орису, до жути надоело всё это, только вот куда девать новоявленную невесту, он не знал. А ведь, ей тоже надо, что-то. Тут его спасла Арийя. Она подошла и представилась Клариссе. Дева сразу всё поняла. Едва увидев девушку, она поняла, что это не просто прислуга. Её горящие глазки выдавали с головой. Киина, из-за спины принцессы, лишь взирала на эту борьбу. Она прекрасно понимала, что это не последний раз.

— Иди, дорогой. Мы разберёмся. — рыцарь был доволен Клариссой и Арийей, проявившей о его невесте заботу. Глаза Арийи, помимо своей воли, ярко вспыхнули на эти слова Клариссы.

Орис давно мечтал снять эти доспехи и сразу же оставил женщин наедине. Собственно, воины уже давно ждали своего господина, чтобы помочь ему, но вмешиваться в женские дела боялись. Лишь когда девушки скрылись в шатре, они подошли и сдержанно поздравили его с победой. Сам факт появления у рыцаря невесты не волновал, но красивый бой, да не один, они запомнили. Это было странно, для их господина, так драться, но победителей не судят. Самому Орису тоже это казалось непонятным, но зависть, в глазах у соперников, радовала его.

Остаток праздника больше ничем для рыцаря не выделился. Он даже не совсем понимал, что едет домой с новой хозяйкой замка. Девушки же сразу нашли общий язык и под охраной ушли на праздник. Клариссе было очень интересно побывать на нём не только главным трофеем, но и просто гостьей.

Серое, в низких облаках, небо мерно колыхалось в такт вращению колёс кареты. Кларисса даже немного заснула. После всей этой непривычной толпы на празднике, она была опустошена. К тому же Арийя хотела ее жениха. Эта мысль тоже не давала принцессе покоя. Решиться на ритуал Холодного Сердца не всякая сможет. Лишь громоподобный голос с неба заставил её проснуться. С неба, пока маленькой чёрной точкой, приближался дракон.

Земля содрогнулась под его весом, да и карета остановилась, окончательно выдирая Деву из царства сна. Это был не Лорекс. Того Кларисса помнила хорошо. Они часто говорили на всякие темы, да и просто новости было интересно услышать.

— Поздравляю, Орис. Я верил в тебя. — дракон, хоть и совершенно перекрыл дорогу, был миролюбив и, кажется, даже дружил с её будущим мужем. Это порадовало Клариссу. Орис, в её глазах, поднимался всё выше и выше. Девушка улыбнулась и шагнула на неровный грунт дороги поприветствовать зверя.

Орис не верил своим глазам. Саарлегон прилетел его приветствовать. Хоть они и дружили немного, этого рыцарь точно не ожидал. Вообще, они начали разговаривать по очень забавному поводу. Когда тот прилетел просто полежать и посмотреть на людей, Дракон это любил, Орис с кем-то спорил, является ли стрекоза родственником чешуйчатым.

Саарлегон любил поговорить о родне, даже такой неожиданной и далёкой как стрекозы. Естественно, он стал спорить. Так и сошлись рыцарь земледелец и дракон философ. И вот он приветствует своего собеседника с победой на турнире. Дракон не ожидал этого, но его человеческий друг Орис смог победить. Терять интересного друга не хотелось и дракону пришлось попросить собрата Лорекса отдать тому Деву малой кровью. Тем более, что все видели как он яростно сражался за неё. Даже пару чешуек хранителю повредил, чем немало удивил дракона.

Сама Дева тоже была остра на язык. По словам Лорекса, они немало времени провели в беседах о смысле жизни. Кларисса ждала своего рыцаря и дождалась. Саарлегон улыбнулся. Люди, конечно, этого не поняли, его улыбку не так легко распознать. Он лишь понимал, что теперь будет прилетать к Орису чаще. Клариссу тоже хотелось разговорить.

Пожелав счастья, дракон улетел, оставив молодых на дороге. Кто знает к чему она приведёт? Лишь одна Арийя затравленно взирала на мир, наблюдая как Орис светиться от счастья рядом с ее соперницей.

читателей   56   сегодня 1
56 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 2,00 из 5)
Loading ... Loading ...