Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

По ту сторону

Глава 1

Тусклое мерцание луны растворилось в прохладном безмолвии ночного покрова. Небо наполнилось мрачными тучами, беременными дождем. Каждую минуту безжалостные молнии разрывали их, просвечивая облака ослепительным, бело-голубым светом, доставая до самого горизонта. Казалось, словно это отражение от доспехов небесной армии лучников, готовых в любую минуту напасть на небольшой городок под названием Бланквилл, разразившись воинственным ревом, и закидать его множеством стрел в виде капель дождя, не оставив ни малейшего шанса уйти от их праведного гнева.

Уличные фонари одиноко освещают пустынные улицы и змеятся на вершину утеса Монтэр, на котором стоит старое поместье Батлеров еще со времен колониального периода. За большими коваными воротами с красивым узором открывается ухоженный сад. Над подстриженной лужайкой грациозно возвышаются разные цветущие кусты, скрутившие сейчас свои лепестки в массивные бутоны, еще более красивые в свете дня. Небесные отсветы отражаются от ветвистых каменных дорожек, которые ведут к фасаду здания с четырьмя колоннами, увенчанными не сильно замысловатыми капителями. Над двухэтажной постройкой внушительно возвышаются несколько башенок – результат корректировки нескольких владельцев, не слишком озабоченных цельностью архитектурного облика: две ближе к центру, симметрично с каждой стороны, и одна в западной части, открывая вид на весь город, вплоть до самых его окраин. Задний же фасад открывает удивительный и завораживающий вид на простор реки Блэк-лейк с обрамляющими ее зелеными берегами. С остальных сторон дом бережно укутывает небольшой и густо заросший лес с огромными дубами, елями и вязами, роскошные кроны которых угрожающе, но в то же время величественно, нависают над крышей этого дома. Но вся торжественность и величие скрыты сейчас в непроглядной пелене ночного тумана, открывая лишь небольшие части своего великолепия под вспышками усиливающихся молний.

Тусклый свет пробивается сквозь высокие окна первого этажа в той части поместья, где одинокая башня несет свое бдение. Уилфрид любит работать под покровом ночного спокойствия, поэтому многие месяцы можно было наблюдать горящий свет в том крыле, где располагается его личная библиотека, по совместительству сочетая в себе и кабинет. Но гости на этом холме стали редкостью, поскольку суеверные жители маленького городка опасаются нового владельца поместья, поэтому никто посторонний не знает о ночных бдениях хозяина дома, так же, как и не может любоваться великолепием открывающихся пейзажей с утеса. Книжные шкафы в библиотеке располагаются вдоль стен и небольшим рядком позади большого письменного стола, за которым сейчас сидит человек среднего возраста. На полках находятся множество разных книг и артефактов, часть из которых гораздо старше самого дома, который достался Уилфриду от прапрапрадеда.

Взгляд больших карих глаз, расположенных чуть дальше от переносицы, чем у других людей, бегает по листкам, жадно штудируя старинные горы дневников и рукописей пугающего содержания, которыми обложен Уилфрид. Его кожа отдает еле уловимым голубовато-зеленым оттенком. Случайному наблюдателю может показаться, что это всего лишь холодные ночные рефлексы, но никого, кроме черного, словно сажа, кота по имени Фенрир в этом доме больше нет. Прозвище это он получил из-за своего неестественно большого размера. Кот был так предан своему хозяину, что везде его сопровождал, несмотря на то, что животное появилось у Уилфрида не с самых ранних лет своей жизни. Но в эту дождливую августовскую ночь Фенрир бродил где-то по темным комнатам и коридорам дома. Глухое эхо небольших кошачьих рассказов о том, где он находится и что делает, доносилось до хозяина и друга, который не обращал сейчас на них никакого внимания.

С особым усердием мужчина делал записи у себя в тетради, а какие-то пометки прямо на полях некоторых талмудов. Он любил естественные источники освещения в ночное время, поэтому пользовался керосиновыми лампами и свечами, которые в большом количестве закупал в местном магазинчике, но, все же, несколько тускло горящих электрических ночников на стенах оставлял включенными.

Ослепительная молния в очередной раз озарила небо, яркими отсветами ворвавшись в высокие окна библиотеки-кабинета. Дождь начал барабанить по крыше, эхом проносясь по мрачным просторам дома.

– Наконец-то! – восторженно вскрикнул Уилфрид, вскинув вверх руки. – Это то, что мне нужно. На этот раз все должно получиться, – сумасшедший смех разбавил отголоски грома в пустых коридорах и комнатах поместья.

Резко встав из-за стола, уронив при этом красивое резное кресло, оббитое мягким материалом, Уилфрид ринулся к одному из стеллажей с книгами у самой дальней стены библиотеки. В этой части не было ночников или других источников освещения. Колышущееся пламя свечей со стола еле доставало своими длинными пальцами света до некоторых из книг соседнего стеллажа, поэтому угловая секция скрывалась под густым мраком ночи. Спустя несколько минут темный силуэт исчез в растворившемся на время сумраке от тускло горящей свечи в подсвечнике, который мужчина держал в руках. В образовавшейся таинственной атмосфере большого помещения, случайному наблюдателю показалось бы, что он увидел призрака этого дома, который на его глазах прошел сквозь стену и растворился в ней.

 

Глава 2. Астрал

По дому вновь эхом прокатились пугающие звуки скрежета тяжелой деревянной массы о камень. Из темного угла библиотеки показалась фигура Уилфрида с небольшой коробкой в руках и, как ни в чем не бывало, направилась к большому письменному столу.

Пол перед высокими двустворчатыми дверьми был закидан стопками книг, листками и другими предметами. Уилфрид нетерпеливо, со знанием дела, принялся за уборку, расчищая на каменном настиле нужное пространство. Из деревянного ящика достал бутыль с темно-алой жидкостью, которую изготовил собственноручно из различных ингредиентов, некоторые из которых приводили в ужас. Состав этой эмульсии любопытный гость смог бы прочитать в его втором дневнике, который в отрытом состоянии лежал на столе, но посетителей это поместье не видело уже много лет. Откупорив пробку, Уилфрид начал старательно вырисовывать какие-то знаки, символы, слова на понятном только ему языке и соединительные линии, вписывая всю схему в круги разного диаметра. Словно художник, который предвкушает создание шедевра, он с особым усердием водил по полу толстой кистью.

Спустя некоторое время сложный рисунок пентаграммы был закончен. Уилфрид еще несколько минут стоял и любовался своей работой. Он внимательно осматривал изображение на предмет ошибок, сверяясь с эскизом в своей тетради, которая уже перекочевала в руку. Его зрачки расширились от возбуждения и взгляд неистово бегал от листка к полу, скользя по двум узорам. Когда в правильности изображения, понятного только Уилфриду, можно было не сомневаться, он достал из ящика пачку перекрученных между собой толстых и уже пользованных свечей и небольшой кожаный мешочек с порошком, которым посыпал рисунок. От этого узор стал матовым и приобрел серый цвет. С нескрываемым желанием приступить к следующему шагу ритуала, он аккуратно расставил свечи на вершинах нарисованного шестиугольника, а потом еще три на пересечении сложных фигур внутри и зажег черные обуглившиеся фитили. Основные приготовления были завершены. Мужчина набрал полную грудь воздуха и с облегчением выдохнул. Спокойно, в каком-то определенном порядке, который знал только он сам, начал поджигать и расставлять по библиотеке-кабинету необычного вида благовония: соединенные между собой ветки разных трав, которые предварительно были обработаны специальной жидкостью для их длительного тления.

Все необходимое было сделано. После небольшой передышки Уилфрид начал пробираться в центр загадочного круга, аккуратно, чтобы случайно не размазать края рисунка: малейший разрыв линий может привести к скверным результатам и даже трагическому исходу. Так, в одну из его очередных попыток провести такой ритуал, что-то пошло не так и напоминанием этого теперь служит большой шрам на лбу, похожий на букву «Х».

Приняв на полу позу для медитации, Уилфрид положил на колени тетрадь, в которую недавно делал записи. Для того, чтобы все прошло успешно, нужна была сильнейшая концентрация, которая не допускала ни малейшей посторонней мысли. Мужчина закрыл глаза и начал углубляться в свой внутренний мир, запирая чертоги разума, мешающие укреплению его духовной связи. Эти действия могут занимать долгие часы, но многочисленные практики позволили Уилфриду сократить это время до получаса. Достигнув предела концентрации, он приоткрыл глаза и бездумно начал читать слова из тетради монотонным голосом. Они складывались в необычную мелодию, словно редкий и всеми забытый музыкальный стиль, который почитают только в узком кругу меломанов. Механический голос тихим эхом разливался по дому, рассеивая его мрачную тишину. Наконец, все реже заглядывая в дневник, слова сами по себе бурным потоком начали литься изо рта мужчины. Уилфрид вновь закрыл глаза.

Горящие на полу свечи вспыхнули более ярким пламенем, излучая при этом сильный жар, который через мгновение сменился зимней прохладой, когда огненно-красное зарево заменило голубоватое свечение. В комнате еще сильнее запахло благовониями. Все пространство заволокли густые щупальца галлюциногенного дыма, вальсируя вокруг Уилфрида и поминутно сменяя партнеров. К этим танцующим призракам присоединились пляшущие по комнате тени неизвестного происхождения, сплетая между собой замысловатые узоры на полу, стенах и потолке. Тентакли прозрачной серой дымки, проникая внутрь нарисованного круга, касались ноздрей погружающегося в глубокий транс человека. В это мгновение он чувствовал себя бессмертным, чувствовал себя богом, способным на все. Через секунду Уилфрид, не открывая глаз, сделал несколько глубоких вдохов, втягивая в себя как можно больше дыма, насыщая им легкие. Кожу начало покалывать, а затем щипать, словно сотни муравьев, чувствуя опасность, принялись кусали все тело. Собранные в маленький хвост волосы начали подниматься вверх, развиваясь и левитируя сами по себе. Бормотания Уилфрида стихли. Язык распух. Но это первый признак того, что все идет так, как нужно. Заклинание продолжало раздаваться снова и снова в глубинах мрачного поместья, эхом отдаваясь уже где-то в пучине сознании мужчины. С каждой минутой магические слова постепенно затихали, по мере погружения в состояние, которое уже трудно было назвать трансом. Та неизведанная сила, которая сейчас наполняла Уилфрида, радовала его и мысленно делала властелином всего мира. Это был пик состояния, к которому стремился уже обмякший человек, сидящий в центре начертанного им круга. Машинально с его губ сорвались еще несколько слов. Последних. Руны на полу засияли ярко-голубым светом, поднимая ввысь столпы мерцающей энергии. Уилфрида по спирали начала заволакивать густая дымка. В ту же секунду его дух отделился от тела, став нематериальной субстанцией, но видимой, или казалось, что видимой, во всяком случае, так думала астральная проекция, пока взор падал на сидящую оболочку внизу. Легкое головокружение наполнило призрачную голову, но вскоре прекратилось так же быстро, как и началось. Тело взял небольшой страх, или так показалось духу, что парил над ним. Он испытывал небывалую легкость и радость, по большей части от успешной материализации духовного образа. От переливающейся голубовато-серебристым цветом сущности к телесной оболочке тянулась тонкая, еле уловимая, соединительная нить, которая недолжна была порваться ни в коем случае. Если это произойдет, то дальнейшее земное существование прекратится на время, пока не найдется способ вернуться обратно в клетку из костей и плоти, если такой способ вообще отыщется. Теперь не было слышно биение сердца. Не чувствовалось ни тепла, ни холода, ни дуновение ветра. По венам не текла кровь. Можно было даже не дышать, поскольку легкие все равно не наполнялись кислородом.

Немного привыкнув к новой форме и оглядев комнату призрачным зрением холодных и монохромных тонов, Уилфрид заглянул через плечо своей земной оболочке, чтобы запомнить последнюю часть заклинания. Слова с легкостью срывались с его фантомных губ, казалось, даже не открываясь. Небольшие струйки энергии родились перед ним прямо из воздуха и начали скручиваться друг с другом, разрывая воздушное пространство реальности. Через мгновение образовался лоснящийся круговорот, являющийся брешью в другое измерение. Дав тонким щупальцам светящихся полосок пройти через все его призрачное тело и опутать целиком, Уилфрид позволил увлечь себя в пучину неизвестности.

Темное пространство внутри было окутано тысячами мигающих огней, больших и маленьких. Одни находились дальше, иные совсем близко, но были закрыты для входа вновь прибывшего посетителя. Каждый огонек был окутан своей аурой, но доступный для Уилфрида был всего один. Свет призванного им источника увлекал вперед, бережно, словно заботливая мать, протягивая волокна единственно цветной энергии.

Уилфрид обернулся и увидел вдалеке маленький голубоватый кусочек света, который нельзя было спутать ни с чем иным. Белый и очень яркий свет на время ослепил путешественника, когда тот повернулся обратно по ходу своего движения вперед.

 

Глава 3. Кенсгурин

Зрение Уилфрида, приходя в норму, понемногу начало улавливать очертания больших каменных блоков. Через несколько минут перед ним появился длинный сводчатый коридор с высокими потолками. Большие каменные горгульи располагались вдоль стен, держа по горящему факелу в одной из лап. Мужчина приподнялся над полом на три фута, чтобы взглянуть в лицо одной из них: огромные глаза посажены глубоко в глазницы; массивные надбровные дуги сдвинуты к переносице; нос с вывернутыми ноздрями ютится на внушительной верхней челюсти, которая в совокупности с нижней, из которой торчат два клыка, образуют колоссальную пасть; длинные уши растут в стороны, но не смотрятся оттопыренными; маленький лоб венчает пара небольших изогнутых рогов. Уилфрид слегка поморщился и спустился обратно вниз. Слабо мерцающий свет в конце коридора привлек путешественника, и он настороженно начал двигаться вперед. Мужчина перестал обращать внимание на каменные изваяния, которые уже провожали странного гостя взглядом оживших серых глаз.

Привыкшие к полумраку глаза Уилфрида снова прорезал свет, но уже сдержанный и более естественный. Призрачный визитер оказался в большом помещении, стены которого в два раза превышают высоту коридорных и уходят высоко вверх. По всей площади, упираясь в самый потолок, стоят крепко сколоченные деревянные стеллажи. Они расставлены таким образом, что образуют подобие незамысловатого лабиринта, в котором нельзя заблудиться. Мужчина проследовал в их сторону.

На полках, на свободном расстоянии друг от друга, располагается множество необычных книг: обложки сделаны из странного металла, а их пространство покрывают замысловатые орнаменты, по желобам которых струится энергетическая субстанция; формат талмудов превышает среднее книжное издание в три раза. Все это в совокупности делает их непомерно тяжелыми, даже для астральной сущности, когда любопытство взяло над Уилфридом верх и он решил изучить один из томов поближе. Когда он пытался достать приглянувшуюся книгу, его внимание привлек посторонний шум на одном из надстроенных деревянных балкончиках, позволяющих подбираться к фолиантам, которые находятся выше остальных. Мужчина астральным зрением старался разглядеть источник звука, всматриваясь в ту часть, откуда секунду назад доносился шум. Из-за редко расставленных на исполинских колоннах горящих факелов, темнота покрывала большую часть верхнего пространства стеллажей, сгущаясь в углах и центральной части потолка. Уилфрид тщетно пытался отыскать блуждающего во мраке незнакомца. Несмотря на то, что его нынешняя форма позволяла парить над полом, однако на столько высоко взлетать не удавалось, поэтому пришлось воспользоваться лестницей, чтобы забраться наверх и усмерить свое любопытство. На полпути от цели его внимание вновь привлек похожий шум за спиной на противоположном балконе. Уилфрид обернулся. На освещенном факелом пространстве мелькнула тень, одним ярусом выше. Поискав призрачными глазами мостик, который бы соединял эти два стеллажа, он поспешил спуститься, поскольку ничего такого найти не удалось. Быстро направляясь к лестнице напротив, мужчина вновь уловил мелькнувшую дальше по секции с книгами тень. Уилфрид направился вперед по лабиринту, составленному из шкафов, стараясь не упустить замеченный силуэт из виду.

Рассеянно смотря вперед, астральный мужчина чуть было не свалился в разверзшуюся перед ним тёмную бездну: каменный пол резко заканчивался и обрывом уходил глубоко вниз. В глаза вновь ударил яркий свет. Впереди, ниже уровнем от того места, где стоял Уилфрид, открылось еще одно пространство, гораздо больше и светлее предыдущего зала: в просторном и, казалось, бездонном куполообразном помещении по всей площади располагались круглые островки цилиндрической формы, которые скрывали свое основание в глубинах огромной темной бездны; на них стояли такие же стеллажи по всему периметру, что располагались сейчас за спиной мужчины. Уилфрид насчитал одиннадцать таких участков, каждый из которых радиусом был примерно более шестидесяти ярдов. Они располагались в шахматном порядке в два ряда, но полукругом вокруг просторного выступа дальше за ними.

Уилфрид стоял на краю какое-то время, завороженный открывшимся видом. Чувства в новой форме усилились, поэтому он ощущал на себе пристальные взгляды неизвестных существ, которые прятались в темноте стеллажей позади него. Решившись, он направился вперед по одному из широких каменных мостов, точно таких же, что соединяли все эти необычные постройки впереди.

Кованные перила моста были увенчаны двумя большими чашами, в которых ярко горел огонь. Задержавшись на середине, мужчина в очередной раз изумился масштабом помещения и необычными предметами, расположенными в нем.

Добравшись до первого островка Уилфрид увидел, что книги на полках висят в воздухе, каждая над объектом, который больше напоминает двенадцатигранник. Сам предмет излучает голубоватое свечение, исходящее из центра ядра. Но внимание астрального человека привлек отдельно стоящий участок полукруглой формы в конце этого колоссального зала. К счастью, до него можно было легко добраться по тем же каменным мостам.

Плато это оказалось обычным участком, на котором располагается вход в еще один зал: немногочисленные массивные ступени ведут к огромному порталу, который, симметрично с каждой стороны, украшают несколько пилонов, упирающихся в отвесную каменную глыбу; напротив друг друга стоят две горгульи, точно такие же, что встречались Уилфриду ранее. Они казались больше своих собратьев, потому что приподнялись на задних лапах. Оскалив зубы, существа были готовы броситься на защиту дверей позади себя. Одна из массивных металлических створок оказалась приоткрыта, словно заманивая в пространство за собой. Немного замешкавшись Уилфрид не спеша двинулся вперед, каждую секунду опасаясь нападения охранников. Но все его страхи оказались напрасными.

Зал внутри был очень внушительный, но визуально казался гораздо меньше из-за того, что по всей его площади, на свободном расстоянии друг от друга, стояло множество массивных колонн шестигранной форма. В каждой из граней сделаны прямоугольные проемы, около пяти футов каждая, с закругленной верхней частью. Эти отверстия располагались по всей высоте столпов, почти до самого потолка, как показалось Уилфриду. Внутри каждой прорези можно было найти толстые диски с полой серединой, которые, как и книги, парили над странным светящимся камнем. Дух неторопливо парил над полом, огибая колонны и осматривая грандиозное пространство вокруг, когда его взгляд упал на замысловатое сооружение в одном из частей зала. Мужчина направился к нему, настороженно смотря перед собой.

Около куполообразной постройки в несколько рядов расположились стеллажи. На их полках левитировали руны и свитки, аккуратно уложенные в богато украшенные металлические контейнеры, некоторые из которых были открыты. Эти артефакты скрыты под прозрачным энергетическим полем, которое покрывало каждую полку, поэтому рассмотреть их не составило труда. На этот раз исследовать очередную находку более подробно Уилфрид, все же, не решился.

Высокий сетчатый свод центральной постройки, которая заинтересовала мужчину ранее, венчает подобие граненного металлического купола с толстым и обрезанным шпилем. Под пересечением арок стоит громоздкое сооружение, чем-то напоминающее по форме колокол: на красиво украшенном постаменте установлена конструкция из двенадцати арок, соединенных между собой кольцами, уменьшающихся по ширине по мере их расположения выше; из самого маленького, сверху, выходит обрезанный шпиль; внутри этого саркофага стоит вытянутый алтарь с такой же выемкой, что на колоннах, хранящих загадочные круглые элементы, а с боков камня сделаны углубления, напоминающие больше отпечатки исполинских рук. Это святилище по размерам превосходило астрального человека более чем в два раза.

Место это было пропитано силой. Энергия, казалось, струилась из всего, до чего только можно дотронуться. Она большими потоками врывалась в разум Уилфрида, во все тело, заставляя стоять на месте и не шевелиться. Он закрыл глаза, силясь понять новые и туманные ощущения, позволив потокам невидимой энергии наполнять его, словно сосуд. Погруженный в незнакомые чувства, мужчина не смог почувствовать присутствие постороннего у себя за спиной. Громадная тень легла на астральное тело и алтарь, заслонив собой почти весь проникающий сюда свет. Старое, уже знакомое Уилфриду чувство, которое помогало не раз в земной жизни, прошептало где-то внутри сознания, и он резко обернулся, открыв призрачные веки. Две большие руки, с тремя пальцами на каждой, обхватили его голову. Через мгновение в ней прозвучал голос: «Приветствую тебя Уилфрид, сын Джона Батлера. Меня зовут Фибурат. Добро пожаловать на Кенсгурин».

 

Глава 4. Азрагджалад

Когда зрение вновь вернулось к Уилфриду, он увидел стоящего перед ним – превышающее в два раза существо с фиолетовой кожей: лоб симметрично покрыт несколькими костяными пластинами, из которых растут короткие рога, словно аккуратно зачесанные назад волосы; в голубоватых глазах еле различались белые, словно молоко, зрачки, устремившие пристальный взгляд на астрального гостя; острый нос вытянут вперед и смотрит вниз; узкие губы растянулись в подобии доброжелательной улыбки, от чего сделались еще тоньше; уши острыми и длинными концами смотрят вверх; темные волосы несколькими толстыми косичками змеятся по всей голове и  свисают спереди, увенчанные костяными украшениями; тело покрыто красивой и пышной мантией, подпоясанной выделанным из кожи и богато украшенным массивным поясом; из-под длинной одежды выглядывают два больших копыта.

Уилфрид с ужасом отпрянул назад от стоящего перед ним существа. Если бы сердце мужчины билось в его нынешней форме, то оба они, наверное, отчетливо слышали его частый стук.

– Не бойся, – спокойным и басовитым голосом произнес Фибурат с небольшим акцентом на человеческом языке, – я не причиню тебе зла.

– Ты-ы говоришь на моем я-языке? – спросил опешивший мужчина, немного заикаясь от охватившего его волнения и страха, хотя и не был пугливым, во всяком случае не считал себя таковым при жизни.

– Теперь да, – улыбнулось создание, обнажая белые зубы с небольшими клыками. – Я пропустил через себя всю информацию о твоем народе прикосновением. Теперь я знаю все, что было доступно тебе, в том числе и твой язык. Ты не первый человек, которому удалось попасть в мой мир, но первый, с кем мне удалось заговорить и узнать больше о вашей расе.

– Кто ты?

– Как я уже говорил, меня зовут Фибурат. Я отношусь к расе азрагджалад, что в грубом переводе на ваш язык означает фиолетовокожие. Ты находишься в самой большой библиотеке из множества вселенных, которая расположилась на планете Кенсгурин. Будучи славным и гордым поселением, моя страна занимает один большой материк под названием Римфур, а это место лишь небольшая часть всего многообразия знаний, но одна из самых важных частей. Я являюсь хранителем, а также главным жрецом храма Асури, который находится над нами. Кроме того, я стою у истоков основания этого бесценного хранилища. Если считать по человеческим меркам, то мне уже более десяти тысяч лет. Были времена, когда к нам огромным потоком приходили, такие не похожие друг на друга, обитатели разных планет и миров за знаниями, которые легли в основу великих творений и открытий. Чтобы стать хранителем, учиться и жить вместе, выстраивались большие очереди из тех, кто хочет прикоснуться к вечному. Как я уже говорил, эта часть библиотеки одна из важных, поскольку здесь хранятся знания моего народа, воспоминания, с которых началось основание этого города. Сюда допускаются только члены нашего ордена, которых, к сожалению, осталось не так много. Случилось это несчастье из-за нападения одной из безжалостных рас – Меррудов. Они являются захватчиками земель и даже целых миров, в кровожадности и боевом деле которым нет равных. Мы не смогли предвидеть их вторжение и стали пленниками, многие из которых погибли. Чтобы спасти остатки нашей расы, учеников и скопившиеся за многие годы знания, выжившие в нападении жрецы азрагджалад пошли на служение завоевателям, в надежде, что настанет день отмщения. И не ошиблись. Мне было видение о пришельце из другого мира, который придет сюда после нашего падения и поможет совершить возмездие. Твои долгие и упорные поиски нужного тебе заклинания для исцеления тела и многочисленные практики в колдовстве привели в Римфур, в мой мир. Можешь считать, что твои поиски закончены.

– Я не совсем тебя понимаю, – недоуменно сказал Уилфрид.

– Ты искал исцеления недуга, что с каждым днем превращает тебя в рыболюда, которое навлек твой дед по незнанию, когда потерпел кораблекрушение и согласился на сделку с разумными жителями морских глубин в обмен на дальнейшую жизнь. Ты начал обращаться к тайным силам и изучать обряды в юном возрасте, когда случайно обнаружил у себя склонность к этому и некоторые способности, данные еще при рождении. Натолкнувшись на информацию в древних записях о месте, которое, теоретически, может тебе помочь, ты стал упорно трудиться, чтобы попасть туда. Ты овладел навыками астральной проекции и начал путешествовать по другим границам мироздания, но все попытки оказывались безуспешными, поскольку не было ни одного открытого входа в другие, скрытые миры.

– Да, – слегка раздраженно, но не совсем понимая истинную причину своего негодования, прервал речь Фибурата дух, – я это и так знаю, но причем тут твое пророчество?

– Оно прямым образом связано с тобой, Уилфрид Батлер. Это как закон о равноценном обмене – для того, чтобы получить нечто, нужно взамен пожертвовать чем-то эквивалентным. Ты многое отдал, чтобы научиться тому, во что многие из твоей расы не верят и считают глупой выдумкой, при всем при этом расценивая эти занятия, как зло. У меня есть предложение – помощь нам в обмен на необходимые знания, которые помогут справиться с твоим недугом.

Глубокая, порой казалось, даже оглушительная тишина, прерываемая лишь слабыми звуками потрескивания огня в факелах и чашах, повисла между двумя странными, на первый взгляд, фигурами. Фибурат знал, что человеческому сознанию нужно больше времени для осмысления некоторой информации, особенно для принятия серьезных решений, к которым и относил свое предложение.

Слабый ветер свободно гулял между колоннами. Не найдя ничего интересного в этом зале, он направился в соседний, чтобы потешиться игрой в салки с мраком глубокой бездны, донося до слуха молчаливых субъектов бьющееся о стены, словно волны морского прибоя, волнующее слух гудение. Время еще было, чтобы подумать, прикоснуться к вечному и дать нужный ответ.

– Каким образом, простой человек, как я, – прервал затянувшееся молчание Уилфрид, – сможет справиться с великим завоевателем, – при этих словах с иронией он слегка приподнял обе руки кверху, – если вы сами этого сделать не можете?

– Просто поверь. Двери в другие измерения сами по себе открываться не будут. Это произошло не случайно – врата в этот мир открыл я, когда обнаружил тебя и увидел скрытую внутри силу. Все связано между собой, так же, как и ты связан с нами.

– Какой-то туманный ответ получается. Что-то мне это напоминает, – выпалил Уилфрид, подумав сейчас про жрицу Дельфийского оракула. – Как я могу верить твоим словам, если ничего не знаю ни о тебе, ни о твоей расе, ни об этом месте, ни об этих завоевателях? – с плохо скрываемым любопытством спросил он Фибурата.

– Я знал, что ты это скажешь, поэтому готов показать нечто доступное не всем в моем мире, то, ради чего я живу, – большой рукой он указал на загадочную постройку позади астрального человека. – С помощью этого устройства мы сможем прочитать скрижали, что мирно покоятся на всех этих стеллажах. Я позволю тебе прикоснуться к некоторым знаниям и воспоминаниям своего народа, что накапливались веками, а теперь хранятся в этих священных для меня дисках, защищая которые, многие мои соплеменники, мои браться, отдали жизни. Прошу, проходи внутрь и ничего не бойся.

Духовное свечение Уилфрида потеряло былой цвет и однородную форму став серым, а затем бледно-фиолетовым, когда сомнения и страх омрачили его разум и внутренний мир. Но мгновение спустя аура вновь засветилась голубоватым светом и приняла былые, мягкие, очертания, когда мужчина решительно развернулся и направился к алтарю. В процессе разговора Фибурат мог наблюдать эти изменения не один раз, поэтому знал о состоянии своего собеседника.

Словно из ниоткуда в руках существа с фиолетовой кожей появился толстый блестящий диск с полой серединой. Уилфрид удивлялся своей рассеянности, которой раньше никогда за собой не замечал, ровно до той секунды, пока Фибурат не коснулся одного из граней святилища: внутри сквозного прямоугольного проема раскрылась конусообразная вершина, словно редкий цветок с четырьмя лепестками, обнажив свою центральную часть в виде небольшого двенадцатигранного камня. Большие руки аккуратно водрузили носитель поверх него. Образовавшееся пятно света подхватило диск, словно пушинку, и тот замер в воздухе. Секунду спустя раздался мягкий щелчок. С противоположных сторон алтаря по всей высоте начали загораться символы. Все пространство внутри заволокли прозрачные полоски разного цвета, соединяясь по центру под куполом в один большой светящийся шар.

– Положи руки в эти углубления по бокам, – спокойно произнес Фибурат.

Ладони Уилфрида утонули в вырезанных отверстиях, предназначенных для больших рук фиолетовокожих. Он почувствовал, как все его призрачное тело наполняется силой. Мужчина вновь стал ощущать тепло, сопровождаемое легким покалыванием. Фибурат положил свои руки поверх человеческих, которые казались игрушечными по сравнению с его кистями.

В очередной раз глаза ослепила яркая вспышка. Все пространство внутри этого толоса заволокла густая пелена света. Мгновение спустя светящийся поток вырвалась из обрезанной вершины шпиля купола, словно выстрел мощной лазерной пушки, озарив тотчас колоссальную вышину всего помещения. Из глаз и рта двух созданий вырывался яркий свет, соединяясь друг с другом и уходя ввысь.

 

Глава 5. Римфур

Пышные белые облака мерно парили по голубому небу над простирающимся на многие мили материком. Берега украшали деревья с сочно-зелеными кронами никогда не желтеющих листьев, которые даже с высоты птичьего полета выглядели огромными. Небольшие бирюзовые озера, словно редкие веснушки молодой девушки, усеивали зеленый простор континента, редеющий почти в самом центре, где расположилось большое озеро под названием Меркана. Кроме размеров, оно отличалось от своих собратьев коралловым цветом и почти правильной круглой формой, разбавляя прекрасную монотонность зелено-бирюзового великолепия Римфура. По его берегу, друг напротив друга, располагались внушительных размеров четыре статуи воинов, словно намеревавшихся дотянуться до самого неба. Каждый носил одежду и оружие, которые демонстрировали принадлежность к своему классу. Между ними, на одинаковом расстоянии друг от друга, были поставлены по две массивные башни, уступающие воинам по размеру всего на одну треть. Вершину каждого из этих минаретов венчали разные символы. С высоты птичьего полета казалось, что весь этот архитектурный комплекс образовывал подобие делений циферблата, в центре которого стоит роскошный ансамбль, посвященный богине Асури. Величественный храм был построен прямо посередине озера в два яруса: нижний выполнял роль постамента и уходил глубоко под водную гладь Меркана, а верхняя часть состояла из большой главной башни и пяти более мелких, расположенных по периметру и меняющих размеры по степени своей важности. Вокруг святилища, словно огромные лилий, высились несколько зиккуратов, которые являлись вместилищем множества жилищ и имели свою небольшую инфраструктуру. Все эти постройки соединялись между собой и храмом не менее красивыми мостиками.

Жизнь внутри этого города на воде шла своим чередом и развивалась многие столетия. Во всем этом великолепии царили дружеские отношения между всеми расами, объединенных жаждой к знаниям, служению великому делу и богине Асури, дарующей защиту и долголетие. Постепенно начали появляться новые сооружения на берегу вокруг Меркана. Шли годы и небольшое поселение все больше превращалось в город, который разрастался с каждым годом все дальше от центрального озера в глубь Великого леса. У него не было своего имени, но в народе именовался так же, как и сам материк – Римфур. К моменту, когда граница города доходил почти до самых окраин континента, он уже гордо носил свое имя, которое стало официальным. В нем насчитывалось более пятидесяти разных рас, более двухсот классов и профессий, включая самые мелкие, и все жили во взаимопонимании, чтили законы и великую Асури. Ни один из живших на материке не хотел быть с позором изгнанными из этого великого города, без права на возвращение обратно. Наоборот, желание получать новые знания, чтобы реализоваться, используя полученный опыт на благо и во славу Кенсгурина, жило в каждом.

Когда-то, много лет назад, здесь не было ничего рукотворного, одна лишь красота и первозданность природы. Однажды главному жрецу храма Асури было ведение. Оно говорило о том, что нужно идти к озеру Меркана и построить на нем храм. Согласно выполнению условия о сохранении в дальнейшем всей природы Римфура, будущий город станет одним из величайших на всей планете. Главный жрец дал распоряжение и уже через несколько лет в центре неглубокого озера вырос самый прекрасный храм, посвященный богине Асури, что кода-либо строили азрагджалад. Через некоторое время предвидения стали сбываться и в постепенно растущий город начинали приезжать с других материков. Город жил, рос и развивался. Знания расширялись, а библиотека пополнялась.

Дым. Пожар. Крики о помощи. Огонь взметается ввысь, казалось, желая добраться до самого неба, чтобы поглотить солнце, луну и все звезды. Черные клубы густого дыма заволокли все вокруг на одной из главных улиц города. За многие годы существования никто ни разу не нападал на богатейший, по большей части знаниями, Римфур. Не ожидая внезапного налета на город, жители в панке убегали от нападавших, застигнутые врасплох в самый разгар празднования дня природы. Верховные маги и чародеи сдерживали натиск столько могли, но силы были вовсе не равны.

Богиня Асури не ожидала такого поступка по отношению к жителям Римфура, ее самых верных и любимых служителей. Она тоже оказалась застигнута врасплох пока занималась благословением молящихся ей, поэтому не успела вовремя обратить свой взор на уже горящий город. Многочисленные мольбы о помощи, хлынувшие одним потоком, вырвали ее из транса и заставили ужаснуть.

Через мгновение голубое небо заволокли темные, словно сажа, тучи. Молнии разрывали мрачную вышину, врезаясь в деревья и вместе с огромными стволами и ветками обрушивались на непрошенных гостей-осквернителей. Всплески чистой природной энергии сопровождались оглушительным громом, неслыханной ранее силы, передавая яростные крики богини Асури. Все это длилось считанные минуты и через мгновение крупные капели дождя стеной обрушились на землю. Яркие языки пламени медленно начинали угасать. Дым вился над городом, уходя в черное небо и накрывая Римфур, словно внушительных размеров саван. Очередная ослепительная молния озарила небо. На холме появилась громадная фигура. Слабый отсвет горящего неестественным огнем меча, который завоеватель держал в левой руке, озарял часть силуэта: шлем с большими закругленными рогами, внутри которого горели два красных огонька; правая часть тела и всю руку покрывал внушительный доспех с шипами. Снова молния озарила небо позади фигуры – громадная тень с раскрытыми крыльями легла на город, почти до самого озера Меркан. Трещали и шипели угли пожарища. Раздавался треск ломаемых деревьев. Крики раненных и грозный рев нападающих. Всю эту мешанину звуков пытался скрыть под собой мерным шум дождя, который продолжал падать с неба. Раздался оглушительный гром.

 

Глава 6

Видение растворилось, словно дым, а ему на смену пришел ослепительный белый свет, вырвав Уилфрида из призрачных лап фантомных картин. Слегка покачиваясь над полом, он отпрянул назад от алтаря, схватившись за голову. Зрение понемногу начало различать знакомые силуэты виденных ранее предметов в большой библиотеке. Вновь раздался шум, отдаленно напоминающий недавно слышанный гром. С потолка тонкими струйкой на пол сыпался песок.

– Я думал у нас будет больше времени, – с досадой в голосе заговорил Фибурат.

Уилфрид отнял руки от своей головы и непонимающим взглядом уставился на фиолетовокожего. Сознание еще мутило. Призрачные видения не успели отделиться от потока мыслей. Легкое головокружение не давало точно ориентироваться в пространстве, поэтому мужчине пришлось схватить за край алтаря. Зрительная фокусировка понемногу приходила в норму и объекты принимали свою изначальную четкость. Звон в ушах прекратился.

– После первого дрейфа бывают небольшие трудности с ориентацией в пространстве, но поскольку нам пришлось резко прервать путешествие по миру альтернативного группового сознания, твоим чувствам потребуется чуть больше времени на восстановление. Это нормально.

Уилфрид уже понимал большую часть из того, что сейчас говорил ему Фибурат, но все еще продолжал стоять, держась о край святилища, и смотреть отсутствующим взглядом сквозь него куда-то вдаль.

– Твоя аура очень сильна и отличается от тех, которые принадлежат этому миру, – продолжал говорить фиолетовокожий. – Любой хороший колдун способен улавливать необычные колебания в атмосфере, а твое биополе сложно оставить без внимания. Та тень принадлежит предводителю Меррудов по имени Ксеморт. Именно он сейчас пытается попасть сюда, поскольку заметил твое появление, – эхо доносящегося сверху шума начинало постепенно усиливаться. – Дело в том, что Ксеморт является не только искусным бойцом, кровожадным убийцей и могущественным правителем, но еще и неплохим чародеем. Иначе никак не объяснить то, что с такой армией он смог подойти к нам незамеченный богиней Асури. Она не смогла предвидеть его появление и предупредить нас о надвигающейся опасности. Ты еще не готов к встрече с Ксемортом. Тебе нужно поскорее уходить отсюда потому, что если он тебя увидит, то в свой мир уже не вернешься.

Уилфрид продолжал молча парить в воздухе и смотреть на Фибурата, но взгляд его начинал проявляться. Мужчина медленно кивнул головой в знак согласия.

– Я приготовил для тебя небольшой подарок, – Фибурат взял с пристройки у стены, которая находилась в тени, предмет прямоугольной формы и, повернувшись, вручил его Уилфриду. – Это сундук, в котором ты найдешь очень ценный артефакт и часть записей, которые помогут тебе добраться до твоей цели, стать сильнее и поверить моим словам, если ты еще этого не сделал.

Уилфрид изумленно протянул руки и взял сундук. Выполнен он был из того металла, который мужчина видел немного раньше. По внешнему виду предмет не сильно отличался от того, что привык видеть глаз аристократа семнадцатого века, только механизм открывания, как и ключ, не были похожи ни на один земной.

– В сундуке ты найдешь руну, которая позволит накладывать на себя защитные чары и проходить в наш мир незамеченным для посторонних, но я всегда буду знать о твоем появлении. Позже я научу тебя, как обходиться без нее и еще очень многому. Я позволю тебе дрейфовать в глубинах знаний моих товарищей и предков, используя это устройство, как мы это делали недавно. Все необходимое для того, чтобы связи со мной ты найдешь внутри этого сундука. А сейчас поторопись. Я чувствую стремительное приближение Ксеморта. Он уже очень скоро будет тут.

– Хорошо, – наконец-то произнес Уилфрид, все еще покачиваясь в воздухе из стороны в сторону с предметом в руках, и поспешил к порталу, из которого вышел некоторое время назад в этом мире.

читателей   117   сегодня 1
117 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 3,43 из 5)
Loading ... Loading ...