Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Осень на твоей могиле

 


Эта история посвящается всем разбитым сердцам и потерянным душам. Живите.

 

***

Есть один город в нашем мире,

В котором сказка сплелась с былью

Он стоит, статный, на четырех холмах.

То затерян в лесах, то- в других мирах.

Волшебная пыльца на  его земле оседает,

И волшебники сердца там обитают.

Там яблочный запах окружит вас,

И остаться решите тотчас.

Там Призраки Башни город стерегут,

Они слышат каждый чужой шорох и звук.

И если Два Ангела преградили твой путь,

Ты им поклониться не забудь.

Осенний ветер овеет тебя,

И Марлисс примет тебя любя.

***

Кристин снова пришла на ее могилу. Тисовое дерево на вершине холма. Одинокий камень и шум ветра.

Она была единственной, кто туда ходит.

Осень заметала клочок земли и надгробный камень сухими кленовыми листьями. Анни любила кленовый сироп…

Девушка подняла глаза. Ее хмурое лицо смотрело в серое небо, и оно хмурилось в ответ.

В этот раз она принесла с собой букетик маленьких полураспустившихся розочек, сорванных ей из соседнего сада.

Она шумно выдохнула. Не сказала Анни ни слова. Однако сердце ее разжигалось обидой, злостью и болью. Любовь же будто разгоняла кровь, согревая ее тело. Как будто ей когда-либо было холодно.

Она не мерзла никогда. Ни в самые лютые морозы, ни во время ураганного ветра, даже тогда она не закрывала окна.

Но у нее появлялись мурашки по спине, когда Анни ежилась от холода, кутаясь в серое пальто…

-И не тревожь меня больше,-жестко произнесла Кристин.

Положила красные розочки на грязную землю.

Красиво…Словно капли крови на потемневшей от древности почве…

Повернулась спиной, поправила любимый шарф с лисичками. И уходя, она не оборачивалась, ей все казалось, что полупрозрачный призрак смотрит ей вслед.

 

Потом она пошла в школу. Старое здание словно ожило. Учебный год только начался, школьницы в клетчатых юбках и с букетами свежих цветов сновали по узорной лестнице вверх-вниз. Кристин задумчиво поднималась на 4 этаж. Ей казалось, что ее просьба «не беспокоить» была услышана. Будучи душевными близнецами, обычно они с Анни чувствовали друг друга, но не сегодня.

Посмотрела расписание, встретилась с подругами Джулией и Кейт, с которыми не виделась целое лето. Болтая и смеясь, она все же чувствовала пустоту в душе, и мысленно искала знакомый облик в толпе. И, не находя, испытывала смешанные чувства. За радостной улыбкой она прятала грустное сердце.

В день знаний было три урока, и попрощавшись с девочками, Кристин пошла домой. Максимально долго, самой длинной дорогой. Зашла в любимую пекарню, купила шоколадное пирожное. Оно было в форме сердечка. И девушка замерла.

«Кулоны в форме сердца-потому что мы теперь вместе, мы-родственные души. А когда мы их разъединяем, лишаемся половинок себя. Потому что ты-моя потерянная половинка души, моя сестра, Лисенок»: говорила тогда Анни.

-Брать будете?

-Да, да, -вырвалась из оцепенения Кристин.

Вилочкой разрезала сердечко ровно напополам с холодной злостью, скрипя зубами. Съела быстро, давясь то ли слезами, то ли крошками шоколада.

Шоколад! Снова воспоминание.

-Я очень люблю шоколад! Но много мне нельзя, а то аллергия появится.

Она была такой уверенной, даже в недостатках признавалась открыто.

Кристин так никогда не умела. Иногда Кристин чувствовала себя  незаметной тенью лучшей подруги.

Взяв рюкзак, выскочила из пекарни, она бежала куда глаза глядят, а когда открыла их, едва успела увернуться от машины.

Потом остановилась, достала крылатые наушники- они перепархивали, сверкая прозрачными крылышками, от одного ее плеча к другому, пока Кристин дрожащими руками искала песню в плеере.

Вот! Нашла! Песня в стиле рок, девушка поставила громкость на максимум, наушники сами взлетели в уши, и Кристин отправилась в дом номер 4 по Ивовой улице.

Хлопнула входной дверью:

-Я дома.

Из кухни тотчас вышла мама. Она принесла запах свежего сливочного крема, ромашкового чая и грушевого пирога.

-Здравствуй, милая. Как дела в школе?

-Нормально,-уклончиво ответила Кристин.

Увидев имбирные яблоки на плоской тарелке, она мгновенно положила пару штук в рюкзак, напихала их в карманы и одно укусила в тот же миг.  Снаружи они были яркими, розово-красными, а внутри-сладкими, с белой мякотью, и пахли имбирем. Яблоки были ее любимыми фруктами, особенно осенью.

-А…-осторожно начала мама,- ты не сильно переживаешь от того, что Анни…

-Слушай, позовешь меня, когда пирог будет готов, ладно? Безумно хочу есть!- словно не услышав ее слов, попросила Кристин и поднялась к себе.

 

Прижалась спиной к двери. Выдохнула.

Посмотрела на комнату. Книги разбросаны по полу и столу, кровати и полкам.

Солнечно. Закат цветом персика освещает стены. На них плакаты-переходники. С их помощью можно перемещаться в разные места. Но Кристин редко ими пользовалась, предпочитая пешую прогулку.

Повсюду листы бумаги, камешки для чар, пробирки, мятные леденцы, мягкие игрушки: целая коллекция плюшевых лис, блокноты. И механическая голубка на жердочке у кровати. Сегодня она была совсем плоха.

Кристин выронила потяжелевший от яблок рюкзак и подбежала к птице.

-Ты как, голубка?-с состраданием спросила она, проведя пальцами по мягким белым перьям.

Голубка подняла голову, ее шея опасно заскрипела. А глаза- светящиеся аметистовые камешки, тускло смотрели в ответ.

Кристин расстроенно обняла ее.

-Это все я виновата…-горестно пошептала она, прижимаясь щекой к бочку механической птицы.

 

**   *

Такой же осенний день. Ветер катает листья по земле, кружит облака. Только ровно год назад. Тогда, когда Кристин только познакомилась с Анни.

Как только она увидела ее, почувствовала крепкую незримую связь, совсем как в «Книге красных чар»- нить, которая связала их с первого взгляда.

Тогда она написала для нее стихотворение. Первое из многих.

Они гуляли, ходили в кино. Семья Кристин недавно переехала в Марлисс ,и этот город они совсем не знали. А Анни была настоящим знатоком любимого маленького городка, насквозь пропитанного волшебством и легендами о Призраках Башни.

Башня- главная достопримечательность города, была старинным замком с длинной стеной и давно высохшими рвами, благополучно сохранившаяся со средних веков. Когда завоеватели напали на это сооружение, защитники предпочли замуровать себя в башне, нежели сдаться противнику. Они залили глиной и известкой все окна и щели, двери и проходы.

Через две недели захватчики наконец вошли в Марлисс, но в башне были лишь десятки сотен мертвых людей.

Испуганные и пораженные столь отчаянной храбростью и упрямством, они ушли.

И лишь спустя долгое время город вновь стал процветать. А Башня стала первым памятником в городе, где обитали призраки минувших дней.

Также очень известной была история Двух Ангелов. О ней девушка тоже узнала от Анни.

По старой истории, которую уже никто не помнит, однажды очень давно на эту землю спустились два ангела. Они хотели помогать людям, но..люди по своей сути ,существа дикие и жестокие .Потому изгнали они ангелов, не признав в них детей богов . Так и погубили их.

А боги разгневались и уничтожили двоих самых чистых и самых лучших людей этого города. Это были влюбленные. Влюбленные всегда лучше других людей. И видят они больше, и сердца у них добрее.

На том самом месте и поставили памятник Двум Ангелам. И до сих пор никто точно не знает: о влюбленных это или о детях богов..

Кристин и Анни начали переписываться.

Кристин обладала бумажной магией. Бумага была послушна в ее ладонях, девушка могла коснуться ее, подумать о чем—то, и та очень точно и подробно изображала ее мысли темно-фиолетовыми чернилами.

Поэтому писала она Анни много и часто. Конверты, перевязанные золотистой ленточкой, размашистый взволнованный почерк, рисунки и поделки.

А однажды она сотворила чудо. Вечером она сложила птицу, похожую на голубя из бумаги. Ее любовь к Анни была так сильна, что магия бодрствовала даже во сне, и наутро она обнаружила на столе талантливо сделанную механическую голубку. Из бумаги, перьев, крошечных аметистов, металлического каркаса и ее чувств. Это было живое олицетворение ее любви к подруге. Так механическая голубка начала носить Анни письма и ждать ответ.

Словно некровные сестры, они делились мыслями, идеями и переживаниями, поддерживали друг друга.

А однажды: Анни перестала писать …

 

* **

Под утро Кристин плакала. Плакала из-за лучшей подруги, тогда-обретенной и сейчас-потерянной. По несчастной судьбе голубки. Если она погибнет, ее сердце тоже умрет. Ведь она вложила столько чувств в ее хрупкое тельце. Слезы текли из глаз и не могли остановиться, нос был забит, и девушка почти не могла дышать.

Она закрыла глаза,  но соленые ручьи продолжали рисовать  дорожки на щеках. На какую-то долю секунды она подумала, что возможно не дышать и не жить-не так уж и плохо.

Всего-то задержать дыхание посильнее.

Но она подумала о боли родителей, и это чувство сдавило ей грудь, вызвав новый поток слез.

Через час она встала с кровати, вытерла следы слез ,открыла шторы и поцеловала свою питомицу. Пора.

Дни в школе проходили как обычно. Не было ничего из ряда вон выходящего, вроде призраков любимой подруги.

На занятиях по бумажной магии и чарознанию она отличалась особыми успехами.

Но все же этого было недостаточно.

-Кристин, покажи мне чувства,-в который раз начала мадам Шаллио,- чарознание-предмет эмоций, а не рациональных знаний.

Девушка задумчиво посмотрела на свой пузырек. Субстанция в нем была мутно-прозрачной, как крылышки летающих наушников.

Чувства. Кристин была способна лишь на два чувства.

На любовь.

По ее желанию жидкость поменяла цвет до вишнево-красного и начала пузыриться. По кабинету разнесся запах ягод и цветочных духов.

Одноклассники завороженно притихли, мадам Шаллио замерла в ожидании.

И на ненависть.

Жидкость стала угольно-черной, как беззвездная ночь. Запаха у нее не было совсем, зато она отчетливо распространяла ощущение страха вперемешку с серым дымом. И это почувствовали.

Кристин была сосредоточена до невозможности. Ее ухмылка стала пугающе кривой, в глазах проносились десятки воспоминаний, да с такой силой, что в какой-то момент она не удержала чары. И пузырек лопнул, обрызгав всех черным зельем, засыпал пылью, наполнив не управляемым дымом комнату.

Все очнулись от транса. Закашлялись. Кто-то плакал.

Мадам Шаллио была в ярости.

-Кристин! Со мной к директору. Сейчас же.

И она подчинилась.

Еще не прошло и недели, а ей уже сделали выговор.

Она обиженно молчала какое-то время, потом набросилась на учительницу.

-Это Вы сказали раскрыться! Теперь-то Вам что не нравится?! Это и есть мои чувства!- она была зла, часто дышала, голос дрожал.

Женщины сидели в шоке, потрясенные внезапным всплеском.

Мадам Шаллио стряхнула с себя оцепенение.

-Дорогая, если тебя что-то тревожит, ты можешь подойти к нам за помощью,-она попыталась погладить ее по плечу.

Девушка стряхнула ее руку.

-Вы не сможете мне помочь, никто не сможет.

Директриса вздохнула.

-На первый раз родителям звонить не будем, но имей в виду Кристин, с чувствами нужно быть очень,-она сделала ударение на этом слове,-осторожной.

Кристин кивнула.

-Можешь идти.

Кристин ничего не сказала родителям когда пришла домой, наоборот, снова ушла к себе. И в себя. Закрылась в комнате.  Провожала взглядом солнце и утешала голубку, в которой едва теплилась их душа, одна на двоих, рассказывая ей сказки.

За уроки она даже не садилась.

 

Призрак явился в школу спустя четыре дня с начала занятий. Кристин заметила ее на лестнице и тут же, даже не изменившись в лице, свернула в другую сторону,как ни в чем не бывало, разговаривая с Джулией. И все же сердце девушки заколотилось.

Но это было только начало…

На следующий день в раздевалке Анни была совсем близко.

После физкультуры Кристин вместе с одноклассницами зашла переодеться. И впереди, спиной, стояла Анни. Кристин узнавала ее издалека, по тону ее шагов, по звуку голоса. Всегда знала, что это она. Всегда чувствовала.

И на секунду, всего на секунду, Кристин застыла. С часто бьющимся сердцем она отвернулась, стараясь ничем себя не выдать.

Она подождала, пока Анни уйдет, так ее и не заметив. И только потом переоделась. Ее раздражало, что она потом весь день думала об этом. Об Анни. Боль от потери подруги смешивалась с ненавистью к ней, и это была адская смесь.

Так Кристин начала избегать ее призрака. На физкультуре, на переменках, во время мероприятий. Везде, где только возможно.

Она знала, если достаточно долго прятаться, однажды тебя перестанут искать.

Но это же была Анни. Анни, которая знала ее вдоль и поперек. Анни, которая разбила ей сердце.

Анни, которая умерла для нее.

Ложась в постель, Кристин вспоминала те моменты, когда Анни называла ее:»любимая моя» в письмах, и никак иначе.

Что именно она впервые назвала Кристин Лисенком, совсем как в сказке. И это послужило началом ее обожания лис и всего что с ними связано.

Она подумала об авторе «Книги красных чар»-Пьере де Ванс Джамэри, который был пилотом, и во время одного из своих рейсов он встретился с необычной девочкой, которая поделилась с ним своей историей, а он потом рассказал ее всему миру.

Чтобы уснуть, а больше -чтобы поплакать, Кристин взяла подаренный ей Анни экземпляр этой самой книги.

Посвящение от Анни:» Будь счастлива, Лисенок! Очень люблю тебя! Твоя названая сестра, Анни».

Открыла на самой первой странице.

» Когда мне было четыре года, родители мои забыли научить меня читать. Мама моя была художницей, а папа- писателем. И, как все творческие люди, они были очень рассеяны. Но я на них не обиделся, я их, конечно, великодушно простил. Сам пошел к огромному книжному шкафу и достал самую большую книгу. Это была энциклопедия техники, машин и самолетов.  Но книга была такая тяжелая, пол гладким, а носки мои -шерстяными, что я потерял равновесие и упал. И книга на меня. Она дала мне по носу и по лбу, да так что пошла кровь. Однако я мужественно вытерпел и причитания родителей, и мазь, которая щиплела.

Отец похлопал меня по плечу, а мама разрешила мне нарисовать что-нибудь на стене в моей комнате.

Так произошло мое первое знакомство с книгами…»

Ближе к полуночи мама зашла проведать дочь. Книга выпала из ее рук, Кристин и голубка сопели в такт друг другу. Лунный ветер из, как всегда, открытого окна, тихонько шебуршал бумажками по полу, трепетал русые волосы дочери и мягкие, как снег, перья механической голубки. Шары света, которые Кристин наколдовала, все еще висели в воздухе, но светились тускло и неярко, не раздражая глаза.

За окном- бескрайние поля и луга маленького магического городка, в котором после восхода молочных звезд можно запросто встретить призрака, а то и не одного.

Мама грустно покачала головой. Кристин так близко к сердцу приняла расставание с Анни, а ведь волшебники такие ранимые.

Поцеловала ее в лоб и заметила, как что-то торчит из-под подушки. Потянула. Это была фотография. На ней Кристин и Анни, которые выглядят почти как сестры.  Они улыбаются. В глазах дочери-счастье.

А сейчас…сейчас она скрывает следы от слез на лице и отмалчивается. Как будто они с отцом ничего не замечают.

Положила снимок обратно и неслышно вышла из комнаты.

Кристин снился печальный сон.  И грустнее всего было то, что это было воспоминание.

Они с Анни вместе идут после занятий в пекарню. Пьют кофе и едят пирожные.  А еще Анни рассказывает про свою страсть. Волшебные танцы.  Про то, как она к этому пришла и что открыла для себя. Кристин смотрела на нее, не отрываясь, как будто зачарованная взглядом этих карих глаз.  Когда подруга говорила о танцах, в них появлялся волшебный блеск, который Кристин любила больше всего не свете. Кофе стоял забытый на столе.

Анни была очень талантливой девочкой, многое давалось ей легко, но только не школьные предметы. Хотя Кристин старалась помогать ей с уроками.

Однако Кристин обожала ее за ту самоотдачу и страсть, которые Анни отдавала волшебным танцам. Танцы были для нее отдушиной, чудесным миром, куда можно уйти, когда учеба сложна. И где можно быть собой настоящим.

Уже несколько лет она занималась в танцевальной школе «Фиста» ,где нашла  вторую семью и множество друзей.

Она выступала и в школе, и Кристин любила любоваться ей-своей названой сестрой, и очень сильно ей гордилась.

Уверенность так и лучилась из нее. Ну и конечно, главным атрибутом всех волшебных танцев-превращениями. На время танцоры могли управлять светом, воздухом и другими стихиями, их костюмы менялись, они могли летать.

Восхитительное зрелище, когда танцор летит через всю сцену по появившемуся от его мыслей тонкому блестящему льду, а потом перелетает через зрителей и висит в воздухе, или делает сальто.  Почти всегда за весь танец они не открывали глаза, чтобы не лишиться сосредоточенности и не лишиться тонкого ощущения собственной магии.

Но Анни всегда смотрела на Кристин во время танца, словно говоря:» я танцую для тебя, сестренка». Стихией Анни был огонь.  Однажды она превратилась в мифического, но все же настоящего  феникса.  А потом она танцевала в огне, ни капли его не боясь. И лишь на секунду во время танца она стала собой-девушкой по имени Анни.

И то — только чтобы поклониться.

Самым восхитительным Кристин считала то, что количество превращений, их сила воздействия на зрителя -все зависело от внутреннего желания и таланта танцора. И для Кристин Анни всегда была лучшей.

Любимые на то и любимые, чтобы быть лучшими для нас, если даже мир не согласен с этим мнением.

Кристин и хотела, и боялась познакомиться с коллегами девушки по искусству.

А Анни сказала: «Вы все бы обязательно подружились!»

Кристин смущенно улыбнулась. Анни потрепала ей волосы.   Завернувшись в шарфы, они пошли гулять в парк имени Александра Фокса Андерсона, основателя города.

Кофе остался недопитым.

***

Кристин видела Анни все чаще, и видела ее только она одна. То на лестничном пролете, то в библиотеке, или на опушке леса.

А еще все чаще она чувствовала, что тонет. Погружается в зыбучую пелену темных чувств, не ощущая дна под ногами. Она видела, как смыкаются волны над ее головой, тянула вверх руки…но силы покидали ее, и она касалась пальцами морских рыбок, постепенно забываясь.

Вслух читала голубке «Книгу красных чар» в сотый, наверное, раз.

Отдалялась от подруг, родителей, и их пугал ее взгляд, направленный на холмы, окружающие Марлисс.

Она распадалась на кусочки, теряя капли крови и души при каждом шаге. Потерявшая свою половинку, свою сестру, она не могла закрыть пустоту в сердце.

И если бы не Крис, вернувшийся из своей учебной поездки на север Англии, возможно никто не смог бы собрать Кристин вместе.

Ее родители встревоженно переглядываясь, прояснили ему ситуацию, в надежде, что этот молодой человек, которому была дорога их дочь, сумеет помочь ей.

Он постучал в дверь ее комнаты. Три раза, потом пауза, и еще один раз-очень тихо. Это был их условный знак.

Кристин отперла дверь и упала в его объятия, едва не свалив его с ног.

-Ну, ну, тихо,малышка,- тот с нежностью гладил ее по голове, прижимая к себе.

Кристин молчала, вдыхая его почти забытый запах, и успокаивалась.

Папа принес им какао и запеченные имбирные яблоки с палочками корицы. И двое влюбленных сидели, закутавшись в пледы и вместе читали «Книгу красных чар».

«Кинта была девочкой, состоящей из ветра. Он произошла из древнего рода духов природы. А еще Кинта была принцессой, и ей нужно было пройти испытание.

Оно заключалось в том, что ей нужно было покинуть свое королевство и отправиться в мир людей. Она должна была прожить среди них 12 дней, узнать три урока и получить три подарка.  Эта традиция повторялась из поколения в поколения вот уже много сотен лет.

Авимарра была подземным королевством духов, и жители этого мира нравами очень отличались от людей, но отправляли своих наследников наверх, чтобы показать им жестокость существ, которые считали себя главными на Земле.

Кинте это всегда казалось верхом глупости и лицемерия. Как могут они считать себя королями Земли, если выбирают партнера по жизни не за качества души, а только лишь за внешность. То ли дело подземный мир, где души существ просвечивают через полупрозрачную кожу, и нельзя ошибиться.

Еще люди рубили деревья, много деревьев. Корни некоторых из них достигали Авимарры, и Кинта всегда чувствовала боль дерева.

Они убивали далеко не только ради еды.

А мама принцессы, со снисходительностью во взгляде, рассказывала ей о ее далекой предшественнице- принцессе, которую манил мир людей, и которая сбежала от стражи и отца. Она была жестоко наказана за свое своеволие, солнце неумолимо жгло ей кожу, холод царапал, болезни и раны-мучили ее даже во сне, однако принцесса была сильной. Еще она полюбила человека, и они жили счастливо, хоть и не так долго, по сравнению с авимаррцами.

-Я никогда не полюблю человека,- девочку даже передернуло от этой мысли.

-Как знать,- улыбалась ее мудрая мама-королева.

Люди много что делали плохого, и потому маленькая принцесса искренне не могла понять, чему у этих «монстров» можно поучиться…»

-Я согласна с Кинтой,- непосредственно, словно ребенок, заявила  Кристин,- люди-ужасные существа.

Криса всегда забавляло, когда она говорила что-то подобное, как будто она не человек, и он усмехнулся.

-Ты забываешь, что ты сама одна из них, -он   с ласковой улыбкой посмотрел на нее.

-Нет. Я не такая,- отчаянно замотала головой Кристин, в глазах ужас.

-Нет, конечно нет, — и он обнял ее.

-Останься еще…-попросила она.

Крис медленно покачал головой.

-Анни умерла,- вдруг сказала она.

Она рассказала ему все, и впервые -не заплакала.  Но  лишь на время.

Но стоило ей взглянуть на увядающую механическую голубку, как слезы вновь прорвались через ее сдержанность.

Вот тогда Крис испугался. Он обхватил ее за плечи и немного потряс:

-Анни не умерла, Тинни! О чем ты говоришь?! Она с тобой!

-Нет, нет, ее нет,-твердила девушка с застывшим взглядом.

Крис сглотнул, он чувствовал, что она на грани срыва и поцеловал ее.

Едва его губы коснулись ее губ, как по волшебству, она тут же перестала плакать. Захлопала ресницами, смаргивая слезы.

-А поцелуй истинной любви и вправду всегда помогает,- пробормотал он,  закутал ее  в плед и объятиями и осторожно подозвал голубку.

Обняв любимую девушку и ее душу в птичьем обличии, он укачивал и пел колыбельные до тех пор, пока обе они не уснули.

Перенес их на кровать, укрыл одеялом и поцеловал Кристин в лоб.

-Добрых снов, дорогая.

Девушка спала крепко, но ранним утром ее разбудили тонкие лучи солнца и чьи-то голоса. На цыпочках она выбралась из комнаты и скользнула к двери кухни.

-Я не знаю, с чего она решила ,что Анни умерла!-недоумевающим шепотом произнесла мама.

-Вбила себе в голову неправду и страдает от это,-раздраженно ответил папа.

-Анни с семьей просто уехали на каникулы на море, с ней все в полном порядке. С чего бы ей умирать?

-Послушайте ,я знаю ,что с ней ,я с ней поговорю.-произнес третий голос.

Это был Крис.

Кристин распахнула дверь.

Три пары глаз уставились на нее.

-Доброе утро,-улыбнулся ей Крис.

-Привет, милая,-неловко тупила взгляд мама.

-Анни умерла, неужели вы не понимаете? Она умерла для меня!

Крис сделал один шаг по направлению к ней:

-Тинни, давай поговорим.

Но Кристин ответила ему обиженным взглядом:

-Как ты мог быть с ними заодно?

Я тебе доверяла, Крис!

Родители смущенно переглядывались.

-Идем.-Кристин взяла его за руку и потянула за собой.

Вывела его из дома, но руку не отпустила.

-Куда мы идем?

-Я тебе кое-что покажу,-хмуро ответила Кристин.

Крис остановился на секунду и крепко обнял ее.

Кристин прильнула к нему.

-Я лишь хочу тебе помочь, любимая.

-Я знаю.

От Криса исходила настолько сильная аура любви и желания защитить ее, что Кристин зажмурилась. Она не должна была на него кричать.

-Пошли,- она снова повела его.

Теперь они шли рука в руку, шаг в шаг, и Кристин вдыхала горький запах осени. Пахло дымом , мокрой землей под ногами, сухими листьями и ,почти незаметно, горячим кофе и свежей выпечкой в городских кофейнях.

Каждую осень этот запах окружал город ароматной дымкой.

Кристин привела его на холм.

Три холма окружали Марлисс,а на четвертом стоял сам город.

Холм Гордости, Холм Верности, Холм Свободы ,она привела его на холм с тисовым деревом.

-Холм Мудрости?-усмехнулся Крис.

-Однажды, когда мы гуляли, Анни привела меня сюда и сказала :»Когда я умру, я бы хотела ,чтобы меня похоронили здесь.»

-Так и сказала?

-Да,-и она показала на замшелый камень и завядшие цветы,- поэтому я и прихожу сюда.

Крис вздохнул. Анни всегда занимала особое место в ее сердце, и порой это его задевало.

-Расскажи мне о ней.

— Мы переписывались. Я так радовалась: наконец-то я нашла родственную душу! Она стала мне сестрой, она была моим близнецом. Она была как я. Только я, какой я могла бы быть. Другая я. Более храбрая, уверенная ,смелая. Она стала мне очень дорога…

Сам того не замечая, Крис шумно выдохнул.

И Кристин рассмеялась.

— Ты ревнуешь!

-Конечно, я ревную. А ты бы как отреагировала?

Она с нежностью провела ладошкой по его щеке, и он едва заметно подался к ней. Прижалась лбом к его лбу и прошептала:

-Я люблю тебя.

-А я люблю тебя.

-Я продолжу?-хитро улыбнулась Кристин.

-Конечно.

-В последний раз я написала ей 31 письмо. У голубки устали крылья носить их. А Анни не ответила ни на одно. Я-то думала, мы были лучшими подругами!  И это так обидело меня! Что я стала сильно злиться-день ото дня.

Она говорила и говорила,и в это время в голове Криса прояснялась картина событий. Он широко раскрыл глаза.

-Я все понял…-невольно вырвалось из его губ.

-М?-недоуменно посмотрела на него Кристин.

Он посмотрел ей в глаза…

***

«Настало время испытания, и Король Авимарры позвал свою дочь- Кинту.  На невидимых крыльях ветра она прилетела к нему.

Длинные светло-розовые волосы, глаза-как дно океана, кожа бело-серого цвета, как у всех подземных жителей. Она поклонилась отцу, и тот заговорил:

-Кинта, дочь моя. Пришел твой черед подняться в Надземный мир и прожить 12 дней среди людей.

Подземный мир был миром лабиринтов и тоннелей, поэтому он дал ей каменный нож, его ей предстояло воткнуть в землю на двенадцатую ночь. И нож откроет ей лестницу домой.

Принцесса Кинта поднималась наверх. Последний взгляд на родные камни и ступени Подземного мира, и она отвернула взгляд.

Путь был долгим, и когда маленькая принцесса наконец добралась до верхнего мира, солнце ослепило ее. Она закрыла глаза рукой, на коже солнце было теплым, и Кинта с настороженностью убрала ладони с лица. Мимолетный взгляд на пальцы, и она ахнула.

Солнце изменило цвет ее кожи, она больше не была сияюще-прозрачной, а  больше похожа на человеческую, только бледнее.

Под ногами у нее был горячий песок, потому что принцесса оказалась в пустыне.

Маленькая принцесса огляделась и прицепила кинжал к поясу на платье, он ей еще не скоро понадобится.

Несколько часов бродила она, но, как оказалось, ее магия действовала и здесь.

Она поймала потоки ветра и поднялась в воздух.

Попутешествова так какое-то врем, она приземлилась она в оазисе. Зеленые листья пальм были совсем не знакомы ей, и она с изумлением рассматривала их изумрудные прожилки. Тут же неподалеку было синим лепестком раскинулось озеро.

Кинта легла на песок и,почти  касаясь воды носом , уставилась в ее глубину.

Она была окружена такой прекрасной, одухотворенной тишиной, что человеческий голос почти напугал ее, вот только принцессу Авимарры не так-то легко напугать.

-Она пресная. Можешь пить,- сказал человек. Голос у него был дружелюбный.

Кинта медленно встала и обернулась.

Солнечный луч освещал молодого человека, и он был на самое прекрасное изваяние, которое она когда-либо видела.

Ее сердце дрогнуло. Чувствительные глаза принцессы проникли под его кожу на груди и заглянули в его сердце, исследуя его душу.

Она удивилась: его душа была чиста!

Кинта обошла мальчика со всех сторон, осматривая его, недоумевая.

-Хэй, хэй, спокойней,- улыбнулся он,- ты мне тоже нравишься,- он успел коснуться ее пальцев.

Кинту словно бы ударило несильным ударом магии ветра.

-Я не понимаю, -озадаченно думала она,-Ведь люди должны быть плохими..

-Это вовсе не всегда,-ответил молодой человек.

Девушка вопросительно подняла бровь.

-Ты думаешь вслух,- заметил он.

Кинта в смущении зажала рот руками.

Парень рассмеялся.

-Все в порядке, со всеми бывает. Ты не местная?  Я Антуан,- он протянул ей руку.

Девушка напряженно смотрела на него.

-Ее нужно пожать,- он взял ее руку,- вот так,- потряс ее тонкие пальцы.

-Там, откуда я родом, мне  обычно кланяются,- пояснила маленькая принцесса.

-Так откуда ты, загадочная и прекрасная незнакомка?-серьезным тоном спросил он.

Кинта отошла от него.

«Антуан…-звучит почти как заклинание»

И она шепотом повторила его имя.

Заметив, что девушка не особо спешит отвечать на его вопросы, он подошел к ней.

-Хочешь посмотреть на лошадей?

Девушка мгновенно обернулась, и Антуан понял, что нашел правильный подход, она часто закивала.

Про земных лошадей она только слышала от родителей, и ей было интересно узнать, чем они отличаются от авимаррских водных коней.

Антуан повел ее к небольшому табуну, стоявшему в тени. Самый большой из них смело направился к принцессе.

Кинта не боялась. У нее всегда получалось ладить с животными, а земные всегда чувствуют души людей, совсем как авимаррцы.

-Меня зовут Кинта,- ответила она и вошла в табун.

-Безумно рад нашей встрече,- парень с восхищением смотрел как хрупкую фигурку, словно состоящую из лунного света, доверчиво окружили его лошади.

Так все и началось. Принцесса, которая обещала себе никогда не влюбляться в человека, полюбила доброго Антуана всем сердцем.

Она чувствовала, что он ощущает то же самое. И красные нити самой сильной магии во всех мирах -Подземном и нашем, оплетали их сердца.

Кинта впервые в жизни ощущала столь сильную нежность к какому-либо существу. Ночью, когда они ночевали под звездным небом рядом с дремлющим табуном, Антуан посмотрел ей в глаза, а принцессе казалось, что он заглянул ей в душу:

-Там, на небе, миллиарды звезд. Но для меня важна лишь она, и она-передо мной.

Кинта смутилась.

Они провели вместе уже семь дней, больше половины отведенного ей времени на Земле.

И она решила ему все рассказать. Антуан не перебивал ее, он слушал внимательно, лишь взгляд его становился все печальнее.

-Я полюбил тебя как только увидел, -сказал он и нежным движением убрал прядь волос с ее щеки,- и это-мой тебе урок.

Кинта сосредоточенно вглядывалась в его глаза, ожидая продолжения.

-Любовь-это дар. И это чувство безгранично прекрасно, оно охватывает города и страны, и даже целые миры. Все наши поступки вдут к любимым. И если любовь настоящая, она может появиться в сердцах хоть спустя день, хоть спустя год со дня встречи…

В глазах принцессы появились слезы.

-Ты подарила мне счастье, маленькая принцесса. Красные нити, которые сплели мое сердце с твоим- истинное волшебство.

Кинта заплакала:

-Чувствовать красные чары может лишь чистый сердцем,- пояснила она.

-И я дарю тебе красную нить,-Антуан  с торжественным  лицом протянул ей тонкий браслет, сплетенный из алых шерстяных ниток и конского волоса. В нем она видела каждую их секунду вместе.

Кинта  прижала самый дорогой для нее предмет к сердцу. Оно запело, но в то же время плакало. Ей не хотелось с ним расставаться.

-Я не хочу уходить,- прошептала она, и это была правда.

-Так должно быть, Кинта, это твоя судьба. Ты принцесса, ты не можешь подвести свой народ,- и это тоже была правда.

Он прижал ее себе, поцеловал. Последние моменты вместе, они не спали в эту ночь, слишком страшно было расстаться и не увидеться больше, поэтому они просто уютно молчали, соединив пальцы.

На рассвете Кинта ушла.»

***

Кристин обиженно отвернулась от Криса.

Они ссорились.

Как он мог такое сказать? Что она все придумала. Что придумала смерть Анни из-за душевной травмы!

-Ее равнодушие на столько тебя ранило, что когда она перестала отвечать на твои письма к ней, ты предпочла думать, что она умерла, чем то, что твоя лучшая подруга предала тебя,- снова попытался объяснить Крис.

-Это неправда, она и правда умерла! Я видела ее призрак!

-Ох, Тинни, ты же совсем как Лис!- схватился за голову парень.

-Какой еще лис?- с надутыми губами спросила Кристин.

-Ну тот, из сказки. Из «Книги красных чар».

-А, этот,- тон девушки смягчился, и она повернулась к нему.

-Давай почитаем вместе,- примирительным голосом сказал Крис,- я же знаю, эта книга всегда с тобой.

Секунду Кристин стояла, обдумывая его идею, покусывая в нерешительности губы.

-Ты слишком хорошо меня знаешь,-призналась  она.

Потом достала из рюкзачка книгу в бордовой обложке, и они уселись на осеннюю траву под тисовым деревом.

Кристин открыла книгу и прижалась спиной к Крису. Он улыбнулся ей и поцеловал в лоб, а девушка начала читать.

«Вторым на пути маленькой принцессы повстречался Лис.

Она летела, оседлав ветер, как можно дальше от пустыни, чтобы не было соблазна вернуться к Антуану. Иногда она чувствовала, как ветер уносит слезинки, упавшие с ее щек.

Она не знала, но на каждом месте, где падала ее слеза, вырастала великолепная роза.

Она путешествовала целый день, очень устала и приземлилась на ветке огромной ивы, которая была границей между лесом и рекой.

Солнце садилось, и Кинта с благоговением наблюдала за тем, как огромное красное светило исчезало за горизонтом.

Когда тебе грустно, хорошо посмотреть на закат.

А принцессе Подземного мира было в тот момент очень грустно.

Она спустилась к реке, попила воды, огляделось. Темные тени, похожие на диких зверей, лилово-синее полотно неба, пока еще беззвездного.

Странно, а в Авимарре с наступлением ночи светло. Зажигают кристаллы, светятся грибы и полупрозрачная кожа подземных жителей.

Кинта посмотрела на свои босые ноги, она не светилась, лишь немного блестела.

Ей стало так одиноко, что она разрыдалась. Обняла коленки, уткнулась в них головой.

Так бы и уснула, если бы не подул ветер. Он принес запах крови- этот запах состоял из страха, боли и смерти.

Кинта его редко чуяла, но узнала сразу. Мгновенно подняла голову, навострила остренькие ушки.

Пошла по запаху, по неизведанным ей лесным тропинкам. Остановилась у круглого колючего куста. Запах крови определенно шел оттуда.

Там, на бурых от крови листьях, лежало пушистое рыжее животное. Оно буквально купалось в этом запахе.

Несчастное создание было ранено. Царапаясь колючками, девушка вытащила его оттуда, но его лапа была схвачена чем-то железным.

Кинта была в ужасе: железо может очень сильно ранить подземных жителей. Девушка растерялась. Она не знала, как ему помочь. Ее здорово обожжет, даже если она просто коснется металла.

Взгляд ее упал на кинжал на поясе.

Возможно…

Почти не раздумывая, она достала нож из футляра и разрубила кандалы на лапе животного.

Бережно, как самую хрупкую вещь, она принесла его к реке.

С помощью воды и ветра она промыла ужасные раны. Теперь из них не сочилась кровь.

Кинта задумалась. Ей нужно было исцелить его, но как? Она же не знает свойств земных растений, и лучше не рисковать.

Она расстроенно оглядывалась в поисках лекарства.

Как бы ей сейчас помогла мама! Она была лучшим целителем Авимарры, и принцесса попыталась вспомнить, о чем она ей говорила. Закрыла глаза и представила мамин голос.

«Кровь авимаррца в соединении с водой дает людям почти всесильное лекарство. Только подумай! Одна капля крови, и лечение готово.»

Кинта порезала палец с помощью того же кристалла, собрала немного воды в футляр от ножа, капнула туда кровь, и раствор засветился.

Она смазала раны животного целебной жидкостью и почувствовала, что устала. Убрала раствор на ветку, нож закопала в землю.

Улеглась под гостеприимной ивой, обняла пушистого зверя и заснула.

Когда Лис проснулся, он удивился. Он точно знал, что умер, а теперь вдруг дышит. Рядом с ним лежала необычная девочка, она обнимала его. Лис вскочил и отпрыгнул- так ему велел инстинкт самосохранения. Но девочка была странной, и он обнюхал ее.

Она открыла глаза:

-Привет.

Лис подозрительно прищурился.

-Ну здравствуй,- фыркнул он, и не надеясь, что она поймет.

-Я так рада, что спасла тебя.

Лис аж затрясся от возмущения, даже хвост дернулся, и он почти не заметил, что она поняла его язык.

-А кто просил тебя, ненормальная девчонка?-оскалился он.

-А разве нужно спрашивать, когда хочешь помочь?- часто заморгала она.

-Конечно,- он обвил лапки хвостом.

-Извините,- расстроилась девчонка.

-Ну, ну, полно. Не грустите. Я благодарен Вам,-все же  в душе он был джентльменом.

Она явно повесела

Кинта рассказала Лису свою историю и он слушал, лишний раз не дыша.

Пару дней она провела с Лисом, наблюдая за его ранами.

И вот он позвал ее к старому пню.

-Что ты видишь?- спросил он.

-Мох, кору, грибы,- перечисляла Кинта.

-А это что?- Лис указал лапкой на странный объект ,торчащий из сухого дерева.

-Не знаю,- пожала плечами девочка.

Лис показал ей свою лапу: четыре пальчика, но не четыре когтя.

-Однажды я точил когти об этот пень да не рассчитал силу, вот и потерял коготь.

-Оох, лисенок, мне так жаль,- она погладила его ушки.

-Возьми его, мой коготь. Это мой тебе подарок.

Кинта послушалась и, пока лис говорил, рассматривала его дар.

-Мой тебе урок, девочка, Пришедшая из Нор, не все могут попросить помощи когда нужно. Но ты будь мудрой, чтобы увидеть это. Будь сильной, чтобы оказать помощь, и будь доброй, потому что доброта спасает мир..»

***

-Видишь? Ты просто не признаешь это, Тинни, но тебе нужна помощь.

Кристин смотрела на их городок, раскинувшийся в объятиях трех холмов.

-Ты меня вообще слушаешь?

-Да.

Крис глубоко вдохнул.

-Ты любила ее как подругу, как родственную душу, как сестру. И то, что она тебе не отвечает- показалось тебе безразличием, но это не так. Анни тоже любит тебя, и у нее есть свои причины не отвечать. Но это не значит, что она умерла.

«Для меня это значило»: подумала Кристин.

-Равнодушие порождает обиду и злость, и тогда самая чистая -любовь сестер превращается в черную ненависть.

На самом деле Кристин почти его не слушала. Она смотрела на него и не могла понять, почему она раньше этого не замечала. Почему она не видела этого? Была так слепа и глупа?

Ее лучшим другом был Крис. Только он. Все это время!

Она смотрела на его растрепанные волосы, на зеленые глаза, на его улыбку, на жар, с которым он объяснял ей, Кристин, причины ее ненависти к Анни.

И она понимала, что он был прав.

«О боже, Крис, как ты прав…»:думалось ей.

Она посмотрела на книгу, лежащую у нее на коленях.

«Жила-была в одном маленьком городке старушка по имени Мадлен, и была она для всех лучшим другом.

Дети прибегали к ней за леденцами и сказками, взрослые- за советами и душевными разговорами, школьники-за помощью с домашними заданиями и поделиться секретом.

Была она маленькой, худенькой, с милым, круглым, как вяленый персик, лицом, и зеленью маленьких старческих глазок.

Работала она то в книжной лавке, то в продуктовом магазине, то на ферме.

И все-то старушка Мадлен умела и знала.

В этот город и прилетела Кинта вместе с южными ветрами.

Будучи чужеземкой, она не вписывалась в устои городка. Никто не хотел сдавать ей комнату, и если бы не Мадлен, приходилось бы принцессе спать на улице. Никто с ней не дружил и не разговаривал.

И потому девочка часто грустила. Однажды ночью Мадлен услышала, как та плачет.

Добросердечная старушка оставила дружескую записку и кружку какао у ее двери.

Кинта заметила это и стала улыбаться своей благодетельнице.

По чуть-чуть, потихоньку, между девочкой из Подземного мира и земной бабушкой завязалась настоящая дружба.

Они много разговаривали, особенно наедине. Кинта считала, что узнать человека лишь общаясь с ним лично.

Как ни удивительно, но Мадлен и вправду понимала одинокую особенную девочку из другого мира.

Каждый день с ее помощью, маленькая принцесса узнавала много нового о мире людей. У нее оставался еще день, и она  собиралась уходить, когда Мадлен позвала ее к себе.

-Дитя мое, я сразу поняла, что ты не такая, как остальные люди, и для меня большая честь быть твоим другом.

-Ну что Вы, Мадлен…

-Не перебивай пожалуйста,- будто бы возмутилась старушка.

Она достала из бездонного кармана коробочку с какао и протянула Кинте.

-Я знаю, как он тебе полюбился, поэтому дарю его тебе.

Глаза девочки засияли.

-А запомни ты вот что: тот, кто с тобой рядом всегда- и есть настоящий друг. Нам всем нужен друг. Он покажет нам все хорошее, что есть в нас. Мы все не идеальны, но мы прекрасны и замечательны, и друг обязательно напомнит об этом, если ты сам забудешь…»

Кристин заморгала. «Как права бабушка Мадлен!»

И она так повисла на шее изумленного Криса.

Девушка плакала и смеялась. И Крис все, конечно же, понял.

Он вдохнул запах ее волос.

Он не знал точно, что именно сейчас произошло, но Кристин вернулась, и он был этому безумно рад.

Он поднял ее и покружил.

-Крис,-сказала она вдруг.

Тот резко остановился.

-Ты мой лучший друг, ты знаешь?

На секунду он замер, она такая милая и такая искренняя.

Прижался носом к ее носу.

-Я тоже тебя обожаю, Тинни.

С того самого дня Кристин словно проснувшаяся Спящая Красавица, оживилась, снова открылась миру, радуя родителей и друзей.

Голубка тоже пошла на поправку, и сопровождала свою девочку в школу.

Кристин была безмерно благодарна любимому за то, что он пробудил ее от всего этого. И еще она была благодарна «Книге красных чар».

 

А однажды она встретила Анни. Кристин шла по коридору, подняла глаза,  и та летела ей на встречу.  Анни обняла ее.

Раньше Кристин заплакала бы, но не сейчас. Она уже простила Анни и была готова жить дальше.

-Мне так жаль, так жаль,- шептала подруга.

Кристин гладила ее по спине, раньше она была бы зла на нее, но не теперь.

-Ну, полно, сестричка, все в порядке.

-Правда?- Анни заплаканными глазами смотрела на нее.

-Да.

И так и было, ведь в ее сердце больше не было хрупкой темной ненависти.

 

 

 

читателей   77   сегодня 1
77 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...