Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Обед Священника

Вёрткий камень, раскачиваясь взад и вперёд, так и норовил соскользнуть с поддона. Поддон же, доверху гружёный песчаником, обладал огромной инерцией, и мне приходилось прилагать немало усилий, чтобы уравновешивать всю эту конструкцию, одновременно лавируя между людьми и представителями других рас, коих в это время всегда с избытком на рыночной площади Шерласка.

 

— Эй, осторожнее! – раздался возмущённый женский голос откуда-то снизу.

 

— Простите! – машинально сказал я и остановился, ища глазами собеседницу. Внизу перед собой я обнаружил опрятно одетую девушку гномьей расы. Судя по всему, она была из гильдии мастеровых, что постоянно создают какие-то удивительные механизмы. В этот же момент, поддон, под властью инерции, продолжил своё движение прямиком в её сторону, и мне пришлось немного дёрнуть его на себя, чтобы затормозить. Он остановился бы в нескольких сантиметрах от её лица, но девушка не стала надеяться на мои расчёты и отступила на полшага назад. Поддон остановился. Непослушный камень только этого и ждал. Вырвавшись из объятий своих товарищей, он радостно полетел на мостовую. Я резко отклонился назад, одновременно выбрасывая вперёд ногу. Камень приземлился на носок, которым я немного повел вниз, плавно гася инерцию «беглеца». Когда с инерцией было покончено, я резким движением ноги забросил камень обратно на поддон. Девушка подняла брови и одобряюще улыбнулась.

 

— Ещё раз простите, — сказал я, сделав очень лёгкий поклон и тоже улыбнувшись с видом некоторого смущения. После чего повернулся и пошёл дальше выполнять свою работу.

 

Гэйлор-хлебопёк задумал печь лепешки прямо посреди рыночной площади, но для этого ему требовалось собрать небольшую печь. Каменщик Норвэн Стонэр страдал спиной, потому нанял меня. Моей задачей было принести несколько поддонов песчаника для печной кладки. Работа спорилась, ещё несколько подходов, и я получу свои пять золотых. По золотому за каждые два поддона песчаника.

 

— Как насчёт двухсот золотых? Думаю, это достаточно щедрое предложение. — Произнёс чей-то подхриповатый голос где-то совсем близко. Я от неожиданности замедлил ход, но не остановился. А голос тем временем продолжил:

 

— Дорога займёт всего пару дней, — в этот момент голос переместился из-за моей спины к моему правому уху, — обратно столько же, ну и там ещё день-два.

 

После я увидел и самого говорящего: человека весьма преклонных лет, облаченного в красиво расшитую мантию и широкополую остроконечную шляпу из того же материала. Человек смотрел перед собой, словно обдумывая какую-то глубокую мысль, но при этом он продолжал говорить, явно к кому-то обращаясь:

 

— Всё вместе не больше недели. Двести золотых за неделю. Это достойная сумма. Не так ли?

 

Тут старик, по всей видимости волшебник, совсем обогнал меня, и я увидел рядом с ним ещё одного человека. Также не сильно высокого, но более широкого как в плечах, так и в талии. Он был одет хоть и в дорогую, но в достаточно повседневную городскую одежду. Сложно было понять, кто он и чем точно занимается.

 

Так как, сбавив шаг, я оказался позади, мне пришлось продолжать идти за ними. Потоки людей и прочих разумных существ справа и слева не позволяли обогнать волшебника и его собеседника. К тому же поддон, пусть сейчас и пустой, ограничивал меня в возможностях маневрирования. И хоть я почти и потерял интерес к их разговору, мне пришлось стать невольным слушателем этой беседы.

 

— Только подумай, — продолжал волшебник, — какие знания могут храниться в чертогах этого древнего эльфийского храма! Давно забытые знания. И кого они ждут? Тебя, Сильвестр! Что может быть более богоугодным деянием для жреца Огмы, как не поиск и открытие новых знаний?

 

«Жрец Огмы» только молча кивнул. Но волшебник даже не смотрел в его сторону, и возможно не заметил этого кивка. Он лишь сделал небольшую паузу, после чего сказал:

 

— Мне всего-то нужна одна магическая книга, которая, по моим расчётам, должна находиться где-то в руинах этого храма. Возможно она поможет понять по какому пути пойдёт этот мир.

 

Услышав слово «Путь», о котором только и говорили у нас в монастыре, я насторожился. Не о том ли Пути говорит волшебник, который я должен найти?

 

— Ты понимаешь насколько это может быть важно? — на этот раз волшебник повернул голову в сторону Сильвестра. Тот опять молча кивнул. — Возьмешься?

 

На этот раз не было даже кивка. Священнослужитель размышлял, не спеша соглашаться. Волшебник, будто неожиданно что-то поняв, замахал руками:

 

— О, нет, не думай, что тебе придётся идти туда одному! Я обязательно подыщу тебе охрану. Уверен, что она не пригодится, но для нашего общего спокойствия несколько человек не помешают.

 

Сильвестр впервые подал голос:

 

— Хм… если так, то почему бы и нет.

 

— Отлично, по рукам! — волшебник схватил руку жреца и начал трясти. — Как только подберу тебе достойных спутников, я пришлю нарочного. Он сообщит дальнейшие детали.

 

— Не сочтёте ли вы «достойным» меня? — вмешался я. Волшебник и жрец Огмы резко обернулись. Лицо волшебника выражало некую растерянность, он не был готов к такому, возможно беспардонному, вмешательству в их разговор. Сильвестр же смотрел на меня с толикой презрения, хотя и старался этого не показывать. Да я и в самом деле не походил на «охранника». Ни доспехов, ни оружия. Какой-то грязный поддон в руках. И вся одежда в каменной пыли.

 

— Простите, я случайно услышал отрывок вашей беседы, — попытался оправдаться я, — мне интересны подобные места, эльфийское наследие, изучение мира…

 

— Ты, парень, полуэльф? — спросил волшебник. — Кто твои родители? Они из Шерласка? Я их знаю?

 

— Да, во мне есть эльфийская кровь, — ответил я, слегка озадаченный таким количеством вопросов, — но я не отсюда. Я шёл из монастыря, что на Севере. В Шерласке я всего пару дней и пока не знаю, куда пойду дальше. Мне ещё предстоит найти свой Путь. И возможно ваши изыскания приблизят меня к нему.

 

— Ох уж эти ваши «Пути», — усмехнулся волшебник, — но монахам я могу доверять. Сейчас у меня уже нет времени, приходи вечером, обсудим твоё участие.

 

Волшебник протянул мне небольшой клочок бумаги ровной прямоугольной формы. На нём было крупно и аккуратно выведено «Тхазар-Дэ» и какой-то адрес, гораздо менее аккуратными и очень мелкими буквами.

 

— Хорошо, я приду! — я кивнул, и побежал завершать свои обязательства. Норвэн Стонэр, наверное, уже заждался очередную порцию песчаника.

 

***

 

Тхазар-Дэ позволил мне присоединиться к экспедиции. Кроме того, он предложил сотню золотых за успешно завершенное дело. Когда вернёмся назад, с книгой. Следующим вечером на постоялый двор, где я снимал комнату, явился посыльный и сообщил, что отряд полностью собран, и утром, на рассвете, мне нужно быть у северных ворот. Там будет ждать караван, хозяин которого согласился подвезти нас до небольшого посёлка с названием Сузаил. Дальше нам уже придётся идти пешком, свернув с проезжей дороги.

 

С первыми лучами солнца я уже был у ворот. Город ещё спал, здесь же кипела жизнь: люди носились взад и вперёд, догружали обозы, стропили грузы к телегам, чтоб не растрясло по дороге, погонщики уздали лошадей, периодически перекрикиваясь между собой. В нерешительности, я стал идти вдоль обоза, ища хозяина или ещё кого-нибудь, к кому можно обратиться по поводу поездки.

 

— Эй, чего ищешь? — окликнул меня один из возниц, выглядывая из-под лошади.

 

— Я от Тхазар-Дэ. Он сказал, что…

 

— Тхазар-Дэ? — переспросил возница, одновременно тужась затянуть подпругу. — Да, помню, хозяин предупреждал.

 

Возница наконец завершил начатое и вылез из-под лошади:

 

— Давай, со мной поедешь. Я Орм. — Сказал возница, протягивая мне руку. После чего повернулся к телеге и стащил с неё какой-то длинный кожаный ремень. — Только ты рано пришёл. Хотя уже и не первый.

 

Возница усмехнулся и кивнул в сторону соседнего обоза. Там, на ко́злах, прислонившись спиной к стянутому ремнями грузу, дремал какой-то человек. Я подошёл поближе, присматриваясь. Это был Сильвестр. Он не просто дремал, а спал во всю свою силу. Рот его был немного приоткрыт и из него вырвалось сипловатое похрапывание, иногда к похрапыванию добавлялся лёгкий присвист. Жрец Огмы был одет совершенно иначе, чем при первой нашей встрече: истово начищенный пластинчатый доспех играл красными переливами в лучах восходящего солнца.  Стальной шлем, снятый вместе с подшлемником, лежал на ко́злах рядом со жрецом, поддерживая его руку. На доспех была надета белая шёлковая накидка с изображённым на ней свитком — символом Огмы. Поверх накидки красовался широкий кожаный пояс со множеством маленьких мешочков и сумочек. Слева к поясу была приторочена толстая книга в кожаном переплёте, а справа свисала тяжёлая шестилепестковая булава. Между Сильвестром и грузом, на который он опирался, проглядывали края стального щита, в цвет доспехов.

 

Я не стал тревожить священника и отошёл обратно к своей повозке.

 

— Видал, какой важный? – Спросил Орм, теребя ремень в руках. — Ты, я вижу, попроще будешь. Так что на, держи конец, поможешь мне с подбрюшником.

 

***

 

Прошло больше часа, прежде чем наш караван тронулся в путь. За это время к обозу присоединилось около дюжины попутчиков. Мне было неведомо, кто именно из них входит в нашу экспедицию. Кто-то явно был из местной охраны, а кто-то, как и я, лишь пассажиры. Хотя нет, ещё одного члена нашей команды сложно было не распознать. Это оказался весьма широкий в плечах полуорк. Даже для полуорка он был просто огромен. Его можно было бы принять за чистокровного орка, если бы не более плавные и аккуратные черты лица, говорящие о присутствии человеческой крови.

 

Этот парень ехал на замыкающей караван телеге, потому как чуть не опоздал и догонял нас с криками «Стоя-я-ять! Стоять, вашу ж мать!» Учитывая, что бежал он не со стороны городских ворот, а откуда-то из-за внешней стены, это вполне можно было принять за попытку ограбления. Некоторые из охранников вскинули арбалеты, но не стреляли. Хозяин каравана держал руку поднятой, не спеша отдавать приказ к атаке.

 

Полуорк бежал с двуручным мечом на спинной перевязи, достать его он даже не пытался. Хотя, уверен, если бы этот парень вступил в ближний бой, он раскидал бы всех голыми руками. А от первых арбалетных болтов его мог защитить чешуйчатый доспех, в который тот был одет. Но боя не случилось.

 

— Тхазар-Дэ, тудэ-сюдэ! — выкрикнул полуорк на бегу, и караванщик жестом приказал охране убрать арбалеты.

 

— Вот это громила! — восторженно пролепетал Орм. — Это хорошо, что он с нами, теперь то точно спокойно доедем. Никакие разбойники не страшны!

 

«Это хорошо, что он с нами. — Мысленно согласился я с Ормом, правда думая не о караване, а о предстоящей экспедиции за книгой для Тхазар-Дэ. — Сильвестр, полуорк и я. Итого трое. Тхазар-Дэ говорил о четверых. Интересно, кто же четвёртый?»

 

Я попытался вспомнить, кто ещё присоединился к каравану после меня. До Сузаила почти день пути, времени на раздумья с избытком. «Итак. Несколько человек, некоторые из них похожи на воинов, в кожаных доспехах, с мечами, но без арбалетов. Ещё один человек, достаточно молодой, в вышитой золотом тунике и лёгком дорожном плаще. Держится обособленно. У него вообще не видно никакого оружия. Те что с мечами возможно тоже охрана каравана, а этот точно чужак. Ещё был один дварф. Как и подобает, с внушительного вида секирой. Два халфлинга. Скорее всего бродячие торговцы. Какой-то подозрительный эльф. Всё время кутается в плащ, хотя солнце пригревает уже с самого утра. За спиной у него длинный лук. Возможно охотник.

 

Так, нужно откинуть тех, кто держится группой. Нам же недостаёт только одного человека. Или не человека… Кто там остаётся? Парень в дорогой тунике, дварф с секирой, эльф-лучник. Пускай будет дварф.» — сделав такое заключение я удовлетворенно закрыл глаза и погрузился в медитацию. Слишком много ненужных мыслей в голове. Надо очистить сознание, всё равно Путь покажет, кто именно присоединится к нам сегодня вечером. Был ли я прав в своих догадках или нет, это совершенно не важно. А то что не важно, не должно отнимать у тебя время. Так говорил отец.

 

***

 

Сузаил оказался совсем небольшим поселением. Всего семь домов, да придорожная таверна — единственная здесь двухэтажная постройка. На улице было темно, когда мы входили, поэтому я не разглядел вывеску с названием. Да и не уверен, была ли она вообще. К тому же и входили мы, точнее даже сказать вваливались, в большой суматохе. Все пассажиры обоза, а также почти вся его охрана, спешили промочить горло и занять свободные столы.

 

Я ехал на одной из первых повозок, которая остановилась гораздо дальше, чем замыкающая. Потому в таверну попал одним из последних. Сильвестр, ехавший на соседней, вошёл вместе со мной. С недовольным видом он осмотрел помещение.

 

— Вот пьяные рожи, — полушёпотом, обращаясь к самому себе, произнёс он, — все столы позанимали.

 

На самом деле, пьяных рож здесь ещё не было. До прибытия каравана таверна явно пустовала. Но многие рожи определённо намеревались стать пьяными как можно скорее. Основная масса столпилась возле барной стойки, пыхтя и толкаясь. Остальные распределились по залу, рассевшись вдоль широких дубовых столов, персон на шесть каждый.

 

— О, идём. — сказал Сильвестр, кивая куда-то в сторону. Я повернул голову по направлению его взгляда и заметил полуорка, в одиночестве сидящего за, как оказалось, не таким уж и большим столом. Несмотря на то, что свободные сидячие места были в дефиците, к полуорку подсаживаться побаивались. Стол был полностью наш.

 

— Стак? — спросил Сильвестр, садясь напротив полуорка.

— Стаг. — Ответил полуорк, переводя взгляд со священника на меня и обратно. — Жрец?

— Меня зовут Сильвестр, — кивнул жрец и жестом пригласил меня сесть рядом со Стагом.

— Сильвестр? — послышалось из-за стола напротив. Из шумящей разными голосами компании выделился силуэт в бесформенном плаще и направился к нам. Когда он приблизился, свет сальных свечей, нещадно чадящих на нашем столе, осветил его лицо и часть лука, выглядывающего из-за спины. Это был эльф.

 

— Джоэл? — спросил священник и, не дожидаясь ответа, показал рукой на свободное место справа от полуорка. — Присаживайся.

 

Джоэл сел.

 

— Итак, — начал Сильвестр, — мы собрались здесь…

 

— Простите, — послышался чей-то голос, старавшийся звучать как можно учтивее. За спиной Сильвестра возник немного сгорбленный силуэт старушки-подавальщицы, — милостивые господа не желают откушать чего-нибудь с дороги?

 

Все оживились, так как дорога действительно была долгой, и за день мы ни разу толком не поели.

 

— А что есть? — резко спросил Сильвестр, недовольный тем что его перебили.

 

— Сегодня у нас в меню особенно вкусное рагу с куриными…

 

— Давай, неси, — Сильвестр вновь повернулся к нам, намереваясь продолжить свою незаконченную фразу.

 

— А запивать чем будете? Вино или пиво?

 

— Вино! — спешно произнёс Джоэл.

 

— И пиво! — добавил Стаг. — Да кружку мне побольше!

 

Старушка кивнула, развернулась и, слегка шаркая по неровному полу, направилась в сторону кухни.

 

— Всё, я могу продолжить? — спросил Сильвестр и, приняв наше молчание за согласие, откашлялся и заговорил: — Мы собрались здесь по просьбе одного уважаемого человека, имя которого вы все знаете. Наша миссия хоть и кажется лёгкой, но те давно забытые знания, что мы намереваемся отыскать, могут иметь огромное значение, роль которого трудно переоценить. Я, как начальник этой экспедиции, хочу напомнить вам о…

 

Сильвестр говорил долго и нудно. С такой монотонной интонацией, что даже самый интересный и запутанный сюжет может превратить в скучную проповедь. В отличие от бесед моей наставницы Астры, которые проникали глубоко в голову и заставляли шевелиться мысли, речи Сильвестра совершенно не требовали никаких интеллектуальных усилий со стороны слушателя. Напротив, они пресекали всякие попытки к самостоятельному мышлению своей монотонностью, невпопад вычурными оборотами и отсутствием всяких пауз. Кроме того, священник несколько раз напомнил нам, кто именно здесь главный, и кто будет принимать решения.

 

За то время, пока Сильвестр разглагольствовал, успели принести еду и напитки. Куриные ножки были просто восхитительны, впрочем, и рагу из свежего картофеля с овощами мы уплетали за обе щёки. Жрец Огмы ещё не успел даже притронуться к своей порции, пытаясь закончить речь излишне витиеватой концовкой, как принесли счёт. На этот раз была не старушка, а другой служка: молодой деревенский паренёк с вечно опущенными к полу глазами.

 

— Вы же собирались остаться на ночлег? — очень неуверенно спросил он, разглядывая свой правый ботинок. — Джулия… кхм… хозяйка сразу включила сюда стоимость за комнаты. Правильно, вы же остаётесь?

 

Сильвестр замолчал и посмотрел на служку, пытаясь показать своё недовольство тем, что его вновь прервали. Однако было видно, что на самом деле он этому рад. Витиеватая концовка уж очень сильно заплелась и Сильвестр сам окончательно в ней запутался. А тут такой удобный случай закончить двумя словами.

 

— Ну, как-то так. — Сказал священник, обращаясь к нам, потом вновь повернулся к служке. — Да, мы остаёмся на ночлег, всё верно.

 

Служка бросил нам на стол небольшой отрезок бумаги с аккуратно выведенными на нём цифрами и тут же удалился. Сильвестр взглянул на счёт, потом на тарелку с уже подостывшим куриным рагу, к которому он ещё не успел притронуться. Потом снова на счёт.

 

— Я, наверное, есть не буду. Тут курица, а у меня пост, да и вообще что-то я не голоден. — Подбирая на ходу слова, сказал он. — Так что вы расплачивайтесь сами, а я за комнату свою схожу заплачу.

 

— Кто начальник, тот и платит! — возразил полуорк.

 

— Что? Это ещё почему? — опешил священник.

 

— Командир всегда за нас платил. — Стаг поучительно поднял палец вверх. — Командир платит за отряд, отряд хорошо дерётся!

 

— Нет, я платить за вас не собираюсь, — возразил Сильвестр, — бросим жребий. Пусть боги решат, кто за всех платит. Тут больше двадцати серебряных!

 

Лицо полуорка потемнело. То ли от злости, то ли от осознания того, что в его карманах нет такой суммы. Он вскочил, легко отодвинув лавку, не смотрят на то что мы с Джоэлом продолжали на ней сидеть, занёс огромный кулак над головой и с силой ударил им по столу. Дубовый стол с возмущением заскрипел, но устоял.

 

— Начальник платит! — заорал Стаг, брызгая на Сильвестра слюной и остатками овощного рагу, что только и ждали этого момента, затаившись между кривых зубов. — Сам сказал, что начальник, сам плати! А не то!..

 

— Пади к моим ногам! — выкрикнул священник, вытянув вперёд руку в повелительном жесте. Его лицо стало бледным, не то от злобы, не то от страха. И был заметно, что он держится из последних сил.

 

Я слышал, что жрецы, годами тренирующиеся на своей пастве, имеют особую силу убеждения. Настолько сильную, что они могут буквально управлять волей собеседника. Но полуорк об этом, видимо, не слышал. Его голова слегка дёрнулась, как от лёгкого щелчка по лбу, глаза закатились, но тут же вернулись на место и недоумевающе уставились на Сильвестра. Стаг был возмущён таким нахальным с ним обращением. Он наёмник, а не собака, чтобы падать к ногам, да и вообще исполнять всякие нелепые прихоти своего «хозяина».

 

Глаза Сильвестра также расширились, видимо от удивления. Полуорк продолжал стоять на ногах, а не лежать ниц, как ожидалось. Ещё больше они расширились, когда заметили, что рука полуорка направляется по дуге в их сторону. Стаг размашистым движением отвесил священнику такую оплеуху, что тот еле устоял на ногах, успев опереться о стол.

 

Бледное лицо Сильвестра теперь окончательно побелело. Запахло дракой. Я догрызал куриную бедренную кость, на ходу придумывая, как лучше будет её применить, разнимая дерущихся. Джоэл судорожно схватил со стола ещё не раскупоренную бутылку с вином и взвесил в руке. Не знаю, что он задумал, но оружия, к счастью, пока никто не доставал. Значит ещё не всё так серьёзно.

 

Жрец, отталкиваясь руками от стола, резко поднял глаза на полуорка, одновременно с этим выбрасывая вперёд руку и хватая того за горло. Его губы зашевелились, но расслышать слова я не смог. Ко всеобщему ужасу, и моему в том числе, изо рта полуорка брызнул столб густой тёмной крови, орошая стол с яствами и самого Сильвестра. Глаза и уши Стага тоже начали нещадно кровоточить. Крепкий степной загар полуорка тут же куда-то исчез, уступив место бледноте, почти такой же как у священника.

 

Потоки крови потекли по столу и сползли на пол, норовя разбежаться по таверне. Где-то у барной стойки раздался крик ужаса, но быстро потонул в приложенных ко рту ладонях. В зале воцарилась полная тишина. Со стороны выходка Сильвестра походила на акт некромантии, а некромантов в Семиградье боялись. Постояльцы медленно, без резких движений потянулись к выходу. Кто-то, отползая, осенял себя святым знаменем защитника Хельма. А кто-то застыл с открытым ртом, мимо которого лилось пиво из всё ещё наклонённой кружки.

 

Священник прямо сейчас совершил прилюдное убийство из-за каких-то двадцати серебряных монет. Ни один человек не смог бы выжить, потеряв столько крови. Я начал сомневаться насчёт будущего нашей экспедиции. Но вдруг мышцы Стага каким-то невероятным усилием напряглись, глаза приоткрылись. По залу, среди тех, кто ещё не успел сбежать через дверь или окно, пронёсся лёгкий шелест вздохов. Удивительно, но то, что не смог бы человек, смог полуорк. Сильвестр в страхе отдёрнул руку от его шеи и попытался отступить назад, но запнулся сапогом о скамью. Джоэл, видя, что драка не окончена, решил вмешаться. Подсечкой он попытался уронить Стага или хотя бы заставить его обратно сесть. Но с тем же успехом он мог бы пытаться уронить дерево. Полуорк даже не обратил внимания на это мельтешение у его ног. Он размахнулся, слегка пошатываясь, и ударил Сильвестра левой рукой, на этот раз сложенной в кулак. Удар пришёлся прямиком в лоб. Перекувыркнувшись через злосчастную скамью, священник упал на пол, в лужу орочьей крови. Упал и не шевелился. Джоэл сел обратно на лавку, делая вид что и не пытался ничего предпринять.

 

Я понял, что сейчас самое время разрядить обстановку, потому встал и подошёл к священнику. Он был без сознания. Я снял с его пояса кошель, отсчитал нужное количество монет, потом подумал и взял ещё несколько. Взгляды посетителей были устремлены на меня. Возможно потому что я был единственный кто двигался. Полуорк всё ещё стоял на ногах, правда опирался обоими кулаками о стол. Эльф сидел в нерешительности и стрелял глазами по сторонам.

 

— Это за ужин и ночлег, — сказал я, подойдя к барной стойке и выкладывая на неё серебряные монеты, — а это за небольшой беспорядок. Уж простите моих друзей.

 

Хозяйка таверны понимающе кивнула. Это оказалась миловидная, хотя уже и не молодая эльфийка. Хотя, наверное, слово «молодая» сложно применимо к эльфийкам. Но эта была явно умудрена опытом общения с такими вот буйными посетителями, один из которых сейчас валяется на полу в луже чужой крови. Нравы людей с веками не меняются.

 

— Ваши комнаты уже готовы. За остальное не беспокойтесь, Нюра всё сейчас вымоет. И доспехи этого господина, — эльфийка указала взглядом на Сильвестра, — я попрошу, чтобы почистила. Оставьте их у двери, когда снимете.

 

Я кивнул и пошёл в сторону священника. Схватив его за правую руку и под живот, я попытался взвалить бездвижное тело на плечи. Но не тут-то было. Сильвестр и сам был человеком не лёгким (да, и по характеру, как выяснилось, тоже), а тут вдобавок и пластинчатые доспехи ещё в половину его веса.

 

— Поможешь? – Прокряхтел я, обращаясь к Джоэлу.

 

— Давай лучше я. – Неожиданно предложил полуорк. Джоэл только заморгал глазами.

 

Стаг, всё ещё пошатываясь, подошёл ко мне и легко взвалил тело священника себе на плечи. Не спеша и, периодически опираясь о что-нибудь, он направился в сторону лестницы. Иногда в качестве опоры попадалась голова или плечо какого-нибудь посетителя. Но никто не возмущался. Все молча провожали полуорка взглядом. Когда мы поднялись на второй этаж, снизу послышались голоса. Сначала негромкие, но с каждой минутой они крепли и звучали всё увереннее. Таверна оживала.

читателей   84   сегодня 1
84 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 3,20 из 5)
Loading ... Loading ...