Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

О храбром рыцаре и прекрасной принцессе

Наблюдая за своим бледным лицом в старинное семейное зеркало, я понимаю, что совсем еще не готова к приему прекрасного рыцаря…

Или может быть принца?

Морозный день уже в самом разгаре. А я успела только встать да позавтракать.

Не гоже знатным дамам принимать гостей в таком виде…

 

* * *

 

Ноги я облачаю в холодную сталь сапог. Их внутренности наполнены мехом.

Моя принцесса…

Осталось не долго. Нужно еще немного подождать…

Я надеваю легкие латы. Пластичная сталь не начнет сковывать движений. Не станет причиной моей гибели.

Моя дорогая.

Чуть больше терпения…

Все эти годы я нещадно пожирал свое время, страдал и заставлял страдать.

Я цепляю наплечники. Накидываю сверху вонючую шкуру медведя, что сохранит моей уставшей плоти тепло.

Моя любовь!

Все эти годы моя голова была источником и хранилищем стратегий и планов.

Я надеваю старый, уродливый шлем моих предков. Десяткам мертвых голов, служил он последним пристанищем. Страшная металлическая морда неведомого зверя, обитая медвежьим мехом. Внутри я чую трупный запах праотцов.

Моя страсть и жажда к жизни!

Есть ли во мне смысл? Я – пустота. Я истлевший остов. Я инструмент!

Ты, моя принцесса, наполнишь пустоту небом и землей. Ты та, кто нарастит голым костям свежей плоти! Ты работа для инструмента…

Смысл для жизни…

Жизнь для человека…

На моем поясе крестом застегиваются два кожаных ремня – колчан с арбалетными болтами повис на одном бедре, обоюдоострый топор – на другом.

Спина ощутила тяжесть дубового арбалета, как и я, закованного в стальные пластины.

Сегодня я начну жить!

 

* * *

 

Я облачаю свою хрупкую фигурку в расшитое золотом платье. Зеркало помогает мне расчесать волосы и нанести белила на лицо…

Всю жизнь провела я в ожидании прекрасного принца, страшась выйти за пределы своей маленькой комнатки. Но сегодня все кончится. Я знаю!

 

* * *

 

Я чересчур далеко зашел и слишком близок к цели!

Подходя к коню, я не спускаю глаз с башни, что черным копьем пробивает снежные горы вдали.

Я сажусь на металлическую тварь. Грязная сбруя животного больше не в состоянии отражать свет. Отдохнувший конь вырывает меня из черных огарков бывшей деревни. Последние три дня я провел среди углей домов и жареных человеческих тел.

Драконы где-то рядом!

Я их чую!

Я слышу, как их желудки ревут в ожидании меня. Их маленькие желтые глазки неотрывно наблюдают за моим передвижением.

Моя цель – мое бесстрашие!

 

* * *

 

Я надеваю на свои серебристые локоны золотую диадему.

Моя комната единственное спасение от зверей, осаждающих башню с момента моего рождения.

Матушка еще до своей кончины успела укрыть и уберечь меня в башне. И многое узнала я об этих тварях через ее уста.

Я размазываю по щекам румяна.

Эти твари – хранители проклятия – следят, чтобы оно неизменно и неотвратимо исполнялось.

– Но не сегодня! Подлые мерзкие животные!

Проклятие вечного одиночества, коим случайно наградила матушка все наше семейное древо, исправно служило тварям многие годы, и заставляло страдать мои тело и душу.

Сегодня проклятие падет!

 

* * *

 

Конь, не замечая, пронзает собой заснеженный лес, и мы оказываемся на той стороне – у подножия ледяных гор.

Его копыта пропитаны волчьей кровью. Жалкие голодные дворняги выбрали себе быструю смерть в надежде на пищу…

Мертвые бронированные тела стали появляться чаще.

Есть совсем свежие…

Трудно представить, сколько еще воинов служат фундаментом, для холодных, безжизненных белых масс.

Спадая с небес бесконечным потоком острых игл, снег был первоклассным могильщиком.

Он был отличным коллекционером…

Снежный вихрь жадно лижет мое тело, режет мою кожу. Оглушает слух воем, полным страдания. Голодный, он алчет принять меня в свое лоно.

– Ты слишком слаб для моего огня! – Заорал я в воздух.

Животное останавливается, ведомое моими приказами, и я сбрасываю свое тело в снег.

Мой огонь!

Я не верую в богов и в жизнь после смерти. Но я верю в жизнь! Я верю в нечто высшее! Неизменное! Я создал икону в своем сознании, и молюсь ей. Каждую ночь. Каждую секунду.

Моя принцесса!

Когда мой конь скрывается за снежным туманом где-то там внизу, а топор с жадностью вгрызается в ледяные доски башенных врат – мною начинает овладевать волнение и…

…страх?

Где же драконы?!

Я чувствую, как под звериным шлемом, в висках начинают набухать вены. Адреналин заполняет мою кровь.

Все мое тело!

Топор ревет громче и громче…

Его ярость сильнее все нарастающей бури. Тяжелые врата теряют свою власть под натиском смертоносного оружия, и впускают меня внутрь каменной гробницы.

Башня!

Это место совсем иное! Здесь правят тишина и смрад.

Сотни обглоданных костей и недоеденных мертвецов окружают меня. Я стараюсь ступать тихо, но трупы подо мной хрустят и чавкают.

Они ждут меня. Взывают ко мне.

– Зря ждете. Я еще жив! И я только начинаю жить… – воздух из моих легких закончил за меня.

Шепот эхом отразился от каменных стен.

Слишком тихо!

Они наблюдают, я знаю.

Чего они ждут?

Выжидают. Хотят свести с ума.

Не получится, я готов ко всему!

– Я готов ко всему!

…ко всему…

…всему…

Потрачены годы – вся жизнь – на чернеющий каменный шпиль, среди заснеженных гор! Поднимаясь по очередной лестнице, я ловлю себя на мысли, что башня больше схожа на грязную пещеру зверя.

На могильник. Последнее пристанище храбрых рыцарей.

Медвежий мех внутри доспеха сочится потом.

Пот залил глаза. Я ничего не вижу. Мои иссушенные, потрескавшиеся губы пропитаны соленой влагой.

Я что-то слышу!

Вот они! Наконец! Там, в глубинах коридоров и комнат…

Я вас не боюсь!

Нет во мне страха…

Нет!

Крик непроизвольно вырывается из моей груди. Разбухшие от напряжения ноги переходят на бег.

Мыслей нет…

Я сгусток ярости…

Я сгусток ярости!

Нечто большее, чем человек!

Нечто большее, чем зверь!

Гнилое дерево очередной двери разлетается под тяжестью бронированного тела…

Что-то не так!..

Меня отшвыривает обратно в коридоры. Я смутно понимаю, что должна быть боль. Но ее нет.

Чувствую лишь, как через дыру в груди, металлическое копье пожирает мою жизнь. Секунду за секундой. Обесценивает все мое прошлое.

Теперь, я часть склепа. Малая деталь его интерьера

 

Говорят, на смертном одре, люди наблюдают свое прошлое…

Чернеющая зыбь предоставляет взору картины изнурительных тренировок, умирающих врагов и черной башни вдали.

Я поворачиваю голову и вижу обглоданное лицо мертвеца. Единственный оставшийся глаз смотрит на меня с интересом.

– Теперь ты мой друг. На ближайшую вечность…

 

* * *

 

Я открываю плесневелые ставни окон, предвкушая появление моего спасителя…

Но моим взорам предстает очередная мерзкая тварь!

Хранитель проклятия!

Звероподобная туша карабкается вверх по заснеженным горам. Все ближе к подножию башни.

Матушка предупреждала меня, как безумны и дики эти твари в своей ярости. Как наслаждаются они скорой и кровавой расправой.

Где же тот рыцарь, что спасет меня, и вырвет из лап страшного проклятия?

Снизу доносится шум – я слышу, как монстр вгрызается своими когтями в башенные врата и безжалостно вырывает их.

Он внутри!

Меня пробирает озноб. Все тело спазмирует и трясет.

Я еще раз взглянула в треснувшее, пыльное зеркало – седые, редкие волосы вновь растрепались. Белила почти исчезли с моего лица, ведомые маленькими струйками пота.  Бледная, почти прозрачная кожа, обтягивая хрупкий маленький черепок, совсем не скрывала синие сплетения вен.

По ту сторону двери, тварь начинает реветь. Рев приближается и нарастает.

Матушка делала все, чтобы уберечь меня.

А потом умерла…

И мне пришлось самой учиться защищать себя.

Привычным движением, не глядя, я берусь за ржавое, металлическое древко копья. Оно все еще не обсохло от свежей вражьей крови.

Как только уродливый волосатый монстр появляется на пороге комнатки, цельное металлическое копье  пронзает его грудь.

Я бы давно погибла, если бы не научилась рассчитывать только на себя и свои силы.

Я бы давно погибла, если бы не научилась выживать.

Я бы давно погибла, от голода, если бы вовремя не поняла, что эти твари хороши на вкус.

В холодных, необитаемых горах, с тех пор, как погибла матушка, нет другой пищи, кроме сырого мяса хранителей проклятия.

Я отделяю жесткий панцирь от тела и вгрызаюсь в мягкую плоть животного…

 

* * *

 

Наблюдая за своим бледным лицом в старинное семейное зеркало, я понимаю, что все еще не готова к приему прекрасного рыцаря.

А может и принца.

Я стираю кровь и куски сырого мяса с лица.

Вот и ужин прошел, а его все нет.

– Значит завтра. Ничего. Главное ждать!

Разбитое отражение улыбнулась мне печальным кровавым оскалом.

читателей   105   сегодня 1
105 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 15. Оценка: 4,27 из 5)
Loading ... Loading ...