Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Мы стражи!

Он лежал на теплом от крови снегу. Безоблачное, усеянное звездами, небо висело над ним. Где-то невдалеке слышался шум битвы и треск льда. Запах едкого дыма резал глаза и проникал в нос. Делая безуспешные попытки встать, Герберт ощущал страшную боль в ранах.

«Значит, так закончится мой путь, — думал умирающий, судорожно сжимая окоченевшими пальцами меч. – Я умру. Умрут и остальные. И ради чего? Ради чего сражался?

Хотел защищать мир, — мысленно ухмыльнувшись, ответил самому себе Герберт. – Увлекся сказками о людях, отдавших свою спокойную жизнь взамен безопасности других. Дурак».

Перед глазами проплывали воспоминания. Вот, он маленьким играет с друзьями. Изображает из себя рыцаря. Как же их звали? Ах да, Сид и Корнелия. Корнелия… её золотые локоны и застенчивая улыбка всегда восхищали Герберта.

«От чего же я отказался? — раненый старался держать лицо девушки в своих мыслях. – Мог рыцарем стать. Как отец. Деланским мечником. А кем стал? Трупом».

Корнелия убежала. Взамен неё пришли родные. Родители, братья и сестры. Смогут ли узнать они о кончине «маленького» Герберта?

«Конечно, нет, — попрекал себя раненый, — не узнают. Никто ведь не знал. Он сбежал. Но она знала. Лана. Сестричка».

Мысли Герберта путались. Воспоминания наслаивались одно на другое, образуя ужасающее месиво из лиц и мест. Трудно дышать. Но боль проходит. Вот уже теплеет…

«А ночь выдалась беспокойной, — промелькнуло в мыслях Герберта».

 

 

Ночь выдалась беспокойной. Ни костер, ни большие и тяжелые меховые плащи не помогали путникам спастись от ледяного ветра и дикого холода, сковывающего движения.

-Треклятая Тьма, — пробурчал один из путешественников, худощавый юноша, прижавшись к своим коленям, — никогда, слышите, — он обратился к сидящим рядом с ним, — никогда я более не отправлюсь ни в какую экспедицию или вылазку!

-Ха! Ну, это не тебе решать, — рассмеялся другой путник, сидевший ближе всего к костру. — Если бы мы решали… Размечтался.

-Просто он надеется стать новым капитаном, — послышалось из-за деревьев, недалеко от костра. — Я прав, Кори?

Кори выпрямился и скрестил руки на груди.

-А это плохо? — спросил он немного надменным тоном. — Как будто ты сам этого не хочешь.

-Я!? Хочу, — тяжелым басом сказал вышедший из леса человек. Ехидная гримаса «украсила» его лицо. — Но не таким способом, как ты.

-Тебе что, не нравится, что я больше нравлюсь леди-капитану? — Кори потянулся к лежащей подле него палке и кинул её в центр костра жаркого пламени. — Ну не расстраивайся, я всего лишь посимпатичней тебя.

Все сидящие рассмеялись. Именно сидящие, ведь стоявший возле лесной чащи путник выглядел невозмутимым.

-Что же, — произнес он спокойно, крепко сжимая рукоять меча, висевшего на его поясе, — может и нет, но я, по крайней мере, умнее. А если бы и у тебя были бы хоть ростки разума, — он снова скрылся за деревьями, — то ты бы знал, что через постель высокий пост невозможно занять. Такое только в Известных землях работает.

Кори не ответил. Его хмурый взгляд уперся в пламя, а на щёках проступил румянец. От стыда ли? Или от жара костра?

-Дай мальчишке помечтать, Ольгерд, — сказал сидевший рядом с Кори бородач. — Амбиции иметь надо. Особенно в нашей работе.

-Погоди, ты что, понравился леди-капитану? — в разговор вступил ещё один путник. — Ха! Ты не прав, Ольгерд. Паренёк многого достиг! И как у вас, серьёзно?

-Прекрати его донимать, — неожиданно за Кори заступился сам Ольгерд. — Это его дело. И оно нас не касается. Тем более тебя, Виго.

Наступило неловкое молчание. Ветер усилился. Костер все сильнее дрожал под его порывами. Все сложнее было поддерживать пламя.

Ночь накрыла путников тёмным покрывалом. Высокие невозмутимые деревья, покрытые шапкой из снега, и абсолютно черное небо давили на Тёмных своей безнадегой, а громкое завывание ветра мешало уснуть. Предстояла важная миссия. Позади располагался знакомый всем мир, впереди стояла неизвестность.

Тёмному стражу Герберту, слышавшему в полудрёме спор между Ольгердом и Кори, было совсем непонятно, к чему всё это соревнование.

«Какой вообще смысл в этой борьбе? – подумал он, когда перепалка между братьями ордена закончилась. – Неважно кто ты, капитан, командор или простой воин, долг Тёмного стража важнее. Мы защищаем мир от Тьмы, жертвуя своими жизнями. Вот, что важнее, чем какое-то дурацкое повышение».

Жар пламени вместе с мерным дыханьем ветров усыпил Стража. Герберт представил событие давно минувших дней: пышный турнир, осыпающиеся розы и терпкое вино с привкусом цитрусовых. Он представил и поединок с гигантом, пируэты и выпады, грациозные взмахи мечом. Итог этой битвы был известен, но так бы хотелось ещё раз взглянуть на это…увы, лучи солнца прервали турнир.

Это было утро, сменившее ночь. Медленно восходившее солнце оповещало о начале нового дня. Тёмные стражи уже собирались в путь. Без малейшей суматохи они собрали свои вещи и потушили костер.

-Сколько там осталось до Сумеречной линии? — накинув сумку на плечи и протяжно зевнув, спросил Виго.

-Около 4 лиг, — произнес Ольгерд, вспоминая маршрут следования, — до Сумеречной линии осталось где-то 4 лиги.

-И никаких лошадей, — пожаловался Кори.

-Зима, — непринужденно сказал увалень Бран, одной рукой запрокинув мешок на плечи. Другой он поправил меч на поясе. – Все горные пути засыпало снегом. А через тоннели лошади не пройдут.

Герберт стоял возле потушенного костра. От ещё тлеющих, но постепенно затухающих углей шёл легкий дымок. Но скоро под давлением холода и ледяного ветра последний очаг тепла погаснет, оставив после себя лишь холодный «скелет» кострища.

Герберт взялся за свой меч. Его рукоять была холодна, но держа её, Страж надеялся испытать удовлетворение.

«Когда в твоих руках клинок, никто не сможет тебе противостоять, — вспомнил Герберт слова своего отца, непревзойденного Деланского рыцаря, как тот сам себя называл.

Меч давал чувство безопасности, снимал тревогу и тайно внушал, что ты непобедим. Такова была сила оружия. Но в этот раз все было по-другому. Страх не исчез, а необычное волнение продолжало терзать тело и душу, даже больше чем холод.

Кори подошёл к Герберту. Он дрожал и кутался в свой плащ.

-Как же здесь холодно-то, — отстучал зубами Кори, когда заметил взгляд Герберта.

-Это твоя первая вылазка? – спросил Герберт, опустив рукоять меча.

-Ага, первая, — было видно, как молодой Страж напрягал свою челюсть, чтобы не стучать зубами. Своей рукой он провел по белым волосам на голове. — Как же хочется, чтобы она была последней. Вот увидишь, — добавил он слегка смущенно, — Ольгерд ошибается. Он просто завидует.

-Чему завидовать-то? — недоуменно спросил Герберт.

-Ну, просто, — он обернулся и проверил, как далеко стоит Ольгерд, и затем прошептал, — он завидует мне. У него же были раньше отношения с леди Мирабеллой.

-Может тогда он прав? — усмехнувшись, так же тихо спросил Герберт. – Он не командор. И даже не капитан. Несмотря на то, что в Стражах уже лет 20, наверное. Похоже, что здесь, далеко за пределами Известных земель, от постели многого не добьешься.

-Ну, конечно! — разозлившись, Кори пнул потухшую головешку в костре. — Он неудачник, понял? С обезображенным лицом. У меня получится стать капитаном. А там и до командора не далеко.

-Дерзай, — сказал Герберт и взял свою сумку. — Надеюсь, у тебя получится. Но пока думай лучше о задании.

Кори сплюнул и ушел к остальным, а Герберт последовал за ним, оставив лагерь пустым.

Отряд Тёмных стражей из пяти человек гордо именовался «Серой бригадой». Герберту это название казалось слишком претенциозным, но для Ольгерда оно имело какое-то значение. Какое именно, Ольгерд предпочитал не говорить.

Только двое из их пятёрки бывали в экспедициях. Старшина Ольгерд, которого за излишнюю грубость не любило большинство в ордене. Бран, бородатый увалень, которого, наоборот, любили за добродушный характер. Что странно, но Бран и Ольгерд являлись хорошими друзьями, несмотря на различия в характерах.

Остальные были новичками, не прослужившими в крепости и года. Виго пробыл Стражем дольше – около трёх месяцев. Кори, как и Герберт, провел в ордене меньше месяца. Для новобранцев эта вылазка стала первой, что не могло не вызвать определенного беспокойства.

Светлело. Солнце выходило из-за матовых серых облаков и своими лучами начало греть деревья и торчащие из снега пучки травы.

-Слава Свету! — сказал Бран, взглянув на небо. — Глядишь, ещё потеплеет.

-А Кори наконец-то перестал дрожать, как мокрая птица, — рассмеялся Виго.

-Иди ты, — буркнул Кори, и правда переставший кутаться в свой плащ.

Тишина окружала Тёмных. Лес вокруг внимательно наблюдал за происходящим. Уж слишком странно выглядели путники в этом безлюдном месте, где человеческие следы являются такой же редкостью, как логово виверн в центре Цитадели.

Стражи были здесь чужаками. Но если подумать, то чужаки они и за Аггонскими горами, где люди вечно воюют друг с другом и сражаются за собственные интересы. Несмотря на ежедневную опасность, именно Орден Тёмных стражей для Герберта был идеальным местом. Здесь не было пороков в понимании привычной морали. Какие там пороки… Весь гарнизон в большинстве своём состоял из людей, бежавших от закона: убийц, насильников, воров и дезертиров. Лишь немногие проходили Посвящение, чтобы найти смысл жизни и новое призвание. Но при этом был свой порядок. Общая цель, совершенно далёкая от жизни в Империи Армандов, Делании или Аделессии. И, несмотря на разномастный состав, в Горной длани, главной крепости Ордена, царит порядок.

«Исправляются ли эти убийцы в Ордене? — начал размышлять Герберт. — Находят новый смысл жизни? Сомневаюсь. Но что тогда? Почему соблюдают правила? Боятся, наверное. Боятся за свою жизнь. Ведь за пределами ордена их ждет смерть».

Размышляя о жизни, Герберт заметил, как Виго с Браном о чем-то разговаривали. Периодически они останавливались возле деревьев, на которых были вырезаны странные символы.

-Что это? – спросил Герберт, подойдя к Виго и Брану. Смысл вырезанного на дереве символа был непонятен. По своему виду он напоминал животное, чем-то похожее на зайца.

-Символы, по которым мы определяем путь, — ответил Бран, прикоснувшись к стволу сосны. – Их здесь много. Лес меняется каждый год, но символы нет.

-Есть ещё и путевые  камни, — отметил Ольгерд. – За пределами Первой границы

Лес был меньше, чем казалось. Чем дальше шёл отряд, тем реже им встречались деревья. И вскоре они вышли за его пределы. Перед экспедицией расстилалось покрытое снегом поле. На краю поля виднелась небольшая замерзшая река. Ещё дальше, на возвышенности располагалось какое-то большое строение. Солнце на безоблачном и безмятежном небе ярко светило на Герберта.

-Что это? – спросил Герберт, указывая на заброшенный с виду дом на холме.

-А, это аванпост, — бодро пропел Бран, — к вечеру мы должны дойти до него.

-Слава Свету, наконец-то, — обрадовался Кори, закрывая руками лучи дневного светила.  Он ускорил свой шаг, поравнявшись с Ольгердом, — надоел этот лес. Даже больше, чем те тоннели в горах.

-Те тоннели, в которых ты прислушивался к каждому шороху? — спросил Виго.

-Я слышал, что когда-то там обитали Отродья, — сказал Кори, разведя руками. — А в более глубоких и древних скважинах они до сих пор живут.

-Понимаешь, Кори, — сказал Бран, поправляя плащ, — слухи не всегда правдивы. Коридоры… пусты. Не раз мы искали так называемые «секретные ходы», — при этих словах Бран усмехнулся, — но там ничего не было. Пусто. Если где и безопасно, то точно там.

-Тем более, если бы они там жили, то мы бы не продержались бы и одной Затяжной ночи, — прокашлявшись в кулак, сказал Ольгерд, — ведь подгорные пути расположены под крепостью.

-Смысл тогда от этих легенд? – Кори передернулся. – Ни подземных городов, ни ледяных пустошей за горами. Хм, а Отродья точно существуют?

-Существуют, — вырвалось у Герберта. – Я думаю.

-Существуют, — подтвердил Ольгерд. – Никто не верит в них. До первой Затяжной ночи.

Когда Вечный старшина произнес эти слова, по телу Герберта пробежали мурашки.

«И мне это предстоит, — думал он. – Встретиться с жуткими тварями из сказок. Ха, моя няня всегда пугала меня Отродьями. И мне было страшно».

-Здесь их нет? – услышал Герберт от Кори.

Ольгерд покачал головой и дал команду идти за ним. Под ногами хрустел снег. Солнце гордо висело над путниками в самом зените. К сожалению, обещанного Браном тепла не было. Наоборот, стало холоднее и ветренее.

-Эта река, — начал Кори, осматривая лежавшую далеко впереди реку — выглядит совсем мелкой, по сравнению с Ярой.

-Откуда тебе знать, что эта река не является частью Яры, — изумился Бран.

-Но ведь мы за Аггонскими горами! – Кори внимательно всмотрелся в реку.  — А Яра врезается в них, разве нет?

-Яра проходит через горы, — вставил слово Ольгерд, — в некоторых местах.

-Но ведь… — попытался возразить Кори. — Я вырос на побережье Яры. И не разу не слышал об этом.

-Об этом мало кто знает, — ответил старшина отряда. — В Известных землях вообще мало кто имеет хотя бы смутное представление об этих местах.

Чем ближе к путникам становилась река, тем внимательней её пытался разглядеть Кори. Герберт не совсем понимал, с чем связан такой интерес к никому не известной реке. Но если это речушка и правда берет своё начало в Яре, то его любопытство вполне объяснимо: река напоминала о доме, невероятно далёком доме.

-А ты откуда родом? — спросил Герберт.

-Из Тристапора, — неохотно ответил Кори. Нотки обиды, звучавшие в его голосе, вызвали злость у Герберта.

-Мне вот интересно, Кори, — сказал Бран. — Какая Тьма тебя надоумила вступить в Тёмные стражи. Ты же ещё совсем молод.

-Хотелось посмотреть на горы? – рассмеявшись, Кори задал вопрос. – Нет. Ну, значит, мне всегда хотелось приключений.

Было не совсем ясно, сказал ли правду Кори или соврал. Но, тем не менее, его ответ заставил Ольгерда рассвирепеть.

-Приключений? – спросил командир отряда, уже не стараясь сохранить привычное спокойствие в голосе.

-Да, как в сказках.

-Значит, ты перепутал место.

Герберт посмотрел на Ольгерда. Половина его лица была действительно обезображена. Каким образом? Сам Ольгерд не распространялся на эту тему. Но поговаривают, что около семи лет назад, во время бунта в крепости, один мятежник сжег ему лицо факелом, оставив мерзкий шрам.

Остальная же половина лица пугала не меньше, чем обезображенная. Посеревшая и задубевшая от постоянных морозов кожа напоминала по цвету сталь. Выражение его строгого и грубого лица выдавало в нём очень строгого человека. Желваки были до того напряжены, что казалось, будто Ольгерд постоянно испытывает долгие мучительные боли. Уцелевший от ожога нос был кривым и покрытым глубокими шрамами. Не меньшее напряжение создавали его глаза с орлиным взором.

Когда Герберт всматривался в его лицо, он ощутил в себе не страх, а сочувствие этому человеку. Об Ольгерде шли разные слухи. Порой эти слухи совсем бредовыми, но это и не удивительно, учитывая скрытность Вечного старшины, как его звали в крепости. Поговаривали, что в Горную длань он пришел, когда скрывался от правосудия, потому что совершил некое злодеяние. Какое именно — слухи умалчивают. Бывали даже абсолютно нелепые слухи, будто он вообще родился в крепости или что его, раненого нашла экспедиция за Аггонскими горами. Сам же Герберт предпочитал верить старожилам, которые утверждали, что Вечный старшина присоединился к ордену  совершенно по своей воле.

-Почему? — равнодушно спросил Кори, скрестив руки на груди. – Хм, интересно, зачем пришел в орден ты?

Ольгерд повернулся от отряда и зашагал вперед, сильно ускорив свой шаг.

-Не будем терять времени, — говорил он. Каждый его шаг сопровождался жалобным хрустом снега.

-Знаешь, Кори, — поддержал Ольгерда Виго. – Большинство становятся Тёмными стражами, потому что там, в Известных землях, их ждет эшафот.

-Такие, как ты? – предположил Герберт. Тот в ответ вскинул бровь и продолжил:

Но становиться Тёмным стражем, ожидая приключений, как в древних сказках… это не совсем то. Ха, тем более ты сам не хочешь участвовать в экспедициях. Чем не приключения?

-Я недооценил всё это, — буркнул Кори. Его взгляд направился к идущему впереди Ольгерду.

Герберт ощущал сильное напряжение в воздухе. Разрядил ситуацию Бран.

-Давайте будем выполнять свой долг. А разговоры на тему, почему и как мы стали Стражами, оставим до прибытия в Горную длань.

Улыбка, все время украшавшая Брана, исчезла с его лица. Он также ускорил свой шаг.

-Идём! — эти слова были брошены, словно камень.

Ни разу Гербер не чувствовал себя так неловко. Шутник Виго, дезертир-церковник по слухам, неожиданно замкнулся в себе. Бран, в прошлой жизни известный вор из Аэнда, последовал его примеру.

День близился к вечеру. Солнце стало постепенно садиться за горизонт. Аванпост, до которого осталось рукой подать, выглядел в лучах заходящего солнца немного жутко: стены обветшали, некоторые пристройки осыпались или разрушились. Но при этом сам вид здания вызывал у Герберта неподдельный трепет. Один из немногих следов присутствия цивилизации в этих совершенно пустых землях. Неужели судьба такого величественного строения столь плачевна?

-Тьма, — проговорил Ольгерд, разглядев аванпост.

-Когда я думал об аванпосте, то ожидал чего-то большего, — вздохнул Виго.

-Время берет свое, — прокомментировал Бран. – Его возвели 200 лет назад.

-Удивительно, что он вообще сохранился, — сказал Кори.

Единственной преградой на пути к аванпосту служила река, полностью покрытая синим льдом.

-Как будем переходить реку? — спросил Герберт.

-По льду, — предположил Виго. – Я не вижу, где её можно обойти.

Бран неуверенно кивнул головой.

-Будьте аккуратны, — сказал Ольгерд, наклонившись и опираясь руками на лед. — Передвигайтесь медленно, идите по моим следам, не отклоняйтесь.

-Да мы знаем, — сказал Кори. — Я же вырос возле реки. Гораздо большей, чем эта.

-Ну, может, пойдешь первым? — спросил Ольгерд, посмотрев на Кори своим орлиным взглядом. В его глазах было заметно раздражение.

-Легко, — сказал Кори и непринужденно пошёл ко льду, — следуйте за мной.

Отряд вступил на лед. Никакого треска, замерзшая река казалась абсолютно безопасной.

-Ха! Однажды я уже ходил по льду, — нервно заговорил Виго. — Вот только тогда за плечами висела погоня… И лучники стреляли в спину.

-Погоня? — спросил Герберт, стараясь сохранить равновесие на льду, несмотря на то, что он был совсем не скользким. — Ну и кто за тобой гнался?

-Те, кто желал мне смерти! — Виго ускользнул от ответа.  На его лице стала играть нервность. И он не мог скрыть это под привычной для себя маской беззаботности. Было видно, как он с опаской смотрел себе под ноги и довольно сильно дрожал.

Путь был почти пройден. Кори шел по льду довольно уверенным быстрым шагом, ни разу не останавливаясь и даже не смотря под ноги.

-Вот так надо переходить реки! – похвастался молодой Страж. В тот же миг лед с громким хрустом треснул, и Кори провалился  под лед

-Пекло! – и не успел Ольгерд, который был ближе всех к Кори, сделать и шага, как лед стал трескаться и под его ногами.

Вечный старшина быстро снял свою сумку и положил рядом с собой. Сам он лег на живот и пополз в строну Кори. Тот старался держаться на воде, но под тяжестью мехового плаща и оружия стал тонуть.

Кори погрузился в ледяную воду с головой. Вытягивая свои руки к спасительному воздуху, он старался зацепиться за разломанный лёд. Но чем больше делал движений Кори, тем сильнее остатки льда вокруг него ломались.

-Давай! — воскликнул Ольгерд, подавая руку Кори.

Крепко сжав руку спасителя, молодой Страж начал аккуратно выбираться из поглощающей ледяной воронки. Но прежде чем он смог выбраться, лёд под тяжестью Ольгерда и самого Кори, громко и внезапно треснув, разломился, снова погрузив Кори в воду.

Герберт вместе с Виго медленно подошли Вечному старшине. Наклонившись, они стали тянуть его вместе с тонувшим.

Лёд обвалился окончательно, и Герберт почувствовал лютый холод. Обжигающая вода поглотила его. Стараясь сохранять спокойствие, Страж делал попытки выбраться на поверхность. Лёгкие разрывало изнутри. Тяжелый плащ тянул на дно.

«Где все? Надо выбраться, — думал Герберт, захлебываясь холодной водой».

Его взгляд не мог поймать ни одного путника. Вокруг была лишь бурлящая от движений вода. Сил не оставалось. Свет был все дальше и дальше…

Но в тот же миг, почувствовав резкий рывок вверх, он оказался на суше. Ветер колол и обжигал промокшее тело. Откашлявшись, Герберт осмотрелся по сторонам. Все были на берегу. Ольгерд совсем рядом сидел на коленях и с непривычной для его лица радостью смотрел на очнувшегося. Кори сидел возле реки и смотрел на то, что его чуть не убило. Промокший Бран приводил в чувство бессознательного Виго.

-Ты как? — спросил Ольгерд.

-Вроде нормально, — ответил Герберт, откашливаясь. — Сам-то как?

Ольгерд не ответил. Его взгляд упал на пришедшего в себя Виго.

-Идиот! — сквозь зубы прорычал, Бран и посмотрел на Ольгерда. — Чтобы Кори шел впереди? Отличная идея.

-Ты видишь в этом что-то плохое? — Ольгерд оставался невозмутим. — Я не принуждал его идти первым.

-Ага, конечно, — Бран начал гладить свою промокшую бороду. — Как тогда, да? Помнишь?

Ольгерд опустил глаза.

-Экспедиция — опасное дело, — немного помолчав, выпалил он. — Они должны учиться. Это мой долг.

-Хм, ну да, — вздохнул Бран и посмотрел на Виго, который пытался встать. — Давай помогу.

-Моя сумка утонула, — сказал Герберт с сожалением после того, как все умолкли.

-Если честно, — раздраженно сказал Виго, — то у нас остался только один мешок. Мой.

-И что теперь, — с натугой в голосе спросил Кори, — что теперь делать?

-Может в аванпосте что-нибудь найдется? — спросил Герберт без надежды услышать положительный ответ.

Бран отошел от группы.

-Может, да, — сказал он, безнадежно кивнув головой. – Или нет. Я не знаю. Ни одной вылазки не было за несколько лет. И мы не рассчитывали на нечто подобное, — Бран махнул на реку.

-Значит, не будем медлить, — подытожил Ольгерд и затем обратился к остальным. – Поищем там еды.

-А если её не будет? – спросил Герберт.

-Разберёмся, — ответил Ольгерд. – Что в сумке, Виго?

Виго взял промокшую сумку и порылся в неё.

-Припарки, бинты… однако, хорошо сохранились.

-Хорошо, что мы хоть это не потеряли, — кивнул Бран.

Герберт встал. Привычным движениями он хотел нащупать свой меч, но не обнаружил его.

-Меч. Где мой меч!? — воскликнул он.

-А, извини, — сказал Виго и передал ему меч в ножнах. — Он оторвался, когда ты барахтался в воде.

-Спасибо, — буркнул Герберт и, выдернув ножны из рук Виго, повесил их на пояс.

Темнело. Солнце зашло за горизонт. Ночь сменила день. Тёмные стражи направились к аванпосту, стоявшему на высоком холме.

Медленно всходившая луна своими серебряными лучами обволакивала древнее строение. Ветхий и старый аванпост всё ещё продолжал гордо озираться на путников, подошедших к его дверям.

Взяв из своей сумки большой и ржавый ключ, Ольгерд отпер большие дубовые двери. Незримый хозяин неохотно пустил гостей в свои чертоги. Стоит отметить, что, несмотря на внешнюю ветхость, внутри дом сохранился гораздо лучше. Посередине большой залы был расположен очаг. Над Стражами висел подпираемый колоннами громадный потолок.

-Ба! – воскликнул Бран, оглядев зал. – Подумать только, как хорошо всё сохранилось.

Затем он обратился к Ольгерду:

-Я пойду в кладовые. Может и припасы найдутся.

-Будь аккуратнее, — сказал Ольгерд. – Я проверю сторожевую башню.

-Надо заняться разведением огня, — сказал Кори, растирая свои руки. – Холодно.

Герберт заметил изменения в голосе Кори. Складывалось впечатление, что надменность в его голосе куда-то пропала.

-Я тебе помогу, — сказал Виго и, положив сумку с лекарствами возле стены, сел у очага.

Герберт же решил отправиться вслед за Ольгердом.

Сторожевая башня напоминала Герберту простой сарай, который из-за неровности рельефа в этой местности стоит чуть повыше аванпоста. Аванпост был соединён с дозорным пунктом небольшой лестницей с нависшей над ней кровлей. Внутри же сторожевая башня ещё больше напоминала тот самый сарай с сеном на полу, всплывший в восприятии Герберта. Возле единственного окна висел небольшой колокол.

Ольгерд наблюдал за лесом, вид которого открывался из окна. Кутаясь в свой мокрый плащ, он что-то говорил про себя.

-Помог бы лучше остальным, — сказал тихо, даже прошептал Вечный старшина.

-Извините, — Герберт немного попятился. – Мне было просто интересно узнать, о чем говорил Бран. Тогда, у реки.

-Он говорил про другую экспедицию, — Ольгерд повернулся к Герберту. Темнота и лунный свет еще более испортили и без того страшное лицо.

-Значит, случилось что-то плохое? – догадался Герберт.

-Как я тогда сказал, экспедиция – опасное дело.

Ольгерд помрачнел. Тут же он махнул рукой.

-Подходи, не бойся – неестественная улыбка засияла на его лице.

Когда Герберт подошел к окну, его взору предстал невероятный по своей красоте вид. Заснеженный лес с высокими деревьями выглядел необъятным. Он напоминал скорее бело-зеленое море, край которого скрывался далеко за пределами горизонта. Чистое небо было пронизано  мириадами серебряных, голубых и даже красных звезд. Совсем близкой в эту ночь казалась луна.

«Если бы можно было взлететь высоко в небо и дотронуться до неё, — думал Герберт, представляя себя необыкновенной птицей с крыльями и мечом в лапах».

Чуть поодаль от луны между звезд расплывалось большое бледно-золотистое пятно или облако.

-Такая красота редка в Известных землях, — Герберт неловко зажмурился от ударившего в глаза лунного света, отраженного в чистом снегу.

-Ты ошибаешься. Там тоже красиво. Порой жалеешь, что отказался от волн Моря Света… слушай, Герберт, как ты стал Тёмным стражем?

-А вы не будете свирепеть, как тогда, с Кори? — грустно ухмыльнулся молодой Страж.

-И ты тоже, — вздохнул Ольгерд. – Права была тогда Мирабелла. Нельзя винить людей в том, в чём сам повинен.

Герберт понял намёк Вечного старшины.

-Искателей приключений становиться всё больше и больше.

-Я не хочу, чтобы другие повторяли мою судьбу, — Ольгерд оперся на стену. – Сейчас я бы отдал всё, чтобы ещё раз взглянуть на Цитадель…на золотые крыши Златограда или на степи Аделессии.

-Но теперь у нас есть ещё более важная задача. Защищать мир от Тьмы. Как в сказках

-Как в сказках… Ты знаешь, чем сказки отличаются от действительности? В сказках люди умирают гораздо реже.

-Но именно они дают нам веру. Веру в героев, в наши силы. Вы ведь спасли Кори, — добавил Герберт. – Потому что верите?

-Нет, не верю! – Ольгерд повысил свой голос. – Я командир. И у меня есть долг, защищать вас. И мне плевать, что кое-кто считает себя лучше меня и называет безобразным, думая, что я его не слышу. Как там говорится в «Хрониках Ночи» — сплоченных людей не одолеть? Ты читал «Хроники Ночи»?

-Ну, в раннем детстве мне их читала няня.

-Когда я прочитал эти предания про героев древности, меня не покидала мысль, что моё призвание – быть Тёмным стражем. И я им и стал. Наперекор всем, с кем меня свела судьба.

-Похоже, что на таких как мы орден и держится, — усмехнулся Герберт. – Мечтателях. Без нас и бунтов было бы больше.

Ольгерд что-то пробурчал.

-Иди к остальным, — мрачно сказал он, немного помолчав.

Герберт кивнул и вышел из Сторожевой башни. Осмысливая слова Ольгерда, он утвердился в своих мыслях, что нет ничего важнее долга Тёмных стражей.

Зайдя в большой зал аванпоста, Герберт почувствовал тепло и уют. Горел очаг, вокруг него сидели на высыхающих плащах остальные Стражи и пили эль.

-А мы тебя потеряли! – воскликнул Виго. – А нам тут Бран истории рассказывал. Об Отродьях.

-Да. Это было даже страшнее, чем когда мне отрубали пальцы на руке, — Бран подвел итог истории, которой Герберт не слышал.

-Один мой знакомый этой истории не пережил бы, — сказал Виго, сделав большой глоток из кружки. – Талер, так его, кажется, звали. В каждом шорохе видел угрозу.

-Где он сейчас? — спросил Кори.

-Пёс его знает, — сказал Виго. Герберт заметил, что он немного поник лицом.

-Спасибо вам, — начал Кори, поставив кружку с элем на пол. – За то, что вытащили меня.

-Мы стражи, — сказал Бран, — и своих мы никогда не бросаем. Это наш долг. Но благодарить тебе надо не нас, а Ольгерда.

-Да, я это сделаю, — кивнул Кори. Он протянул свои руки ближе к огню. Удовольствие поглотило лицо паренька.

Последовав примеру остальных, Герберт снял плащ. Под ним была простая кожаная куртка. Меховые бриджи с сапогами надежно защищали ноги.

-Каков эль? – спросил Герберт, сев на плащ и отцепив меч в ножнах от пояса.

-Так себе, знаешь ли, — ответил Виго, оценивающе взглянув на свою кружку.

Бывало и лучше, — продолжил он, отхлебнув из неё. – Кстати, откуда у тебя такой хороший меч?

Виго указал на лежавший между колен Герберта клинок.

Герберт вытащил из ножен меч. Приятный звук стали наполнил комнату.

Словно наяву, Страж вновь оказался на турнире Дрейков в честь рождения маленькой Ланы, своей сестры. Он вспомнил себя в доспехах, красовавшегося перед дамами. Больше всего молодого Герберта тогда поразил вид Корнелии. Длинные золотые волосы доходили ей до колен, напоминая растекшееся на зеленом платье золото. Промелькнул в воспоминаниях его первый поединок с седогривым гигантом Робертом Одоваром, стражником короля Эйрика. С легкостью свалив с ног неповоротливого рыцаря, Герберт получил от него в подарок меч, которым Роберт рубил головы врагам в Третьей войне за Ничейные земли.

-Я получил его на турнире, — с неподдельной гордостью сказал Герберт, осматривая свою самую великую ценность здесь. – Мне его подарил один рыцарь.

-Ты из Делании? – спросил Виго. – На твоем мече соболь красуется.

Герберт не успел ответить. В комнату вошёл Ольгерд.

-Завтра отправляемся к Первой границе, — отрезал он.

-А как же припасы? – спросил Кори. – Они были рассчитаны на неделю вылазки.

Взгляды молодых Стражей упали на Ольгерда. В слабом свете очага было видно его сильно помрачневшее и постаревшее лицо.

-Придется немного поголодать, — утвердил он. – Командор настоял на необходимости этой вылазки. Я не могу вернуться ни с чем.

-Ну и оставайся сам! Мы-то здесь причем? – в голосе Кори слышалась надменность. – Почему бы нам не вернуться обратно? Припасов нет, и кладовые здесь пусты. Долго мы не протянем.

-Я с ним согласен, — неожиданно Бран поддержал Кори. – Может и правда нам стоит вернуться в крепость?

-Решения принимаю я, — прохрипел Ольгерд. – Я командир этого отряда. У нас слишком важная задача, чтобы все бросить и уйти, — Вечный старшина обратился к Кори. – В твоих советах я не нуждаюсь.

Бросив презрительный взгляд, Кори прикрыл глаза.

-Вообще-то я хотел тебя поблагодарить за спасение, — разочарованно вздохнул он.

-Ну что же, тогда установим дежурство, — и снова обстановку разрядил Бран. Он встал и одел немного высохший плащ. – Я первый. Потом Герберт, Кори и Виго. Ольгерд? – бородатый Страж вопрошающе посмотрел на командира. Тот кивнул в ответ.

Когда Бран вышел из комнаты, остальные стали ложиться по разным углам. В самой глубине тени лег Виго. В его отяжелевших глазах Герберт увидел волнение. Кори лег подле очага.

-Мы стражи… — услышал Герберт из его уст.

Ольгерд ушёл в кладовую.

Когда Герберт ложился, он положил свой меч рядом, проверил кинжал в голенище сапога и накрылся меховым плащом. Стало тепло, но спать совсем не хотелось. Разглядывая очаг, бывший наследник Дома Дрейков осмысливал одну деталь в разговоре с Ольгердом. «Серая бригада» что-то значила для Вечного старшины.

«Та экспедиция, о которой говорил Бран… Может это и есть Серая бригада? Что же с ними произошло?»

Отогнав жуткую догадку, Герберт стал думать о завтрашнем дне. Конфликт Кори и Ольгерда не давал ему покоя. Создавалось ощущение, что Кори специально провоцировал командира. Зачем? С другой стороны, беда Кори была близка Герберту.

«Он хотел приключений, — думал Страж, — видел себя героем, как я видел когда-то. Но так ли это? Он все время говорил, то хочет стать командором, а пребывание здесь, далеко за пределами Аггона развеяло его иллюзии».

Шло ли время своим чередом, пока Герберт думал? Или ждало, пока он уйдет в мир сновидений? Определить было трудно. Но Брана всё не было и не было. Казалось, что настала пора Дрейка нести дозор. Томительное ожидание вынудило Герберта встать. Надев свой плащ и прицепив ножны к поясу, Тёмный страж пошёл туда, где недавно он общался с Ольгердом.

И чем ближе Герберт был к Сторожевой башне, к сараю, тем сильнее он волновался. Мысль о том, что Бран просто уснул, успокаивала, но не до конца. Становилось непривычно теплее. Представляя себе, как он будет будить задремавшего бородача, Герберт открыл дверь и остолбенел от ужаса.

Раскаленные серебряные глаза уставились на него. Казалось, что это существо было соткано из тени, как его доспехи и оружие. Неизвестный не нападал на Стража. Он спокойно стоял, немного склонившись в сторону лежавшего навзничь Брана. Быстро оторвав взгляд от тени, Герберт посмотрел на поверженного дозорного.

«Оно убило Брана? – подумал Дрейк. Его руки крепко сжали рукоять меча. – Что это вообще такое?».

Герберт затаил дыхание, ожидая нападение чудища, но оно и не шелохнулось. Медленное дыхание Отродья (Герберт решил, что это именно оно) напоминало тихое завывание ветра.

Опомнившись, Герберт резко вытащил меч из ножен и бросился на врага. Дрейк хотел одним взмахом прикончить существо, сделав мощный рубящий удар по голове. Но совершить этого не удалось. Противник, выставив  одной рукой свой черный меч против удара, блокировал атаку, а второй он ударил по рёбрам Стража. Отшатнувшись, Герберт ещё крепче сжал оружие и нанёс ещё несколько ударов. Само же Отродье ловко парировало его атаки и после неудачного выпада Герберта проткнуло ему плечо насквозь.

Герберт вскрикнул, и из его раны брызнула кровь. Прикосновение клинка Отродья напоминало удар раскаленной кочергой. Несмотря на боль, раненый бросился на противника, дрожавшими руками занеся меч для удара. И снова существо смогло парировать его атаку. Меч Отродья прошелся по ноге.

Упав на колено, Герберт почувствовал сильную слабость. Но опершись на меч, он вставал, глядя в глаза монстру. Тут же руки чудовища вцепились в волосы молодого Стража, и сильный толчок направил его в стену сарая. За толчком последовало несколько ударов по голове. Не чувствуя себя, Герберт смотрел на мир, который разрушался на его глазах. Все вокруг меркло. Последним, что увидел Дрейк, были серебряные глаза существа.

 

 

Едкий дым пробудил Герберта. Сторожевая башня горела, и огонь стремительно приближался к раненому Стражу. Меча рядом не было. Лишь спрятанный кинжал спокойно лежал в голенище

-Бран!? – крикнул Герберт, ища глазами товарища. Голова кружилась.

Тот был мертв. Находясь ближе всего к дверям, откуда и исходило пламя, Бран стал жертвой пожара. Смешанный с дымом запах горевших волос и плоти вызывал у Герберта отвращение.

-Пусть Свет примет тебя, — впервые за многие годы искренняя мольба вылетела из уст старшего сына Эльдара и Анны Дрейк.

Пока огонь стремительно приближался к Герберту, тот, тратя неимоверные усилия, пробрался к спасительному окну, откуда потоками шёл свежий воздух, зацепился за его край и, подтянувшись, выглянул наружу. Внизу был снежный сугроб. Недолго думая, Герберт свесился с окна и спрыгнул.

Упав в мягкий и холодный снег, Дрейк почувствовал облегчение. Не было ни дыма, ни огня. Страж запрокинул голову, увидев то же самое небо, покрытое россыпью звезд. Повернувшись в сторону бело-зелёного лесного моря, Герберт заметил неторопливо шедшую группу теней. Они шли грациозно, в лунных лучах, напоминая этери, древний народ, побежденный людьми сотни лет назад. Няня рассказывала про волшебную расу прекрасных существ. Злобных и кровожадных тварей, пивших человеческую кровь. Но это были не этери. Они же вымерли очень давно. Это были Отродья.  Они были похожи на ожившие тени, окруженные мраком. Их сияющие серебряные глаза притягивали, манили своей драгоценной красотой и невозмутимым спокойствием. Но в руках они держали клинки, сотканные из темноты, такие же как у того существа, увиденного в Сторожевой башне. Своей неспешной, но в то же время быстрой походкой они подходили к пылающему аванпосту.

Собрав волю в кулак, Герберт поднялся. Огонь преграждал ему путь, и он медленно направился в обход пожара. Вскоре он явственно услышал звуки битвы: лязг скрещивающихся мечей, разрубающих плоть, крики и стоны. А потом он и увидел их. Это были Тёмные стражи. Они отступали к ледяной реке, которую с таким трудом преодолевали днём. Их окружали. Оставляя за собой тела поверженных врагов, Серая бригада, действуя как один воин, приближалась к спасению в виде реки.

-Не перейдут, — бормотал Герберт, пытаясь догнать отряд. – Они не перейдут реку.

Существовало поверье, что эти существа, Отродья, не способны переходить реки, в том числе и замерзшие. Но это оказалось ложью. Они легко вступили на лёд, продолжая преследовать Серую бригаду. Продолжая нагонять своих людей, Герберт медленно пересекал замерзшую воду. Река встретила его неприятным скрежетом. Дрейк видел, как чудовища стремительно окружали отряд. Находясь впереди, Ольгерд отвлёк всё внимание противников на себя, давая Виго и Кори возможность уйти как можно дальше. Когда тени окружили Старшину, тот, в первый раз взглянув отечески на оставшихся в живых, громогласно крикнул «Мы стражи» и начал размахивать вокруг мечом, топая ногой по хрупкому люду. Ступив на берег, Кори с Виго восторженно смотрели на своего командира. Прежде чем Отродья могли среагировать, лёд под их ногами проломился, и в один миг исчезли и враги, и Вечный старшина Ольгерд. Виго побежал в сторону леса, где находился их лагерь, а Кори продолжал стоять как вкопанный.

-Беги! – крикнул Герберт. Кори  опомнился и побежал в сторону раненого Стража.

«Зачем?»– думал Герберт Дрейк, проклиная себя.

Лёд под ногами бывшего наследника затрещал, и он поспешил выйти на берег.

К реке неторопливо подошла ещё одна группа Отродий. Заметив двух Тёмных стражей, они направились к Герберту.

Прежде чем Герберт успел достать из голенища кинжал, как перед ним, словно из ниоткуда, возникло сразу трое Отродий. Ослабевший Дрейк не смог парировать удар, и секущий удар прошелся по его животу. Затрещала кожаная куртка и рубаха под ней. Почувствовав сильную боль, Герберт упал навзничь.

И в этот момент появился Кори. Последовав примеру командира, которого он ненавидел, искатель приключений крикнул «Мы стражи».

Герберт не видел схватки. Его зрение мутнело, голова снова закружилась. Во рту почувствовался горький вкус крови. Он пытался встать, пытаясь преодолеть сильную боль в животе, но в бессилии падал. Он слышал звон мечей, крики. Шла битва. Битва совсем молодого Кори с существами, которых он никогда и не видел, как и Герберт. Шум боя затих. Повернув свою голову в сторону битвы, Страж увидел тело Кори и стоявших над ним Отродий.

-Нет, — тихо всхлипнул Герберт и, сжав волю в кулак, начал подниматься на ноги, отхаркиваясь кровью. – Сражайтесь! – крикнул он, размахивая своим кинжалом. И он снова увидел их глаза, напомнившие дуэль в Сторожевой башне. Но Отродья почему-то потеряли к нему интерес. Повернувшись, они продолжили свой путь, а Герберт, не удержавшись на ногах, снова свалился в снег.

 

 

Он лежал на теплом от крови снегу. Безоблачное, усеянное звездами, небо висело над ним. Прошлое исчезло, оставив настоящее. Он чувствовал, как его время подходит к концу.

«Беспокойная была ночь, — повторил свои слова Герберт. – Почему это произошло? Почему мы проиграли эту битву, ведь мы сражались на стороне Света? Что же, надеюсь, Виго сбежит. И он расскажет о том, что здесь произошло».

Но судьба Кори не давала покоя. Повернув свою голову и ощутив на щеках снег, Герберт увидел его неподвижное тело. Закрыв глаза, потомок древнего рода медленно входил в объятия смерти. Что-то холодное опускалось ему на лицо. Должно быть, снег. Ветер крепчал, кровь стыла в жилах. И перед тем как уснуть, последний из Стражей почувствовал чьи-то руки на своих плечах…

 

 

Очнулся он в довольно мрачном не слишком чистом помещении. Лучи неохотно пробивались в комнату через замутненные окна и постепенно заполняли незанятое солнцем пространство. Бывший наследник лежал на одной из коек. В нескольких шагах от неё располагался большой стол, накрытый окровавленной тканью. Ближе к старой, местами треснувшей, двери стояли шкафы с различными склянками. На табурете возле койки лежали его бриджи и рубаха. На соседней койке посапывал пожилой мужчина в длинном красном халате.

Это был лекарь Витольд, спасший за всю свою долгую жизнь в Горной длани десятки жизней. Словно подгадав момент пробуждения Герберта, старик бодро подскочил с койки и ринулся к больному.

-Эх, проснулся, — бубнил он своим старческим голосом. – Хорошо, хорошо. Как чувствуешь себя?

Герберт открыл рот, чтобы ответить, но вместо слов из уст вырвался пренеприятный звук.

-Да, связки простыли, — говорил лекарь, прощупывая горло больного. Тут же Витольд взял из шкафа какую-то склянку с мутным сиреневым веществом и дал это выпить Герберту, предварительно зажав ему нос.

Вкус у этой змеиной мочи, как её шутливо назвал главный лекарь ордена, был и вправду отвратительным. Густое и горькое, лекарство, однако, приятно проходило через горло, смягчая боль.

-Кто ещё выжил? – сразу же вырвалось у Герберта.

Лекарь оторвался от склянок и монотонно сказал, что из всего отряда живы лишь только он и Виго. Тон лекаря показался Герберту слишком безразличным. Но чего ожидать от человека, который столкнулся с огромным множеством смертей? Спросив про Виго, Дрейк узнал, что тому ампутировали руку и уши из-за сильного обморожения. Самого Герберта, по словам лекаря, от подобной участи спас, наверное, сам Свет.

-Сильно болит? – спрашивал Витольд, твердыми, как сталь, руками трогая туго перемотанные раны. – Очевидно, — ответил он на кивок. – Леди-капитан Мирабелла хотела с тобой поговорить. Настаивала. Я её прогонял, сколько можно.

Витольд усмехнулся и снова стал разбирать склянки.

-Можно мне встать? – спросил Герберт, осматривая перемотанное бедро.

-Нет, — отрезал тот. – Я столько сил потратил на твои раны. Обработал, прижёг…

-Нога у меня уже не болит, — соврал Герберт.

-Минуту назад у тебя всё болело… Хотя ладно, чем быстрее ты встанешь, тем лучше заживёт твоя нога.

Тяжело вздохнув, старик подал Герберту простую деревянную трость.

-Спасибо.

-Радуйся, что забочусь о вас.

Шла середина дня, когда солнце сильнее всего грело крепость, расположенную в вечно холодных горах. Выйдя наружу в рубахе и бриджах, опираясь на трость, Герберт вдохнул воздух, витавший в замке, напоминавший смесь гор, пота и дыма.

Внутренний двор крепости был грязным. Сажей были покрыты и стены, и земля. По всей местности были разбросаны куски строительного мусора, оставшегося после ремонта Южной башни. Ну а почему мусор скапливали именно здесь, Герберт не знал. Вполне возможно, что во внутреннем дворе банально было больше всего свободного места в крепости. Но с другой стороны именно здесь тренируется большая часть Тёмных стражей.

Невольно Герберт вспомнил свое первое появление здесь. Перед его глазами тогда открылась гигантская крепость, состоявшая из пяти высоких башен. А внутри его любезно встретила страшная вонь, копоть и угрюмые взгляды будущих сослуживцев. Но зато он увидел горы впервые в своей жизни.

Возле лечебницы сидел Виго. Он побледнел, осунулся, его отрубленная по локоть рука была обмотана бинтами. Потемнел шрам возле нижнего века, а на месте ушей виднелись черные вмятины. Он уже не был похож на того шутника, каким он был совсем недавно.

-Эй! – бодро крикнул Виго, сидевший на скамье. – Я рад, что ты проснулся.

-И сколько я спал? – Герберт не сразу ответил, будучи пораженным видом товарища.

-С неделю. Что, красавец? – спросил Виго, заметив взгляд Дрейка.

-Ага, все дамы твои!

-Да-да. Ну, я все равно лучше выгляжу. Без страха и на тебя не взглянешь.

-Я не понимаю, — сказал Герберт, притронувшись к своему опухшему лицу. – Ты меня не бросил.

-Когда началась вьюга, я был в лесу, — начал Виго. – Эти твари, Отродья. Они потеряли меня. Я воспользовался этим и попытался найти выживших. Не хотел я, чтобы из-за моего бегства снова погибали люди.

-А что случилось с Кори? – Герберт вспомнил начало его сражения с Отродьями.

-Он был мертв, когда я его нашел, — Виго грустно посмотрел на Центральную башню крепости.

-Он был совсем молод, — сказал Герберт, сев рядом с Виго, — хотел приключений.

-Да соврал он, жалкий убийца.

-Что? – поразился Дрейк.

-Ага. Я встречался с ним, когда служил в Ордене Света. Он покупал у меня опиум.

-Ты торговал… — начал было Герберт, но Виго прервал его:

-Его зовут Кори Тамодра. Он бастард одного барона. Не знаю из-за чего, но он убил всю  свою семью. Я был удивлен, когда его увидел. Он меня даже не узнал.

-Тьма, — вздохнул Герберт. – Как ты-то здесь оказался?

-Дезертировал, — Виго подтвердил давно витавший в воздухе слух. – Ты представляешь, как меня теперь будут звать? Обмороженным.

Герберт засмеялся.

-Что случилось с тобой и Браном? – спросил Виго.

-Я не знаю. Когда я пришел в Сторожевую башню, он был мертв или без сознания. Я не был готов к битве с Отродьем. Он ранил меня и вырубил. Но не убил. И отобрал меч.

-Погоди, вырубил? – Виго непонимающе посмотрел на Герберта.

-Да, взял за волосы и несколько раз ударил о стену.

-Вот так и надо твоим длинным волосам! – дезертир-церковник смеялся, как раньше.

-Ну, хотя бы у меня не такая копна волос, как у тебя.

-Странно все это. Поверья оказались ложью. У них обычная кровь. Когда в аванпосте начался пожар, они остерегались огня. Эти твари тонули в воде… да и вьюга им враг. Прямо как люди, понимаешь?

Герберт кивнул.

-Ты рассказал кому-нибудь об этом? – спросил Дрейк.

-Пытался сказать леди-капитану. Но… как-то у нас разговор не задался. Поговори сам. Может, она тебя послушает? Тем более что она тебя ждет в Зале Совета.

-Да… — вздохнул Герберт и встал. – Поползу к ней. Удачи, Виго.

 

 

Она сидела одна за столом в большей зале, красивая с миловидным лицом и рыжими волосами.

-Ты видел их? – встревоженно спросила Мирабелла.

— Почему нас не предупредили? – спросил Страж, выжидающе взглянув на леди-капитана. – Отродья не такие, как в сказках. Они как люди.

-Мы не знали, что всё так будет, — ответила Мирабелла. – Эти чудовища никогда не появлялись возле Первой границы. Каждый Тёмный страж понимает, кто такие Отродья, только после Затяжной ночи.

-Это Ольгерд вам сказал?

-Откуда ты знаешь? – их взгляды соприкоснулись.

-Готовится поход на юг, — немного помолчав, добавила она.

-А можно ли мне отправиться в поход? – задал Герберт свой вопрос.

Мирабелла встала из-за стола и подошла к окну.

-Ты чуть не погиб, — сказала она. – А сейчас ранен.

-Я смогу, — бросил Герберт, ударив себя в грудь. Боль в груди отозвалась эхом. – Дайте мне пару дней.

Леди-капитан покачала головой.

-Я сомневаюсь, — вздохнула она. – Иди. Отдыхай.

Но когда Страж подходил к двери, Мирабелла окликнула его;

-Как погиб Кори? – спросила девушка, взглянув своими карими глазами на Герберта.

-Кори погиб как герой, — ответил Дрейк. – Он спас меня, леди-капитан.

-Хм, хорошо, — прошептала она. – Ступай.

Герберт вышел из комнаты.

«Мы стражи, — думал Герберт, медленно шагая по стенам крепости. – Какой смысл у этих слов? Ольгерд пожертвовал собой ради всего отряда, несмотря на отношение к нему. Кори…я не знал его. Я ошибался в нём. И он погиб, защищая меня. А ведь и у него были мечты. Если всё это правда, а не очередная ложь, чтобы скрыть своё прошлое. В конце концов, дезертир Виго, — при этой мысли Дрейк вздрогнул. — Пошел на риск, вернувшись за мной. Потому что мы Стражи. Ольгерд говорил, что сплоченных людей не одолеть. И Тёмные стражи должны биться как один».

Заснеженные горы возвышались над Гербертом. Стоя на стене, он наблюдал за проплывавшим в небе красно-желтым заревом.

«Я стал Тёмным стражем, чтобы защищать мир от Тьмы. И я буду защищать».

Близилась Затяжная ночь.

читателей   226   сегодня 1
226 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 9. Оценка: 4,44 из 5)
Loading ... Loading ...