Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Мир-Под-Луной, Зал лилий и рыцари Домино

Было Безвременье. Тогда беспорядочно возникали новые миры, а старые – стремились сохранить свое место, и не давали себя изжить.

Тогда легенды странствовали повсюду. О новых мирах, и говорили, и молчали. Те, о которых молчали, хотели быть услышанными. Но они так и оставались в тени – их время еще не пришло, или же они просто потеряли свой голос.

Те миры, о которых говорили, — постепенно вписывали себя в историю. Но никто никогда точно не мог сказать, где они начинались, и когда наступит их конец.

Так, в пелене Безвременья услышалась одна легенда:

Когда безликая Луна выковала из серебра армию и именовала её звёздами, когда она нарекла их бесконечными проводниками небес, и велела им являть себя всякому потерянному путнику. Тогда возникла земля, населенная необъятной, светлой, тёмной, опустошающей, исцеляющей магией. Луна спустила на эту землю четырех самых светлых умов своей обители — мудрецов. Сама она не могла достичь земли, потому как не смела оставить царство свое на небе.

Мудрецы же, не были в восторге от того, куда их назначили, и назвали землю — Дикой Пустыней. Видно, не были они так мудры, если не ведали, что находятся лишь на малом островке этой самой пустыни.
Постепенно, от луны тянулись перламутровые нити, которые спрягались вместе в одну световую материю на каждом отдельном клочке земли, и давали жизнь прекрасным, гадким, странным существам и вещам.

В тех, других мирах, где царствовала эра человечества, шла чередом своя история. Из года в год, из века в век, люди творили, совершали подвиги и злодеяния, строили и уничтожали, любили и унижали, населяли и опустошали. У них действовали свои законы, указания, существовали собственные ценности и идеалы. Одни были довольны жизнью, другие же бунтовали, рвались найти иной путь жить счастливо, узнать о мирах еще никому неведомых.

Многие из людей находили прелесть в путешествиях. Всякому из них был подвластен выбор: вызвать в сердце восторг от видов новых земель, а потом так равнодушно и беззвучно покинуть их. Или же, навсегда остаться, без памяти влюбившись  в местные закаты, банановые пальмы, дома из хрусталя, улицы, где солнечный свет исходил вовсе не с неба, а с наземных клеток, где тысячи и тысячи солнечных кусков находились в плену у правителя одной из Неизвестных земель.

Каждый из миров был по-своему особенным: где-то моря не высыхали лишь благодаря гигантским водопадам, где-то в лесных пожарах мирно жили огненные птицы, а где-то среди народов только книги служили средством связей и коммуникаций.

Люди населяли почти каждый из миров. Ведь, как это ни странно, только человек вдыхал жизнь в дельту цивилизации, только он строил систему, писал историю, и так изящно, громко, страстно, яростно выводил свое имя на бумаге времени, и оставлял след на камне своей эпохи.

Так вот, однажды, и произошло заселение земель той самой Дикой Пустыни. Самые жаждущие, отважные, и те, кто хотели навсегда приютить магию у себя в сердце, отправились во владения лунного божества и основали с ней альянс. Именно, альянс. Ибо в подчинении у Луны должны быть не люди, но звезды.

Все получили люди в сей Дикой Пустыне: свободу, мирную жизнь, чистое небо над головой, плодородные земли, уютные дома, любовь друг к другу. Но до магии они дотянуться так и не могли.

«Жадность и ненависть завладеет вами, лишь только коснетесь вы магии» — предупреждала Луна.

Магия сводит с ума, путает, лжет. Магия дает власть, но забирает личность, душу. Пускает корни зла в самое сердце, отравляя его.

Магия – источник жизни.

Она, как богатство, золотые монеты. С ней можно все. Но водрузись она в каждые руки и в каждый карман сущей бесконечностью – мир позабыл бы ее ценность. Стала бы она бесполезной и ничтожной, как самые мелкие крохи хлеба для голодного бедолаги.

Но еще.

Магия прекрасна.

Она повсюду, даже если незаметна столь зоркому глазу. Она рождается из первого вздоха самой сильной веры, и умирает навсегда с последним выдохом истины, разбитой и безвозвратно потерянной.

Непобедима магия, когда видит она любовь, преданность, мужество, самоотверженность.

Все прощает она, и подчиняется лишь тем, кто не испытывает ее терпение. Кто видит в ней не усладу, а спасение.

Решила Луна, что без магии созданный ею мир, не будет особенным и прекрасным. Более того, без магии не устоит он крепко на ногах перед горестями суровыми, которые, несомненно, ступят на эту землю ногой уверенной.

Луна устроила испытание: каждый, кто достоин магии, сможет построить лестницу, забраться в чертоги луны, и унести с собой одну звезду.

«Должно быть, это шутка!» — восклицали люди.

Недоумевали они, как можно проложить путь в небеса, в лоно ночного света, куда человеку ступить не позволит сама природа. Да что там, — даже магия. И той они не обладали.

Просила Луна у них невозможного, и сама понимала это. Надеялась она, что обретет человек внутренний глаз, и заглянет глубоко в себя. Тем самым даст жизнь он новой магии, такой, о которой даже Луна не ведала. Но не понимали люди, не могли они  разгадать лабиринты тайных знаний мудрой правительницы.

Прекратила она попытки испытывать людей, и ушла обратно, вглубь своего небесного царства. Долгими ночами, годами, и даже столетиями, наблюдала Луна за теми, с кем соглашение она заключила, кому позволила она заселить земли свои. Она видела, как люди вспахивают почву, возводят башни из белого кирпича, выращивают цветы. Прекрасные цветы, которые любят солнце, и тянутся к нему со всей страстью. Луна тоже любила цветы, но те засыпали, когда она всходила на небе, и показывала всю свою мощь людям. Луна расстраивалась, что не может говорить с цветами. Но она могла говорить с теми, кто не умел спать, или не спал именно тогда, когда бледная освещала небосвод. И ее стражи, мерцающие в ночи, вооружались мужеством и смелостью, чтобы защищать госпожу от теней, время от времени парящих над землями Дикой Пустыни.

Неизвестно было Луне, когда и откуда возникли тени. Не ведала она и о том, что те замышляли. Почему бродили они по свету? Почему они так хотели оставить свои следы на подмостках лунных владений?

Тени не смели подбираться слишком близко к Луне. Осторожничали. Не было у них должных сил, чтобы пленить луноцарство раз и навсегда. Поэтому, блуждали они неподалеку. Выжидали. Копили коварство в своих черных корнях.

Говорила с Луной, однажды, одна из звезд по имени Нерея. Поведала она ей, что тоже наблюдает за людьми, и видит, какая сила добра и справедливости заключена в их сердцах.

«Госпожа, поделитесь с ними магией, и тогда они станут ближе к вам, ко всем нам! Они готовы. Разве, вы не видите, что каждый день они доказывают вам это! Поделитесь с ними своим светом, и тогда они помогут нам одолеть те страшные тени!»

Доверяла Луна Нереи, и всегда прислушивалась к ней, как к самому близкому мудрому другу. Но, все же, долго размышляла она над словами Нереи. Терзали ее сомнения. Что, если каждая из них ошибается? Что, если люди недостойны такого благословения, как магия? Что, если магия привнесет в их жизнь одну лишь тьму, и тем самым усилит мощь теней? Что тогда будет с подлунным миром? Кем станет сама Луна и ее звезды? Хоть и не была она человеком, но предчувствия и терзания были сродни человеческим.

Лишь на минуту завидев в самой глубине звездных сердец неподдельный ужас и непреодолимый страх перед бесконечными попытками теней, завладеть самой жизнью, луна приняла решение: она, наконец, даровала часть своей магии земле и жителям Мира-Под-Луной

Магия просочилась в каждый цветок, камень, в каждое существо. Она могла жить на кончиках пальцев, и даже на самом краю человеческой ресницы. Ее вдыхали, и выдыхали. Не «как должное» принял ее человек, а как чудо, сродни чему-то непостижимому, но великому. Именовали люди дар сей – Эпохой Зачарования.

Мудрецы – посланники Луны, несли на земле свою священную миссию. Наставляли они каждого, кто коснулся магии. И оберегали они особые артефакты, где хранились те самые лунные магические знания.

Надо ли говорить, что права оказалась Луна, когда предчувствовала силу, способную сгубить человека, лишь только узнает он чары.

Так и случилось.

Жадность, жажда славы и власти взяли верх, и люди пошли на самые страшные действия – войны и убийства. Они утрачивали все свои лучшие качества, личность, душу. Их было не остановить, когда они доказывали всему миру, что способны быть сверхсуществами на земле. Кто бы мог подумать, что человек окажется таким жестоким?

Восстали люди и против мудрецов. Украли они священные артефакты, присвоили все могущество лунных посланников себе, и жестоко лишили жизни, тех, кто сохранял магический баланс на земле. Кто учил народ людской верить в добро и хранить его глубоко в сердце. Но жестокость раздавила доброту, и она иссякла из мира вместе с мудрецами. Эпохой Свирепости стал зваться сей отрезок времени на подлунной земле.

Охватила Луну бездонная ярость. Разозлилась она не только на весь род  людской, но и на бедную звезду Нерею, за то, что уговорила ее та одарить людей магией. Низвергла она ее на землю, а сама призвала себе на смену свое самое страшное олицетворение – Багровую Луну. Несла та саму смерть всем тем, кто осмелится идти против нее.

Испугались люди незнакомой им Луны, и стали думать, как противостоять ей. Ведь обладала Багровая еще большим могуществом, чем ее светлая сторона – Бледная Луна. И тогда, один человек по имени Блод Рено объединился с тенями, что желали смерти Луне. Попытались они разбить Багровую, но та, по-прежнему была сильнее всех. И в одиночку дала отпор она человеку и его тьме. С тех самых пор не смели люди пытаться согнать Луну с ее пьедестала. Но войны из-за магии на земле так и не прекратились.

Вернулась Бледная Луна на небо, но решила она, что станет призывать Багровую, если будет зарождаться в мире великое зло. А звезде, которая Луной была сослана на землю, велела госпожа забрать всю магию у людей и спрятать так далеко, чтобы никто никогда не нашел ее, даже в самых недрах земли. Так и сделала Нерея, а после, просила прощения у Луны, и умоляла вернуть ее на небеса. Но та не смогла простить звезду.

«Ты будешь наблюдать за страданиями, потерями и злодеяниями каждого из людей, но ничего не сможешь с этим поделать», — молвила Луна и заключила Нерею в колонне из воды, в самой глубокой точке Змеиных пещер.

Шли годы. Люди по-прежнему жили, кто в страхе, кто в радости, кто в нищете или же с горой сокровищ за пазухой. Они давно уже не искали магию, след которой простыл с тех самых пор, как самый темный человек восстал против Луны. Но кое-кто все же надеялся на возвращение чуда. Тот, кто верил, бродил по самым отдаленным и незнакомым землям подлунного мира; искал тайные знаки и необъяснимые вещи, доказывающие существование магии. Те, кто, якобы, находили ее, говорили о ней на каждом углу: в ветхом, обросшем мхом, пабе, знатном постоялом дворе, или же на званом ужине в королевском замке. Те, кто действительно находили ее – сходили с ума, или бесследно исчезали, словно их и не существовало. Магия тогда не была запретной темой, — в нее просто перестали верить. Оттого, и эпоха назвалась – Слепой.

*******

Прошло два с половиной столетия. Один мужчина средних лет, по имени Брен, волею случая, забрел в земли Змеиных пещер. Ни за что не нашел бы он их, если б не таинственный голос в его голове, взывающий о помощи. Услышал он в своих мыслях прекрасную Нерею, и как зачарованный, спустился он вглубь той самой пещеры, где томилась звезда. Пустой и большой была пещера, словно зал. По железным стенам того зала стекала прозрачные вязкая жидкость, похожая на смесь меда со слезами. Она сияла во тьме, и этот жидкий свет освещал всю пещеру.

Огромная колонна воды одиноко тянулась вверх в самой середине.

Коснулся Брен воды, и, в одно мгновение, передались ему тайные знания Нереи. Понял он, каково его предназначение.

Обнаружил Брен у подножия водной колонны горстку из семи семечек, омыл он их той водой, в каплях которой томилась Нерея, и посадил их по одному в огромные глиняные чаши, что были расставлены по кругу Зала. За считанные дни выросли в чашах прекрасные  белоснежные лилии. И окружила их защитная магия в виде непроницаемой прозрачной сферы. Как только разрушала молния, бьющая из колонны, защитную сферу, срывал Брен цветок. И рассыпалась лилия тотчас в черную пыль, предвещая Потерю Великую в землях подлунных

И случилась Первая Потеря в северной долине, в горах Голубой лавы.

В тех холодных краях обитали птицы волшебные, красоты невиданной. Звались они — лемегры. Размером с дракона были они. Величественные, благородные, с перьями цвета огненного сапфира. В ночи небо горело от них, как от гигантских синих пожаров. Были они подобны фениксам, — но громаднее, сильнее, могучее, и не сгорали от своего же пламени. Подарила природа миру их семерых. Вот уже несколько столетий количество их было неизменно. Чувства и эмоции лемегров были настолько сильны, что любое их выражение вызвало бы страшную катастрофу. Пробудилась бы тогда Голубая лава, и погубила бы все живое в округе. Потому никогда не рождали лемегры себе подобных.

Маленькой стайкой жили они в чертогах спящей Голубой лавы. Любили они покой, и сами не нападали ни на кого без надобности. Каждый знал: тревожить птиц зачарованных – к неминуемой гибели

Но, прознал, однажды, муж один, что перья лемегров имеют невероятную ценность: добыть от них можно неугасающее пламя. Взобрался он на гору, и стал блуждать в гористых сырых впадинах и пещерах в поисках перьев волшебных. Нашел ненасытный гость их с мешок. Собрался было уйти, да настигла его беда – споткнулся он о выступающий камень. Услыхали его птицы, решили, что грозит им человеческая опасность, и стали преследовать охотника за перьями.

Попытался он скрыться от них, побежал со всех ног. Да не тут то было. Выронил он нечаянно мешок с перьями в самую темную бездну горы, где сны тысячные видела Голубая лава. И пробудилась та, вырываясь мощными потоками из своей вековой обители. Вылилась из краев жерла, застелила свои жаром все в округе, и стала настигать восточные земли.

Храбрость снискала своих героев.

Знали лемегры, что, только соединившись с лавою, смогут укротить они ярость ее бескрайних потоков. Кинулись они в объятия злодейки, и не стало птиц волшебных. Погибли они в пучине голубого жара.

Сорвал Брен лилию в Зале, и рассыпалась та пеплом в его ладони. Потерял мир подлунный лемегров.

Человек, кой обронил перья в лаву, спасся. Ничуть не печалился он, что по вине его не стало на свете лемегров. Спустился он с горы, и стал бродить по выжженной лавой земле, искать все те же перья. Но вместо них, нашел он неглубокую яму со сгустком еще не остывшей Голубой лавы, в которой плавало не истлевшее до конца птичье перо. И как зачарованный, потянулся человек за ним.

Коснулся лавы его палец. И стала лава ползти вверх по его руке, пока не поглотила все его тело. Исчез бедняга, как те птицы. И родилось многочасовое  безмолвие у северной горы.

Время спустя, сгусток стал расти вверх, и, наконец, сформировался в человеческую мужскую плоть, облаченную в серые лохмотья. Это возродился человек, охотившийся за перьями. Стал он выше, тощее, в глазах горела мощь новой силы, новоприобретенного могущества. Разум его изменился, появились мысли о власти, народе, новом независимом государстве, которое возвысилось бы над отдельными королевствами и их владениями. И возвел он на северной стороне царство – Ангелем. Выросло оно из магии, стало слыть обителью странного, темного, но великого волшебства. И правил в сей обители король, по венам которого текла птичья трагедия.

Запомнил мир эту трагедию. Ту лилию, что рассыпалась прахом за птиц. И новое королевство, оплотом которого стал человек, укротивший саму магию.

*******

И через одну, и через вторую сотню лет, все также слыл Брен смотрителем и хранителем таинственного Зала лилий. Из века в век срывал он прекрасные цветы за падение королевства, за гибель родов, за смерти великих чародеев и, даже, разбитые сердца легендарных любовников.

Каждый раз сожалел Брен о той или иной потере, о времени, которое так беспощадно ко всем земным деяниям коварных и добрейших. Но знал он наверняка, что нет большего горя для мира, чем потеря истории, которая пишется столетиями, запоминается, как гром среди ясного неба, и забывается в один лишь миг.

*******

— Мам, а как же Нерея? Что сталось с ней?

— Что ж, она так и осталась пленницей воды. Но она по-прежнему направляла Брена.

— Но, почему он не освободил ее? Ведь он был Избранным, а значит – мог все.

— Все не так просто, малыш. Брен не мог, потому что Нерея не позволяла ему. Она знала, как освободиться, но понимала, что это разозлит Луну.

— Но прошло уже столько лет! Почему Луна не простит ее. Нерея ведь хорошая.

— Да, малыш, хорошая. Но Луна думает, что Нерея предала ее.

— А это так, мама?

— Конечно, нет, милый. Нерея хотела лучшего для людей. Она видела в них только добро, и была уверена, что с магией они будут творить удивительные вещи. Все оказалось совсем наоборот, но, вовсе, не по вине Нереи.

— Выходит, Луна – злодейка?

— Нет же.

— Тогда, я не понимаю…

— Валентин, малыш, это все магия. Просто, она – непредсказуема. Все думают, что справятся, если завладеют ею. Но магия, как мы с тобой. Она тоже умеет думать, чувствовать. Она живая, и хочет быть свободной.

— А мы тоже обладаем магией, мама?

— Да, милый. И это самая чистая магия, которую никто никогда у нас не отнимет.

— Что это?

— Любовь. Я люблю тебя, мой ангел. И мы всегда будем вместе.

— Мы будем неразлучны, как лемегры, мама.

Малыш обвил ручками мамину шею, и поцеловал в щеку.

— Пожалуйста, расскажи еще про Зал лилий!

— Хочешь еще одну историю?

— Очень!

— Тогда, я расскажу тебе о рыцарях, которые стали легендами в Мире-Под-Луной.

*******

О Дикой пустыне ничего не было слышно. Она уже давным-давно не слывет таковой. Теперь, это Мир-Под-Луной, и в нем царит Эра Королей. Люди совсем изменились, они не гонятся за магией так, как раньше. Смирились они, что дана она не каждому. Теперь магия ходит рука об руку с чистыми сердцами, и лишь изредка попадается на удочку темным искусителям.

О Зале лилий в Змеиных пещерах, по-прежнему, не знал никто. Ухаживать за лилиями совсем было не нужно. Но чуть светало, — смотритель Зала уже на ногах: собирал он «медовые слезы» со стен пещер в банки, и хранил этот свет в своих покоях. Возвел Брен ворота в Зал лилий, из белого чугуна, и завесил их тяжелыми цепями. Не ждали они с Нереей гостей случайных.

Но понял Брен, что долго прятаться им не суждено, когда, однажды, кто-то попросил отворить ворота.

И рассказал странник у ворот, что, однажды, приснились ему Змеиные пещеры, Зал лилий, Брен и прекрасная сероглазая нимфа. Во сне звала она его сюда на помощь, и просила освободить от вековых чар.

Просил странник впустить его в Зал.

Но не верил ему Брен, и не отворял ворота. Тогда, перерубил гость цепи на воротах, и ворвался в Зал. Поднял он меч свой с рубиновым отблеском, и пронзил колонну воды. В один миг оказалась вода на полу, залив весь Зал. Перед гостем стояла высокая нагая девушка невиданной красоты — Нерея. Он снял с себя плащ, и быстро, неловкими движениями, накинул его на нее. Смутилась она, но затем чуть не испепелила взглядом странника за то, что освободил он ее. Удивился он. Ведь она сама просила его прийти на помощь.

— Должно быть, другая часть меня нашла тебя, — задумалась она. – Прошу, прости меня. Но тебя здесь быть не должно. Уходи.

— Сама судьба привела меня к тебе, дева, — сказал молодой мужчина. – Знаю я, что обладаешь ты великой магией. Пожалуйста, помоги и ты мне.

И преклонил он колено перед небесной богиней.

— Зовут меня – Домино. Я – король южного королевства Каслдон. Вот уже тридцать полных лун на наших землях идет война с Лордеем, Черным Завоевателем. В королевстве – переполох, народ голодает, потому что основная провизия достается воинам, кои днями и ночами сражаются на поле боя. Боюсь, как бы не закончились силы. Как бы не истощилась боевая ярость. Помоги, Нерея! Умножь же дух боевой рыцарей моих! Молю, не оставь нас в беде!

Готова она была помочь, да опасалась за лунный запрет использовать магию.

Но осознала она одну истину: не гневается Луна, что освободилась Нерея. А значит, — в неведении она. А на прощение упавшая звезда, даже и не смела надеяться.

Согласилась она помочь Домино, но, прежде, спросила, как сумел он освободить ее.

Обратил он взор на меч свой, и молвил:

— Клинок сей закален был в свете Багровой Луны. Впитал он в себя немного ее магии. В дар его я получил от друга моего верного, Айвинга Обелиска, волшебника из южных долин.

— Неужели, Яростный клинок передо мной, — не верила своим глазам Нерея.

Вспомнила она о ведениях, что являлись ей, когда она была узницей воды: девять отважных, благородных рыцарей сокрушат врагов в зените праведного гнева. Во главе них – король с его клинком Яростным. Бок о бок бьются рыцари-братья, и вместе одерживают они победы над злокозненными.

«Девять, девять, девять» — повторяла про себя Нерея так, словно боялась забыть.

— Готов ли ты навсегда отдать себя в руки магии? Готов ли ты стать частью великой легенды, которая будет жить веками на этой земле? Готов ли ты слыть королем, чье имя будет носить плеяда героев?

— Готов! – склонив голову, ответил Домино.

В его глазах заплясал огонь мужества и неистовой силы духа.

— Я готов, Нерея! – повторил он.

— Собери восьмерых своих самых лучших воинов, мое величество. И приведи на помощь мне своего волшебника. Я буду ждать вас через два дня здесь, к лунному затмению.

Поблагодарил король Нерею, и покинул Зал лилий.

Вернулся Домино с рыцарями и волшебником Обелиском в назначенное время в Зал лилий, и свершилась легендарная магия: выудил Айвинг Обелиск из меча королевского искры граненые частицами Багровой Луны, передал он их Нереи, и вдохнула та искры в каждого из мужей.

Воспрянули они духом. Чувствовали они силу нечеловеческую в груди своей. Были они подобны великанам – не снаружи, но внутри. Доспехами волшебными владели воины. Сила была не в их орудиях, а в них самих.

— Рыцарями Домино зоветесь вы теперь, и навсегда! – огласила Нерея. – Не видать вам прежней жизни, и со тьмой воевать до самой смерти. О ваших подвигах и бессмертии будут ходить легенды. Вас будут воспевать. Дела благие и великие возвысят вас! Теперь вы преданы только спасению. Вы преданы самой магии.

— Но будьте осторожны, — продолжала она. – Болезни и смерть не станут для вас помехой, но станет – гордыня, алчность, эгоизм и всего одна неосторожность. У каждого из вас на теле есть слабые стороны. И если враги прознают о них, то ждет вас мгновенная смерть. Всех. Разом. Ибо, связаны вы, узами братства и долга. Падет один – падут и все!

Обрели рыцари не только бессмертие и непобедимость, но вместе с тем, и проклятие.

Одержали они победу над Черным Завоевателем, как и было им предначертано. Стали странствовать рыцари по миру, вершить правосудие, и зло искоренять. Восхищались ими жители Мира-Под-Луной, воспевали их подвиги, слагали оды затейливые и страстные.

Не прошло и трех лет, как встретили рыцари на пути своем новую угрозу в лице чернокнижника Дэбба. Был Дэбб одержим черной магией, и ставил он опыты над волшебными предметами и существами. Создавал он чудовищ. И сам был чудовищем.

Умел подчинять чернокнижник своей воле каждого, кому не чужда была магия. Зачаровывал он глаза своих жертв, и те тут же становились его марионетками. Не думали они, не чувствовали, не помнили себя и своих любимых. Выполняли лишь то, что велит им Дэбб.

Могли рыцари одолеть мага темного. Да только глупо думать, что победить такого прозорливого и хитрого можно одною лишь силою. Стали искать они иной способ победить Дэбба.

Тем временем, Домино и Нерея очень полюбили друг друга. Противились, сначала, они чувствам, но скоро приняли любовь, как дар судьбы. Завладела обоими страсть, и решили они сбежать, далеко отсюда, в тихие края, на окраину речного леса, где бы никто не смог их найти. Готов был Домино оставить рыцарей-братьев своих, и королевство отдать Джонану  — своему младшему брату. Готова была и Нерея бежать из Зала лилий навсегда!

Отправились они в путь, остановились на полпути на ночлег в маленькой хижине. Там и случилось страшное. Узнала Луна, что освободилась Нерея и оставила свою миссию – оберегать лилии. Вновь разозлилась она. Захватила Луна тело и разум Нереи, и руками ее ранила она короля Домино в левое запястье, в его уязвимое место. Тут же скончался король, кинув последний, полный боли и страха, взгляд на любимую. Покинул он мир с мыслью, что предала она его.

Очнулась Нерея от лунных мыслей, и пришла в ужас от того, что наделала. Горько плакала она и кричала от боли, будто оторвали кусок от ее души, и кинули голодным стервятникам.

Вспомнила Нерея о магии рыцарей. Поняла она, что другие восемь рыцарей тоже отправились в мир иной, вслед за ее любимым. Пожалела она о том, что сбежала с Домино от зла, угрожающего королевствам.

Сильнее становилось то зло. Армия Дэбба выросла и обрела силу. Джонан – новоиспеченный король Каслдона, объявил о гибели рыцарей, и призывал народ, во что бы то ни стало, оставаться сильными и обрести мужество. Но как бы они ни старались, как бы ни верили, — не могли они противостоять Дэббу. Тот был всех сильнее.

Безутешная Нерея вернулась в Зал, и сорвала белоснежную лилию за рыцарей и их короля. Рассыпалась лилия, и на том месте, где была она сорвана, показался из земли маленький росток. Означал он — новое рождение чего-то великого, могущественного, несущего свет.

А пока, в Мире-Под-Луной царила тьма. И даже Багровая Луна не приходила на помощь несчастным.

Держал всех в страхе Дэбб. И возвел он собственный замок на северо-западных железных скалах, где гнездились серые вороны. Стал он править магией темной, и властвовать над всеми.

Мало было Дэббу темных существ, коих он создал. И решил он оживить почивших рыцарей Домино. Сделал маг их своим главным оружием, сотворил им белые мантии и доспехи, и велел карать любого, кто выступал против Дэбба – властителя Мира-Под-Луной. И карали, убивали хладнокровно рыцари для Дэбба. Страшно боялись их люди, прозвали они их – «Белыми Странниками».

Узнал король Джонан, что брат его, Домино, восстал из мертвых. Но не узнал его Домино. Проклятье Дэбба заставило забыть его своих любимых. Забыл он и Нерею. Но помнил он, как убила она его. Лед в сердце, холод в глазах, ярость по венам, вместо крови – это все, что было у Домино и его рыцарей. Не осталось в них ничего человеческого.

Решила Нерея, что попробует она вернуть рыцарям их человечность. С помощью магии своей, отправилась она назад во времени, когда была Нерея еще неизвестной звездой, и счастливо сияла на мирном ночном небе. Вернулась она в царство Луны, и незаметно украла у хозяйки Пламя Вечной Любви, что способно было оживить сердце мертвого или потерянного.

Проглотила его Нерея, и вернулась обратно в свое время. Устроила она ловушку Домино, и поцеловала его, вдохнул в него Пламя. Очнулся он, будто, от страшного сна. Узнал он свою любимую, и принялся одаривать ее поцелуями. Не могла нарадоваться Нерея, что вернула она его любовь. Сказал ей Домино, что знает – она бы не стала его губить. Верил он ей.

Задумал он с рыцарями подобраться к Дэббу, притворившись все теми же Белыми Странниками, прислужниками Его Темного Величества. Так они и сделали. Явились к нему на поклон.

Но почуял Дэбб чужеродную магию светлую, и заставил рыцарей врасплох, сковав тела их железными прутьями, и натравив на них своих монстров.

Но Нерея опередила Дэбба. Она оказалась позади него, и ранила его кинжалом прямо в сердце. Закатились его глаза, и рухнул он наземь. Магия его исчезла вместе с ним.

Тотчас, исчезли его монстры, исцелились от проклятий люди и существа. Стены замка содрогнулись, но не разрушились. Нерея обратила черную магию в светлую. Замок устоял, и в нем сделалось чисто, светло и уютно.

Пламя Вечной Любви оберегало сердца рыцарей Домино. Но, увы, недолго. Даже оно не способно полностью возвращать к жизни умерших. Знала Нерея, что совсем скоро Пламя покинет рыцарей. И приготовила она ядовитый эликсир Умиротворения, чтоб заснули рыцари навсегда. Попрощались они с Нереей, долгий поцелуй запечатлел на ее губах Домино, и покинули воины мир сей.

Сделала Нерея замок усыпальницей, вывела на камнях священных имена рыцарей и их подвиги. Рассказала миру, что рыцари Домино спасли всех. И поселила Нерея в памяти у людей только самые светлые воспоминания о них.

Поняла она, что не сможет жить на этом свете без Домино. И, тоже выпив яд, ушла из мира.

Пала защитная сфера с цветка в Зале лилий, и сорвал его Брен за Нерею. Вечно будет помнить Мир-Под-Луной героиню и спасительницу свою. Вечно будет помнить Мир-Под-Луной доблестных рыцарей. Вечно будет жить Мир-Под-Луной, пока живет на свете магия любви.

читателей   68   сегодня 1
68 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,50 из 5)
Loading ... Loading ...