Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Мелодия Генриха

Многое повидали стены королевского дворца за столетия правления династии Ингридов. Особенно коридор, ведущий в тронный зал (а точнее, в один из тронных залов). Весь он был украшен лепниной и позолоченными статуями, вырастающими прямо из стен, а на мраморном полу лежал тяжёлый алый ковер, дорогущий и вычищенный до блеска. Впрочем, этот коридор не шел ни в какое сравнение по красоте и роскоши с самим залом короля, небольшим, но пропахшим благовониями и тщеславием обителей дворца. Весь в синих тонах, он гармонировал с самим королем, восседающим на высоченном троне в голубом камзоле. Этот мужчина лет пятидесяти выглядел довольно бойким: казалось, обладатель такого живого озорного взгляда и таких густых пшеничных усов ну никак не может долго сидеть на одном месте.
Чуть ниже стояли его ближайшие подданные: старик-министр, иссушенный, но крепкий, и молоденькая особа. Даже очень молоденькая, ей от силы было лет четырнадцать, но девочка была худа, бледна и довольно мила собой: ей единственной в этом зале шел пышный белый накрахмаленный парик. На короле и министре он смотрелся несуразно.

— Я в нетерпении, — улыбнулся широко король. — Мне так интересно посмотреть на мага. Надеюсь, он окажется таким же способным, как ты, Мелоди.
Девица посмотрела на него своими большими васильковыми глазами и улыбнулась: ее взгляд при этом оставался пустым, словно, мыслями она была где-то далеко. Впрочем, король не был особо проницательным человеком и едва ли придал значение этому.
— Ваше Величество, — хмуро начал министр, — я осмелюсь надеяться, что этот чародей пожалует на аудиенцию в сопровождении внушительного количества гвардейцев. Ещё раз предупрежу: об этом юноше ходят пугающие слухи. Он разбойник, проныра и грубиян, каких свет ещё не видал. При нем при задержании нашли два мешка золотых! При том, что он даже не работает! По нашим данным, его пытались задержать только за последние два месяца четыре раза, и все время он уходил от погони.
— Помню-помню, — отмахнулся весело король. — Эй, Мелоди, смотри не влюбись в него. Судя по описанию, он тот ещё мачо.                                                                                                                   Придворная колдунья снова выдавила улыбку. Все эти попытки короля «шутить» казались ей совершенно неуместными; к тому же, за всю свою жизнь она ни в кого никогда не влюблялась и не особо переживала по этому поводу. Правда, отдавая ей должное, Мелоди немного волновалась перед встречей с Генрихом Штильцем, в конце концов, она прежде не встречалась с подобными себе. Ей было чертовски интересно.
Наконец, глухой рев труб провозгласил приближение виновника беседы. Сердце Мелоди замерло от нетерпения, но ее лицо оставалось непроницаемым.
Двери шумно распахнулись. Сперва в тронный зал влетел слуга и протараторил:
— Генрих Штильц, пятнадцать лет, предполагае…
— Опусти, — взмолился король. — Введите скорее!
В зал вошли сразу три человека — два стражника-громилы в стальном обмундировании, украшенными гербами дома Ингридов, и сам пленник, чье туловище, на пару с руками, было заковано в плотную железную бочкоподнобную тюрьму. От нее шли толстые цепи, покоящиеся в ладонях стражи. Генрих оказался пухлощеким пареньком, высоким, рослым, и довольно симпатичным: даже излишняя полнота не могла умалить всей его красоты — его светлые волосы шелковыми прядями торчали из-под бордовой банданы, а его небесно-голубые глаза взирали на короля надменно и холодно.
«Почему мои щеки горят? — испуганно подумала Мелоди. — Неужели мне понравился такой… Такой… Да нет же, он просто такой же как я, вот я и смутилась.»
— Генрих, надеюсь, вы не в обиде за… — галантно начал король, но парень его перебил. У чародея был довольно писклявый скрипучий голос, но Мелоди в ужасе поняла, что ей по нраву и он.
— Ненавижу, когда меня зовут «Генрих». Предпочитаю «Гер»…
Министр аж зарычал от подобной наглости. Но королю все было нипочем:
— Гер так Гер! Ох, для меня большая честь познакомиться с ещё одним чародеем, да которому подвластен огонь. Самая опасная стихия!
— Э… Спасибо, — отдал кисло должное Гер. — Но я не чародей.
— Как? — Король немного расстроился и даже разозлился.
— Вот так, я не чародей.
— Получается, вам недоступно поведение огнем?! Вы — шарлатан?!
— Нет, — отрезал Гер. — Доступно. Но я не чародей, это неподходящее слово. Впрочем, я думаю, я все равно не буду вам полезен. Отпустите меня, пожалуйста. И, кстати, где мой прислужник?
Гер говорил так спокойно и устало, что казался несуразным в этом антураже.
— Так просто тебе не ускользнуть, — хмыкнул король. — Ты и твой сообщник нарушили целую свору законов нашей страны. Так что выбор у тебя невелик: либо ты будешь служить мне, королю процветающей страны, либо будешь гнить в темнице до конца своих дней.
— И в чем же будет заключаться моя служба? — зевнул Гер, скучающе оглядывая дорогую обстановку.
— Наш мир стоит на пороге кровавой войны, — напомнил король. — Чем больше чародеев будет на нашей стороне, тем лучше. Посмотри на Мелоди, — мужчина хитро погладил усы. — Она служит у меня и ей прекрасно живётся при дворе.
Гер впервые обратил на существование Мелоди внимание. Его глаза расширились, когда он столкнулся взглядом с ее, восхищенным и ошарашенным, и тотчас нахмурился.
— И в чем же… В чем же заключается твоё чародейство? — спросил он с вызовом. Мелоди, чье смятение как рукой сняло, горделиво вздернула нос. Не колеблясь, она достала из глубокого декольте платья маленький пузырек, сняла с него хрустальную крышечку и взмахом руки заставила выпорхнуть оттуда струйку воды. Гер открыл рот от шока и побледнел.
— Ви… Винсент?.. — проблеял он.
— Что ты бормочешь, чародей? — поинтересовался король, довольный реакцией парня. К несчастью для правителя, Гер быстро отошёл от шока, и, оторвав взор от водички, заползающей обратно в бутылочку, сурово проговорил:
— Я, твою мать, повторяю — я не чародей. И использовать себя в твоих прозаичных целях не дам. В последний раз спрашиваю, где мой прислужник? В какой камере он сидит?
— А если не отвечу, — король вновь уселся на трон, расползаясь в довольной улыбке, — то что? Ты связан, магия тебе не поможет.
Гер закатил глаза и вздохнул:
— Не хочешь значит по-хорошему. Будь по-твоему.
И Гер мгновенно побагровел, жутковатое, нужно сказать, зрелище. За считанные секунды его кожа покрылась испариной, а волосы на всем теле непокорно вздыбились, словно иглы дикобраза.
— Прикажите прислать ещё стражников! — крикнул королю министр.
— Не надо, — нервно осек его властитель. — Его оковы особенно усилены. Ему не сбежать.
— Вы что, их чесноком натерли?! — весело прорычал Гер. — Теперь ясно, чего так воняет.
Тут на пол со стуком упали тяжёлые цепи — стражники растерянно переглянулись. Весь металл, который окружал тело Гера стал ужасно горячим, настолько, что принялся краснеть.
— Милорд, они… Раскаленные! — выпалил один стражник. Пока король, которого вся эта ситуация в равной степени и пугала и заинтересовала, просто хлопал глазами, министр, побагровев, вскрикнул:
— Стража! Стража, подкрепление!
Но Гер, от которого уже валил черный магический пар, лишь злобно хмыкнул. Мелоди заметила, что его зубы стали острее, словно клыки, а черты лица приняли менее мягкую форму. Волосы парня теперь совсем порыжели и горели огнем.
— Я, — прохрипел он, легко разрывая подплавившиеся оковы и выпрямляясь, — никогда не буду служить ни одному правительству. Вам повезло меня схватить лишь потому, что я был бухой в доску, так что не обольщайтесь. — Гер резким взмахом руки откинул набежавших на него с боевым кличем стражников, — их мечи гулко упали на пол, а сами мужчины распластались у стены с прожженными доспехами и одеждой, из-под которой выглядывала обгоревшая плоть.
«Он обдал их горячим воздухом?» — решила юная чародейка, удивляясь собственному хладнокровию.
Ей не стало страшно даже тогда, когда Гер тем же незамысловатым взмахом руки заставил двери в тронный зал затвориться прямо перед носом подоспевшей подмоги. Ещё секунда — и засов превратился в расплавленное варево металла, которое теперь было не сломать.
— Твою ж… — услышала Мелоди шипение министра.
— Убьешь меня — не вернёшься из моей страны живым, — заметил король.
— Я не собираюсь вас убивать. Я только хочу вас унизить. Ненавижу власть имущих с рождения, вы ничего не знаете ни о настоящей жизни, ни о смерти, — молвил Гер, вразвалочку подходя к трону. — Зато вы с удивительным рвением учиняете войны.
Тут настала очередь министра: он, дождавшись удобного мгновения, выпрыгнул навстречу проходящему мимо парню и замахнулся своим кинжалом, обычно упрятанным за поясом. Но и это Гера остановило ненадолго: он отбросил мужчину так же небрежно как и стражников, даже не посмотрев в его сторону.
— И чего ты добиваешься? — спросил король.
— Я просто хочу забрать своих друзей.
— У тебя здесь нет друзей, — наконец, вышла из тени и Мелоди. — У тебя есть только… Прислужник, или как ты его там зовёшь.
Гер опять посмотрел на нее, но немного грустно. Ее сердце предательски пропустило удар — черт, да что с ней?
— Я все объясню, — бросил он и выпрямил руку, собираясь обжечь и короля. Но на его поток горячего ветра ударил ее, ледяной, и Гер взглянул на Мелоди уже недовольно: — Что ты творишь?! Не вмешивайся.
— Я давала присягу королю, и буду защищать его столько, сколько смогу, — пожала плечами она. С этими словами Мелоди заставила свою струйку воды вновь выплыть из сосуда.
— Я заберу прислужника, ты права, — произнес он. — И… Тебя, Винсент.
— Что? Я — Ме… — возмутилась было девушка, но Гер беззастенчиво превратил ее воду в сгусток белого влажного дыма. Затем он в два прыжка подскочил к ней и схватил Мелоди за тонкую костлявую талию.
— Тебе не сбежать! Дверь почти выломали, — сообщил король.
— Но у меня заложница! — сообщил Гер, праздно прижимая Мелоди к своему горячему пухлому телу, скрытому за черными льняными одеждами. — Пока-пока.
И тут Гер очень кстати напустил на комнату черного дыма, благо, не едкого и не пахучего. Но видеть в нем было почти невозможно. Мелоди с замиранием сердца непроизвольно вжалась в Штильца.
«Как же я ещё могу помешать ему? Ведь он настолько сильнее меня, — думала она, не особо сопереживая поверженным воинам. Король ей не особо-то нравился.
— Бежим, — провозгласил Гер и торжественно повел ее сквозь мрак.
— Но мы все ещё идём.
— Ну, зато быстро.
Они очень быстро уткнулись в стену. Гер протянул руку и прикоснулся ею к синим обоям. По гладкой поверхности мигом пошли трещины, а за ними последовал взрыв, — Мелоди вскрикнула, зажмурившись, но на нее не угодил ни один камешек. Все обломки стены оказались в коридоре, на который им открылся вид, красном, стильном, и освещённом слабым мерцанием свечей. Черный туман начал обволакивать уже и это помещение, и парень зашагал туда, все ещё приобнимая Мелоди. Но девушка, конечно, не могла позволить этому продолжаться; всё-таки ей была небезразлична ее репутация, пускай, какая-то часть чародейки странным образом симпатизировала толстяку.
— Стой, — спокойно сказала она, замерев где-то посреди коридора. Мелоди было не по себе, из-за того, что она не видела лица собеседника, но разговор явно назрел.
— Э, ты не поранилась?
— Нет, — порозовев, ответила она.
— Все остальное может подождать, поверь! — С этими словами Гер схватил ее руку и потащил за собой.

Мелоди покорно пошла за ним, в конце концов, этот странный парниша внушал доверие. Да и он был куда сильнее ее.

— Как ты можешь видеть в этом дыму?! — решила она задавать вопросы на бегу.

— Дуреха, я тоже ничего не вижу. У меня просто хорошо развиты органы чувств. Слушай, а где тут выход?..

— В смысле?! А куда же мы бежим тогда?!

— Э… Ну, к прислужнику. Точнее, задам вопрос так: в какой стороне тут темница?

— В подземельях, конечно! — буркнула Мелоди.

— Эх, значит нам на лестницу… — вздохнул Гер, меняя курс. Он на удивление хорошо ориентировался в абсолютной тьме, созданной им же, настолько, что Мелоди не особо верила в его слова про «органы чувств». — Не очень люблю лестницы… Хотя спускаться еще терпимо. Остановись, мы подошли.

Мелоди послушно замерла: по лестнице в таком дыму она идти бы не смогла при всем желании. Неподалеку послышались растерянные голоса стражи, и Гер решил ускориться.

— Извини, будет быстрее, если я тебя понесу.

— Что?!

Раскрасневшаяся Мелоди ощутила, как ее подхватывают сильные большие руки и скованно прислонилась к его груди. Парень, наверное, не чувствуя и сотой доли ее смущения, побежал вниз по лестнице.

Но хоть ей и было очень стыдно, она не чувствовала страха.

— Зря ты так, — нашла нужным предупредить она. — Король мог так оскорбиться, что положит все силы на твою поимку. И когда поймает, уже не предложит работу. Он отправит тебя на костер.

— Огнем меня не пронять, — самодовольно хмыкнул Гер. — Ох, ну и тяжелая ты…

— Эй, не нравится, не неси! Я вообще-то в заложники не нанималась!

«И как этот жирный грубиян мог мне приглянуться?» — расстроенно подумалось Мелоди, и она почувствовала себя полной дурой.

— Да я же шучу. Ты легка, как перышко, просто я переутомился, — громко дыша ртом, вымолвил Гер. — Ну ничего, сегодня же приму теплую ванну, выпью и…

— Может поговорим о серьезных вещах?! Ты меня отпускать собираешься вообще?!

— Нет. Ты же моя заложница.

— А потом?!

— Потом мы отправимся путешествовать! Только ты, я и прислужник. Подальше от этого чертового дворца, где тебя эксплуатировал король.

— Он… Он не эксплуатировал меня, — Мелоди немного растерялась, подбирая слова. — Он дал мне работу, деньги… Из обычной служанки сделал…

— А зачем? Чтобы ты помогала ему помогать в бессмысленных войнах. Притом совершенно бессмысленных. Конечно, не сейчас, пока ты плохо владеешь силой… Но вот через пару-тройку лет… — Гер дышал все тяжелее и тяжелее, а беспроглядная тьма вокруг словно сгущалась. — Чертова лестница, сколько тут этажей?!

Глубоко в душе Мелоди соглашалась с ним, но пока не собиралась делать этого открыто. Конечно, путешествие в дальние страны подальше от этого лживого дворца, в котором ей приходилось всем угождать, чтобы выжить, манило ее, но она боялась довериться незнакомцу.

— Почему ты хочешь путешествовать со мной? — задала она логичный вопрос.

— Потому что я знал тебя, — ответил он после некоторой паузы.

— Когда?

— В прошлой твоей жизни. Ты была моим учителем.

— Винсентом? — осенило Мелоди.

— Да. Я искал тебя все это время. Со дня твоей смерти.

Его слова порядком ее удивили. В конце концов, девочка прежде не верила ни в Бога, ни в реинкарнацию душ.

— Все, вроде последний этаж, — резко притормозил он и довольно стремительно ее поставил на ноги. Мелоди расправила свои юбки и уставилась на неясный силуэт парня, пытающегося отдышаться. — Эх… Ох…

— Ты уверен, что я и есть этот «Винсент»?

— Да… Так, пойдем. Вперед.

Он вымученно заключил ее аккуратную нежную ладошку в свою большую и мокрую и повел во тьме, освещая себе путь шариком огня в другой руке. Благодаря нему самой Мелоди тоже стало больше видно, но она не сдержалась и высказала опасения Геру:

— Это не будет способствовать нашей безопасности. Этот огонек. Мы будем привлекать лишнее внимание.

— Ну тут вроде темница, тут не должно быть много стражи.

«Наивный дурак,» — высокомерно вздернула нос Мелоди, немного волнуясь за него. Но тут Гер вконец добил ее логику:

— Эдди! — заорал он. Его голос гулким эхом начал гулять по помещению. — Эдди, прислужничек, ты…

— Заткнись! — вспыхнула Мелоди, со всей дури наступив ему на ногу. Штильц завыл от боли и затравленным голосом пробормотал что-то. — Нас весь дворец слышал!

Но, как ни странно, его тактика дала плоды. Неподалеку послышался жалобный крик:

— Господин, я тут! Тут!

Гер тотчас забыл о боли и поволок за собой Мелоди в поисках источника крика. Он даже сделал огонек в ладони поярче — теперь девушка могла разглядеть не только его лицо, но и несколько метров впереди, и уже через пару мгновений они набрели на решетку с толстыми прутьями. За ней, прикованный к стулу, сидел невзрачный темноволосый паренек в чистеньком, но бедном походном одеянии. Тощий и долговязый, Эдди глазами полными счастья посмотрел на господина.

— Вы пришли! Вы выбрались! Черный дым — ваших рук дело?

— Конечно! — Гер, улыбаясь, взмахнул рукой и заставил мрак покинуть темницу паренька. Затем он небрежно провел рукой по прутьям и те, словно соприкоснувшись с сильнейшей кислотой, начали беспомощно краснеть и таять на глазах. — Я нашел Винсента, представляешь?

Он счастливо указал на Мелоди и, переступив прутья, подскочил к стулу Эдди и начал распутывать веревки. Она немного надула губы, оскорбленная, что Гер даже не предположил, что ей захочется сбежать. Но ей, правда, не хотелось.

— Эта молодая леди — Винсент? — охнул Эдди. — Я представлял его… Мужчиной. С бородой.

— Балда, ей четырнадцать! — фыркнул Гер. — Какая борода? Тебе девятнадцать, у тебя ее нет.

— Да почему ты так уверен, что я — он?! — вскипела Мелоди.

— Потому что ты — демон воды! — терпеливо пояснил парень, пытаясь освободить друга. — Таких всего три на всем белом свете! А других двух я знаю.

— Демон?..

— Да! Никакой ты не чародей! Чародеев вообще не бывает! — На этой фразе Гера все веревки упали на грязный пол. — Я все тебе объясню, когда мы выберемся, хорошо? И всему научу.

Не успела запутавшаяся Мелоди ответить, как послышалось приближающееся звяканье кольчуг и мечей. Воины, рассекая мрак, бежали в сторону темницы.

— Черт! Черт! — Эдди испуганно посмотрел на хозяина, начиная грызть ноготь. Гер же выглядел не столько испуганно, сколько утомленно.

— Подойди, — попросил он Мелоди. — Прислужник, встань за меня.

Она, недолго думая, фыркнула для виду, но поплелась к нему. В секунду, когда Гер схватил ее за локоть, в темницу ввалилось трое воинов.

— Отпусти придворного чародея, Генрих Штильц! — звучно попросил один из них.

— Приблизитесь хоть на шаг, и я сожгу ее прелестную головку! — Демон для пущей убедительности поднес к парику Мелоди воспламененную ладонь.

Воины переглянулись (насколько позволяли квадратные дырочки в их шлемах) и покорно застыли. Окрыленный успехом, Гер оскалился:

— Вам придется выполнять мои указания. Уйдите с дороги.

На этот раз воины мешкали больше.

«Если мы тут постоим еще хоть минуту, точно подоспеет подмога,» — констатировала Мелоди про себя. Гер, наверное, тоже так решил, ибо открыл рот и произвел из него струю пламени, длинную и эффектную. Стражникам пришлось отпрыгнуть, чтобы не попасть под нее, и, воспользовавшись их шоком, демон со всех ног кинулся обратно в темноту, увлекая за собой растерявшуюся девушку. Эдди долго уговаривать не пришлось, он бросился следом за хозяином, и как только они вновь очутились во тьме, схватился за подол юбки Мелоди, чтобы не заблудиться. Девушке это, конечно, не особо понравилось.

— За ними! За ними! — слышали они возгласы позади и бежали еще быстрее, подгоняемые страхом.

Или страшно было только Мелоди?..

— Тут так вкусно пахнет пирожками! — заметил Эдди на бегу. — Чувствуете?

— Я еще на лестнице почувствовал, — признался Гер. — Я ни с чем не спутаю аромат корицы…

— Дебилы! — вскричала Мелоди, не веря своим ушам. — Как вы можете думать о еде сейчас!

— Но я не ел ничего с того момента, как попал сюда! — прохныкал прислужник. — А тут так вкусно пахнет!.. А у нас нет ни денег, ни еды…

— Мелоди, — перебил его Гер, — скажи честно, тут есть кухня?

Он, конечно, был тем еще дураком, но, признаться, в нем было что-то такое, что мешало Мелоди лгать ему.

— Да, на этом этаже есть кухня. Но безумие туда сейчас идти, бе…

— Доверься мне! — расцвел Гер в улыбке. Мелоди, конечно, ее не могла видеть, но он точно улыбался, как Чеширский кот. А тем временем шум от воинов был все ближе и ближе; девушка была почти уверена, что ее компания не успеет добежать до лестницы до столкновения с ними.

Но не тут-то было: в какой-то момент Гер неожиданно развернулся, подскочил к ближайшей стене и… нащупал ручку двери. Он быстро отворил ее и вся тройка ввалилась в новое помещение. Оно тоже было погружено в черное облако, но, видимо, у самого потолка в нем были крошечные оконца, открытые настежь. Благодаря им в комнату проникало немного света, правда, ничего толком все равно не было видно. Зато запах свежей выпечки слышался в ней отлично.

Топот стражи пронесся мимо комнаты, и Гер, уже ничего не опасаясь (хотя он и раньше не особо опасался), взмахом руки убрал из комнаты черную пелену. Их взорам открылась чудесная светлая комната, заполненная деревянными столами, белоснежными печами и медной посудой. Кое-где на полу была рассыпана мука, а оставленные на противнях булки, так и не переложенные в специальную посуду, свидетельствовали о том, что кухню повара покидали в спешке.

— Наверное, экстренная эвакуация, — произнесла вслух обеспокоенная Мелоди, но ее никто не слышал. Гер схватил со стола яблоко и начал сосредоточенно жевать, изучая свое лицо в отражении на одной из кастрюль. Его прислужник суетливо обзавелся холщовым мешком и начал кидать туда пирожки, фрукты и прочую снедь, попадающую на глаза.

Но эта идиллия продолжалась недолго: на кухню без стука ворвался мальчишка лет одиннадцати в красном камзоле, видимо, паж. Увидев Мелоди, он искренне обрадовался:

— Ого, с тобой все в порядке! Я тебя как раз искал, Мелоди! Ого, — мальчишка зачарованно огляделся, — да тут словно и нет волшебного дыма того чародея.

— Э… Просто мы форточки открыли, да и дверь стараемся не держать распахнутой! — начала выкручиваться Мелоди, надеясь, что до ее маленького приятеля не дошли слухи о заложнице чародея. По всей видимости, не дошли.

— А эти… кто? — Паж, прищурившись, окинул взором Гера и Эдди.

— Я — конюх новый, а это помощник мой, — чавкая, сказал Гер. — А ты чего пришел-то? Вали из дворца, пока чародей не разбушевался.

— Ой, да я хотел Мелоди предупредить, что слуги все тайные ходы из замка открыли. Не засиживайтесь и вы, мало ли, вдруг этот дым ядовит! — важно заявил паж и вылетел с кухни.

— Вот дурак! — бросая на пол огрызок, хмыкнул Гер, и повернулся к прислужнику: — Ну что?

— Провизия готова, — сообщил тот, взваливая на плечи увесистый мешок. Тогда демон повернулся к Мелоди: — Отведи нас к самому дальнему входу. К тому, которым воспользовалось бы наименьшее количество народу. Ты ведь знаешь, где эти ходы?..

— Да, — кивнула девушка. — Но я прошу, объясни мне хоть что-нибудь. Как я могу тебе верить, сбегать с тобой… не зная о тебе ничего?

Ее замечание было справедливым. Генрих, почесав макушку, подошел к девушке и благодушно рассмеялся. Она заметила, что демон сильно взмок и покраснел от усталости, но почему-то брезгливости не испытывала. Симпатичным он был, этот пухлый и странный парень.

— Мы с тобой демоны, я родился под созвездием Овна, а ты под созвездием Рака. Всего таких как мы двенадцать, мы живем многие и многие столетия, а потом умираем естественной смертью. Нас нельзя убить, настолько мы сильны, а если кто-то и сумеет, то это убийство повлечет за собой конец света. Ты — мой учитель. Ты… нашел меня будучи уже дедом. Я был маленьким умирающим от голода ребенком в разоренной из-за войны деревне. И ты… спас меня. Спасла. Взяла к себе… Или взял. Ох, ну и запутался же я! — Он, улыбаясь, схватил ее ладошки в свои и нежно сжал их. — Уж извини за такое ужасное знакомство. Я так долго искал твою реинкарнацию, что просто не знаю, как себя вести. Но в одном я уверен точно: пока ты так молода, пока ты еще ничего толком не знаешь о себе и своих силах, о таких, как мы, тебя никто не должен эксплуатировать. Ни один король мира. Отныне, если хочешь, я стану своим защитником, каким ты была для меня.

Его слова почему-то тронули ее за живое. Сложные и немыслимые, они оказались для бедной Мелоди сродни утешению, которое она искала многие годы. Она знала, что Гер говорит правду. Знала, что пожалеет, если не пойдет.

Но ей все еще было страшно. Слишком много предательства и лжи испытала она прежде.

— Но, если не хочешь — оставайся, — вдруг закончил свою тираду Гер.

Эдди, мягко сказать, ошалел:

— Что?! Но… Но ты искал его столько…

— Замолкни, — бросил Гер, уныло глядя на Мелоди. — Идем? Обратно пути не будет.

Она задумчиво посмотрела ему в глаза. Впервые девушка заметила, какого они чудесного зеленого цвета.

— Идем, — наконец, решила она.

Гер, видимо, не поверив своему счастью, заключил ее в быстрые, порывистые, но крепкие объятия. Мелоди, пытаясь скрыть собственное смятение, сурово осеклась:

— Но учтите, никакой я не Винсент. Я — Мелоди или Мел, не зовите меня никак иначе.

— Хорошо, Мел, — согласился Гер и пошел по направлению к двери, по привычке сжимая ее локоть в одной руке. — Говори, куда идти, хорошо?

Она согласилась, но тут за ее юбку снова вцепился Эдди, и Мелоди смирила его хмурым взглядом:

— А ты тоже демон?

— Я? Нет, что вы, — он застенчиво улыбнулся, — я просто Эдди.

И Гер распахнул дверь, дверь, ведущую обратно во мрак и опасность, но наличие провизии почему-то, действительно, действовало успокаивающе. Запах выпечки и предвкушение свободы и удивительных приключений заставляло сердечко Мелоди колотиться все быстрее и быстрее, и, сжимая в ответ ладонь Гера, ей казалось, что когда-нибудь рядом с ним она вовсе забудет слово «страх».

Хотя боязнь, что ее первой любовью оказался парень, воспринимающий ее лишь как реинкарнацию своего названного деда, ее еще нескоро покинет.

читателей   86   сегодня 2
86 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 3,67 из 5)
Loading ... Loading ...