Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Лайге

 

-Лайге, Лайге.

На холме пронеслась фигурка девчонки. Она смеялась, и все время кричала Лайге. Ей было не больше восьми, красный сарафан в цветочек, босые ноги, растрепанные длинные волосы. Обыкновенная крестьянская девочка, но в ней было, что-то особенное, да и лицом она была очень мила и бела, как будто была и не крестьянкой вовсе, и не проводила все дни напролет, в поле, помогая родителям. Большие голубые глаза ее светились счастьем и безудержным весельем, курносый нос смешно торчал вверх.  Она не заметила меня, и все так же бегала и веселилась в высокой траве. Сейчас был конец лета и посеянные крестьянами луга с пшеницей давно колыхались во всю, клоня головки к земле, полные зерна. Солнце клонилось к закату и освещало все вокруг золотыми лучами. Никакого поселения не было видно, только поля да луга на много миль вокруг. Ни леса, ни даже рощи, только темная полоска на самом горизонте. Неужели девчонка оттуда? Или ее просто забыли и сейчас скачут во весь дух за ней. Но уборка же еще не началась, может из города ехали? Странно все это, для города слишком уж она растрепанна.

Несмотря на позднее время, и мысль что придется ночевать в поле. Я пошел медленнее, наблюдая за девчонкой. Она все, также смеясь, выскочила из посевов как ураган, тем самым потревожив их, так что даже зерна посыпались из своих пристанищ. Что удивительно сейчас не было ветра, и вечер был очень даже умиротворяющим, солнце блеснуло мне в глаза. Я остановился и замер, до чего же красиво, лето, поле полное пшеницы, овса, ржи, да и всего остального. Солнце уходящие на запад, пыльная дорога, и веселый смех девчонки. На мгновение я прикрыл глаза, захотелось стоять так вечно. Но вспомнив, что я уставший, голодный, да еще и весь пыльный после нескольких дней пути, и гожусь стоять здесь разве что в роли пугала, пустился в путь с новыми силами, хотя тело и протестовало. Девчонка опять завизжала:- Лайге, Лайге!!!!

И я остановился в изумлении, девочка стояла на дороге вокруг нее начал подниматься ветер. Все сильнее и сильнее он кружил возле нее. И подхватив, поднял в воздух, она только смеялась и кричала Лайге. В ту же секунду радом с ней начал появляться сгусток, он был совершенно прозрачным, но если кружился быстрее, было заметно подобие фигуры. Девочка взялась за то, что наверно в этом существе были руки. Оно подняло ее выше, кружа. И тут она заметила меня. Ветер стих, я даже не заметил, как она оказалось на земле. Тень рядом с ней пропала. А я почувствовал, что-то давящие возле ног, как будто ты погружаешься в воду. Опустил голову и увидел все тот же сгусток, а может и другой, но только теперь это напоминало двух волков.  Их морды смотрели прямо на меня скалив призрачные зубы. Когда я услышал голос девчонки, то не сразу понял, что говорила она, он был уже совершено не детским.

-Нет Лайге, пусть слышит, пусть видит.

В эту же секунду давящая боль исчезла.

 

Я не уверенно поднял голову, не совсем понимая, что происходит. Не большой ветерок трепал мои волосы, а девчонка все так же стояла на дороге. Ни каких теней и тем более сгустков рядом, и подавно не было. Сделав осторожно шаг вперед, я посмотрел на нее. С минуту мне казалось, что я не видел ничего, только пустоту голубых глаз. Странная девочка пронеслось в голове. На меня смотрел не ребенок, а вполне взрослый человек. Вот только ее тело говорило об обратном. Мне вдруг вспомнились легенды деда, о странном ребенке на дорогах, какую-то сироту, которую всегда подбирали путники и привозили в любые населенные пункты. Через два дня там начинались болезни, половина жителей вымирала, а ребенок исчезал.

 

Я моргнул глазами, в душе надеясь, что все мне это почудилось от усталости. К сожалению, девчонка осталась на месте, но вот выглядела она уже больше похожая на ребенка, в глазах вновь появилась жизнь и блеск. Обернувшись, я заметил, что солнце уже почти село, а я так и стою посреди поля.

-Дяденька!? –Я почувствовал, как чья-то рука дергает меня за рукав куртки. Опустив глаза, я увидел девчонку. –Возьмите меня с собой?!

Я не понимающие уставился на нее, как будто предвидя мой вопрос, она сказала: -У меня нет дома, я очутилась здесь утром.

Ее большее глаза смотрели на меня с мольбой, парализовывая мой мозг. Я не стал задавать ни каких вопросов, ни сирота ли она, ни как провела здесь день без еды и воды, посреди поля, не испугана ли, почему без одежды и прочее, что спросил бы любой на моем месте. Она взяла меня за руку, и мы зашагали дальше по дороге. Ветер стих.

 

На землю опустились густые сумерки, и показались первые звезды, а мы все так же шли по дороге, не вымолвив ни слова. Тело ужасно ныло, и требовало отдыха, но я все продолжал идти, чувствуя в своей руке холодную руку девчонки. В паре метрах от дороги я заметил дерево, девчонка, проследив за моим взглядом, дернула меня за руку и свернула с дороги. Колючая трава пробивалась сквозь ткань штанов, и застревала там, нещадно коля ноги. Завтра будет ужасная сыпь. Я посмотрел на девочку дивясь как она пробирается босиком и в сарафане до колен по колючей траве.

Около дерева была не большая полянка, наверно рабочие обустроили ее для отдыха на посевах. Не лучшая перспектива ночевать в открытом поле, но выбирать не приходится.  Скинув мешок с едой и одеждой на землю, я достал не большой клинок, и начертил круг возле поляны. Возможно, это просто суеверие, дед говорил, что это поможет от разной нечисти, бродящей по земле Харвидской. Да и это лучше, чем ничего.

Постелив на земле старый плащ, сел на него устало потирая ноги, девчонка стояла рядом наблюдая за мной. Я протянул ей флягу с водой, кусок хлеба и сыра. Больше у меня ничего не осталось, к завтрашнему вечеру я надеялся, дойти до какого-либо поселения. Она села рядом со мной. Мелком, взглянув на ее ноги, я не заметил даже царапины, несмотря на то, что мы прошли не малый путь.

Она посмотрела на меня и сказала: -Сарна.

Я улыбнулся своим мыслям и ответил: -Путник.

 

Заснуть я не мог большую часть ночи, несмотря на то что под моим боком пристроилась девчонка и это приятно грело. Мысли не давали покоя, стаей кружась в голове и пытаясь вырваться наружу. Но так или иначе сон забрал меня в свое царство, видимо поддавшись уговорам тела.

Проснувшись ближе к утру, я почувствовал, что озяб, в добавок ко всему место рядом со мной пустовало. Я тут же вскочил и потянулся за клинком. Девчонка стояла на границе моего круга, и явно зачем-то наблюдала. Подойдя ближе, я не уверенно дотронулся до ее плеча. Вытянув руку, она указала вдаль, проследив за ее взглядом, я увидел на дороге не большое существо, Оно было, абсолютно синим, не больше собаки ростом, из-за чего его было сложно увидеть в траве. Короткие ноги, руки, туловище, и только одна голова была чуть больше, что придавало ему странный вид. Все тело было покрыто шерстью, на голове не большие рога. Оно смотрело на нас широко распахнутыми глазами такими же синими, как и оно само. Я крепче сжал рукоять клинка и хотел уже выйти из круга, хотя в душе и бушевало сомненье справлюсь ли я, мало ли что это, не в одном рассказе деда об этом не упоминалось. Но меня остановили, Сарна взяв меня за свободную руку потянула обратно к нашей импровизированной лежанке.

-Он не опасен.

Она усадила меня на плащ, высвободила клинок, который я все еще сжимал в руке, положила его рядом и протянула флягу. Сделав глоток, я выжидающе уставился на нее.

-Оно уйдет, как только появятся первые лучи солнца.

Я нервно покосился на горизонт, до восхода оставалось не больше чем полчаса. Посмотрев на дорогу, я убедился, что там все так же маячит что-то синее.

-От куда ты знаешь, что это? –Мой голос слегка дрогнул, я даже не ожидал этого, не скажу что я был трусом, иначе бы не отправился путешествовать один, а то бы и вообще сидел дома. Мой отец научил меня постоять за себя, да и за других тоже, если придется. Но вот мой дед всегда рассказывал мне всякие байки, сказки и легенды про нечисть, сам он в них не верил, как мне казалось, но все же учил меня защищаться от них, всеми подручными способами.  Харвидские земли всегда славились своей нечистью, сюда со всех сторон, как саранча слетались всякие изгнанники ее, от знахарок с заговорами, которые и не скрывали, впрочем, что они и не знахарки вовсе, а самые натуральные ведьмы, до самых настоящих охотников Тривелсу, которых специально обучали в башнях Пелегрима, они были лучшими кто мог справиться с напастью постигшей земли. Но поговаривали что последний отряд, пришедший сюда, так озверел, что начал нападать на всех без разбора, начиная с тех, же ведьм, и заканчивая обычными собаками. Утверждая, что в них вселились бесы. С годами этот отряд пропал, как, впрочем, и вся нечисть. Люди быстренько обо всем забыли, и стали жить, как ни в чем не бывало, даже не попытавшись выяснить, что стала с отрядом. Сказавши лишь, что это кара Господня, и он, сжалившись, избавил их от мучений. Все быстро переросло в легенду, которой сначала пугали детей, а потом и этого делать перестали.

-Это все знают, Путник. Только забыли немного, но рано или поздно им придется вспомнить.

Ее голос вновь был не детским. Я посмотрел в ее глаза и вновь ничего не увидел.

-Кто ты?

-Я не имею власти над тобой Путник. Ты сильнее, чем думаешь.

На миг я застыл, вслушиваясь в ее слова, пока меня как током не прошибла мысль.

-Ты Гренью?

Она удивленно захлопала длинными ресницами и улыбнулась. А на меня вновь нагрянули воспоминания о деде. Как он рассказывал Гренью это особый вид нечисти, который встречает путника на дороге и заманивает в свое логово, дабы убить. Обычно у них облик девушки, настоящего же скорее никто не видел, а если и видел, то уж точно никому не успел рассказать. Справиться с ними без должного обучения сложно, они будут уж повыше рангом чем домовые к примеру. Я быстро начал перебирать в голове способы защиты, к сожалению, ничего из того чему учил дед под рукой не находилось, не розы с синими шипами, как это не абсурдно звучит, ни даже зеркала.

-Тебе нечего опасаться Путник. Я не нечисть, да и Гренью не приходят в образе девочки к мужчинам.

Она засмеялась. Я, не очень понимая, что все это значит, посмотрел на нее. Это была все та же милая девочка, а не кровожадное чудовище. К тому же никто из нечисти не способен находится в защитном круге.

Сарна вновь посмотрела на меня, и я на конец увидел в ее глазах хоть что-то. Они были уставшими, как у человека, который прожил долгую жизнь и в тоже время она была безумно счастлива и весила, что совсем не складывалось в общее представление.

Хватит.

В моей голове раздался очень отчетливый голос, я моргнул и в этот момент девчонка отвернулась. Похоже у меня переутомление, иначе от чего мне показался этот голос так похожим на голос Сарны.

-Я по путешествую с тобой не много, ты же не будешь против? Ведь у тебя все равно нет, никакой компании, а вдвоем веселей.

-Нет.

Собственный голос я услышал, как в тумане, по глазам скользнул луч света. Посмотрев на дорогу. Я убедился, что существо исчезло. Собрав не многочисленные пожитки и перекусив, я вышил из круга, дав себе слово в первой же деревни найти знахарку и купить у нее мяты. Слишком уж я казался чужим в собственной голове. К тому же она улучшит сон.

 

 

***

Солнце медленно, но неумолимо продвигалось все выше к небосклону. Такая прекрасная утренняя прохлада сменялась полуденной жарой. Сарна шла рядом, время от времени беря меня за руку. Мы больше не проронили ни слова. Когда я от усталости сел прямо на обочину подул ветер. Он совсем не был горячим, даже очень прохладным.

-Давно бы так. –Промямлил я. Выпил воды и протянул флягу девчонки. Она казалось, совсем не чувствует усталости. Ветер обдувал ее, и играл волосами, казалось, он бодрит ее даже больше чем меня.

К деревне мы вышли перед самым закатом. Жители как раз возвращались с работ. Не слишком добро, посматривая на нас, видимо они решили, что я грабитель, или головорез, а девчонку спер у родителей, для потехи. Сарна видимо заметив не добрые взгляды, взяла меня за руку, толи из-за боязни, толи тоже смекнула не ладное. То, что это не просто ребенок я уже понял. Может, эта юная леди наделена мозгами, которых бы хватило на десятерых взрослых, я бы не удивился этому.

Деревня была меленькая и очень запушенная. Домов пятнадцать не больше. Все старые и разваливающиеся, в основном одни старики, но на вид совсем не дряхлые. Женщины, и пятеро детей наблюдали за нами около колодца, точнее наблюдали лишь женщины. Две старухи с клюкой смотрели с некой злостью, одна сплюнув, ушла в ближайший дом. Вторая осталась стоять. Еще двое, женщин, о чем-то беседовали, искоса поглядывая на нас, первая была молода, лицо покрывали веснушки, кожа кое, где облезла, от работ на солнце видимо, поношенный сарафан, коса до пояса, все, как и полагается в деревнях в ста верстах от города. Вторая на несколько лет старше, полная и неуклюжая, настоящая бабища, с мощными телесами стояла ко мне в пол оборота, так что я не смог рассмотреть лица, да и не очень-то хотел. Детвора играла рядом, не обращая на нас внимания. На единственной и главной улице, больше никого не было. Я бы даже не удивился, не найдя здесь трактира, но такой все же нашелся. Не большая покошенная вывеска, с давно облезлой краской, как раз оповещала о его присутствии. Заметив, что мы направляемся к нему, перестали играть даже дети. Двое повинуясь одной из женщин, убежали в дом. Спину сверлили несколько пар глаз.

Зайти нам не дали. Сзади окликнул грубый мужской голос. Я обернулся, перед нами стоял дородный мужчина, совсем не старик, седина лишь слегка подбила волосы. Он был босым и явно сонным, помятая рубаха и штаны служили тому подтверждением.

-Кто вы? Чего надо?

-Мы мирные путники, всего лишь проходим по вашей земле, купим еды, переночуем, и завтра нас здесь не будет. –Мой голос звучал вежливо и в тоже время уверенно. Он еще раз посмотрел на меня и перевел взгляд на Сарну.

-Чья девчонка? –Он явно решил, что я все же украл ее по дороге. Мысленно я улыбнулся и даже захохотал, что может сделать мне, этот мужик.

-Племянница.

На этом вопросы отпали, я повернулся и толкнул дверь в трактир, услышав в спину голос мужика: -Обул бы девчонку.

 

То, что я осмелился назвать это заведение таким большим словом, как трактир, было, по крайней мере, не разумно. Эту хибару давно пора пустить под снос. Вот только хозяин видно так не считал. Может «это» когда-то и приносило доходы, но со временим, стало просто сборищем местных мужиков. И кому в голову пришло построить здесь это, но выбирать не приходиться.

Обстановка оставляла желать лучшего. Войдя внутрь, я чуть не сбил ссохшийся, но все еще крепкий косяк головой, здесь было грязно и душно, пахло брагой и потом мужиков. Единственное маленькое окошко скорее мешало, чем помогало, предоставляя отличный проход для здешних комаров. Один стол у дальней стены, к нему две лавки и пара стульев. Не большая стойка. Видимо хозяин поддался своему желанию завести трактир как в городах, и осмелился построить его в этой глуши. Сейчас здесь сидело двое местных и неслышно переговаривались. Перед ними стояла пара кружек с мутной жидкостью. Заметив нас, стихли.

-Где хозяин?

-Здесь. –Донеслось от куда-то снизу и из-за стойки вылез не молодой уже мужик.

-Комнату и еду.

Двое сидящих переглянулись. Хозяин потер затылок и не уверенно посмотрел на нас.

-Медяк за все. Только вот с комнатой проблемы, пошли, покажу. Может, устроит.

Он отворил не приметную дверь в стене, из-за которой доносились приятные ароматы, видимо там была кухня. Пройдя по узкому коридору, он толкнул еще одну дверь, которая от этого чуть не развалилась.

-Вооот. –Протянул он. И я заглянул во внутрь. Увиденное меня не много поразило, комната была на столько маленькой что там помещалась только старая кровать на трех оставшихся ножках, и то не факт что выдержавших вес человека. Казалось она развалиться от одного дуновения ветерка. Рядом с ней стоял какой-то ящик, ни то стол ни то тумбочка. Я разочарованно присвистнул и посмотрел на хозяина, тот только плечами пожал.

-Сеновал есть.

-Да.

-Принеси еду туда.

Он радостно кивнул и крикнул, подзывая кого-то. К нам подбежал мальчишка лет пяти, босой и чумазый.

-Проводи.

Сказав это, мужик скрылся. Ребенок провел нас через не большую кухню и, вывив на задний двор, повел к сеновалу. Не дойдя шагов десяти до дверей, ткнул пальцем и убежал.

Сено уже было почти готово к зиме. И подумав, что жители не слишком обидятся, я быстро взобрался на самый верх, не смотря на усталость. Лег там и сквозь доски уставился на небо. Последние лучи солнца освещали облака, от чего они были причудливо розового цвета. Сарна неслышно легла рядом. Я посмотрел на нее и улыбнулся, все же она была ребенком, какие бы знания не таились в ее голове. Было видно, что она устала, и не отказалась, бы, просто побегать как все дети, по верещать, а не молчать весь день. Заметив мой взгляд, она повернулась ко мне и погладила по голове своей детской ручонкой. Я удивился, такого еще не было.

-Я хочу есть Путник. –На меня смотрел самый настоящий ребенок я засмеялся и подмигнул ей. Поднявшись, подошел к краю, сел и спустил ноги. Было достаточно высоко, но край был не обрывистый. Обернувшись, посмотрел на девчонку.

-Поехали!?

Она засмеялась, подбежала ко мне и села рядом. Хохоча, мы скатились вниз.

Еду принесли через полчаса, что очень сказалось на наших желудках, мой неумолимо урчал. Вареная молодая картошка, тушеная капуста, овощи, яблоки и кувшин кваса. Хозяин явно расщедрился. Поев, мы опять забрались наверх, на этот раз я прихватил с собой свою сумку, достал плащ и устроил лежанку.  Ночь давно уже накрыла землю, сквозь щели в досках были видны звезды. Из дома были слышны голоса и пака еще редкие песни, люди отдыхали после трудного дня на полях. Под носом приятно пахло сеном, и я быстро начал засыпать.

-А как же круг. –Сквозь сон голос Сарны я не сразу услышал.

-Ты предлагаешь весь сарай очертить? –Я улыбнулся, не открывая глаз. –А если кто-то увидит, что я делаю, меня сочтут сумасшедшим. Спи, здесь же люди, ничего не будет.

Я почти заснул, когда почувствовал под боком, устраивающуюся на ночь, Сарну.

***

Я стоял около старого, ветхого дома, на краю деревни. Сарна от чего-то не довольная моим походом к местной бабке шептунье, стояла неподалеку старательно наблюдая за воробьем. И не реагируя на мои вопросы. Еще раз, обернувшись на нее, я поднялся на старые ступеньки, от которых осталась только одна, и постучал в дверь. Она тут же отварилась, обдав, маня запахом трав, плесени и разложения. На пороге появилась скрюченная бабка, с не добрым взглядом, которая не давеча, как вчера провожала меня от колодца. Посмотрев, на меня из-под густых бровей, сунула мне в руки пучок, и с шумом захлопнула дверь. Так хлопнув ей, что было удивительно, как она не развалилась. Я бросил на порог пару монет.

Отошел от дома шагов на десять и только тогда посмотрел на пучок, мята, исходящий от него тонкий, едва уловимый аромат, подтвердил мои слова. Скатав пару листов в трубочку, связал тесемкой и повесил на шею. Остальное сунул в вещевой мешок, и подошел к Сарне. Она все так же стояла, о чем-то задумавшись, услышав мои шаги, пошла в перед, не говоря не слова.

 

День выдался жарким, я то и дело поглядывал на небо в поисках туч, или хотя бы облачка. Девчонка шла впереди, все время пиная маленький камушек, на ее ногах красовались старые потертые сандалии.

-Ветра бы. –Протянул я.

Она впервые за всю дорогу взглянула на меня. И как по волшебству подул ветер. В ее глазах появились искры, склонив голову на бок, наблюдала за мной. Я закрыл глаза и подставил лицо, прохладному ветерку.

-Зачем тебе мята Путник?

-Она помогает лучше спать. –Отчеканил я, то, что в меня всегда вбивал дед. Ветер на мгновение стих, и я посмотрел на нее, девчонку явно не устроил мой ответ.

-Ну, она помогает лучше мыслить, оставляет разум чистым. –Я пожал плечами. –От проникновения в мою голову посторонних. –Улыбнувшись посмотрел на нее. –Так говорил дед.

-Он был прав. Мята лучшее средство от проникновения в чужие мысли. Жаль, что здесь ее можно достать лишь у ведьм.

Я остановился и посмотрел на нее.

-Ведьм не существует Сарна, от них остались лишь легенды.

-Ты правда так думаешь Путник? А как же считал твой дед?

-Мой дед был сумасшедшим.

-И поэтому ты уже пять лет пользуешься его советами!? Защитный круг, мята, познания о нечисти.

-От куда ты знаешь про пять лет?

Я смотрел на нее во все глаза, и ответ уже явно знал. Вот только кто же она, умеет читать мысли, но при этом не нечисть. Кажется, с этой девчонкой я веду себя как малолетний подросток. Пара бы взять свои эмоции в руки, как раньше. Сделав не проницательное лицо. Я уставился на нее в ожидании ответа.

-Это моя маленькая шалость, ты же простишь меня? Да, и не старайся сдержать эмоции, ты отлично владеешь собой, но в моем присутствии этого не удается никому. –Она не спешно пошла по дороге, остановилась, повернулась, посмотрела на меня, улыбнулась: -Я как ветер Якоб, слишком переменчива, твои эмоции не успевают за моими действиями.

По моему лицу проскользнула тень, свое имя я скрывал уже несколько лет, что и продолжу делать впредь.

-Зови меня Путником, если хочешь остаться.

Мы встретились взглядом, я всматривался в озера синих глаз, стараясь проникнуть в его глубины. И как не странно у меня это получилось.

 

Передо мной развернулось бескрайнее зимнее поле, мороз пощипывал кожу открытых рук. Вокруг не было не души. Сумерки сгущались, но до наступления властительной матери ночи, еще слишком рано. Я сделал шаг вперед и провалился по самый пояс. Снег был рыхлым, не податливым. Пока я барахтался в нем пытаясь выбраться, местность не много изменилась, от куда-то взялись деревья. На конец то выбравшись, я поплелся к ближайшим из них, не смотря на мороз и легкую одежду, я еще не замер до такой степени, когда б мои зубы отбивали чечетку. Не пройдя и двух шагов, я увидел, впереди какой-то сверток, там что-то зашевелилось и запищало. Ребенок. Я бросился бежать, но тут же снова провалился. Подул сильный ветер, как будто специально стараясь разметать пеленки. И у него это получилось, из-под кучи одеял показались маленькие ручки, они как будто хватались за что-то не видимое, для моего глаза. На миг ветер стих, а потом возле ребенка появилась размытая фигура, как та в первый день встречи с Сарной. Оно взяло его на руку, осторожно держа на весу, приблизило к глазам.

-Лайге.

Прошелестел ребенок. И фигура, став не ясным серым пятном поглотила его в себя, картинка исчезла.

 

Я вновь стоял на раскаленной солнцем дороге. Приятно расслабившись от скользнувшего тепла. Я все так же смотрел в глаза Сарны, но мой взгляд уловил кое-что еще, на ее шее был амулет не ясной, смазанной серой формы, как будто кто-то пытался изобразить полет ветра. Такой же был на груди ребенка, из этой странной картинки.

-Не делай так больше. –Ее голос был холоден и тверд. Развернувшись она пошла по дороге, не проверяя иду ли я следом. Честно сказать, мне вдруг захотелось повернуть и пойти другой дорогой. Но что, то меня тянула за ней, да еще и ветер не на шутку поднявшись, дул в спину подгоняя.

Пройдя пару шагов, я вдруг весь дернулся, пытаясь скинуть с себя не видимые оковы ветра. Быть может он как раз ее Лайге, а вдруг еще и материальный? С этими мыслями я и нагнал Сарну.

 

Я раз за разом прокручивал картинку с ведением в своей голове, это что-то невероятное, то что Сарна не обычна, это понятно, но вот что же твориться со мной. С каждой минутой я все больше начинаю верить словам деда. Как будто барьеры в моей голове падают и мой собственный разум становиться мне доступным. Все новые и новые воспоминания приходят ко мне. Как будто мою память стирали на время. Поговорить что ли с Сарной, но что я ей скажу, быть может это я сошел с ума и от того мне иногда кажется, что она вовсе не похожа на ребенка. Вздор. Как там дед говорил, от принуждения личности поможет шиповник, жаль, что он растет только на юге, что ж придется немного подзаработать.

***

Ветер обдувал мое лицо, было прохладно, от земли уже не исходило тепло, медленно гасли звезды, наступал новый день. Вчера я так и не нашел выхода из этой странной ситуации. И вот теперь после сна в моей голове вновь закопошились мысли. Перевернувшись на спину, уставился на небо, глаза медленно скользили все ниже и ниже, как будто что-то ища. И тут я увидел Сарну, она стояла у деревьев почти рядом с дорогой, и кажется, с кем-то говорила. Выйдя из круга, она разрушила его, так что я быстро встал и осторожно направился к ней, не опасаясь, что она услышит снятые чары. А в этом я отчего-то не сомневался.

Мне казалось, что я иду так громко, что мои шаги слышно даже на островах, руки пробила дрожь. Кольнуло сердце, я весь сжался, в душе забилась ярость, и в ту же секунду, я стал как будто собранней. Руки уже не дрожали, шаги были мягче и уверение. Не дойдя пары шагов, я прислушался.

-…думаешь нужно уйти? Но мы же так долго искали кого-то подобного, сколько лет прошло, вот он, его можно изменить, переделать. Да, да, я знаю, что в нем очень древняя кровь. Настолько древняя, что он может забрать даже таких как мы. Рядом со мной его чувства обострились, к нему возвращается память, рано или поздно он вспомнит, и лучше будет, если к этому его подтолкнем мы, а никто либо другой.

Ее голос смолк, подул сильный ветер, но через секунду его тоже не стало, и я увидел рядом с ней уже знакомую мне фигуру. Лайге. Теперь я смог его рассмотреть ближе. Он больше всего походил на человека, лет ему было на вид не больше 18, очень милой наружности: волосы доходили до влечь, четкий овал лица, большие глаза, прямой нос.  Из одежды лишь что-то похожее на брюки и рубашку, но вот только он был весь абсолютно прозрачен, так, что даже можно было видеть стоящее за ним дерево. Он смотрел на девчонку очень ласково и нежно, почти по-отечески.

-Слишком мало времени Лайге, скоро мое новое преобразование, мне придется оставить его, нужно все рассказать сейчас, он не раз уже видел тебя…

Она остановилась на полу слове и посмотрела на своего гостя, тот резко обернулся, дернулся и исчез. Ее глаза широко раскрылись. Ноздри раздувались с бешеной скоростью, развернувшись, она смотрела туда, где находился я.

Даже встретившись с ней взглядом, я продолжал надеяться, что меня не заметили. И сделав шаг назад, наткнулся, на что-то твердое, вывернув голову так, что захрустела шея, я увидел его, призрачного дружка Сарны. Из моего горла вырвался стон, похожий на крик, и я не произвольно клацнул зубами. Похоже, этого не ожидал не только я, но и он, его брови удивленно приподнялись, но в глазах тут, же блеснул огонь. Моей руки что-то коснулось, и я против своей воли отвел взгляд от противника, что было просто, не позволительно, справившись с силой внутри себя, я дернулся обратно, но там уже никого не было. Сарна смотрела на меня во все глаза. Видимо я все же смог удивить ее сущность.

-Якоб? Ты в порядке?

Я с досадой посмотрел на нее и отвернулся, внутри все клокотало, я упустил что-то, что-то очень важное, из-за нее.

-Ты не посмеешь тронуть его, ты же не причинишь боль маленькой девочке?

Она смотрела на меня большими детскими глазами, но в голосе слышался холод. Я всмотрелся вглубь ее глаз, пытаясь найти там хоть какие-то ответы на свои вопросы. Она дернулась, хотела что-то сказать, но что-то внутри меня тянулось к ней, пытаясь взять, то, что принадлежит мне. Кажется, вокруг поднялся самый настоящий ураган, но меня, ни касалось, ни одно дуновение. То, что я увидел в ее глазах, мне совсем не понравилось, какие-то комнаты, свитки, насилие, кровь. Кажется, передо мной открылась большая книга, которую я не смог бы прочитать и за всю жизнь, а вот полистать с удовольствием. Но, на одной из таких страниц я остановился. Это была она Сарна, маленькая девочка, которую я вижу уже не в первый раз, вот только она была все такая маленькая, скукоженная, и очень боялась, боялась смерти, которую могу принести ей я. Я? Сердце вдруг бешено забилось, я часто заморгал, пытаясь выбраться из ее глаз.

Лишь только я отвел взгляд, она упала на траву и нервно, часто задышала. Легкий ветерок касался ее лица, в какое-то мгновение мне показалось, что я видел, чьи-то руки.

Я сел рядом с ней. Ее тело била мелкая дрожь.

-Мне никогда не было так страшно Путник. –Голос дрогнул и оборвался.

-Что со мной? Ты же знаешь это, ведь так? –Я говорил как-то сипло и уставшее.

-Да, знаю. Но не вижу смысла говорить тебе то, что ты и сам вспомнишь. –Она приподнялась и села рядом.

-Значит, все же мои мысли стирали?

-Это было нужно, прежде всего тебе.

-Это был дед, да? Наверняка он, всегда после встречи с ним я помнил все только кусками, и родители все меньше пускали меня к нему, думали, что он меня спаивает.

-Твой дед был гениальным человеком, одним из лучших. И он дал тебе отличные знания, которые не получишь не в одной академии.

-Кто этот Лайге?

-Ветер, Путник. Я расскажу тебе как-нибудь нашу с ним историю, а пока тебе придется вспомнить то, что ты забыл.

-Ты уходишь? И так ничего и не объяснишь?

-Я вернусь еще, помни лишь то, что все догадки верны, какими бы глупыми они не казались. –Она резко встала на колени и повернула мою голову к себе. –Я не буду использовать ни принуждение, ни чистку. Просто знай, ты, очень особенный и сильный духом, не доверяй никому, всегда слушай свое я, оно спасет тебя от всего. Тебе придется много пройти и испытать, знания деда тебе помогут, скоро наступят те дни, когда такие как ты будут на вес золота. Но люди не знают опасности, которая их ожидает, и только ты сможешь им помочь или погубить. Когда прибудешь в город, старайся не смотреть никому в глаза, иначе тебя упекут в психушку, ты научишься этому, но позже. Никому не говори обо мне, и пожалуйста, не пытайся больше вытянуть из моей головы ответы на свои вопросы, просто спроси, обещаю, как только я вернусь, все станет на свои места, Лайге присмотрит за тобой. Прощай.

Она говорила все это так быстро, что я даже не успел понять ее слов, какие беды, какое золото. Сарна уже была на дороге, когда я вдруг осознал, что все легенды деда были правда, нечисть существует, существует совершенно другой мир, мир в который нам закрыли дорогу. Сарна была одной из этого мира. И вот кажется теперь и я, некая ее частица. Неожиданно пошел дождь, и с моих воспоминаний спала очередная завеса.

 

Пахло медом и сушеной травой, дед сидел ко мне в пол оборота и что-то писал в своей книге. Его маленький дом на опушке леса, всегда был полон таинственности и уюта. Вот и сейчас я чувствовал, что что-то произойдет. Было подозрительно тихо и чисто, в углу стоял открытый сундук, в котором были аккуратно сложены книги, вещи, амулеты, мешочки и прочие. Я смотрел на деда, не скрывая взгляда как делал это обычно, через долгий пол час он отложил перо и посмотрел на меня.

-Твои родители отпустили тебя ко мне в последний раз Якоб!? –Я не понял, спрашивает он или утверждает, но на всякий случай ответил.

-Да.

-Я приготовил для тебя кое-что. –Он кивнул на сундук в углу. –Заберешь его после, он будет спрятан у старого клена. –Его глаза наполнились какой-то тоской. –Я завтра умру Якоб. Меня найдет мой сосед, приехав за дровами, твои родители через семь дней отправят тебя на путь работ, но ты не иди в поле, возьми деньги, которые получишь от меня в наследство и иди прочь, ты сможешь себя прокормить, я знаю. Никому и никогда не говори свое настоящие имя, не поддавайся на уговоры вернуться, ты прейдешь сюда, когда встретишь девчонку в красном сарафане, посреди поля. Ты все вспомнишь, стоит ей только уйти. –Его глаза вдруг наполнились слезами. –Я воспитал отличного внука, ты будешь достойным Ловцом, но мне пора уходить слишком уж много я занял у Смерти.

Поднявшись он подошел ко мне крепко обнял и посмотрев в глаза прошептал: -Ты вспомнишь Якоб, стоит ей только уйти, знай, я всегда верил в тебя и очень сильно любил.

 

Капли дождя падали мне на лицо и стекали за шиворот, я не шевелился. Лежа на мокрой траве, смотрел в небо, и новыми глазами представлял деда.

 

***

Как всегда, дождь, значит, будут новые воспоминания, сколько же стер дед из моей головы? А, впрочем, не важно, уже не важно. С тех пор как ушла Сарна, прошло два года, даааа целых два года. Я многое вспомнил, многое понял, хотя это было не так уж и просто. После того как она ушла, я отправился в город, и тут впервые понял почему она советовала не смотреть никому в глаза. Первый с кем я столкнулся на заставе был мужчина средних лет, он окликнул меня у самых ворот, и встретившись с ним взглядом я не сразу понял, что происходит. Это был я, и в тоже время нет, как будто бы стоял и подглядывал за кем-то в окошко, а меня никто не замечал. Передо мной был все тот же мужчина, только теперь он был чертовски пьян, и медленно шел по узкой улице, шатаясь из стороны в сторону цепляясь за стены, смеркалось, в тишине послышалось шуршание юбок, девушка вынырнула из поворота неожиданно, вскрикнула, налетев на мужчину, подалась назад, но было поздно, выхватив нож он пошел к ней. Не выдержав неприличной картины, я отвернулся, тем самым вынырнув из головы мужика. Он яростно смотрел на меня, как будто понял, каким свидетелям я стал. Посмотрев на него с призрением, пошел прочь. Еще долго меня преследовал этот кошмар в моих снах. И еще не раз я понимал, что выпадаю из происходящего, даже мимоходом взглянув на идущего по своим делам прохожего, просто встретившись с ним взглядом. От чего так происходит я не понимал, да и сейчас понимаю не очень, большинство воспоминаний еще не вернулись, а писанина деда так и осталась для меня загадкой. Понял я лишь то, что Сарна была более чистым созданием, чем любой человек в этих землях. Быть может, она хорошо управлялась со своими мыслями, а может просто не делала того, что может очернить ее душу, или, что там у нее. Но факт в том, что, попадая в ее голову я мог не опасаться за свое психическое здоровье, в отличии от этих людей, они были все полны, какой-то злобой, насилием, ненавистью, что по неволе начинаешь думать, что находишь в стане нечестии. И кстати о ней. Через год после ухода Сарны, я вернулся в свое родное имение. В котором не был довольно долго, родители были не то что и рады, но меня это не волновало, забрав вещи деда, обнял на прощание мать, с твердым решением, что больше сюда не вернусь. Жаль их, но увы мое сердце потерялось где-то там в дорогах. В сундуке я нашел много трав, и полное к ним описание, это очень обрадовало, как и то, что там были уже готовые амулеты, причем очень удобные. Большая часть книг была на незнакомом мне языке. И всего лишь две из них были мне понятны. Одна, та самая по травам, а другая о всякой нечисти, даже с иллюстрациями. Среди них я и нашел письмо деда, его красивый почерк с наклоном, сразу мне напомнил детство, когда я часами сидел с ним за столом и смотрел, как он старательно выводит каждый крючок, как будто что-то складывая вовнутрь.

      Здравствуй Якоб, я не знаю какой сейчас день, год, месяц, но надеюсь, что я не опоздал, и тебе еще не нужно занимать у нашей общей знакомой. Думаю, что нет, ведь Девочка ветра не посмела бы, допустить такого. У тебя, наверное, множество вопросов, надеюсь ты не обижаешься на старика за то, что он стер тебе память. Много ты сможешь спросить у своей новой знакомой, когда она вернется. А пока ее нет, тебе нужно многому научиться, очень многому. Во-первых, прислушайся к своему я, после встречи с девчонкой оно у тебя пробудилось. Так заложено еще с древних времен, наша сила просыпается лишь после встречи с Ветром. Таких как мы называли Ловцами, поговоришь об истории позже сейчас это не так важно. Ты не обычный человек, в тебе очень древняя кровь, будь осторожен, просыпаются не только твои силы, но и другие более злостные. Теперь ты можешь проникать в воспоминания людей. Лишь встретившись с ним взглядом, не злоупотребляй этим, слишком уж тяжело хранить в себе не нужные мысли. Контролировать тебе это поможет амулет в форме дракона, лучше не показывай его никому. В тебе будет теперь и еще кое-что, твое так называемое, второе я. Ты научишься его контролировать со временем, здесь тебе никто не поможет, тем более я. Каждый справляется с ним по- своему. Просто знай, если иногда ты будешь дальше видеть, слышать и все прочее, это его проделки, ты научишься ими управлять, но позже. Все это сопровождается покалыванием в сердце, приступами ярости, в эти моменты твоя сущность немного меняется, но для людей это не заметно, только для нечисти и иных существ. Тебе придется выучить язык Инго, это единый язык для всех Ловцов, выучив его ты сможешь прочесть книги, и понять больше чем я могу написать, прости, но не один из переводов этих книг не храниться больше минуты, каждый, кто пытался переписать ее, ставя последнюю точку, видел, как она пеплом оседает на столе. Приблизительный словарь я приложил, там шифры, что ж придется подождать, пока вернется очередное воспоминание. Прости, но я не смогу сказать тебе большего, это будет равносильно тому что я перепишу одну из книг. Учи язык мой внук. На многие вопросы у тебя уже есть ответы в твоей голове, прости меня, если для тебя это слишком трудно. Но ты тот, кто должен продолжить мое дело и дело всех Ловцов. Будь очень осторожен.  Надеюсь, люблю.  

                                                                                                                 Твой Д.

Я много раз перечитывал письмо деда, и конечно же учил язык, но это давалось мне с трудом. И так, прошла два года, я знаю, что я какой-то там Ловец, не пойми, чего, что ко мне притягивается вся нечисть, что я могу залезть в голову любому человеку и узнать о нем совершенно все, от того в что он ест на завтрак и где деньги прячет. Но конечно же никаких денег я не ворую. Да и честно сказать целый год старался в глаза никому не смотреть. Но потом привык, освоился и стол часами сидеть в открытом кафе на углу, наблюдая за прохожими. Городок, в котором я живу уже полгода называется Тихий омут, да название, конечно, то еще, но он действительно тихий, я осел здесь, потому что в одном из дневника деда на Инго вычитал имя его знакомого и сослуживца. Но оказалось, что к нему не так уж и просто подобраться, хотя я даже не понимал, зачем мне это, толи о деде расспросить, толи о Ловцах. Я каждый день ждал возвращения Сарны и ответов на мои вопросы, но так как ее не было, видимо впадал в крайности. И все же, я посилился здесь, снял комнату, устроился наемником в один обоз, сопровождающий товары, от пристани и обратно. Непыльная работенка платят прилично, да и свободного времени навалом. Странно конечно, от чего это и время есть и деньги, но видимо хозяин проникся моей работой, после того как я три раза спас его особо ценный груз. Теперь я сопровождаю только такие. Приятно конечно, но не о том я мечтал, что ж ладно уж, потом все исправим. О Сарне я узнал лишь то, что она некая подруга ветра, и как бы с ним одно целое, они дополняют друг друга.  Лайге в свою же очередь ветер, но как бы материальный он может принимать форму любого существа, разговаривает, но его может понять лишь его подруга, остальные же просто воспринимают это как шум. Сарна в принципе человек, ее возможно ранить, убить, но не думаю, что это произойдет, хотя бы потому что у нее сильный защитник. Она за год проживает целую человеческую жизнь, что сказывается на ее облике, она может быть, как девушкой, так и старухой. Остальное так и осталось для меня не понятым, точнее скорее просто не дочитанным, так как язык освоен мною не до конца.

***

 

На улице лил дождь, да еще какой, ни одной живой души не было видно, лишь орала кошка с соседней улицы, где-то под водостоком. Поплотнее укутавшись в куртку, направился в сторону трактира, но пройдя пол пути, резко остановился, обернулся, никого, тихо, лишь шум дождя, и ветер. Ветер. Внутри все перевернулось, глаза поменяли зрение, и я увидел мелкую городскую нечисть, ничего особенного, почувствовав меня они разбежались. Что-то толкало меня убраться от сюда, и по скорее. Забыв про дождь, я припустил по переулкам к своему дому.

Пустые улицы пугали, как будто городишко вымер, да и во время дождя появляется слишком много нечисти, слишком. Я снимал комнату не далеко от того места, где была встреча с дедовым знакомым, не смотря на близость к таким дорогим заведениям, я не так уж и много платил за свое жилье. Или просто бабули нужны были деньги, вот она и раздавала комнаты. Живя под самым чердаком, а точнее почти в нем, я не видел в этом ничего не удобного, даже на оборот, в мою комнату можно попасть двумя ходами, одним через главный вход, встретив всех, кто там живет, а другой со внутреннего двора, по лестнице, не встретив никого, кроме домашних животных, тем самым, оставшись не замеченным. Выбрав второй путь, я перепрыгнул через забор, и тут же нырнул в тень сарая, мое окно было нараспашку, горевший внутри свет, еще раз подтверждал, что там кто-то был. Перейдя двор, быстро поднялся по лестнице, стараясь не издать не единого шума. Распахнул дверь, и замер на пороге. Пусто. Но вот присутствие нечисти на лицо, чувствую это. Сменив зрение, осмотрелся. Ничего, точнее никого, обернувшись, просмотрел двор, тоже пусто, закрыл дверь. Осторожно ступая, как будто боясь спугнуть кого-то, подошел к столу в центре комнаты. Несмотря на сквозняк, свеча горела ровно, магия, едва ощутимая. Дернувшись, отскочил к стене, дверь распахнулась, пропуская ветер. Свеча погасла. Мое тело не естественно выгнулось, принимая трансформацию, еще одна особенность, доставшаяся от деда. Руки вытянулись, обрастая похожей на панцирь коркой, и дернувшись, схватили едва чувствующийся ветерок возле лица. Доли секунды и передо мной никто иной, как Лайге, дико улыбающийся, видимо его забавляло происходящие. Он смотрел на меня с интересом, и впервые мне не захотелось уничтожить нечисть, что обычно случается со мной в ее присутствии. А ведь он высшая ее представительность. Я всмотрелся в его прозрачно, голубые глаза, и тоже улыбнувшись, ослабил хватку.

-Ну, здравствуй.

Руки вернулись в прежнее состояние, а Лайге тем временем кивнул головой.

-Здравствуй Путник.

Я обернулся к проему двери: -Здравствуй Сарна.

Она была все такой же девчонкой, красный сарафан, спутанные волосы, детское лицо.

-Как твоя жизнь Якоб?

-Без тебя не очень. –Я улыбнулся и подойдя к ней нахально спросил. –Ты скучала?

Появившаяся рядом мордочка Лайге поразила меня, его большими глазами и не понимающим взглядом в ее сторону. Она засмеялась. Ткнула того в бок, и протянула ко мне свои ручонки, взяв ее на руки, осознал, что мне неуютно воспринимать ее ребенком, наверно прочитав мои мысли она сказала.

-Скоро мое преобразование, ты познакомишься с одной мной, совершенно другой.

-Значит, ты не уйдешь в этот раз?

-Нет, теперь мы с тобой надолго, пора разобраться во всем и ответить на все твои вопросы.

-Да уж, хотелось бы. –Я обвиняющее посмотрел на нее, состроив гримасу она слезла с рук и произнесла: -Это было не в моей власти Якоб.

-Да, наверно.

Она посмотрела на меня с осуждением, но промолчала. Я закрыл одно из окон и дверь, но сквозняк все равно гулял по комнате, так как Лайге никуда уходить не собирался. Не выдержав я спросил: -Почему он так долго в образе человека?

Лайге кинул на меня взгляд, подняв брови. Сарна улыбнувшись ответила: -Ему интересно твое жилище, да и в помещении свободным ветром не побудишь. Ну и твое тело достаточно освоилось, чтобы видеть его таким.

-О чем это ты?

-Глаза Якоб, глаза, ты же ведь давно смотришь взглядом своего второго я, так лучше видно нечисть, а теперь тебе не стоит прикладывать ни каких усилий к этому.

Я непонимающе смотрел на нее.

-Покажи ему. — Кинула она Лайге.

В комнате резко поднялся ветер, сметая все на своем пути, несколько раз пролетев мимо меня, он сделал еще пару кругов по комнате. Его фигура лишь немного расплылась, а в остальном я четко видел каждую деталь. Вот оно, тут меня осенило, вот что имела в виду Сарна, раньше я бы ничего не заметил.

-Мило. А что еще изменилось?

Она подошла ко мне: -Сейчас увидишь. –И ткнула чем-то острым в руку, больно, но терпимо, я посмотрел на нее, а она в это время собирала капельки моей крови, Лайге подошел ближе, а что было дальше я не понял, съел он их что ли. Но в эту секунду я стал, как будто слышать что-то другое, странно.

-Что это было?

-Необходимость связи.

-Что? Какой свя…-Я закрыл рот на полу слове. И уставился на стоящую рядом прозрачную фигуру, сейчас больше смахивающую на призрака.

-А ты что думал, я разговаривать не умею.

Он нахально улыбнулся, а я кажется, потерял дар речи.

-Якоб ну что ты, это был всего лишь не большой обряд, для того чтобы вы понимали друг друга. –Сарна тоже смотрела на меня улыбаясь.

-Предупреждать же надо, может тут еще стул заговорит, а я не узнаю.

-Ну вообще то я не стул.

-Я заметил.

-Ну ладно вам, заладили, давайте лучше по едим, а ты Якоб расскажешь мне об этом господине, с которым ты встречался, не правда ли у него изумительное кольцо?

С минуту я смотрел на нее, затем кивнул, и направился накрывать на стол.

 

 

Свеча медленно догорала, за окном было темно, обсуждения дедова знакомого заняло много времени, выяснилось, что не так уж он и чист, как кажется и мое второе я не плохо это заметило, но подробности придется еще выяснять. Я нетерпеливо ждал, когда Сарна расскажет мне свою историю, но она упорно избегала этой тему, и все же заметив, что больше обсуждать уже нечего, он подалась вперед и посмотрела на меня: -Таких как ты называют ловцами, таких как я подругами ветра, и мы не разлучные с рождения до смерти. Лайге свободен, он ветер, я принадлежу ему, и вместе мы то, что объединяет с тобой. Наша с ним история началась довольно давно, несколько веков назад, если быть точным. Подружиться с ветром можно только после смерти, души нарожденных детей становятся ими, когда младенец рождается мертвым, его душа ищет покоя, и многие из них становиться друзьями ветра, когда появились первые существа как я, появились и первые ловцы, а также и темная и светлая стороны. Вы искали и забирали те ветра и души, которые приносили с собой ураганы, смерть и разрушения, других же вы предпочитали брать в союзники и советники. В любом из вас открывались способности только после встречи с одним из таких как я, как мы. Так случилось и с тобой. Говорят, что после рождения каждого ловца в первые минуты его жизни, видно где и как он встретит свой ветер. Так как твой дед был единственным ловцом в вашей семье, то только он мог увидеть меня и Лайге, от того и сказал это в твоих воспоминаниях.

Моя душа как раз и была одной из тех не упокоенных, то как меня нашел Лайге ты видел, моя мать родила в дороге, от того тело просто выбросили в сугроб. Ты чувствовал то, что чувствовала я поэтому, нет смысла рассказывать об этом. Как ты знаешь я на половину человек, в мое тело Лайге вернул мою душу, но еще и поселил туда ветер, поэтому мне одно название, нечисть. В дневниках деда ты прочел, что за год я проживаю человеческую жизнь, это так. Сейчас я ребенок восьми лет, а завтра ты увидишь меня другой, я буду девушкой, для Лайге это почему-то самое любимое время. –Она улыбнулась, и посмотрела на меня, в моих глазах явно был вопрос, и она не замедлилась с ответом. –Нет, он не меняется вместе со мной, он вечно молодой, и честно даже я не знаю, как объяснить его существование, ветер и ветер, для людей это просто стихия. И увы за столько веков он не разу не проронил об этом не слова, знаю лишь только то что он был очень одинок раньше. –Ее глаза налились печалью, Лайге рядом обнял ее своими призрачными руками, и мне вдруг стал понятен весь смыл слов, подруга ветра, она разделила с ним вечность, а кто знает сколько он жил до этого, что видел, что знал, чувствовал, может он любит ее, ни как брат, отец, дядя, а как парень, который нашел свою жизнь, в душе, которая была обречена на смерть. Я не заметил, как начал погружаться в уже привычное мне состояние транса, смотря на этих двоих я уходил, куда-то вдаль, и понимал, что нет нужды говорить что-то, я все могу узнать сам, почувствовать, вспомнить, ведь я не менее древнее существо, чем они. И ведь в книгах деда сказано, что знания всех ловцов никуда не уходят, после смерти хозяев, а складываются и умножаться в головах юных, ничего не знающих ловцов. Во мне все перевернулось, и я вдруг осознал, что знаю на много больше, чем раньше, о Лайге, Сарне, других ловцах, войнах в которых никогда не принимал участие, но все это всплывало в голове так четко, и на каждый вопрос тут же находился ответ. Схожу с ума, подумал я, посмотрел на Лайге, который еда видно качнул головой, в его глазах полыхнул синий огонь, и я отключился.

читателей   98   сегодня 1
98 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...