Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Крылатая Мэл

Рельефная карта Империи, разложенная на столе, слабо светилась изнутри. Разглядывая прихотливые изгибы рек, россыпи деревушек и филигранно выполненные города, Мэл на секунду ощутила себя великаном, который навис над идиллическим, ни о чём не подозревающим миром.

Конечно, карта безнадёжно устарела. Её создатель не мог предусмотреть, во что превратятся эти земли после Разлома. Да и сам Разлом — или Чёрная Язва, как его называли гессарины, – стал для него неожиданностью. По всем свидетельствам, многие люди до последнего не понимали, что происходит, даже когда эхо гремело уже по всей Империи.

Мэл взглянула на прекрасный золотой город у морского берега. Ишир – Резиденция Солнцеликого, Дарующего Бессмертие Императора. Плеснуть бы туда чёрной краски: тогда карта стала бы правдоподобнее.

– Готово, Мэл. Можешь отправляться, – раздался позади звонкий голос Кайли.

Мэл обернулась. Её сестра-близнец вошла в залу и уселась на краешек стола. Карие глаза на усталом лице Кайли возбуждённо блестели, соломенного цвета волосы беспорядочно падали на лоб. Она протянула Мэл серый, сплетённый из толстых металлических нитей жилет с утолщением на спине. На его плечах мягко светились четыре небольших кристалла. Яркие синие прожилки в их глубине означали, что кристаллы полностью заряжены.

– Я всё ещё очень смутно представляю себе принцип его работы, – сказала Кайли с лёгким благоговением в голосе. – Но проблему с обратным переключением решила.

Мэл с благодарностью кивнула и надела жилет поверх полотняной куртки.

Внезапно ровный свет, который излучала карта, потускнел и, пару раз мигнув, погас. Круглая зала погрузилась в серый полумрак; утренний свет, казалось, с трудом протискивался в стрельчатые окна.

– Сколько он ещё продержится, как думаешь? – спросила Мэл, имея в виду мастер-кристалл, главный источник энергии в башне.

– Пару недель, – ответила Кайли и сдула волосы со лба. – Он уже почти не заряжается, ты же знаешь. Если не найдем замену, придется бросить башню.

Мэл с досадой потёрла переносицу. Сколько башен они уже потеряли из-за этих фанатиков гессаринов! Вместо того, чтобы изучать Разлом, возрождённая Гильдия магов вынуждена бороться за выживание, проигрывая на каждом шагу.

– Ладно. Попрошу Дрогана, чтобы был готов нас принять, – неохотно сказала Мэл.

Она тщательно затянула ремешки жилета на груди, чувствуя на себе внимательный взгляд Кайли. Более эмоциональная и чуткая, сестра всегда с удивительной точностью улавливала состояние Мэл.

– Ты выглядишь напряжённой, – мягко сказала Кайли. – Плохо спалось?

Мэл нетерпеливо отмахнулась. Как и многим другим, ей порой снились кошмары – эхо Разлома, которое звучало не только в пространстве, но и во времени. Часто это был просто бесформенный иррациональный ужас, затоплявший сознание, способный заставить даже самых мужественных людей кричать и плакать во сне. Но иногда кошмар становился чётче, и Мэл казалось, что она смотрела прямо в бездну небытия, которое медленно пожирало ее, стирая из реальности.

Мэл старалась побыстрее забывать такие сны.

– Всё хорошо, – ответила она, и тень улыбки скользнула по её лицу. – Не слишком тут расслабляйтесь в моё отсутствие.

Кайли широко улыбнулась и махнула ей рукой на прощание.

***

Мэл бодро взбежала по спиральной лестнице на верхний этаж, а оттуда – на плоскую крышу башни. Тёплый ветер тут же взъерошил волосы, от распахнувшегося простора закружилась голова. Мэл остановилась у края, вдыхая свежий воздух.

Безбрежный Илемский лес шумел, как осеннее море. Небо в волнистых прядях облаков манило, и почти не видны были змеистые, болезненно чёрные нити, тянувшиеся с запада.

Мэл натянула на голову болтавшиеся до этого на поясе очки с выпуклыми стеклами и плотным ремешком. Затем отошла на середину крыши и, разбежавшись, прыгнула. Воздух, тугой и плотный от ветра, принял её, как родную. Мэл улыбнулась, и за ее спиной раскрылись веером огромные тёмно-серые крылья. Поймав воздушный поток, она направилась на северо-восток, к башне Дрогана.

Ветер бил в лицо, и сердце Мэл пело от невыразимого ликования. Она бесконечно любила летать.  Научиться пользоваться жилетом было нелегко, но теперь ей казалось, что она умела это всегда. Как жаль, что ей нечасто выпадала такая возможность.

Часть её чувствовала себя виноватой за то, что она тратила на полёт кристаллы, которые так трудно достать. Но Мэл утешала себя тем, что верхом ей пришлось бы добираться до Дрогана неделю, а экспедиция, к которой она собиралась присоединиться, отправлялась уже на следующий день.

Серые крылья хороши для неспешного полета, но, как бы Мэл ни хотелось продлить удовольствие, нужно было поспешить. Она сосредоточилась, отдавая мысленный приказ, и крылья обратились чистым огнём. Вокруг Мэл слабо заискрился кокон из магической энергии, защищавший её от жара собственных крыльев и встречного ветра. Она помчалась вперёд и вверх, оставляя за собой медленно гаснущий огненный росчерк.

***

К вечеру Мэл увидела вдалеке Морщинистые горы, в которых укрылась башня Дрогана. Гильдия специально выбирала малоизвестные или уже разграбленные башни в безлюдных местах, чтобы не столкнуться с мародёрами и гессаринами.

Мэл горько улыбнулась. Они называли себя возрожденной Гильдией магов, но это было не совсем верно. Большинство магов погибло во время хаоса, охватившего Империю после Разлома. Одних свело с ума эхо, других растерзали обезумевшие от страха жители, которых подначивал зарождавшийся тогда Орден гессаринов.

Горстка выживших магов, отчаянные самоучки и просто энтузиасты, не желавшие сидеть сложа руки, пока их мир медленно умирал, — вот и всё, что осталось от некогда великой Гильдии.

Последние отблески заката отразились в окнах башни, и Мэл радостно прибавила ходу. Внезапно в глаза ей бросился пришвартованный у крыши трёхмачтовый воздушный корабль. Сердце Мэл пропустило удар, и она погасила огненные крылья, вернув простые и более маневренные серые. Не снижаясь, она облетела башню по широкой дуге, пытаясь разглядеть нежданного гостя в сгущавшихся сумерках.

Воздушных кораблей почти не осталось: гессарины сожгли все, до которых смогли добраться, ещё в первые годы после Разлома. Мэл слышала только об одном человеке, которому удалось найти и присвоить, возможно, последнее из этих удивительных творений Гильдии.

– Са́нгре, – с досадой выдохнула Мэл.

Капитан Сангре, как он требовал себя называть. Он и его шайка относились к тому типу людей, что охотно наживались на других даже во время трагических бедствий и только усиливали всеобщий хаос. Другими словами, они разоряли башни Гильдии и продавали книги и магические устройства гессаринам.

Сердце Мэл тревожно забилось. Сангре обчищал пустующие башни и хранилища, и ещё ни разу не нападал на Гильдию так открыто. В том, что это нападение, она не сомневалась: Гильдия ни при каких условиях не стала бы вести дела с этой расчётливой сволочью.

В башне Дрогана хранилась одна вещица, ради которой Сангре мог изменить своим привычкам: Солнечный Ключ. Сам по себе он не имел ценности, но вместе с Лунным Ключом открывал доступ в сокровищницу Солнцеликого. Император лично вручал Ключи двум доверенным людям, и после запечатления никто другой не мог ими воспользоваться.

Гильдия долго и безуспешно искала Лунный Ключ. Если Сангре каким-то образом заполучил его… Мэл тихонько выругалась и начала осторожно снижаться, высматривая бандитов.

Несколько человек разгуливали в свете факелов по палубе и плоской крыше. Они пока не заметили Мэл. Чтобы сохранить преимущество, она сложила крылья и стремительно нырнула вниз. Скрывшись из поля зрения бандитов, Мэл снова расправила крылья и поймала воздушный поток. Она пролетела по нисходящей спирали вокруг башни, сбрасывая скорость. Уцепившись за перила ближайшего балкончика, Мэл убрала крылья и ловко приземлилась на каменный пол.

Мэл прислушалась. Из башни не доносилось ни звука. В проёме распахнутой двери колыхалась потрёпанная занавеска. Мэл сняла очки и проверила кристаллы на жилете. Один почти иссяк – она выкрутила его из гнезда и убрала в потайной кармашек на груди. Остальные полностью заряжены. Можно улететь, предупредить остальных о случившемся… и бросить друзей в беде. На такое Мэл пойти не могла.

При мысли, что её товарищи пострадали от рук Сангре и его шайки, у Мэл похолодело на душе. Как он вообще узнал, где хранится гильдейский Ключ? И почему так легко взял башню? При действующем мастер-кристалле защиту можно отключить только изнутри. Неужели кто-то из подопечных Дрогана оказался предателем? Мэл сжала кулаки. Дайте ей только добраться до этого кого-то…

Тряхнув головой и отогнав лишние мысли, Мэл осторожно отвела занавеску в сторону и заглянула внутрь. Пустая тёмная зала встретила её тишиной и слабым запахом дыма. Двигаясь почти бесшумно, Мэл обогнула массивный стол с картой, и вышла на лестницу. Вверх или вниз?

Нижние этажи Дроган использовал под склады. Бандиты уже, наверное, вовсю там хозяйничали. Но Ключ хранился в другом месте.

Мэл посмотрела вверх, и ей почудились отсветы факела на стене. Поминутно останавливаясь и прислушиваясь, Мэл начала подниматься.

Очень скоро она услышала голос, доносившийся с верхнего этажа. Слов она не разобрала, но тон был угрожающий.

Мэл крадучись преодолела остаток лестницы и коридор, который вёл к совещательной зале. Сквозь распахнутые настежь двери струился неверный рыжий свет. Прижавшись к стене, Мэл собралась с духом и очень осторожно заглянула в проём.

Просторная зала была полна людей. У самого входа спиной к Мэл стояли двое громил в пёстрых одеждах. Обнажённые клинки в их руках ловили тусклые отсветы факельного огня. Обитатели башни – пятнадцать безоружных человек – сгрудились у стены. Трое головорезов наставили на них острия своих кортиков. Их главарь, долговязый мужчина, одетый с какой-то франтоватой небрежностью, прохаживался по зале, задумчиво разглядывая богато украшенную шкатулку в своих руках. И, в довершении картины, за ним по пятам следовал Ирон, помощник и старый друг Дрогана. Ирон судорожно вцепился в край своей мантии, и весь его вид выражал с трудом сдерживаемую тревогу.

– Вы можете запечатлеть Ключ на моей руке, капитан, – сказал он напряженным голосом. – Это будет честно, ведь без меня вы бы не заполучили его так легко…

“Ах ты, скотина!” – едва не выкрикнула Мэл. Ей пришлось закусить щёку, чтобы сдержать приступ гнева. Ирон уже много лет был членом Гильдии. На Мэл он производил впечатление не слишком волевого, но неглупого и достойного человека. Неужели он решил обменять тяготы гильдейской жизни на мешок гессаринского золота?

Мэл вновь окинула взглядом зал. Пятеро вооруженных громил, плюс Сангре, плюс Ирон. Остальные, видимо, разоряют склады. Да и много ли нужно вооружённых людей, чтобы сдержать дюжину магов и исследователей? Обитатели башни даже не успели подготовиться к нападению, а чистая, неусиленная магия не поможет против стального клинка.

Лианна, внучка Дрогана, изучала основы боевой магии, но без специальных рун, нанесённых на кожу, без амулетов, ритуалов и бесконечных медитаций от неё было мало толку. Искусство магического боя сгинуло после Разлома, как и многое другое.

– Боишься остаться за бортом, Ирон? – ответил тем временем Сангре, не скрывая издёвки. – Теперь, когда ты бесполезен?

В этот момент в своей прогулке по залу Сангре поравнялся с Мэл. “Пора!” – подумала она. Сердце стучало как безумное, время, казалось, замедлило свой бег. Мэл не знала, поможет её вмешательство или сделает только хуже, но бездействовать она не могла.

Оттолкнувшись от стены, Мэл бросилась вперёд, зажигая огненные крылья. Мощный толчок метнул её в зал, словно снаряд. Сбив с ног двоих бандитов, Мэл погасила крылья и на полном ходу врезалась в Сангре. В зале началась полная неразбериха.

Мэл и Сангре проехались по полу, опрокинув ещё одного головореза. Частично оглушённый, Сангре скинул с себя Мэл, и она откатилась в сторону, сжимая в руках шкатулку с Ключом.

Подняв голову, Мэл увидела нависшую над собой фигуру и блеск металла, уже готового пронзить её. Внезапно двое парнишек, учеников Дрогана, навалились на громилу, повалили его, прижали вооружённую руку к телу. Один из парней, юркий Белус, укусил бандита за державшую кортик ладонь. Громила взвыл, и оружие со звоном упало на пол.

– У неё Ключ, Разлом вас побери! – раздался резкий голос Ирона.

Мэл вскочила. Если добраться до окна, можно спрыгнуть – крыльев хватит на долгий полёт. Она спрячет Ключ, но что будет с её друзьями?

В этот момент Ирон подскочил к ней и попытался отнять шкатулку. Противник он был не ахти, но под его напором Мэл попятилась и обо что-то споткнулась. Падение на секунду выбило из неё дух.

Придя в себя, Мэл увидела, как Белус и Лианна оттаскивают от неё Ирона. С каким удовольствием она пнула бы его прямо в безвольный подбородок! Но были дела поважнее.

Она быстро огляделась. Шкатулка раскрылась от удара и беспомощно валялась неподалёку, вывалив на пол белое шёлковое нутро. Ключ лежал у ног Мэл и призывно поблёскивал изящными гранями.

Чья-то тень метнулась к ней в танцующем свете факелов, и Мэл, не мешкая, схватила Ключ. Лучше уж запечатлеть его на своей руке, чем отдать Сангре!

Едва коснувшись кожи Мэл, Ключ рассыпался роем золотистых искр, который обвился вокруг её ладони. Мгновением позже искры погасли, и на подушечках её пальцев отпечатались замысловатые символы, а на самой ладони – изображение солнца.

Мэл поймала на себе взгляд Сангре. По узкому костлявому лицу скользнула гримаса раздражения. Не теряя больше времени, Мэл бросилась к окну, но кто-то огромный налетел на неё сзади. Мощные руки обхватили её и подняли в воздух, как ребёнка. Мэл вскрикнула и отчаянно дёрнулась, но широкая немытая ладонь зажала ей рот. Несколько друзей уже бежали ей на помощь, но схватка в зале неумолимо складывалась в пользу бандитов.

– Довольно! – внезапно рявкнул Сангре, и все в зале невольно замерли.

Голос у Сангре оказался поистине капитанский – резкий и властный, такому подчиняешься раньше, чем успеваешь сообразить.

– Предлагаю закончить эту нелепую возню, пока никто не пострадал, – продолжил капитан, с недовольным видом оглядев побитых, взъерошенных и запыхавшихся людей вокруг.

– Разве не в этом суть ваших действий? – спросил Дроган, держась за поясницу; строгий и кряжистый, с обширной залысиной и густыми бровями, он был одним из самых старых гильдейцев.

– Мои люди охотно вас перережут, — жёстко ответил Сангре. – Но я здесь не за этим.

– Неожиданная гуманность для головореза, – горько усмехнулся Дроган.

Его товарищи встали по обе стороны от него, образовав неровный полукруг. Бандиты, подобрав оружие, отошли к Сангру. Они бросали на гильдейцев злобные взгляды, но без приказа не нападали. Мэл перестала отчаянно вырываться, и хватка её пленителя немного ослабла.

– Мы заберём всё ценное, что у вас есть, – сказал Сангре, проигнорировав слова Дрогана. – Не будем громить, жечь и убивать. Но девчонка пойдет с нами.

Мэл протестующие дёрнулась, а её товарищи разразились негодующими возгласами.

Дроган поднял ладонь, требуя тишины.

– Мы не можем отдать вам Мэл добровольно, – спокойно сказал он.

– Она сама виновата, – мрачно произнес Ирон, который держался поближе к Сангре. – Зачем было хватать Ключ?!

Мэл бросила на него испепеляющий взгляд, но в его словах была доля горькой правды. Импульсивность Мэл порой её подводила.

– Ей ничего не грозит, – сказал Сангре. – Она нужна мне только чтобы открыть сокровищницу. После этого я высажу её в ближайшей деревне.

Дроган и остальные молчали. Напряжение в зале становилось почти осязаемым. Мэл читала в глазах головорезов угрюмую решимость, и по клинкам их, казалось, уже стекала свежая кровь. Стряхнув ладонь державшего ее бандита, она сказала спокойно и веско, хотя внутри всё холодело:

– Не надо, Дроган! Не рискуйте из-за меня.

Старый наставник взглянул на неё, хмурые седые брови. Будь Мэл просто его подопечной, он бы не отступил. Но Дроган сам назначил её ответственной за башню в Илемском лесу, фактически сделав равной себе. С её решением он должен считаться.

– Послушай девчонку, старик, – произнес Сангре. – От вашей Гильдии и так ничего не осталось.

Дроган, помедлив, склонил голову. Сангре кивнул бандиту, державшему Мэл.

– Отведи девчонку и предателя на “Анабеллу”. А эту вещицу, – он указал на летательный жилет, – отнеси в мою каюту.

Уходя, Мэл оглянулась. Подавленные лица друзей ещё долго стояли у неё перед глазами.

***

Темноту в крохотной каюте, куда поместили Мэл и Ирона, разгонял только призрачный свет неогранённого звёздного камня. Две койки и сундук для вещей – вот и вся обстановка. “Анабелла” качалась от порывов ветра, поскрипывая снастями, хлопая приспущенными парусами. Слышался топот ног и хриплые мужские голоса: бандиты грузили награбленное.

Мэл сидела на койке, подтянув колени к груди, вся собранная, как пружина. На противоположной кровати нервно обдирал ногти Ирон. Молчание становилось тягостным, но Мэл это устраивало.

Вскоре суета на палубе неуловимо изменилась: зашуршали тросы, и корабль отчалил. Мэл почувствовала, как “Анабелла”, чуть накренившись, легла на курс. “На запад,” – рассеянно подумала Мэл.

Зашуршала ткань: Ирон заворочался, пытаясь устроиться поудобнее.

– Надеюсь, ты не попытаешься задушить меня во сне, – едко сказал он.

– Подлый от всех ждёт подлости, – резко ответила Мэл, не глядя в его сторону.

– А юный идеалист от всех требует такой же преданности делу, – парировал Ирон. – Я много лет служил Гильдии, Мэл, гораздо дольше, чем ты. И за всё это время мы совершенно не приблизились к цели.

Мэл промолчала. Как он вообще смеет говорить с ней после того, что сделал?

– Разлом растёт, – продолжил тем временем Ирон. – От Империи почти ничего не осталось, и мы ютимся на окраинах, собирая крохи того, что когда-то составляло её величие. Мы не маги, даже не исследователи, мы коллекционеры…

– Ты мог просто уйти.

– Как? Без средств к существованию и сил, чтобы эти средства добыть! Я отдал Гильдии всего себя…

– Хватит! – вспылила Мэл, прожигая Ирона взглядом. – Мне нет дела до того, как ты себя оправдываешь! Ты – предатель и больше для меня существуешь. Это моё тебе последнее слово.

Повисла напряжённая тишина, в которой медленно затихало звонкое эхо слов Мэл.

В ту ночь Ирон больше не пытался с ней заговорить.

***

До утра Мэл так и не сомкнула глаз, хотя плавное движение корабля навевало сон. Она разглядывала изображение солнца на своей ладони. Схематичный рисунок едва заметно переливался золотом в темноте. Там, куда они направлялись, солнца почти не видно.

Наутро хмурый жилистый мужчина с изрытым оспинами лицом принёс им таз с водой, чтобы умыться, а потом отвёл на гальюн. Морщась, Мэл по-быстрому справила свои дела.

И всё же приятно было после душной каюты оказаться на свежем воздухе. Утро выдалось бледное, солнце пряталось за тяжёлым одеялом облаков. Корабль держался в воздухе благодаря скрытой в его недрах ложе с мастер-кристаллом. Выдраенная палуба мягко вибрировала под ногами, паруса бодро ловили ветер.

“Анабелла» шла невысоко, и слева за бортом виднелись развалины городка. В самом его центре – гильдейская башня. Некогда высокая и стройная, она частично обрушилась и нелепой культяпкой тыкалась в небеса.

– Возвращайся в каюту, старик, – буркнул провожатый. – А тебя, – обратился он к Мэл, – хочет видеть капитан.

Мэл пожала плечами. Всё лучше, чем торчать в затхлой комнатушке на пару с Ироном.

Капитан встретил её в своей каюте. Он стоял у стола, опираясь на него обеими руками. Перед ним лежала исчерканная бумажная карта. На краю стола Мэл увидела початую бутылку из тёмного стекла, простую жестяную кружку и свой летательный жилет.

У Мэл так и зачесались руки, чтобы схватить его, и она убрала их за спину.

Сангре поднял голову и отослал провожатого.

– Приветствую тебя на “Анабелле”. С запозданием, но всё же, – он явно пребывал в отличном расположении духа.

Мэл только неопределённо хмыкнула в ответ. Капитан предложил ей сесть, но она осталась стоять у двери. Сангре сел сам и с полминуты внимательно разглядывал Мэл.

– Мне жаль, что пришлось втянуть тебя в наше… весьма опасное мероприятие, – заговорил он наконец. – К тому же, мой корабль – не лучшее место для молодой девушки. Надеюсь, члены команды не доставляют тебе неприятности?

Мэл качнула головой.

– Хорошо.

Сангре протянул руку и прикоснулся к жилету.

– Я ещё не встречал таких устройств. Ужасно любопытно, как оно работает? – Сангре вопросительно взглянул на Мэл.

– Не знаю, – неохотно ответила Мэл. – Я испытатель, а не маг.

Сангре кивнул, не удивлённый.

– И как долго ты училась им управлять?

– Несколько месяцев, – сказала Мэл, не собираясь вдаваться в подробности.

Капитан задумчиво потёр подбородок.

– Вы продадите его гессаринам? – не удержалась от вопроса Мэл.

– Возможно. Они дадут хорошую цену.

– Они уничтожат его, – с горечью произнесла Мэл. – Как уничтожили бы и ваш корабль, будь у них такая возможность.

Капитан промолчал.

– Как вы можете торговать с ними? – спросила Мэл, распаляясь. – Вы же не верите, что, если уничтожить всё, связанное с магией, Разлом чудесным образом рассосётся?

– Я бы не стал отнимать у этих людей надежду, – невозмутимо ответил капитан. – Они верят, что спасают мир. Никого не напоминает?

– Спасают?! – едва не задохнулась от возмущения Мэл. – Да большую часть хаоса после катастрофы учинили именно они! Если бы не гессы, мы бы сейчас не грызлись друг с другом над руинами, а восстанавливали Гильдию и искали способ всё исправить!

Капитан снисходительно улыбнулся.

– Ты никогда не видела Язву вблизи, Мэл? Нет? Очень… впечатляющее зрелище. Даже величественное, – Сангре чуть подался вперёд. – Людям нечего ей противопоставить. Ни сейчас, ни через сто пятьдесят лет.

Мэл не верила своим ушам.

– И что вы предлагаете? Сидеть на попе ровно и ждать, пока Разлом нас прикончит?

– Жизнь идёт своим чередом. И каждый справляется с ней, как умеет, – сказал Сангре и потянулся к бутылке. – Лично я за то, чтобы провести остаток своей жизни со вкусом.

С этими словами капитан откупорил бутылку и наполнил кружку. Пахнуло чем-то крепко алкогольным. Мэл взглянула на Сангре с отвращением:

– Гессы хоть что-то пытаются сделать, пусть и безумное.

В ответ капитан улыбнулся и отсалютовал ей кружкой.

***

“Анабелла» шла на запад, к столице, и, хотя Мэл большую часть времени проводила в каюте, она чувствовала приближение Разлома. Её наполняла безотчётная тревога, мысли путались, сплетаясь в странные навязчивые идеи. Маясь от безделья, Мэл поймала себя на том, что грызёт ногти. С раздражением выдохнув, она спрятала ладони подмышками.

– Ты чувствуешь этот запах? – голос Ирона прозвучал глухо.

Мэл неопределённо дёрнула плечом.

– Не могу от него избавиться, – пробормотал Ирон. – Он повсюду. Даже в мыслях…

Мэл тревожно покосилась на Ирона. Дроган говорил, что маги особенно чувствительны к влиянию Разлома. Именно поэтому самые талантливые потеряли рассудок от одного только его эха.

– Не могу больше… – почти бессвязно продолжал Ирон. – Эта гниль… как будто душа разлагается…

Он обхватил голову руками и застонал. Помедлив, Мэл подошла к Ирону и, взяв его за плечи, крепко встряхнула.

– Ирон, – сказала она повелительно, пытаясь поймать его взгляд. – Посмотри на меня.

Лицо Ирона казалось мертвенно бледным в свете звёздного камня. Глаза ввалились и лихорадочно блестели.

– Ирон!

Он вздрогнул и посмотрел на неё уже более осмысленно.

– Я… в порядке, Мэл. Просто этот запах…

– Нет никакого запаха, – сказала Мэл чуть резче, чем собиралась; отвращение к предателю боролось в ней с состраданием. – Тебе надо взять себя в руки, иначе в конце путешествия некому будет потратить грязные гессовские монеты.

На лице Ирона появилась едва заметная горькая улыбка.

– На их монеты всегда найдутся желающие.

Мэл выпрямилась и молча вернулась на своё место.

***

Вечером капитан позволил ей ненадолго покинуть каюту. Мэл стояла рядом с Сангре на капитанском мостике, глубоко вдыхая прохладный воздух.

Небо затянули белёсые облака. Вокруг корабля, насколько хватало глаз, колыхались чёрные пульсирующие нити, тянувшиеся от Разлома. Неосязаемые, как воздух, они проникали повсюду, и защиты от них не было. Они разрушали всё на своём пути, но постепенно, как неизлечимая болезнь. Разлом убивал мир не спеша.

Мэл невольно отодвинулась от нити, скользнувшей над палубой. Скоро их будет слишком много: на горизонте они сливались в сплошную чёрную хмарь.

– Думаете, корабль выдержит это путешествие? – спросила Мэл, скрещивая руки на груди.

– Да, – ответил капитан. – Хотя Разлом его основательно потреплет.

– Не каждый бы решился на такой риск, – задумчиво сказала Мэл. – Вашу бы отчаянность да в полезное русло.

– Хочешь завербовать нас в ряды Гильдии? – поддразнил её Сангре.

– Просто обидно, что вы тратите силы на такую банальность.

– А что на этом свете не банально? Только ни слова о спасении мира, – насмешливо сказал Сангре.

– Это стоящая цель, – с жаром ответила Мэл.

– Стоящая, но неблагодарная, – сказал Сангре. – И слишком претенциозная для простых разбойников вроде нас.

– Это просто отговорки, – бросила Мэл.

Сангре взглянул на неё сверху вниз и усмехнулся.

– Ты резко осуждаешь всё, что не соответствует твоим идеалам, не так ли?

– Меня просто бесит, что люди не видят дальше своего носа! – вспыхнула Мэл. – Разлом пожирает мир, а вы продолжаете грабить, убивать и набивать карманы, как ни в чём ни бывало!

– Стоит ли жалеть этот мир? – спросил Сангре. – Пусть Язва сожрёт его – туда ему и дорога.

Мэл уставилась на капитана, не понимая, всерьёз он или издевается над ней.

– Возвращайся в каюту, Мэл, – сказал он, больше не глядя на неё. – Завтра мы будем в столице.

***

Мэл чувствовала себя разбитой. Душная ночь полнилась бессвязным бормотанием и редкими вскриками. Какая-то жуть лезла из подсознания, затуманивая разум. Разлом проник в её голову, в её душу и сочился чёрным липким ужасом.

В беспокойных снах Мэл видела, как вязкая жижа затапливает её башню, этаж за этажом, и нет спасения. Видела, как улыбка Кайли, её ясный взгляд гаснут в темноте. Мэл просыпалась с мокрыми от слёз щеками.

На рассвете “Анабелла” прибыла в столицу.

Мэл видела всё словно сквозь тусклое стекло. Её с Ироном вывели на палубу. Члены команды – хмурые, осунувшиеся – огрызались друг на друга, как бродячие псы.

Разрушенный город, затянутый паутиной и сумраком, внушал тревожную тоску. Испещрённые трещинами Разлома бугристые тучи тяжёлым потолком нависли над столицей.

Мэл взглянула в сторону дворца. Кромешно чёрный зев Разлома поглотил его почти полностью. Если долго смотреть на солнце, можно ослепнуть; Разлом же лишал не зрения, а разума. Мэл отвела взгляд.

Императорская сокровищница хранилась в башне Гильдии – самом высоком сооружении в истории. Его посеревшие, покрытые склизким мхом стены уходили ввысь и терялись в сумраке. За стрельчатыми окнами – только темнота.

“Анабелла” пришвартовалась у широкого балкона на высоте шести этажей. Капитан взял с собой Мэл с Ироном и половину команды. В многолетней мутной тишине топот ног по сходням прозвучал мучительно громко.

Перекошенные остовы двойных дверей ощетинились осколками витража. Бандиты зажгли факелы и, с хрустом ступая по стеклянному крошеву, один за другим нырнули во тьму.

Беспокойный, мятущийся свет факелов выхватывал из темноты останки мебели и горы мусора. Башню разграбили давным-давно, и только одно помещение осталось нетронутым.

После короткого путешествия под аккомпанемент гулких шагов и опасливого шёпота команда пришла к массивным дверям, надёжно укрывшим сокровищницу. Гравировка на створках изображала огромную фигуру Императора – на месте его головы сияло солнце, в руках он держал луну и звёздный полог. Богато одетые фигурки ростом ему по пояс обозначали магов, а где-то в самом низу копошилась толпа крохотных, воздававших хвалу подданных.

Сангре подозвал Мэл и указал на два оттиска в форме ладоней по обеим сторонам от дверей. Девушка нехотя кивнула, и они одновременно приложили ладони к оттискам. Руку Мэл охватило странное покалывающее ощущение. Девушка нервно дернулась, но руку не убрала. Спустя мгновение грянула торжественная музыка.

Мэл подпрыгнула от неожиданности. Послышались грязные ругательства, бандиты побросали факелы и схватились за оружие. Капитан постарался их успокоить, хотя и сам держался напряжённо.

Музыка стихла, и двери в сокровищницу распахнулись.

Перед ними открылось не одно помещение, а целая анфилада. С мягким щелчком зажёгся свет – в первой, второй, третьей зале. У золотистого сияния, казалось, не было источника – мягко светился сам воздух.

Мэл и Сангре переглянулись и вошли первыми.

Залы поражали своими размерами – не обошлось без пространственной магии. Здесь было всё: драгоценности, картины, великолепные статуи, сложные и непонятные на вид устройства с пустыми гнездами для кристаллов…

Мэл шагала вперёд, словно в золотистом сне. Последний островок великого прошлого, не тронутый ни Разломом, ни мародерами. Даже воздух был особенным – чистым, пронизанным незнакомыми ароматами. Сердце Мэл зашлось сладкой тоской по несбыточному.

Торжественную тишину надломил грубоватый смех. Бандиты развернули мешки и начали ссыпать в них всё, что могли унести. Мэл сжала кулаки и гневно взглянула на Сангре. Тот поднял брови: а чего ты ожидала? Мэл отвернулась.

Из всей группы только Ирон разделял её благоговение, хотя выглядел он неважно. Его плечи поникли, ладони были расчесаны до крови, но взгляд оставался ясным.

Ирон подошёл к замысловатому переплетению трубок, украшенному спиральной вязью рун.

– Я читал об этом устройстве, – негромко сказал Ирон, едва касаясь его кончиками пальцев. — Даже во времена расцвета он был редкостью. Смелым экспериментом.

Мэл огляделась.

– Почему это место не пострадало от Разлома? – спросила она у Ирона.

– Потому что оно находится не в столице. Я догадывался… Теперь это очевидно. Мои мысли прояснились, а значит Разлом далеко отсюда.

Мэл удивлённо хмыкнула.

– Я даже не слышала о такой магии.

Внезапно её внимание привлекло странное сияние впереди.

– Что это? – спросила она, хватая Ирона за рукав.

Они подошли ближе.

Эта вещица не могла не зацепить взгляд. Серебристый куб размером с ладонь парил в воздухе над пьедесталом. Сквозь его ажурные стенки сочилось белоснежное сияние. Мэл готова была поклясться, что слышит едва различимый шёпот множества голосов, доносившийся из куба.

Мэл подняла руку, не решаясь прикоснуться.

Постепенно вокруг них сгрудились бандиты, привлечённые сиянием. Один из них ткнул Ирина в плечо:

– Что это за штуковина?

Ирон будто и не почувствовал тычка. Он, не отрываясь, смотрел на куб, и холодный свет отражался в его глазах.

– Ирон, – позвала его Мэл.

Он вздрогнул, словно очнувшись.

– Это… что-то вроде библиотеки, – произнёс Ирон глухо. – Да, примитивное описание для столь удивительного творения… Все достижения Гильдии, все знания сохранены здесь.

Глаза Мэл расширились.

– А Разлом? Здесь есть про Разлом?

Ирон посмотрел на неё понимающе.

– Возможно. Если он не стал неожиданностью даже для архонтов.

В голове у Мэл закружился безумный хоровод мыслей и идей. Такой шанс для Гильдии, для всех людей! Знание – вот чего им катастрофически не хватало для борьбы с Разломом.

– Библиотека, говоришь? – сказал один из бандитов. – Должно быть, гессы отвалят за неё немерено.

Его слова утонули в одобрительном гуле голосов.

– Что? Нет! – крикнула Мэл и повернулась к капитану, стоявшему неподалёку. – Вы не можете отдать его гессам!

Сангре перевёл взгляд с куба на неё.

– Боюсь, твои желания не играют роли, – сказал он спокойно.

– Мои желания?! – опешила Мэл. – Гессы уничтожат куб, нашу главную надежду! На что вам деньги, если мир умирает?

Она вгляделась в суровые тёмные лица бандитов. Ни один из них не внял ее словам.

– Вы сошли с ума, – выдохнула Мэл и попыталась схватить куб.

Еёе тут же сграбастали в охапку и оттащили от пьедестала.

– Отведите её на корабль, – бросил Сангре.

Мэл отчаянно сопротивлялась, чувствуя, как в глазах закипают слезы.

– Нельзя его гессаринам!.. Ирон, ну ты-то должен понимать!

Предатель даже не повернул головы.

***

Мэл в отчаянии металась по крохотной каюте – три шага вперёд, разворот. Пальцы её сжимались в кулаки до боли. В голове роились идеи одна другой безумнее. Но что она может против ватаги головорезов?

Через какое-то время вернулся Ирон. Не глядя на Мэл, он забился в угол на своей койке. И снова – грохот шагов по палубе. Бандиты забивали трюм сокровищами, содранными с изъеденного Разломом трупа Империи.

Последний воздушный корабль отчалил и вскоре покинул столицу.

Мэл без устали мерила каюту шагами, изредка бросая на Ирона колючий взгляд. В какой-то момент предатель не выдержал:

– Не смотри на меня так! Что я, старик, могу сделать? Моей магии не хватит даже на то, чтобы выбить эту дверь!

Мэл замерла:

– Но ты готов мне помочь?

– Я понимаю твои чувства, – мрачно сказал Ирон. – Впервые за столько лет у Гильдии мог бы появиться шанс. Понять природу Разлома, найти способ его закрыть. Но девчонка и полубезумный старик не могут захватить корабль, полный головорезов – такое бывает только в сказках.

– Нам бы только добраться до капитана, – пробормотала Мэл, и её рука сама потянулась к потайному кармашку на груди.

– Даже вдвоём против него одного мы вряд ли что-то сможем…

Ирон замолчал, увидев на ладони у Мэл небольшой кристалл.

– Почти разряжен, – сказала Мэл. – Ты сможешь его использовать?

Ирон взял кристалл и поднёс к свету. Синие прожилки едва виднелись в глубине.

– Может быть, смогу оглушить какого-нибудь детину, – задумчиво произнес Ирон. – Но только одного.

– Этого хватит, – уверенно сказала Мэл.

Ирон посмотрел на неё с сомнением.

– Если нам повезёт. Но, скорее всего, нас убьют. А я не хочу умирать, Мэл.

– Ты уж определись, Ирон, – бросила Мэл, но через секунду добавила, уже мягче. – Ты видел куб. Знаешь, что внутри. Неужели в тебе ничто не восстаёт против мысли о том, что гессы его уничтожат?

На лице Ирона, усталом и постаревшем, отразилась мучительная борьба. Мэл с тревогой смотрела в его глубоко запавшие глаза. Что ещё она могла сказать, как убедить его?

Ирон склонил голову.

– Хорошо, Мэл. Давай попробуем.

Мэл с облегчением выдохнула и хлопнула его по плечу.

– Мы справимся, Ирон. Помнишь, как в той поэме об испытателях? “Безумство храбрых – вот мудрость жизни!” [1]

– Безумство и есть, – пробормотал Ирон. – А смерть наша всё равно ничего не изменит.

***

“Анабелла” шла медленно и тяжело. Мэл заметила на стенах странные тёмные пятна. Путешествие к Разлому не лучшим образом сказалось на корабле.

При первой же возможности Мэл потребовала передать капитану, что они с Ироном хотят с ним поговорить. Спустя полчаса хмурый детина отвёл их к Сангре.

Ирон нервно кутался в мантию. Мэл украдкой поглядывала на него. Она надеялась, что он не сдрейфит в последний момент.

Капитан сидел за своим столом. Свёрнутая карта подпирала опустевшую бутылку, жилет Мэл всё так же лежал на краю.

Сангре, прищурившись, взглянул на Ирона и Мэл.

– Думаю, разговор будет коротким, – сказал Сангре. – Вы хотите куб, но предложить вам нечего.

Ирон промолчал. Кулаки его были судорожно сжаты, и Мэл знала, что в одном из них – её кристалл. Похоже, старику нужно время, чтобы собраться с духом.

– Капитан, вы кажетесь мне умным человеком, – произнесла Мэл. – Неужели вы не понимаете, как важен…

– Тем больше золота дадут за него гессарины, – перебил её Сангре. – Давайте начистоту. Ваша Гильдия бесполезна. Вы только и делаете, что роетесь в хламе, и вам никогда не закрыть Разлом. Ты, старик, понял это, потому и обратился к нам.

Ирон вздрогнул, но не сказал ни слова. Мэл вскинула подбородок.

– Мы терпим неудачи из-за таких, как вы, – бросила она с ненавистью. – Из-за вас, из-за гессов, из-за всех тех, кто предпочитает игнорировать проблему, копошась в своих мелких эгоистичных делишках! И мне не жалко вас, и мир ваш не жалко, но самой мне есть ради чего жить и бороться!

Сангре усмехнулся и покачал головой. Мэл что было силы ткнула Ирона локтем под ребра. Сколько можно тянуть?! Ирон охнул и наконец решился.

Он развернулся к бандиту и выкинул вперёд руку с кристаллом. Невидимая волна швырнула громилу о стену, будто куклу. Он ещё не успел осесть на пол, а Мэл уже выдернула из ножен его кортик.

Капитан схватил рапиру, и вскочил, было, со стула – но его остановило острие кортика, упершееся в шею.

– Мой клинок охотно вас прирежет, но я здесь не за этим, – произнесла Мэл.

Сангре сжал губы. Ирон забрал его рапиру и мрачно спросил:

– Где куб?

Каптан усмехнулся ему в лицо.

– Дважды предатель, – сказал он. – Ну и судьбу ты себе выбрал, старик.

Мэл чуть усилила нажим клинка на шею Сангре. Это привлекло его внимание.

– Отдайте нам куб, капитан.

Сангре медленно достал из-за пазухи медный ключ. Ирон забрал его и открыл ящик стола. С великой осторожностью он достал куб и передал его Мэл.

– И что дальше? – спросил Сангре. – Вам не захватить корабль, даже со мной в качестве заложника.

– Мы справимся, – успокоила его Мэл.

Ирон обнажил рапиру. Он был всё ещё бледен, но чем дальше от Разлома, тем больше походил на себя прежнего.

Мэл сунула куб за пазуху и схватила свой летательный жилет. Коснувшись пустых гнёзд на плечах, она спросила:

– Где мои кристаллы?

– Где им и положено, — равнодушно ответил Сангре. – В ложе, рядом с мастер-кристаллом “Анабеллы”.

Мэл досадливо наморщила нос. Логично – должно быть, нужна прорва энергии, чтобы держать эту махину на лету. Мэл надела бесполезный пока жилет. Оставлять его Сангре она не собиралась.

На всякий случай они обыскали капитана и каюту, но больше ничего полезного не нашли.

Распахнув дверь, они с Ироном вытолкнули Сангре наружу и вышли сами. Мэл вцепилась в предплечье капитана, не отрывая свой клинок от его шеи. Холодный ветер тут же рванулся к ним, дразнясь свободой. “Всё получится,” – подбодрила себя Мэл, стараясь дышать глубоко и ровно.

Бандиты заметили их, бросили свои дела и начали медленно окружать. Мрачная разношёрстная толпа шумела, сверкала оружием и неумолимо надвигалась. Мэл сглотнула и взглянула на Ирона. Он был бледнее прежнего, рапира подрагивала в неумелой руке.

“Нужно осадить их,” – решила Мэл, – “обозначить наши требования”. Но не успела она и рта раскрыть, как привычная вибрация под ногами затихла.

На мгновение всё замерло. Страшное осознание, как цепная молния, пробежало по лицам. “Анабелла” содрогнулась и, завалившись на левый борт, ухнула вниз.

Палуба ушла у Мэл из-под ног. Девушка покатилась вниз, к краю, отчаянно цепляясь за любые выступы. Крики, рёв ветра и странный, почти человеческий стон корабля смешались в безумной какофонии.

Мэл удалось схватиться за решётку на палубе, и девушка прильнула к ней, боясь лишний раз пошевелиться. Осторожно повернув голову, Мэл взглянула вниз. Сплошной лесной покров стремительно приближался. Несколько человек, что не смогли удержаться на палубе, беспомощно барахтались в воздухе.

“Анабелла” с треском проломила лесной полог. Одной рукой Мэл судорожно вцепилась в решётку, а второй прикрыла голову от шквала листьев и веток.

Удар. Мэл с огромной силой швырнуло в сторону. Мгновение полета, острая боль в затылке – и темнота.

 

– Мэл!

Полный тревоги голос с трудом пробивался сквозь шум в ушах. Мэл хотела отмахнуться: она смертельно устала, а голова буквально разламывалась на куски. Так хотелось просто уснуть, забыться…

– Мэл! Поднимайся, девочка.

Кто-то упорно тянул её за руки, заставляя встать на ноги. Мэл разлепила глаза. Ирон?

Старый маг, взъерошенный, со свежей ссадиной на лбу, нахмурился.

– Надо уходить, пока им не до нас.

Мэл моргнула, прогоняя муть из глаз. Во рту стоял отвратительный привкус, пальцы мелко дрожали. Мэл проверила, на месте ли куб, и быстро огляделась.

Первое, что бросилось в глаза – изорванный парус, повисший на ветвях. “Анабелла” лежала поодаль, среди обломков и взрытой земли – странно беспомощная, словно смертельно раненый зверь. В её корпусе зияли дыры, обшивка ощетинилась выломанными брусьями.

Уцелевшие бандиты беспорядочно сновали туда-сюда: одни перетаскивали тела, другие рылись в обломках. Кое-кто просто потерянно бродил среди деревьев.

Мэл заметила капитана. Он стоял у корабля, положив ладонь на искорёженный корпус. Словно почувствовав её взгляд, он обернулся.

Ирон потянул Мэл за руку, уводя прочь от места крушения. Спотыкаясь, она последовала за ним, но дорогу им преградил громила – тот самый, которого Ирон вырубил в каюте капитана.

– Решили свалить под шумок? — угрожающе прищурился бандит.

Ирон выпустил руку Мэл.

– Беги, – выдохнул он.

Пригнувшись, Ирон бросился на громилу и попытался повалить его на землю. Мэл что было силы рванула в лес.

Бежать было неимоверно тяжело. Ноги дрожали и подгибались, в глазах сгущалась темень. В груди горело, и во всем мире остался только звук её судорожного дыхания.

Кто-то схватил Мэл за воротник, и она упала. Это казалось почти облегчением. Пытаясь отдышаться, Мэл перевернулась на бок. Громила нависал над ней с довольной ухмылкой. Сзади к нему приближался капитан. Что они сделали с Ироном?

– Отчаянная Мэл, – протянул Сангре, останавливаясь в шаге от неё. — Ты, пожалуй, могла бы закрыть Разлом одной только силой своего упрямства.

– У моего упрямства… есть достойная цель, – проговорила Мэл, силясь восстановить дыхание. — А ради чего вы… угробили последний воздушный корабль?

Сангре криво усмехнулся.

– Мы могли бы спорить об этом вечно. Но это ни к чему. Поднимайся, Мэл. Наша история подходит к концу.

Мэл встала на ноги и выпрямилась. Сангре достал что-то из кармана и показал ей: небольшой кристалл, возможно, даже один из тех, что капитан забрал у нее.

– Мастер-кристалл “Анабеллы” отказал, – произнёс Сангре. – Должно быть, Разлом повредил его сильнее, чем я рассчитывал. А возможно, с ним изначально было что-то не так. В наше время тяжело достать качественные кристаллы.

Сангре повертел вещицу в руках. Мэл настороженно следила за ним, не понимая, к чему он клонит.

– Кристальная ложа разбита вдребезги, – продолжил капитан. – Только этот малыш каким-то чудом уцелел. Я считаю, это символично, – он бросил кристалл громиле. – Если сумеешь забрать его, я тебя отпущу. Вместе с кубом.

Сангре сложил руки на груди и отошёл на пару шагов.

Мэл смерила громилу взглядом. Он возвышался над ней на добрых полторы головы, а в ширину превосходил её раза в два. Широко улыбнувшись, громила протянул кристалл, зажав его между большим и указательным пальцем. Мэл неловко потянулась за ним, но громила, мерзко хохотнув, отвёл руку.

Мэл сжала кулаки. Злость маленьким солнцем вспыхнула в груди, жаром разлилась по венам, смывая боль и усталость.

Мэл со всего маху пнула громилу в колено. Он охнул, наклонился, и тогда Мэл врезала согнутой ногой ему по лицу. Она вложила в этот удар всю свою злость, отчаяние и годы бесплодной борьбы.

Выронив кристалл, громила рухнул на землю. Мэл и сама не удержалась на ногах, но, заметив блеск кристалла, схватила его и отползла в сторону.

Сангре рассмеялся и хлопнул в ладоши.

– Отлично, Мэл. Я в тебе не сомневался.

– Неужели, – бросила она, недоверчиво щурясь.

Она вкрутила кристалл в гнездо, не сводя подозрительного взгляда с капитана.

– Я обещал, что отпущу тебя – так оно и будет. Беги, Мэл. Спасай мир с помощью магического куба.

Мэл помедлила.

– А что с Ироном? – спросила она мрачно.

– Я не стану убивать старика. Но долю свою он, конечно, не получит.

Больше ее ничто не держало. Мэл побрела прочь, вглубь леса, постоянно оглядываясь. Капитан стоял, прислонившись к дереву, и в какой-то момент даже махнул ей рукой. Мэл едва удержалась от неприличного жеста.

Мэл шла между поеденных Разломом стволов, а у нее за пазухой сияла единственная надежда этого безумного мира на выживание.

 

  1. М. Горький “Песня о соколе“
читателей   88   сегодня 1
88 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...