Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Когда огни погаснут

 


Хочешь ли ты изменить этот мир,
Сможешь ли ты принять как есть,
Встать и выйти из ряда вон,
Сесть на электрический стул или трон?
 
(Виктор Цой «Белый День»)

– Удел слабых духом! – недовольно бормотал молодой плечистый эльф из племени Зелёной Реки.

Он никогда не относил себя к таковым и потому, если случалось бороться с отчаяньем, ставил себе в укор неприсущее ему качество.

С неба сыпал противный мокрый снег и пальцы, сжимая металлическую рукоять меча, коченели от холода. К бледным щекам прилипали влажные пряди длинных белых волос, и талая влага с тонких бровей то и дело стекала в глаза, заставляя ещё больше нервничать эльфа.

Ослушался Крепыш наставлений вождя не отлучаться из поселения в одиночку – не идти же толпою на могилу отца. Дело сугубо личное и лишние глаза, пусть даже самых близких товарищей, тут ни к чему. Военное время диктует свои правила, но что такое правила для юного, уверенного в себе эльфа?

Кратчайший путь пролегал через небольшое ущелье – обычный, естественный лесной овраг с множеством деревьев вокруг. Спустя десять минут ходьбы, находясь в самой низкой точке природной впадины, Крепыш поднял голову и, сквозь ворох мокрых снежинок, падающих на лицо, увидел распростёртую от одного края оврага до другого сеть.

Западня, мелькнуло в его голове.

Эльф бодро взобрался по крутому склону и оказался рядом с сеткой из непонятного полупрозрачного металла.

Взмах тяжёлого меча не дал результата. Второй, третий – все удары острым оружием потерпели фиаско. Были времена, когда надёжный стальной друг не раз спасал его от плена. Но теперь, видимо, драконы заполучили настолько крепкий сплав для своих сетей, что он не поддавался даже самому острому мечу и самому сильному удару, какой мог нанести эльф.

Крепыш всегда находил выход из любой жизненной ситуации, но только не сегодня, только не сейчас, потому что бежать было уже некуда. Всё видимое пространство вокруг занимали деревья и сети, висевшие огромным куполом над ними. Справа, слева и сверху была непреодолимая металлическая рабица, а сзади медленно приближалась и искрилась, пощёлкивая звонкими разрядами тока, электрическая тварь.

Пасть этого чудища была широко открыта, а вместо слюны из неё падала на землю густая искрящаяся плазма, мокрый снег под которой мучительно шипел и превращался в пар. Дракон издавал неприятное жужжащее рычание. Широко расставив фосфоресцирующие крылья, он продолжал надвигаться, всё больше оттесняя эльфа к тупику.

Вытянутые уши жалобно прижались к затылку. Узкие, пшеничного цвета брови поползли вверх, изображая сломанный мост. Первый раз в жизни юный воин из племени Зелёной Реки ощутил на себе весь ужас безвыходного положения. Первый раз он отчаялся настолько, что из последних сил поспешил навстречу приближающемуся электрическому дракону.

Металлический меч неопытного вояки сработал как магнит и его потянуло к врагу с утроенной силой. Но эльф не выпустил оружия из рук, а лишь только выставил его перед собой и зажмурил глаза, ослеплённые электрическими вспышками.

Однако, он не рассчитал своих сил. Не достигнув цели, юноша упал без памяти на землю, сражённый ударом тока. Всё живое, находящееся в радиусе десяти метров, так или иначе, подвержено точным ударам электрического дракона. Если бы не сети, то Крепышу удалось бы спастись одним лишь единственным способом — предательским, трусливым бегством.

Но сегодня судьба сыграла не на его стороне.

 

Во рту пересохло, а странный металлический привкус вызывал непонятное пощипывание на кончике языка. Всё тело будто пронзала тысяча игл. Крепыш с трудом перевалился на другой бок и скорчился от жуткого звона в ушах.

– Дружище, не так резко, побереги остатки своего здоровья! – странный писклявый голос возник неожиданно из кромешной темноты и общего шума.

В мыслях у эльфа крутился лишь один вопрос – где я? Разве электрический дракон не прикончил лёгкую добычу?

Затем пленник открыл глаза и тут же пожалел об этом – слабые, тусклые лучи освещения отчего-то больно ударили по зрительным нервам. Пришлось снова зажмуриться и погрузиться во мрак, так и не разобравшись до конца в происходящем.

Высоко наверху раздался металлический скрип. Затем совсем рядом с Крепышом упало что-то тяжёлое.

В это самое мгновение стало так тихо, что казалось, будто бы мир перестал существовать вовсе. Но едва прошло несколько секунд, как тут и там повсеместно раздались сначала едва различимые шорохи, а затем по нарастающей снова вернулся в прежнее русло общий гул множества голосов, из которого не представлялось возможным ухватить хоть какой-то сути.

– Ещё один новенький, – прошипел над ухом всё тот же неприятный голосок.

Что значит новенький? Крепыш с трудом приоткрыл глаза и попытался оглядеться вокруг. Недалеко, по правую руку от него, так же мучительно приходил в себя внушительных размеров оборотень. Слева растекался в неестественной ухмылке гоблин – скорее всего, это он вводил периодически эльфа в курс дел.

– Это конец! Это конец! – неожиданно громко завопил оборотень.

Его вопль переходил в истерику, отчего тот метался среди своих обликов, не понимая какой из них истинный.

– Да успокойте вы его уже! – не выдержала старая женщина с метлой в руках и озлобленно посмотрела на Крепыша.

Маленький гоблин тут же подбежал к оборотню и участливо произнёс:

– Товарищ, возьмите себя в руки, успокойтесь. Поймите, драконы этого не любят. Нам нужно быть спокойными и тихими. Тогда у нас возможно есть хоть какой-то шанс.

– Чёрт бы вас побрал! Глупое стадо! О каких шансах вы говорите? Силы не то чтобы не равны – они даже не сопоставимы! И как не легла бы карта, ни при каких условиях мы не сможем полноценно бороться с электрической тварью. Мы окончательно и бесповоротно обречены!

– Если наш мир так бесповоротно изменился не в нашу пользу, – вмешалась женщина с метлой, – если наш враг ведёт нечестную борьбу с нами, а мы не в силах и не имеем возможности противостоять ему – это ещё не значит, что все оказавшиеся здесь глупое стадо.

– Верно! Верно! Верно! – раздалось неожиданно со всех сторон, и озлобленная толпа двинулась на оборотня.

Крепыш вскочил и загородил собой нарушителя спокойствия.

– Стойте! От того, что мы сами тут друг друга передавим, у нашего врага не возникнет проблем в борьбе с нами!

Толпа остановилась в замешательстве. Видно, дело говорил юнец. С таким утверждением не поспоришь.

– Война с электрическими драконами уносит всё новые и новые миллионы жизней, а мы, как стадо баранов попустительствуем этому! Мало того – готовы в любой момент перегрызть друг другу горло из-за банальных разногласий, время решать которые ещё не пришло.

Крепыш стоял, сжимая кулаки, и пытался закрыть собой оборотня, который был в два раза больше его.

–  Дело говоришь, сынок! – раздался из-за толпы скрипучий старческий голос.

Толпа расступилась.

Старый, морщинистый йети сидел в дальнем правом углу помещения с опущенной головой.  Затем он поднялся на ноги, опираясь на добротный ветвистый посох.

– Только как этому не попустительствовать, если все мы заперты тут и не имеем малейшей возможности оказать сопротивление? – подытожил он.

– Нужно общими усилиями разработать план действий, – развёл руками Крепыш, – а не тратить время на склоки и…

– Сопротивление бесполезно. По крайней мере, именно здесь. Нас не такое достаточное количество, чтобы быть обеспокоенными этим.

Оборотень склонился над эльфом и прошипел ему в ухо:

– Вот именно из-за таких рассудительных трусов мы сегодня находимся в том положении, в котором находимся…

– Каждый день, когда гаснут огни, – продолжал йети, – драконы приходят сюда и забирают многих. Никто не возвращается. Попытки оказать малейшее сопротивление всегда приводили только к тому, что враги забирали ещё такое же количество пленных. На следующее утро приводят новых, как вы.

– Неужели нет никакого выхода? – залепетал Крепыш. – Из любой ситуации есть выход…

Вдруг огни погасли. Во тьме раздались панические крики, пленники стали хаотично перемещаться по комнате, сбивая друг друга с ног. Спустя несколько минут всё утихло и Крепыш, выставив руки перед собой, как слепой котёнок, шарил в темноте. На его окрики никто не отвечал.

Эльф в полной растерянности опустился на холодный мокрый пол и схватился руками за голову. Так он провёл всю ночь, пока снова не заработало освещение. Пока где-то под потолком снова не раздался знакомый металлический скрип…

 

Маленький кудрявый мальчик держал за руку своего бородатого отца, а тот что-то серьёзное объяснял продавцу рыбного отдела.

Мальчику было интересно наблюдать за настоящей живой рыбой, плескавшейся в больших квадратных ёмкостях из толстого стекла.

– Товарищ, будьте добры одного осетра, – с широкой мягкой улыбкой громко произнёс папа.

– Да, конечно. Выбирайте, – участливо засуетился работник гипермаркета.

Отец прищурил и без того узкие карие глаза, ухватился свободной правой рукой за кончик густой бороды и принялся водить носом в разные стороны перед стеклом резервуара с рыбами.

– А будьте добры вон того, что спрятался в дальнем углу.

Продавец отодвинул металлическую крышку и запустил сачок в воду.

– Вы имели в виду вот этого Крепыша?

– Да, это тот, что нам нужен, — продолжал улыбаться отец.

Продавец мастерски выудил добычу сачком и положил на специализированный прилавок. Осётр начал неистово бить хвостом по поверхности стола. Рабочий ловко поместил его в целлофановый пакет и дважды хлёстко ударил тяжёлой плашкой по голове, после чего рыба затихла и перестала сопротивляться.

Мальчику показалось, что в этот самый момент в глазах рыбы погасли волшебные огоньки, так ярко горевшие до этого времени. Он заплакал.

– Папа, папа, за что он его так? – сквозь слёзы и всхлипывания спросил ребёнок у отца, обхватив его огромную ладонь двумя крохотными ручками.

Отец молча хлопал глазами, не находя что ответить малышу.

– За то, внучок, что он не мог постоять за себя, – произнёс незнакомый дедушка с деревянной тростью в руках, случайно оказавшийся рядом.

читателей   85   сегодня 1
85 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,33 из 5)
Loading ... Loading ...