Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Кофе и шоколад

Аннотация (возможен спойлер):

Рита устала от своего парня Семена, который вечно опаздывает, всех подводит и все забывает. Но Семен и не думает начинать работать над собой, ведь ему в руки попадает способ избавиться от всех проблем с помощью магии.

[свернуть]

 

 

— 19:45. Опаздывает. Как обычно, — Рита размешала ложечкой остывший какао с корицей, выжидающе глядя на телефон, — нет, ну хотя бы позвонил, предупредил. Или трубку снял. Неужели так сложно?

— Дорогая не волнуйся. Он обязательно придет. Давай я сделаю тебе еще молочного коктейля с сиропом, тебе сразу станет легче, вот увидишь, — ответила кругленькая официантка, расправляя кружевные салфетки на полочках с разноцветными пирожными.

— Спасибо Марта. Лучше попью какао. Я выпила уже столько коктейля пока ждала его, что скоро буду состоять только из молочного коктейля. С сиропом.

Рита опустила голову на скрещенные на барной стойке руки. В небольшой кофейне, на пересечении улиц Гоголя и Апрельской было удивительно тепло, хотя за окном уже мелкими хлопьями сыпался первый снег. Но, казалось бы, тонкие окна в деревянной раме не пропускали его холода. Они верно охраняли царившую в кофейне теплую атмосферу, запахи кофе и горячего шоколада. Ее владелица, уютная тетя Марта суетилась между столиками, успевая наводить порядок, печь печенье и кексы и разливать коктейли по высоким запотевшим бокалам.

— Я подумываю уволиться, — тихо произнесла Рита, потянувшись, за новой порцией имбирного печенья в плетеной корзинке, и не найдя его, снова уставилась в телефон.

— Ох, что же так? — Марта обеспокоенно подбежала подкладывать свежего печенья в опустевшую корзинку.

— Да вот так. Уеду, — Рита выпрямилась, мечтательно глядя в потолок, — куда-нибудь поближе к морю. Найду хорошего парня. Выйду замуж наконец. Надоело быть нянькой великовозрастному ребенку. Я просто устала.

Марта понимающе кивнула ей:

— Но Сема хороший парень. Когда я увидела вас здесь первый раз, то сразу подумала — какая замечательная пара! Прекрасная девушка, одиноко ожидает возлюбленного за столиком, мечтательно глядя вдаль. Как поэтично! — пропела Марта.

— Ничего не изменилось с тех пор. Почти 3 года прошло. Он все так же опаздывает, а я все так же надеюсь, что он исправится.

Марта добродушно улыбнулась ей, глядя в окошко за цветочной занавеской. Эта улыбка всегда внушала Рите спокойствие и теплоту. И не только ей. Гости и завсегдатаи маленькой кофейни тянулись за сладким домашним уютом и покоем, который казалось бы излучала Марта. Все вокруг нее начинало удивительным образом жить и расцветать. Пирожные, испеченные ее нежными руками, всегда были неповторимо вкусными, а пенка на коктейлях самой пышной и нежной. Этими руками сделан был весь интерьер и декор в ее кафе. Связаны ажурные скатерти и салфетки, расписаны старые буфеты и деревянные стеллажи, высажены густые зеленые гардении и высокие кофейные деревья, а светлые резные подоконники украшены стройным рядком цветущих фиалок.

— Кажется, вон он бежит, — Марта поправила занавеску и нежно потянула Риту за щечку, вынуждая изобразить подобие улыбки, — Не ругай его сильно, золотце, хорошо?

— Угум, — нехотя протянула Рита.

Раздался звон колокольчиков у входной двери, и в кофейню влетел запыхавшийся парень в сопровождении, затянутых потоками воздуха, суетливых снежинок. Бегло осмотрев зал, он нашел одиноко сидящую Риту и уверенно направился к ней.

— Милая, ты не поверишь! — начал было парень, но Рита его прервала.

— Да Сеня, не поверю.

Рита с укором рассмотрела Семена. Растрепанные волосы прилипли на мокрый от пота лоб. Шарф давно съехал с законной территории и теперь грязной тряпкой валялся возле не зашнурованных ботинок, чудом зацепившись одним концом за пуговицу распахнутого пальто.

— Сеня, что на этот раз? — недовольно спросила Рита.

Сеня тяжело упал на соседний стул и набрав в грудь побольше воздуха начал:

— Это все Федор Степанович! Вот честно, я так старался к тебе успеть, но он позвонил, и я…

— Сеня, — Голос Риты становился все более холодным, — правду.

— Я. Я просто… Я забыл, — быстро выпалил Сеня и упер взгляд в пол.

Рита закрыла глаза и медленно вздохнула, считая про себя от десяти до нуля.

— Я пойду, умоюсь, — тихонечко сказал Сеня, вешая свое мокрое пальто на кованную вешалку в углу, и попытался тихо улизнуть в темный коридор в конце зала. Но за поворотом внезапно столкнулся с быстро семенящей Мартой со стопкой алюминиевых подносов в руках, с грохотом опрокинувшихся на пол.

— Ой! Марта прости! Я тебя не заметил! Я все соберу! — залепетал Сеня.

— Эх… Сеня, Сеня, — забормотала Марта, собирая подносы.

Рита вновь взглянула на часы. Почти восемь. А ей еще готовиться к завтрашнему совещанию. Она допила остывший какао и потянулась за варежками. Что ж, свидание в кафе не удалось. Но, в конце концов они еще могут прогуляться. Просто прогуляться по улице под первым снегом. Это тоже здорово, и очень романтично. А завтра она снова попробует настроить напоминали у него на телефоне. Стоп. На телефоне?

— Семен, — Рита махнула рукой идущему из коридора Сене, — а что с твоим телефоном, я не могла до тебя дозвониться.

— Да тут он, я, наверное, не слышал, — Сеня потянул руки к карманам брюк, ощупал их, и, не найдя там телефона кинулся ощупывать карманы пальто. Но телефона и там не нашлось.

— Может я его выронил, когда пришел, — Сеня бросился осматривать пол, по пути от входной двери до барной стойки. Телефона там не было. Как не было его на и на самой стойке, и под стулом Риты. Два раза обойдя кругом высокие кованные вешалки на четвереньках, словно ищейка берущая след, он принялся поднимать заботливо уложенные Мартой кружевные салфетки и копаться в корзине с печеньем.

— Он точно где-то был, я его брал, правда! — в голосе Сени читалось отчаяние.

— Все, я домой. — Рита спрыгнула с высокого стула и, быстро натянув отороченную мехом куртку, направилась к выходу, — увидимся завтра на работе. Если найдешь к ней дорогу, — пробурчала она у выхода, и скрылась в дверях под звон колокольчиков.

Сеня остался стоять, озадаченно глядя Рите вслед. Воцарившуюся паузу нарушила Марта, попытавшись протиснуться между застывшем Семеном и барной стойкой, чтобы поправить потревоженные салфетки. Сеня отошел в сторону, и тут же хлопнул себя по лбу. Точно, Марта. Мы же столкнулись в коридоре. Наверное, я там и выронил телефон.

В три прыжка Сеня преодолел помещение кофейни и кинулся осматривать пол темного коридорчика, ведущего в туалет и кухню. Но и там не лежало ничего, кроме отпечатков его же грязных ботинок. Может он где-то в углу, просто его не видно? Сеня склонился ниже, проводя взглядом вдоль волнистого плинтуса, как вдруг слабый золотистый блеск привлек его внимание. На полу, в щели между кусочками деревянных плинтусов торчал маленький ключик. Сеня вытащил его и поднес к свету. Ключик был совсем крохотный, почти как игрушечный. Но выглядел новым, блестел, а на ажурной головке красовалась фарфоровая печать с витиеватой буква «В», покрытая синей глазурью.

Сеня почесал затылок. Кто мог обронить его здесь? Выглядит так необычно. А вдруг он от чего-то особенно интересного. Может он от древней шкатулки с драгоценностями? Или от дневника с кучей тайн? Сеня вертел находку в руке, продолжая дорогу до туалета, чтобы поискать телефон там. Но, и на кафельном полу, и возле раковин снова ничего не оказалось, и, выйдя в коридор, Сеня обреченно прислонился лбом к теплой деревянной стене.

— Что за день? И Рита опять обиделась, и еще телефон этот не пойми куда делся — бурчал себе под нос расстроенный Сеня, — наверное, выронил его по дороге. Надо пойти обратно, поискать. Может, валяется где-нибудь под кустом.

Сеня было уже сделал шаг в сторону выхода, как его размышления прервал тихий стук из кухни: «тук-тук».

Сеня огляделся. Кажется, стук шел из кухни. Похоже, Марта что-то готовит. Сеня заглянул на кухню, чтобы попрощаться, но там никого не было. Наверное, показалось. Он было уже развернулся чтобы пойти обратно в зал, как откуда-то снова настойчиво постучали: «тук-тук-тук». Подгоняемый любопытством, Сеня прошел на кухню, мотая головой в поисках источника звука.

Кухня у Марты была скромная, но прибрана так же аккуратно, как и зал. Немногочисленная кухонная мебель была покрыта росписью с цветочными мотивами. Стены так же, как и зал обшиты деревом и украшены массивными картинами. В печке что-то выпекалось и источало сладкий аппетитный запах.

Сеня прислушался. Кажется, звук идет от дальней стены. Он подошел поближе. Стена была ровная, без окон, граничила с улицей. По всем правилам стен стучать не должна. Сеня было уже решил, что ему послышалось, как за стеной снова настойчиво постучали: «тук-тук-тук!»

Сеня прислонил ухо к стене. «Тук-тук-тук» — снова послышалось за стеной. И дополнилось тихим металлическим дребезгом. Заинтригованный, Сеня отошел, чтобы получше рассмотреть стену. Но, при осмотре стало ясно, что стена все еще является обычной стеной, обшитой деревом.

«Тук-тук-тук» — Снова послышалось за ней.

Сеня постучал в ответ и снова приложил ухо к стене. За дверью послышалось непонятное копошение, дребезг и тихий топот. Сеня снова прижал к ней ухо и двинулся вдоль стены, следуя за звуком.

«Бум!» — что-то острое больно ударилось Сене в лоб. Он резко выпрямился, растирая пальцами будущую шишку. Виновником столкновения оказалась одна из висящих на стене картин с фруктовым натюрмортом, в дубовую раму которой он и врезался лбом. На минуту Сеня испугался, что на звук кто-нибудь прибежит, но все оставалось тихо. Из зала доносился смех и непринуждённая болтовня. Сеня немного расслабился. Судя по всему, стук доносится прямо из-под картины, надо бы попытаться ее снять, но не тут-то было. Как бы он не тянул, картина ни на сантиметр не сдвинулась. Казалось, что она не висит, и даже не прибита, к стене, а составляет с ней единое целое. Сеня отошел назад разглядывая изображение в раме — большая хрустальная ваза с гроздьями винограда и россыпью желтых ромашек стоит на столе, покрытом полосатой драпировкой. Возле вазы небрежно лежали яблоки, расставлены чашки с недопитым чаем, над которыми возвышался фигурный кофейник. Только одна деталь выглядела довольно странно — к одной из чашек художник зачем-то прислонил старый навесной замок.

Оригинально, — подумал Сеня, протянув руку к холсту. Давно застывшая, но не потерявшая блеска масляная краска, лежавшая сочными мазками была приятна на ощупь. Сеня провел пальцами вдоль хрустальной вазы и фарфоровых чашек. Когда он довел руку до замка то хотел потрогать и реалистично написанную открытую скважину, но его палец внезапно ощупал углубление и слегка утопился в него. Сеня почувствовал прикосновение настоящего металла и внутреннего механизма старого замка.

Сеня одернул руку и уставился на замок. Скважина была нарисована, он точно это видел. Свет от старой лампы играл на зернистой фактуре холста, и блестел на особо толстых мазках краски. Не поверив собственным ощущениям он снова коснулся замочной скважины пальцем. И палец, вновь не встретив препятствия, чуть углубился сквозь холст внутрь нарисованного замка, и ощупал холод металла. Переведя дух, Сеня вспомнил про лежащую в кармане находку — маленький золотистый ключик.

А вдруг получится?

Держа его в кончиках пальцев, Сеня медленно поднес ключ к замку и слегка надавил. Ключ, не встретив препятствия, легко скользнул внутрь железного механизма. Поворот, щелчок.

Стена тихонечко заскрипела, подалась назад, и вокруг картины появилась расщелина, по контуру арочного проема, из которого пробивался свет. Убедившись, что никто его не видит, Сеня толкнул картину руками, и перед ним открылась дверь, так хорошо маскировавшаяся под стену.

С бухающим от волнения сердцем Сеня шагнул внутрь. И тут же пригнулся, спасаясь от летящего ему в голову половника. Но половник не ставил своей целью голову Семена, а долетел до кипящих на огне кастрюль и принялся их быстро помешивать. «Тут-тук» — раздалось за его спиной. Сеня прыжком обернулся. Деревянная ложка раскладывала варенье из дубовой бочки по приземистым баночкам, постукивая по ее стенкам.

— Так это ты стучала, — выдохнул пораженный Сеня, пятясь назад.

Веничек в углу, ожив, заскакал к Сене на прутьях и, недовольно ткнув его в бок, принялся подметать осыпавшийся с его ботинок песок. Сеня потер ушибленное место, на всякий случай отходя подальше, и наконец, осмотрелся.

Кажется, он попал на еще одну кухню. Если это можно было назвать кухней. Все вокруг вертелось и жило своей жизнью. Кастрюльки помешивались, сковороды мылись, полочки протирались. В самом дальнем углу с угрожающем клацаньем натачивались ножи. Пухлые баночки со специями и сладостями позвякивали, сталкиваясь около кастрюль с поднимающимся тестом. Под ногами Сени пробежала вереница мохнатых паучков, захватив в одной из пар своих многочисленных ног столовые приборы, и складывая их на столике.

— Ва-ау, — Только и смог выдать Сеня пораженно.

Еле ступая, он сделал пару нерешительных шагов вглубь таинственной комнаты. Хотелось осмотреть все поближе. Крадучись, как кот на охоте, он подошел к кипящим на огне кастрюлькам. Над ними поднимался сладковатый запах. Сеня склонился ниже, чтобы рассмотреть содержимое самой большой из кастрюль.

— Чего уставился? — раздался из кастрюли скрипучий голос.

Сеня отшатнулся от неожиданности, чуть не сбросив пирамидку бокалов с кухонной тумбы.

— Вот то-то же, — проскрипел голос, — ходят тут всякие.

И кастрюля накрылась крышкой. Окончательно обалдевший Сеня на всякий случай отошел подальше от всех глубоких емкостей. Вдали, в самом конце кухни, его внимание привлек огромный старинный буфет. Решив, что там тоже будет что-то интересное, Сеня двинулся вглубь помещения.

— Что ты здесь делаешь?! — раздался голос из распахнутой двери.

Сеня нервно обернулся. Марта стояла в дверях, сжимая в руках деревянную скалку. Ее испуганный взгляд бегал с ключика, в руках Сени на самого Сеню, и рюшки на фартуке колыхались в такт ее тяжелому дыханию.

— Как ты сюда попал? — Марта переходила почти на крик, — где ты взял ключ?

— Эээ… На полу, — Сеня помедлил пытаясь вспомнить, что он собственно тут делает, — я искал телефон, и нашел ключик, а потом…

— Запереть дверь! — перебила его Марта, — и дверь поскрипывая закрылась, снова слившись со стеной.

— Здесь еще кто-то был? — обратилась она куда-то в сторону пыльного угла за навесными шкафами. Оттуда вылез увесистый паук и, как показалось Сене, отрицательно помотал головой.

— Ох я растяпа, — Марта схватилась за голову, слегка растрепав аккуратно уложенный пучок густых волос.

— Как же я недосмотрела, что ключ обронила, — Причитала Марта, забирая из рук растерянного Сени ключик. Быстро шурудя по полочкам и ящичкам, она вытаскивала оттуда какие-то травки и бутылочки с разными порошками и жидкостями и смешивала их в небольшом котелке. Затем залила это все водой из деревянной бочки и поставила на огонь.

— Ты, — Сеня замялся, силясь произнести догадку, которая вертелась у него в голове, — ты что, ведьма?

Марта обиженно поджала губы:

— Как грубо. Я бы сказала волшебница.

— А-а-а — растерянно протянул Семен, почесывая затылок.

Волшебница значит. Он снова уставился на Марту, как на диковинное чудо. Два пушистых паучка, отвлекшись от своих дел, на паутинке спустились на ее голову и ловко вплели выбившиеся из пучка пряди обратно. Затем спрыгнули на пол и скрылись под торчащей половицей.

— Послушай меня, Сенечка, —  прервала тишину Марта, вернув ласковый тон.

— Д-да?

— Ты не должен здесь находиться, понимаешь?

— Наверное. Я тогда, может, пойду? — неуверенно спросил Сеня.

— Нет, — Марта печально вздохнула, — посидишь тут пока. Денек. Зелье вскипит еще не скоро. Потом выпьешь и пойдешь.

— Зелье? — испуганно уточнил Сеня, — какое зелье?

Марта тяжело вздохнула, помешивая содержимое котелка.

— Зелье забвения. Я не могу позволить тебе запомнить то, что ты здесь видел. Это подвергнет меня опасности, понимаешь? Ты должен забыть об этом. Как будто ничего и не было.

Марта отвернулась и засеменила вглубь кухни, где росли в широких горшках разнообразные растения. Длинными ножницами она принялась срезать листики и соцветия и складывать их в ступку.

Сеня тяжело опустился на старую табуретку около фальшивой стены. На всякий случай ощупал стену рукой, но потайная дверь не планировала просто так открываться.

— Марта, — осторожно начал Сеня, — а можно мне просто уйти?

— Разумеется нет, дорогуша. Ты обязательно кому-нибудь проболтаешься и мне несдобровать.

— Почему ты так думаешь?

Марта на минуту замолчала, что-то обдумывая, и тихо ответила:

— Так уже было. Раньше я хотела помогать людям своей магией. Волшебницы долго живут, я видела разные времена. Когда-то люди обращались ко мне за помощью, по самым разным делам. Но ничем хорошим это не кончалось. Неизбежно в итоге люди все чаще гнали меня. Пришлось учиться скрываться. Понимаешь, люди уже не верят в волшебство. Если моя тайна вскроется… хорошо если меня признают просто сумасшедшей, — Марта грустно хихикнула.

Повисла молчаливая пауза.

— Так вот как ты все успеваешь, — произнес Сеня, слегка усмехнувшись.

Марта махнула рукой в ответ и вдруг всполошилась:

— Ох, что же это я. Ты же, наверное, голодный. Погоди, я тебе чаю и пирожков принесу.

От мысли о еде у Сени внутри немного потеплело. После бега и таких впечатлений он действительно проголодался. Желудок, услышав заманчивое предложение, тихонько забурчал.

— Единственное интересное событие за последний год и то забыть придется. Сеня заметно погрустнел, ковыряя пальцем краску на табуретке. К нему несмело подошел столик и, стряхнув с себя пыль на манер собачки, расположился возле его ног.

— Ну не правда, у тебя не все так плохо, — добродушно проворковала Марта, расстилая на столик белоснежную скатерть.

— Еще бы. Рита обиделась на меня. У меня не выходит быть таким организованным как она. Да и с работой совсем беда. Когда начальник узнает, что я не сделал годовые отчеты, вообще, наверное, уволит не раздумывая… — Сеня вдруг осекся.

— Марта, а ты можешь помочь мне? — возбужденно спросил он, вскакивая с места.

— Ох! Тише-тише, что раскричался, — покачала головой Марта, — чем же?

— Ты же волшебница, верно? Сделай так, чтобы Рита на меня не сердилась! И, чтобы я работал быстрее. И не опаздывал.  И чтобы Федор Степанович не уволил за то, что я отчеты не сдал.

— Так ты можешь сам все это сделать, — Марта удивленно вскинула брови.

— Ты не понимаешь, у мене ничего не выходит. Прошу, помоги мне. От меня нет никакого толку, я только расстраиваю людей. И Риту, и окружающих. Я хочу, чтобы она была счастлива. Пожалуйста Марта, дай мне хотя бы денек попробовать. Если я не смогу ничего исправить, то выпью любое зелье, какое скажешь.

— Ох-ох-ох, я не могу Сенечка, — Марта сложила руки на груди, задумчиво опустив голову, — ты славный парень, но если ты меня выдашь…

Сеня молитвенно сложил руки и жалостливо пропищал:

— Я никому не скажу. Правда. Марта, можешь мне помочь?

Марта ерзала на месте под умоляющим взглядом Сени.

— Но чем я могу тебе помочь? У меня-то из ингредиентов почти ничего нет, мне давно не приходилось ничего готовить. Кое-что растет по мелочи на крайний случай. Чтобы сделать тебя успешнее придется настаивать зелье полгода. Да и тебе надо будет поехать на север, собирать олений мох.

— А-а-а. А можно сделать так чтобы Рита меня простила?

— Нет, — марта отрицательно покачала головой, — это глубокие чувства людей, на них я влиять не могу.

Сеня расстроенно опустил голову.

— А что можно сейчас?

— Кроме зелья забвения? Сейчас посмотрю, что осталось, — Марта распахнула старинный буфет и принялась просматривать на свет стоящие там пузырьки и высокие закупоренные графины.

— Вот, кое что есть, — Марта поставила перед Сеней на столик пузырек с мутноватой серой жижей.

— Что это? — Сеня поморщился рассматривая неаппетитное варево, — эликсир ума? Или может отвар скорости?

— Это зелье рассеянности.

Сеня разочарованно упал обратно на табуретку.

— Этого у меня и так хватает.

Марта пожала плечами и продолжила накрывать на стол.

Зелье рассеянности. И зачем его было варить вообще?  Нет бы зелье удачи, красоты, чувства юмора. Кому нужна такая бесполезная штука? Вот что с ним можно сделать? Разве что директору в кофе подмешать, чтобы он про отчеты забыл. Хотя погодите-ка…

— Что это ты улыбаешься, как налакавшийся сметаны кот? — Участливо спросила Марта, заметив просиявшее лицо Сени.

— Марта, а дай-ка мне это зелье. Кажется, я знаю, как его применить

­­

 

***

— И представляешь, после этого он сам понял, что забыл отчеты у себя дома!

— Да ладно. Федор Степанович никогда ничего не забывает, — Рита недоверчиво фыркнула.

— Я тоже был в шоке. Он извинился, что подумал обо мне плохо, и в этом месяце я даже получу премию!

Сеня сияя размешивал чай в высоком стакане. На обед они с Ритой ходили вместе. Сеня работал этажом выше, так что как только наступало время обеда, срывался с места и тащил Риту в шумную столовую на первом этаже. И сейчас, под гомон снующих туда-сюда коллег и пение старенького радио он, гордо выпятив грудь, словно герой труда, рассказывал о своих боевых достижениях.

— Ладно-ладно, угомонись.

Рита задумчиво повертела ложку в руках.

— Понятия не имею, как так вышло, но кажется, я тоже зря тебя пожурила за эти отчеты. Хорошо, что все разрешилось. Мне уже пора бежать. Не задерживайся, я зайду за тобой после работы.

И Рита, накинув на плечо сумочку убежала в сторону лифтов.

Остаток дня Сеня проходил сияя как начищенный самовар. Вот это да, вот это Сеня. Ай да молодец. Как ловко все провернул! За утро директор, успевший пять раз ошибиться дверью, насыпав себе в кофе чистящего средства вместо сахара и назвавший секретаршу кличкой своей собаки, действительно поверил, что он переутомился на работе, и что отчеты ему Семен давно сдал, но тот потерял их из-за усталости и стресса. Марта сказала, что зелье рассеянности — это зелье для мелких розыгрышей, так что эффект продлится максимум полдня. Когда директор немного передохнет, то придет в себя, и все будет выглядеть естественно. Хотя о внезапной рассеянности всегда организованного Федора Степановича заговорили все отделы, даже те, что лично с ним не работали.

Но к концу рабочего дня эйфория от собственной хитрости стала потухать. Да, от нагоняя за отчеты удалось избавиться. Но зелье у него в руках только на один день. Может, можно еще что-нибудь этакое с ним провернуть? Сеня слонялся по отделу, оценивающе разглядывая сотрудников. Чего бы ему еще хотелось? Наверное, зарплату себе повысить. За последний год все друзья вышли на повышение кроме него, т.к. Сеня всегда умудрялся что-то испортить.

А что если снова подлить зелье директору, и сказать, что тот обещал Семену повышение в этом полугодии, но тоже забыл об этом? Что ж, неплохая мысль. Сеня быстро перемахнул через этаж и добрался до кабинета начальника, но тот отсутствовал на месте.

— Вера, а где Федор Степанович? — спросил он.

— Уехал по делам. Будет к шести, — ответила секретарша, не отвлекаясь от набирания текста.

— Разве у него в шесть не конец рабочего дня? — Сеня почесал макушку.

Секретарша, миловидная худая женщина, глянула на него поверх очков и вновь уставилась в монитор.

— У него был… трудный день. Будет вечером доделывать объем работы за сегодня. Что ему передать?

— Нет-нет, ничего, я сам, — и Сеня поспешно удалился на свое рабочее место.

Ну что ж, раз начальника нет, придется ждать до вечера. ­

 

***

Сеня, как тайный агент, замер между высоким шкафом для папок с документами и кулером для воды. Отсюда был хороший обзор. Видна часть коридора и дверь в приемную директора. На часах было без пяти шесть, и рабочие не спеша начинали собирать вещи и уходить по домам. Этаж пустел. Сеня начинал откровенно скучать. Наконец и секретарь директора покинула рабочее место заперев дверь в приемную. Покрутившись у зеркала, проверив прическу и обновив помаду, она цокая каблучками направилась к лифту.

Сеня осторожно выглянул из своего укрытия. Все чисто. Директор вернется с минуты на минуту, и будет весь вечер проверять и исправлять те бумаги и документы, что делал утром, будучи опоен шутливым зельем. Вот тут-то вмешается Семен, и нарушит рабочий процесс еще на несколько часов. А завтра утром, можно будет поговорить о повышении.

Для начала нужно сварить кофе. Сеня стал у маленького кухонного столика и принялся за работу, проговаривая себе под нос рецепт:

— Две ложки сахара, одна ложка кофе, сливки, и 7 капель зелья рассеянности.

Он откупорил флакон и наклонил его над чашкой. Когда седьмая капля упала вниз напиток задымился, окутав Сеню сладковатым туманом, но через пару секунд все улеглось и кофе ничем не выдавал спрятанной в нем маленькой тайны. Сеня поставил чашку на блюдце и пошел ждать директора у двери приемной, чтобы занять его каким-нибудь разговором, услужливо предложив чашечку кофе на грядущий рабочий вечер.

Ожидая директора Сеня решил немного прорепетировать предстоящий разговор. Как бы лучше начать? «Здравствуйте Федор Степанович, я тут слышал вам предстоит тяжелый вечер?» Нет, это слишком. Или — «О, Федор Степанович, я как раз вас ждал». Или даже так — «Наконец-то, Федор Степанович! У меня к вам срочный разговор!».

За поворотом послышался нарастающий звук шагов, и Сеня суетливо выпрямил спину и взял чашку самым презентабельным образом. Но что-то было не так. Судя по звуку, идущий сюда человек явно носил каблуки. Но, прежде чем Сеня успел что-либо сообразить, из-за угла к нему вышла Рита, на ходу поправляя забавную вязаную шапку с кошачьими ушками.

— А, вот ты где! Ну что, ты готов? — спросила она.

— Да, уже почти готов. Вот только, — Сеня указал взглядом на чашку кофе в его руках, подбирая слова чтобы объяснить свое ожидание около приемной.

— О, спасибо тебе большое, — Сказала Рита забирая чашку с блюдца, — Я так устала сегодня.

Сеня почувствовал, как сердце у него оборвалось. Словно в замедленной сьемке он видел, как тонкая Ритина рука подносила чашку к губам. Она прикрыла глаза и слегка приподняла голову. Надо срочно что-то предпринять! Хоть что-нибудь! И, не придумав ничего лучше, он с размаху ударил рукой по донышку чашки, выбив ее из Ритиных рук. Чашка взлетела на воздух и горячий кофе вывернувшись обдал ее с головы до ног.

Рита раскрыв рот от неожиданности уставилась на Сеню.  Коричневая жидкость пропитала ее одежду, склеив опушек на капюшоне в мокрую паклю, капал с ее волос и лица. На куртке стремительно расползалось мокрое пятно. Чашка упала у ее ног и, издав звонкий дребезг, раскололась на части.

— Ха-ха-ха! Попалась! — слегка натянуто засмеялся Сеня, указывая На Риту пальцем.

Рита осталась стоять неподвижно.

— Здорово я тебя разыграл? — не унимался Сеня, хлопая Риту по плечу. — Эй, это была шутка понимаешь? Розыгрыш. Смешно, правда?

Рита шумно втянула носом воздух. Ее маленькие тонкие ладошки сжались в кулачки.

— Смешно?! Сеня ты совсем умом тронулся?

— Да ладно тебе, это же шутка, — ответил Сеня натягивая идиотскую улыбку.

— Шутка значит?

Рита ненадолго замолчала, переводя дух. От обиды щеки ее покраснели, а в уголках глаз стали собираться слезы.

— Мне надоели твои дуратские шутки Семен. И твоя безалаберность. Эта была последняя капля. Мы расстаемся!

И развернувшись Рита быстрым шагом пошла прочь из офиса.

Черт! — Сеня стукнул кулаком в стену закипая от злости и бессилия.

Впопыхах натянув пальто он бросился вдогонку, но Риты уже не было видно, ни на лестнице, ни возле лифтов. Если бы все можно бы в одночасье исправить. Отмотать время назад и сделать все совсем по-другому. Сеня замедлил шаг. А ведь можно. И он даже знает, как.

***

— Марта! — Сеня в очередной раз запыхавшийся и растрепанный влетел в кофейню. Колокольчики недовольно звякнули над его ухом.

— Что такое мой хороший? — Марта добродушно улыбнулась разливая чай по ажурным фарфоровым чашкам.

— Случилось непредвиденное! Мне срочно нужно тебе кое-что рассказать.

Марта жестом указала Сене идти за ней, и просеменив между столиками, скрылась в коридоре в конце зала. Утерев со лба пот, Сеня, стараясь никого не задеть, проследовал за ней. Когда он зашел на кухню, там уже светилась распахнутая потайная дверь. Марта жестом указывала поторапливаться. Сеня проскочил вслед за ней, и стена за ним со скрипом замкнулась.

— Марта, оно готово?

— Что? — не поняла Марта.

— Зелье забвения! Оно готово? — наиграно паниковал Сеня.

— Да, готово, — Марта на секунду замолчала, — но что случилось?

— Рита, она… Рита видела, как я подмешал зелье рассеянности своему начальнику! — соврал Семен.

— О-ох… — Марта прикрыла рот ладошками и села на вовремя подбежавший плетеный стульчик.

— Но она не поняла, что это было, — продолжил сочинять Сеня, — она решила, что я принес яд. Она решила, что я хочу его отравить!

Марта молчала.

— Теперь она пригрозила рассказать все начальнику охраны. Теперь меня если не посадят, то точно уволят. Марта, пожалуйста, дай мне зелье забвения! Я должен сделать так, чтобы она забыла то, что видела в кабинете начальника.

Марта все сидела неподвижно, обдумывая сказанное Сеней. Затем встала, и подбежала к чугунному котелку. Зачерпнув оттуда немного синеватой жидкости деревянной ложкой с длинной рукоятью, она наполнила им граненый флакончик, напоминавший неправильной формы кристалл, и плотно закупорила его.

— Держи, — протянула она флакончик Семену, — Чтобы воспользоваться зельем, нужно наливая его, сказать, что должно быть забыто.

— Что должно быть забыто, — машинально повторил Семен.

— Например, забыть вкус имбирного печенья. И вкус печенья будет забыт. Или —забыть фильм Розовые слезы. Все понял?

— Да, — отчеканил Сеня.

— И пожалуйста, не наделай еще больших глупостей.

***

— Рита впусти меня! — Семен стоял у входной двери Ритиной квартиры и барабанил в дверь, — Рита, прошу. Я хочу поговорить.

Дверь слегка приоткрылась. Рита стала в проходе, скрестив руки на груди.

— Чего тебе?

— Позволь мне объясниться, — Сеня силился делать самое жалостливое лицо, на которое был способен.

Рита зажмурилась и нехотя прошла в квартиру.

— У тебя 1 минута, — бросила она.

Сеня осторожно прошел в темную прихожую, двигаясь словно по минному полю. Скинув ботинки и верхнюю одежду он нащупал маленький пузырек в кармане брюк. Нужно поторапливаться.

— Ритуль, а ты не сделаешь нам чаю? — Осторожно начал он.

— Я уже пью, — отрезала Рита. — Чайник на кухне, можешь налить себе сам.

— Хорошо, — отозвался Сеня, и проследовал на кухню.

Что сказать Рите он пока не придумал. А может и не придется ничего говорить если все получится быстро. Сеня выглянул из кухни. Рита прибирала вещи на мягком тканевом диване, поправляя пузатые подушки.  У нее всегда был порядок в квартире. Не то, что у него. Кровать застелена. Многочисленные книжки ровно стояли на замысловатой формы полочках, протертые от пыли. Из интерьера выбивался только огромный мягкий медведь, подаренный Сеней на их годовщину. Но, Рита оставила его на видном месте, охранять ее покой. Компьютер включен, из колонок тихонечко лилась музыка. Песня какой-то новой популярной певицы. В них Сеня не разбирался. Около монитора ее компьютера стояла початая чашка чая. Хорошо, как добраться до нее до того, как она Рита допьет? Сеня налил кипятка в свою чашку. Быстрее, быстрее думай. Точно! Нужно выманить ее из комнаты!

Взгляд Сени остановился на широкой металлической сахарнице, и в глазах его запрыгали чертики. Убедившись, что Рита все еще занята, он вернулся к сахарнице, и незатейливо локтем спихнул ее на пол. На грохот металла о кафель прибежала Рита.

— Извини, я случайно! — старательно играл удивление и раскаяние Сеня, — Она просто стояла на самом краю, а я не заметил.

Рита вновь на секунду зажмурилась и молча вышла из кухни. Но вскоре вернулась, держа в руке веник, и грубо отпихнув Сеню в сторону, принялась убирать учиненный им беспорядок.

Воспользовавшись образовавшей паузой, Сеня спиной вышел из кухни, и прошмыгнул в Ритину комнату. Нужно делать все быстро. Как там было? Произнести, что именно нужно забыть.

Сеня откупорил пузырек и наклонил его над чашкой. Но что именно Рите нужно забыть? Так много всего произошло за день. Сказать, чтобы забыла, что я вывернул на нее кофе? Нет, тогда уж забыть, что она вообще заходила за мной. Но мы ведь договаривались встретиться еще на обеде. Наконец Сеню осенило:

— Забыть, что мы виделись сегодня.

Кап. Капелька зелья, сорвалась с флакончика и упала в чай, слегка расплывшись по его поверхности, а затем, растворившись, полностью исчезла. Как-то скучно. Зелье рассеянности выглядело куда эффектнее. Сеня взял флакончик в левую руку и аккуратно закупорил его.

— Что это ты делаешь? – Услышал он Ритин голос в дверях.

От неожиданности Сеня дернулся.

— Что у тебя в руке? – требовательно спросила Рита.

— Ничего, — Сеня нервно сглотнул, пряча руку с флаконом за спину.

Рита неуверенно подошла к нему, и потянула Сеню за руку, которую тот прятал.

— Ты пытался мне что-то подмешать? – Голос Риты стал холодным.

— Нет, ты неправильно поняла!

Сеня дружелюбно улыбнулся, попытавшись забрать у нее свою руку с флаконом, но Рита, крепче схватившись за нее, вырвала флакон из Сениных пальцев.

— Ты подмешал мне это в чай! Что это? – еще более севшим голосом спросила она.

Сеня чувствовал неизбежность как перед казнью и, краснея и закрыв глаза, резко выпалил:

— Волшебное зелье.

Повисла пауза.

— Ты издеваешься надо мной? – спросила Рита гневно.

— Нет, я говорю правду! – отчаянно взмолился Сеня, — Марта дала мне его. Ты не поверишь, но она волшебница! Или ведьма, не знаю. В ее кофейне есть потайная дверь, она там варит зелья!

Дыхание у Сени сбилось, он взглянул Рите в глаза, ища там поддержки.

— Да Сеня, не поверю.

Рита развернула Сеню к дверям и принялась выталкивать его в спину из комнаты.

— Пожалуйста уходи! Я не хочу больше слушать эту чушь! И видеть тебя не хочу.

— Я говорю правду! Сеня отчаянно упирался, схватившись руками за дверь.

— Уходи!

Сеня почувствовал, как от бессилия в нем начинает закипать злость.

— Хватит! – закричал он, — Немедленно одевайся, ты идешь со мной!

— Я никуда с тобой не пойду!

— Нет пойдешь, – Сеня грубо схватил Риту за руку и поволок в прихожую. – Я докажу тебе, что говорю правду!

***

Сеня втащил в кофейню обессилившую от бега Риту, в кое-как застегнутом пальто поверх домашних штанов и футболки. От бега ее лицо раскраснелось, а прямые темные волосы сбились в нечесаный колтун.

— Марта! – позвал Сеня, но в зале ее видно не было.

Сеня снова схватил Риту за руку и потащил на кухню. Потайная дверь была закрыта, так что он принялся молотить кулаками в стену.

— Марта! – Кричал Сеня, — Марта открывай срочно!

— Ты совсем умом тронулся, – проговорила притихшая Рита, — я домой пойду.

— Стой! – взревел Сеня, в глазах его читался лихорадочный блеск.

— Марта отрывай немедленно!

Наконец глухая стена поддалась слегка назад, и в ней засияла щель по контуру арочного поема. Дверь слегка скрипнула и отрылась. Сеня схватил Риту за руку и втащил внутрь.

Кухня, как и в прошлый раз жила своей жизнью. Котелки помешивалась, ложки гремели, баночки прыгали по обшарпанным столешницам. Старенький столик резво подбежал к Сене и потерся об его руку.

— Марта! – вновь позвал Сеня, услышав, как за его спиной дверь закрылась.

Марта показалась из глубины кухни, медленно ступая к ним на встречу. Она обеспокоенно перебирала в руках кружево носового платка.

— Что ты наделал снова, Сеня? – послышался ее тихий голос.

— Марта прошу тебя, расскажи ей. Рита видишь, это правда! Она волшебница. Она волшебные зелья варит.

— Сеня не стоило, – осторожно вмешалась Марта.

Рита, перестав изумленно озираться по сторонам, взглянула на граненый флакончик в своей Руке и тихо спросила:

— И что ты хотел мне дать?

— Это, – Сеня запнулся, – это зелье…

— Зелье забвения, – снова вмешалась Марта.

— Забвения? Ты хотел стереть мне память?

— Да нет же! Говоришь, что нужно забыть, и выпиваешь. Я просто хотел, чтобы ты забыла, что мы поругались сегодня, – вновь принялся оправдываться Сеня, – я не знал, как тебе объясниться, ты просто ушла.

— Сеня, ты мне кофе на голову вывернул!

— Да в той чашке зелье рассеянности было! Я его шефу утром подмешал, чтобы с отчетами выкрутиться. А ты чуть не выпила. Я тебя спас!

— Ты что сделал? – переспросила Рита, изумленно глядя на Сеню, – то есть это из-за тебя у нас работа на полдня остановилась? Ты хоть понимаешь, сколько важных документов и разговоров он испортил за сегодня? Да из-за тебя его могли уволить!

— Я не хотел, – оправдывался Сеня.

— Он не хотел, – на глазах у Риты навернулись слезы, – Ты хотел обмануть меня. Вот, что ты хотел! И сколько раз ты планировал это провернуть?

— Нет-нет, я просто хотел помириться.

— Ты пытался обмануть меня! – Рита всхлипнула, – Опять! Я устала от всего этого!

Ее вздернутый носик покраснел, а губы дрожали. По щеке скатилась первая слеза. Рита вытерла глаза рукой и вновь с укором уставилась на Сеню. Мокрые от слез темные ресницы склеились. Глаза блестели. Такая красивая. Сеня протянул к ней руку, но Рита отшатнулась.

— С меня хватит Семен. Лучше бы я никогда тебя не знала!

Рита свободной рукой откупорила деревянную пробку в стеклянном флаконе и выкрикнула:

— Хочу навсегда забыть тебя!

— Нет! – закричал Сеня, бросаясь к Рите. Но прежде чем он дотянулся до ее руки, она уже поднесла флакон к губам, запрокинула голову и залпом выпила содержимое пузырька.

— Рита! – Сеня выхватил пустой пузырек из ее рук, и выбросил его вон.

Рита пошатнулась. Глаза ее стали закрываться, еще секунда и она безвольной куклой рухнула на пол, Сеня еле успел подхватить ее.

— Рита! Рита очнись пожалуйста! – кричал Сеня ей на ухо, но ответа не последовало.

— Марта! — Позвал он, — Марта, это же можно исправить? Есть какое-нибудь средство, возвращающее память? Пожалуйста, Марта, – глаза у Сени покраснели, дыхание сбилось. Он в надежде смотрел на Марту, но она, опустив голову только отрицательно покачала головой.

— Почему ты так поступила? — Сеня сжал спящую Риту в объятиях.

— Видимо, ты был настолько нерешителен, что она решила тебя забыть, – раздался за его спиной голос Марты.

Сеня взглянул на Ритино лицо, ее закрытые глаза за пушистыми ресницами и слегка приоткрытые губы и к горлу его подступил комок. Нерешителен. Ему вдруг стало так невыносимо гадко от самого себя, что захотелось провалиться сквозь землю.

— Ты сможешь познакомиться с ней заново, – снова заговорила Марта,  — если захочешь. И если будешь готов. А сейчас, мы отвезем ее домой.

Марта коснулась рукой кучки разноцветных мотков ниток, и длинная вереница больших пушистых пауков, сбежавшись со всей кухни, схватили каждый по клубку, и, прямо на глазах у Сени, соткали из них небольшое одеяльце, в которое Марта заботливо завернула Риту.

— Именно поэтому, я не хотела больше использовать магию для людей, – голос Марты был печальным, – это всегда так заканчивалось.

***

В уютной кофейне, на пересечении улиц Гоголя и Апрельской витали запахи кофе и свежей выпечки. За барной стойкой сидел молодой парень, размеренно пережевывая булочку с джемом, и делая пометки в распахнутом на стойке ежедневнике. Позади него то и дело раздавался звон дверного колокольчика. Декабрьский снег щедро посыпал город и прохожие, забегая погреться и заказать чашечку кофе, обсуждали планы на предстоящие праздники.

Закончив расписывать остаток дня, парень сложил ежедневник в портфель и полностью погрузился в пережевывание свежей булочки.

— Добавки? – Поинтересовалась улыбчивая официантка с кофейником в руках.

— Спасибо Марта, не откажусь, – парень залпом добил остатки кофе, и протянул опустевшую чашку.

— Ох Сеня, как же ты возмужал, — Марта всплеснула руками, — любо смотреть. Красавец, а как тебе идут рубашки!

— Марта, перестань, — Сеня засмеялся заметно краснея, — новая работа требует носить форму. Правда с твоей выпечкой пришлось записаться в спортзал, так как скоро я буду с трудом помещаться в костюм. Видишь, штаны уже трещат.

— Я горжусь тобой, — подмигнула ему Марта, ставя на столик поднос со свежими булочками, — Рита бы точно оценила такого Семена.

— Да, наверное, — Сеня погрузился в себя, откусывая кусок от новой булочки.

— Я не видел ее с тех пор, как уволился. Может, я бы ей вовсе больше не понравился, — Сеня усмехнулся.

— Ну, думаю у тебя будет шанс узнать, — хихикнула Марта, и засеменила подальше от стойки.

За спиной у Сени снова звякнули колокольчики, и он вдруг почувствовал, как сжалось от волнения сердце. Красивая девушка с длинными темными волосами пролетела через помещение кофейни, устроившись неподалеку за барной стойкой, попросила чашку какао с корицей. Сеня глубоко вздохнул. Сейчас или никогда. Пригладил рукой волосы и поправил вдруг начавший давить на горло галстук. Слегка дрожа от волнения он пересел к ней поближе и, одарив девушку самой лучезарной своей улыбкой, произнес:

— Семен. Вы бы не хотели прогуляться со мной вечером? Сегодня. Или завтра. Или можете выбрать день я учту. Или я выберу.

Девушка возле него вдруг звонко и дружелюбно рассмеялась:

— Да уж Сеня, знакомиться ты так и не научился.

Сеня опешил. Вернув себе способность членораздельно говорить, он ошарашенно выдохнул:

— Рита. Так ты меня помнишь?! Но как? Я же… Марта же сказала…

Рита хитро улыбнулась и щелкнула Сеню по носу.

— А кто тебе сказал, что в том флаконе было зелье? – Рита вновь захихикала, – Там был просто мятный сироп.

Сеня медленно сполз вниз по стулу.

— Вы обманули меня?! – Выдохнул он.

— Просто мы решили немного тебя проучить, – услышал он елейный голос.

Марта поставила на стойку какао и потрепала Сеню по волосам.

Теперь Семен опешил окончательно. Рита в голос расхохоталась глядя на его ошарашенное лицо.

— А ты думал, что ты первый узнал о том, что Марта волшебница? Пока я ждала тебя вечерами у нее в кофейне, у нас было много времени душевно поболтать.

— Но. Но когда вы…

— Когда ты прибежал ко мне за зельем забвения, дорогуша. Прости. Но я сразу рассказала Рите, что у тебя все вышло из-под контроля. И она решила, что, пока она сама тебя не проучит, ты не остановишься.

— Мы квиты, – серьезно сказала Рита глядя Сене в глаза.

— На самом деле я не знала, что с тобой делать. Я правда хотела тебе помочь, но так дальше не могло продолжаться. Мы бы просто расстались. Или ты бы забыл, что у тебя вообще есть девушка.

— Не смешно, — Сеня надулся, и уставился в свою чашку кофе.

Рита тоже замолчала.

— Спасибо, — вдруг тихо сказал Семен.

Рита улыбнулась

— Мы еще встречаемся? – спросила она с искоркой в глазах.

— Даже не знаю, — Сеня опустился перед ней на одно колено, — Прекрасная леди, вы не согласитесь стать моей девушкой?

— Что ж, пожалуй, соглашусь, — Рита вложила свою руку в его, и звонко захихикала, – Тогда сегодня в семь, возле кофейни Кофе и Шоколад?

— Подожди, мне надо сверить свое расписание, — Сеня потянулся за ежедневником и разложил его на столе, – Да, пожалуй, я могу отменить кое-какие планы. В 19:22 тебе подойдет?

читателей   107   сегодня 3
107 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 3,00 из 5)
Loading ... Loading ...