Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Камень Тролля

 

I

 

Сегодня очень волнительный день, и не потому что завтра у нас с братом именины, а потому, что Валька согласилась со мной погулять. Это случилось весьма странным образом, когда мы с братом возвращались со школы. Мы почти дошли до конца улицы, когда услышали Валькины крики. Бросив портфели мы опрометью рванули на её голос.

Перепуганная Валька, прижимала руки к груди, а передней стояла огромная рыжая собака. Она злобно рычала, расставив свои здоровенные лапы в стороны и перегородив ей дорогу.

— Ути, ути, ути, — неожиданно для самого себя, первым поманил я пса. – Хорошая с-собачка. Иди ко мне!

К нашему удивлению, пёс оказался совершенно безобидным. Он добродушно завилял хвостом и повернув ко мне свою клыкастую морду, заулыбался.

Пользуясь моментом, Данька в один прыжок перегородил собой Вальку.

— Вечно вы, девчонки, вс-сего боитесь! То мышей, то темноты, то мостов, теперь вот – с-собака. – Я совсем было расхрабрившись, кивнул в сторону виляющего хвостом пса.

— Я вовсе не боюсь моста! – Нахмурила брови Валька.

— Боишьс-ся, ещё как боишьс-ся!

— А давай вечером проверим? – Предложил ей Данька.

— Вечером, так вечером. — Обиженно ответила Валька и демонстративно задрав свой носик к верху, удалилась.

Весь оставшийся день, я ходил в приподнятом настроении, то брата донимал, то переворачивал ящики с игрушками, в поисках деревянной рогатки с широкой резиновой лентой. Но на месте мне не сиделось и я предложил ему пойти на речку.

Лето нынче выдалось жарким, и солнце жгло наши спины пока мы наперегонки бежали к реке. С разбегу плюхнувшись в холодную воду, Данька вынырнув сказал:

— Я первый!

— Чего это ты?

— Чего-ничего, я старше вот чего!

Мы постоянно с ним спорили: кто старше и кто выше, кто быстрее и кто лучше. И так изо дня в день до бесконечности. Мама нас постоянно за это ругала, но сегодня с самого раннего утра она гремела на кухне кастрюлями и казалось, что до нас ей нет никакого дела. В воздухе пахло пряностями и корицей.

— А давай на вис-сячий мост, —  выпалил я, прервав свои размышления, — там и посмотрим кто из нас-с первый.

— Ага и Валька посмотрит! – Сказал Данька и отчего-то зло засмеялся.

Мост мерно покачивался на ветру, поскрипывая своими сухими, деревяшками. Он был небольшой, всего метров десять в длину, но как только ты оказывался на нем, он заговорщически начинал раскачиваться. В считанные секунды мы с Данькой были на середине.

— На старт, внимание…

Я был готов к прыжку когда за моей спиной раздался смешок.

—  Ха! Вы только полюбуйтесь, наш заИка прыгать собирается!

—  Марш! — Выпалил Данька и прыгнул.

«Ну всё как всегда, мой шанс в очередной раз был упущен!» — От злости я сжал кулаки.

— Ванька заИка и трус! Ванька-трус! Ванька-трус! —  Заверещал Колька.

«Вот дурак, и зачем я притащился на этот мост». — Думал я впиваясь глазами в воду.

В школе на математике, я всегда первым решал задачи и давал брату списывать, на физре бежал вторым, на литературе не просто заикался, а художественно спотыкался о каждую вторую букву, да так ловко, что весь класс катился со смеху. Но тут, совсем другое дело, надо было сразу догадаться, что из этого ничего хорошего не выйдет.

Брата всё ещё не было. Не раздумывая больше ни секунды я прыгнул вниз. Ледяная вода впилась в глаза, нос и даже полезла в уши. Глаза жутко резало, когда вглядываясь в муть воды я шарил по илистом дну руками. Снова и снова я всплывал набирая ртом воздух и погружался на дно, пока наконец не наткнулся на что-то руками. В надежде что это Данька, я схватился и изо всех сил потянул.

Вдруг у левой руки будто что-то обломилось и образовавшийся поток затянул меня в открывшийся люк.

 

II

 

Когда я очнулся, рядом стоял скрюченной старичок. Его старое затёртое до дыр пальто, засалено лоснилась у карманов. Неожиданно он раскинул в стороны свои необычайно длинные руки, сплошь покрытые бородавками и едко хихикнув просвистел:

—  А вот и я.

—  А зачем мне ты? —  Строго ответил я, поднимаясь с земляного пола. — Я брата ищу.

Я начал оглядываться по сторонам. Стены покрывал густой зелёный мох, отчего они казались округлыми и мягкими, словно обтянуты плюшем. Можно было подумать, что я нахожусь внутри огромного мохнатого яйца. Кругом пахло плесенью и тиной.

—  Не вертись вороной — Ворона! — Неожиданно старик хлопнул перед моим лицом в ладоши и обернувшись в Ворону влетел в противоположную стену. Ни секунды немедля я бросился за ним и если бы не мягкий мох, то разлетись моя черепушка на тысячу мелких осколков.

— Я конечно знал, что ты балбес, —  старичок захихикал, неожиданно оказавшись за моей спиной, —  но что настолько!?

— Это вовсе не смешно, — обиженно сказал я, потирая ушибленный лоб.

— Очень даже, — возразил старичок и сделав глубокий вдох, подул на мою шишку, от чего щёки его раздулись как паруса одиноко дрейфующей лодки, а нос выгнулся дугой.

На меня обрушился настоящий ураган и был он такой силы, что мне пришлось закрыть лицо руками.

— Перестаньте немедленно!  Вы как ребёнок. – Закричал я.

От слов моих старичок неожиданно сконфузился, сжался в комок, втянул шею в плечи и горько заплакал. Мне стало так стыдно, что я был готов провалиться сквозь землю:

— Простите, — сказал я замявшись. — Я не хотел вас обидеть. Я хотел брата найти!

— Я бы тоже хотел найти брата, — и слёзы одна за другой потекли по его морщинистому лицу. Если бы только мне было кого искать.

Достав из кармана мятый платок он громко высморкался.

— А хотите будем искать Даньку вместе?

— Чудак ты однако! Конечно хочу, только как мы его искать будем? —  Старик обежал вокруг меня, трогая косматые стены руками. —  Тут же ни выхода ни входа!

— Но мы же как-то сюда попали?!

— Знамо дело как! Ты над братом издевался.

— Я-я? — От удивления мои глаза чуть не вылезли из орбит. – Скажи лучше, как ты сюда попал?

— А что сразу я? – Отвернувшись, он оторвал от стены кусок мягкого мха, бросил его на землю и плюхнувшись в него словно в мягкую подушку продолжил. —  А я брата дразнил «Бородавкой». Ну понимаешь, — начал оправдываться старичок, — у него на кончике носа была большущая бородавка, отчего он всегда казался смешным и неуклюжим. – Немного помолчав, он продолжил. — Вообще-то, я должен был тебя съесть, ну или хотя бы напугать.

—  Зачем?

— У нас, у троллей, так положено! Но тебе малец, это видимо невдомёк.

— Но ты же совсем не похож на тролля!

— Это я-то не похож?! —  В ту же секунду старик быстро начал увеличиваться в размерах, ноги его вытянулись и уперлись в противоположную стену, а огромная голова подперла потолок.

— Хватит. — Закричал я и чтобы случайно не быть раздавленным резко отскочил в сторону. — Остановись! — Замахал я руками.

— Ну что, теперь ты мне веришь?

— Теперь здесь совершенно нет места!

— А ты выдохни. —  Гулко засмеялся тролль, протягивая мне свою широкую ладонь. – Я — Толль!

— А я – Ванька.

Он приобнял меня своей огромной ладонью, словно листом шершавого лопуха и мы сидели с ним вот так – обнявшись, как старые, добрые друзья, ещё долго-долго.  Смеялись и рассказывали друг другу разные истории.

— Славный ты малый, словно к сердцу моему прирос. А знаешь, у меня ведь для тебя кое-что есть. — Он полез в свой засаленный карман и достал изумрудного цвета камень. — Но сначала, только тсссс – никому! — Он прижал указательный палец к своим огромным сплющенным губам и поведал мне свою тайну.

Давным-давно, в маленьком городе троллей, жили-были два брата. И были они так дружны — не разлей вода. Вместе делили радости и огорчения, вместе проказничали и озорничали, ну и оплеухи, конечно же получали от мамы троллихи вместе.  Это были те добрые времена, когда жители города ещё трудились не покладая рук, выращивали удивительных животных, волшебные травы и создавали чудодейственные порошки для снадобий. Сердцем этого города был необычайной красоты Фонтан.

Он стаял на центральной площади и был украшен скульптурами единорогов и эльфов. Фонтан возвышался в три уровня. К первому примыкали резные каменные чаши в форме цветов, лепестки которых служили лавочками. На втором чинно разместились три единорога. Они стояли на задних ногах, горделиво подняв свои головы. Третьим уровнем были эльфы. Они сидели на спинах величественных животных, держа в руках кувшины из которых текла разноцветная газировка: малиновая, яблочная и грушевая.  Сладкая вода перетекала из чаши в чашу, привлекая к себе внимание всех жителей.

Дети его обожали! Он был необычайно красив, а главное вкусен. Город Троллей процветал!

— Но однажды,- на этих словах Толль замер, вытянув своё правое ухо словно локатор и плотно прижав к стене, — в город пришёл Человек без лица. Он был само зло, ибо всё чего он касался, становилось мёртвым превращаясь в камень. Когда же он добрался до Фонтана, Северная половина города была безвозвратно утрачена и нам троллям ничего не оставалось, как убраться на другую сторону.

— Мой брат был храбрый малый, — голос его дрогнул, — такой же храбрый как ты. — Широко улыбнувшись, Толль потрепал мои взъерошенные волосы. — Он не хотел ждать и вооружившись острым копьём и обереговым камнем, ушёл защищать город.

Он верил в победу и своё доброе сердце, но Человек без лица даже не стал с ним сражаться. Он наклонил свои пустые глазницы к его лицу, ткнул в грудь острым пальцем, что-то тихо сказал, а потом сорвал с него защитный камень.

В считанные секунды Тилль, так звали моего брата, превратился в камень. Человек без лица водрузил его в центр фонтана словно скульптуру и сказал:

— Теперь это мой город! И так будет с каждым, кто ступит на мою территорию.

Глядя на ярко-зеленый камень, старик замолчал.

— Ты такой же храбрый, как и мой брат, поэтому этот камень должен быть твоим!

Я держал в руках самое большое сокровище своей жизни и был неимоверно горд собой и своим новым другом.

— Мы должны найти Даньку! – вскочил я.

— Должны то должны, да вот только как нам выбратьСя отСюда?

— Знаешь у меня есть идея! Ты же можешь в Ворона превратиться, так?

— Могу.

— А меня превратить в кого-нибудь можешь?

— Да в кого угодно! – Рассмеялся Толль.

И Ванька что-то быстро-быстро зашептал в его огромное ухо.

 

III

 

На краю мостовой сидела девочка. Она раскачивала ногами, глядя как блестят на солнце её чёрные лакированные туфли. В одной руке она держала альбом с красками, а в другой крепко сжимала кисти. Она так была увлечена своим занятием, что совершенно не заметила, откуда на дне пересохшей реки, появился мальчик.

А Ванька вылетел из появившегося в воздухе туннеля словно футбольный мяч и растянулся звёздочкой на потрескавшемся иле.

— Толль! – Тихонько позвал он, озираясь по сторонам.

— Тише ты, не кипятиСь. – Присвистывая ответил тролль ему в самое ухо.

— Да где ты! Я тебя не вижу. – Зашептал Ванька.

— Потому, что я не хочу, чтобы меня кто-то здеСь видел.

Ванька потирал ушибленное при падении колено.

— И всё-таки я не пойму, как это у нас вышло. Я же тысячу раз превращался в ворона и пролетал сквозь стены, но всегда оказывался в одном и том же месте.

— Ну…. Соображай, башка. – Ванька трижды стукнул себе по лбу.

— Что ну….

— А то и ну… Раньше ты куда летел, туда и возвращался!

— Ну….

— А сейчас куда ты летел?

— В туннель.

— Вот то-то и оно! – Горделиво воскликнул Ванька

— Тише ты, нас кажется обнаружили. – Тревожно сказал Толль.

Подняв голову вверх, Ванька увидел, как за ними внимательно наблюдает девочка.

— А ты чего тут одна сидишь? – Крикнул он.

Ванька в миг выбрался из канавы на месте которой когда-то была река и в считанные секунды стоял рядом с девочкой.

— Я Ванька. – Сказал он запыхавшись.

— Дари. – Не поднимая глаз ответила девочка. – А почему ты своего друга оставил там? – Она показала на илистое дно сжатыми в кулачке кисточками.

— Нет там никого, — протянул Ванька. – С чего это ты решила?

— Нет, так нет. – Очень серьёзно ответила девочка.

Ванька в недоумении разглядывал дно, но никого не обнаружил.

— А почему ты одна?

— Я хотела порисовать. – Спокойно ответила Дари. — Не люблю когда мне мешают.

И тут только сейчас Ванька заметил в её руках альбом, кисточки и краски.

— А что ты хотела нарисовать?

— Реку.

— Какую реку? – Удивлённо переспросил Ванька.

— Вот эту. – Печально сказала девочка.

— Но здесь же нет никакой реки.

— В таком случае и брата твоего здесь тоже нет.

— А… а откуда ты про моего брата знаешь? – Запинаясь от волнения спросил Ванька.

— Я его с Человеком без лица видела. Он такой же как и ты, только совсем другой!

— Послушай Дари, будь другом, покажи мне где ты их видела.

Ваньке было жутко неловко просить помощи, да ещё у девчонки. Он переминался с ноги на ногу, пока не почувствовал хорошую затрещину.

«Ну погоди…, Толль! Доберусь я до тебя». – Думал Ванька озираясь по сторонам. Но, от следующего толчка он споткнулся налетев на Дари. От неожиданности девочка разжала пальцы, краски выпали из её рук, кисти покатились по мощёной булыжниками мостовой, а из альбома полетели чёрно-белые картинки.

«Что же это?!» — Думал Ванька глядя на пейзажи Дари. Девочка стояла в нерешительности и что-то обдумывала.

— Хорошо. — Сказала она. – Пойдём, здесь всё равно нет реки.

Собрав все картинки, Ванька и Дари крепко взялись за руки и быстрым шагом направились к виднеющемуся вдали фонтану. Было жутко страшно идти в Северную часть города, но всё-таки с ними был Толль, а ещё на груди Ваньки красовался защитный камень, а это придавало силы.

Они прошли мостовую и уже было собирались ступить на запретную часть города, как вдруг, совершенно неожиданно, послышался чей-то знакомый голос. В надежде, что это Данька, я бросился к краю.

— Трус! — Раздалось в самое ухо.

Обернувшись Ванька увидел человека в черном балахоне и испуганно выдавил:

— Простите.

— Ты действительно считаешь себя таким милосердным, лицемер? Подумать только, каждый раз ты даешь брату шанс быть первым выставляя себя на посмешище… Как благородно, мой друг. – Подойдя вплотную Человек без лица уставился на Ваньку в упор. — И как тебе живется в тени собственных побед?

По спине пробежала волна ледяного пота.

— Ты и твоя ложь, погубили его. Ты никогда не давал ему настоящего шанса! Каждая его победа – пыль, ничто, милостыня! — Слова шипучей змеёй врывались в душу. Я чувствовал себя маленьким и ничтожным. Ком подкатывал к горлу.

— Ты виновен в его смерти и только ты!

— Не правда, он ещё жив!

— Вера, мой друг, делает нас слепыми!

— Не слушай его, он всё врёт! – Девочка с чёрно-белыми красками взяла меня за руку, пытаясь вытянуть из адского круга. – Он со всеми так поступает кто приходит сюда, а потом…

— Какое жалкое зрелище, милая! — Теперь гнев Человека без лица упал на Дари.  Твой отец никогда не вернётся, потому, что ты ему не нужна! Великая жертва во имя Любви! Ты жертвуешь своим будущим ради брата, брат своим счастьем ради твоей любви, ваша мать молодостью во имя предательства, ну а ты моя маленькая Дари? — Каждым словом Человек без лица снимал слой за слоем, подбираясь к самому сокровенному.

— Ты принесла в жертву свою Мечту! И, спросите вы? Стала серой, как впрочем и весь твой чёрно-белый мир! — Он засмеялся, но смех его казался пустым и холодным. — Ты ни брата предал, ты себя предал!

«Слова бомбой замедленного действия, проникали в меня, разрушая душу. Я был раздавлен. Всё во что я верил и чем жил, оказалось моей собственной иллюзией. Я смотрел в пустоту чужого лица и видел в нём лишь своё отражение».

Наконец Человек без лица засмеялся видя наши застывшие от страха лица. Он наклонил свои пустые глазницы к моему носу и хотел было ткнуть в мою грудь своим костлявым пальцем, но рука его дрогнула и острый ноготь вошёл в защитный камень, словно нож в масло.

В воздухе раздался хлопок и Человек без лица исчез. На камне появилась трещина.

— Можно я посмотрю? – Неожиданно спросила Дари.

Аккуратно сняв своё сокровище, Ванька передал его девочке.

— У фонтана каменных дел мастер живёт. Он точно сможет его починить.

— Я думал, что в Северной части города никто не живёт?!

— Никто и не живёт, кроме него. Его дом находится глубоко под фонтаном, поэтому о нём не знает даже Человек без лица. И фонтан между прочим, его рук творение!

— Но тогда откуда про него знаешь ты?

— Хм… — Дари, замешкалась. – Он мой отец. Когда я была совсем маленькой, он ушёл от нас с мамой в свои пещеры, чтобы мастерить.

Уже давно стемнело, а Ванька с Дари все ещё сидели у высохшего фонтана и никак не могли решить, что же им делать с камнем.

— Надо отдать его и дело в шляпе!

— Ага-а, отдать. —  Растянул слова Ванька. — Как ты его отдашь?! Где я и где мастер?

Дари резко спрыгнула на вымощенную булыжником мостовую, поднялась на носочки и тут же перекатилась на пятки, затянув потуже свои чёрно-белые бантики на косичках. Прищурилась и быстро выпалила:

— Я знаю, как попасть к нему!

— Да ну?!

— Только вернуться ты должен до восхода луны. Если серебристый луч упадет вон на ту башню, — она ткнула пальцем в крышу, острым пиком возвышавшуюся над Северной частью города, ни ты и ни твой брат, никогда не сможете вернуться.

— И как находясь в пещерах, я узнаю, что восход луны и пора возвращаться? — Растерянно спросил Ванька.

— Узнаешь, — замявшись сказала девочка, — если возьмешь меня с собой…

Уже через несколько секунд, они с Дари сидели в булочной напротив мастерской. В воздухе пахло горячей выпечкой и мятным чаем.

— И что мы тут делаем? – Шёпотом спросил я.

— О чём думал, туда мы и попали. – Расстроенно сказала Дари.

— Во дурак! – Ванька с размаху стукнул себя по лбу. –Ты бы предупредила….

— В нашем городе слова и мысли не расходятся, — Дари насупилась скрестив руки у себя на груди, — откуда мне было знать, что у вас всё по другому?!

— Погодь!

Резко вскочив из-за столика, Ванька скрылся из виду, но уже через пару секунд он сидел с довольной улыбочкой на лице и держал в руках две горячие подрумяненные булочки.

— С повидлом! – довольно сказал Ванька, протягивая ей одну.

Дари зажмурилась, откусила большой кусок, долго-долго пережёвывала, пока всё содержимое её рта не превратилось в жидкую кашицу и только после этого проглотила.

— Это зачем ты с ней так? – удивленно спросил Ванька.

— Организм усваивает пищу, только если тщательно пережёвывать. —  Она откусила еще один кусок.

— Смотри! Твои бантики, стали зелёными!

Дари удивлённо стала себя разглядывать.

 

IV

 

Расстояние от булочной до мастерской, мы с Дари преодолели в считаные секунды. Влетев Ванька сходу выпалил:

— Мы хотели камень починить!

— И вам моё здрасьте, молодые люди. — Мастер широко улыбнулся.

— Здравствуйте! – В унисон ответили дети.

— Мы хотели камень починить! — Отчего-то встревожился Ванька.

Мастер немного задумался, а потом поглядев на меня громко рассмеялся.

— Чего это он? – обиженно спросила Дари.

— Не знаю, — Ответил я пожав плечами.

— Вы детишки, решили верно меня разыграть!

— Да нет же! Вот наш камень, у него ещё край отколот.

— Край говоришь отколот.

— Мы через канаву прыгали, а потом я споткнулся и полетел вниз, а там, — начал было врать Ванька, — а там прут торчал металлический, и если бы не камень, то быть дыре на моей груди.

— Помню, помню, вашу сказочную историю.  – Мастер отвернулся копошась в журнале с записями. – Вот, расписка.

— Какая ещё расписка?

— Ваша, молодой человек. Вы были здесь буквально тридцать минут назад.

Перед нашими удивлёнными лицами, лежал клочок бумаги на котором ровным подчерком было написано: «Данил Кольцевой».

— Так что, Данил, может ты хочешь забрать камень, а не отдать? — Улыбнувшись спросил мастер.

— А я не говорил вам, что меня зовут Даня…

Сложив расписку вдвое, я уже было повернул к двери, как вдруг меня осенило: «Врёт он всё! Где сейчас Данька неизвестно и отдать камень, да к тому же точно такой же как у меня, он никак не мог!

Подойдя уверенным шагом к мастеру я положил на стол расписку, взял золоченую шариковую ручку и рядом с подписью брата написал: «Данил Кольцевой». На бумаге красовались две одинаковых подписи написанных совершенно разным почерком.

— Наш почерк, даже мама не различает. — Сухо сказал я, держа росписи перед лицом мастера.

— Где мой брат?

Оглушительный хохот раздался со всех сторон. В считанные секунды мастер оказался Человеком без лица.

— Детки, детки, детки… О как же вы предсказуемы! Вы действительно наивно полагаете, что вас спасёт камень?!

— А что нас спасёт? – Серьёзно спросил Ванька.

— Жизнь в обмен на другую Жизнь.

— Не верь ему, он тебя обманет! – Дари заплакала.

Резкий толчок в спину, чуть не сбил Ваньку с ног.

— Даже не думай! – Просвистел Толль ему в левое ухо.

— Твоя Жизнь, в обмен на Жизнь твоего брата. – Прохрипел Человек без лица.  – Ты или он? Я отпущу его, если ты мне подаришь свою Жизнь.

Не раздумывая ни секунды, Ванька сорвал с груди защитный камень, протянув его пустому лицу.

— Возьми. – Строго сказал он. – Она твоя.

Как только мертвенно бледная рука коснулась камня, в голове закружилось. Земля ушла из под ног и Ванька рухнул.

 

V

 

Когда он пришёл в себя, вокруг собралась толпа ребят. Колька не переставая верещал как девчонка:

— Ну ты даешь, Ванька! Взял и прыгнул. Это ж надо так а?!

— Где мой брат? — сухим голосом спросил Ваня.

— Да вот он, что с ним будет-то.

Немного растерянный Данил стоял рядом, а Валька держала его крепко за руку и никуда не отпускала.

— Его какой-то старик вытащил. – Продолжал верещать Колька. — Не знаю откуда он взялся, говорит: «Мимо проходил», а у самого морда страшная-страшная, а руки все в бородавках и присвистывает всё время.

Ваня невольно улыбнулся. На груди у него висел медальон с изумрудным камнем.

— Дань, мама наверное уже пирог испекла и нас давно ждёт.

— А давайте все к нам?! —  предложил Данька.

И ватага голодных ребятишек, направилась к Ванькиному дому.

 

VI

А где-то в городе троллей снова заработал Фонтан! Цветная газировка искрилась на солнце. Девочка по имени Дари, вместе с Толлем и Тиллем рисовали малиновую Реку.

«А куда делся Человек без лица?» — спросите вы. А может этого Человека вовсе никогда и не было?

читателей   59   сегодня 1
59 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 3,75 из 5)
Loading ... Loading ...