Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Их вереск оплачет

 


Так иди дитя людей
К лесу и речной воде.
Феям дай себя обнять,
Ибо в мире скорби больше,
Чем ты можешь осознать…
 
(У.Б.Йейтс)

Она бежала по узкой лестнице вниз, проклиная себя за то, что потеряла так много времени. Тени мелькали позади нее, дыхание сбивалось. Наконец, одолев винтовую лестницу, она оказалась в каком-то небольшом, словно бы шахтерском, зале, под замком. Топот позади отдавался эхом от каменных стен. Она резко обернулась, за ней гнался огромный бородатый воин с копьем. Еще один варвар с материка.

«Лучше уж тут, чем в большом зале замка. Тут достаточно места, чтобы увернуться, но при этом недостаточно, чтобы ему было удобно атаковать таким большим копьем» — пронеслось с холодной расчетливостью в голове.

Кэйли кинула факел на земляной пол и сжала покрепче рукоять меча, готовясь к бою. На нем практически не было защиты, не считая кожаных наручей и шлема. Казалось, он весь состоял из сплошных мышц и шрамов. Варвар с ревом кинулся на Кэйли, со страшной силой размахивая копьем, ей едва удавалось уворачиваться и блокировать его яростные атаки своим мечом. Копье со звоном ударялось о каменные стены. Он не обращал на это внимания, продолжая неумолимо наступать. Варвар оттеснил девушку в угол между каменной стеной и узким тоннелем, прикрытым решетчатой дверью.

– Ах! – выдохнула она, когда копье, скользнув кончиком острия выше колена, оставило неглубокую, но кровоточащую рану. В тусклом свете факела ей показалось, что на его лице промелькнула злая усмешка.

Тут же последовал следующий удар. Она дернулась назад, вжавшись в стену и в последний миг схватила пролетевшее у самого плеча копье за древко, но воин оказался быстрее, и вырвал копье. Потеряв равновесие, Кэйли рухнула на землю. Он нанес страшный рубящий удар, который она попыталась заблокировать из своего неудобного положения. Вибрирующая боль отдалась в кистях: меч вылетел из её рук и со звоном ударился о стену.

На мгновение она поддалась панике и попятилась назад.

Его глаза, в тусклом свете факела, стали безумными и остекленевшими.

Казалось, что ей уже не спастись, когда на лестнице раздался топот. За спиной варвара появился Финн.

Он лишь секунду помедлил, глядя на противника и в тот же миг рванулся к нему через зал. Варвар тут же обернулся и обрушил свое тяжелое копье. Но Финн, пригнувшись, успел прикрыть голову щитом. Он кинулся вперед и мгновенно преодолел разделявшее их расстояние. Враг дернулся к ножу на поясе, но было уже поздно. Клинок Финна пронзил его живот, почти одновременно с тяжелым, размашистым ударом бортом щита в лицо. По разбитой челюсти тут же заструился поток крови, стекающей по густой бороде. Он навалился всем весом на Финна, роняя того на пол. Варвар крепко вцепился в Финна, старик тщетно пытался вырваться.

Кэйли рывком подбежала к ним и рубанула клинком в толстую шею варвара. Он с хрипом повалился на бок. Его челюсть, не прикрытая шлемом, была свернута после удара щитом, а борода окровавлена.

Тело еще содрогалось, но он был уже мертв. В глазах Кэйли потемнело, когда она увидела, что у Финна из живота торчит нож. Такие ранения всегда смертельны. Варвар все-таки достал его и было понятно, что старика уже не спасти.

— Я закрыл люк, погони быть не должно. Когда они найдут люк, вы будете уже далеко. Только разыщи Эйву, —  сказал он хрипло, тяжело дыша.

Все это казалось ей похожим на страшный сон. Никто не думал, что замок падет так быстро. Взгляд Финна стал мутным. На секунду Кэйли показалось, что он уже мертв, но его губы вновь зашевелились.

— Кэйли, я слышу сигнал королевских труб, — тихо добавил он, замолчал и закрыл глаза, словно прислушиваясь. Она наклонилась к старому воину, аккуратно обняв его за шею.

— Наш славный король со своими всадниками. Они скачут через поля вереска защитить замок, — тихо, почти шепотом, промолвил старик. Глаза остекленели, а грубая рука, сжимающая маленькую ладонь Кэйли, ослабла.

— Спи, старый друг, — медленно произнесла она, склонив голову на его плечо, крепко сжимая руку старика.

Ей вспомнились тяжелые уроки боя на мечах, которые Финн проводил для нее и брата. Они тогда были еще детьми. Финн изматывал их физическими упражнениями, порой, с раннего утра до поздней ночи. Мать Кэйли была не в восторге от этого, но отец говорил, что девочка должна быть готова постоять за себя. И, похоже, не зря. Лорхан, её брат, так и не стал хорошим воином из-за слабого здоровья, но он стал добрым и мудрым правителем, и справедливо решал споры крестьян, приходивших к нему.

До этой поры.

Кэйли положила меч старика на его грудь и уложила грубые ладони на рукоять. Времени на похороны и скорбь не было. И в последний раз простившись с ним, она исчезла в тоннеле.

 

 

***

 

 

Небо затянуто серым. Опять пойдет дождь. Здесь вообще редко увидишь солнце, но в последнее время дожди, казалось, почти не прекращались.

Кэйли остановилась, тяжело дыша. Погони не было. Она обернулась и в последний раз взглянула на дом, сжимая до боли рукоять меча.

Остров, разорванный войной, лишился короля несколько месяцев назад.

А она лишилась и брата, и дома.

Тело Лорхана, ее брата и лорда замка, останется там, под сводами большого зала, где он принял смерть.

Кэйли до последнего оставалась с ним. Он понимал, что им не спастись. Лорхан приказал ей бежать вместе с его дочерью Эйвой через тайный ход, через лес, к дяде. Кэйли сопротивлялась, она не хотела покидать брата. Она уговаривала пойти его с ними. Лорхан обещал, что в замок не войдут, что они успеют уйти, что он обязательно догонит их.

Это было отчаяние. Тогда-то она поняла окончательно, что у них нет шансов и замок уже не спасти. Лорхан уже никуда не уйдет. Осталось защищать Эйву до последнего. И, кто знает, может удастся отомстить варварам потом, когда девочка будет в безопасности.

Она смотрела на горящие крыши башен и крестьянских домов.

Тогда, в главном зале, прощание было недолгим. Она не позволила себе оборачиваться, когда бежала через зал к башне чтобы забрать Эйву. Если бы она обернулась, то, возможно, не смогла бы оставить Лорхана, не смогла бы уйти.

Поднимаясь по винтовой лестнице башни она услышала треск и громкий удар внизу, где-то в стороне главного зала.

«Главные ворота» — мрачно пронеслось в голове.

Она быстро пробежала по винтовой лестнице. Старая служанка Герда открыла дверь в комнату и Кэйли ворвалась внутрь. Эйва сидела на пышной кровати закрыв лицо руками и плакала. Когда Кэйли приблизилась к ней, та подняла на неё взгляд и тихо спросила.

— Где папа? Что нам теперь делать?

— Мы должны уходить. В подвале замка есть тайный ход, — ответила Кэйли глядя в большие заплаканные глаза девочки, — твой папа догонит нас позже.

Последние слова оцарапали Кэйли, когда она их произносила. Она взяла Эйву на руки и они вместе с Гердой покинули комнату. Когда они спустились обратно в главный зал, там уже шло сражение, прямо у упавших внутрь зала ворот. Враги все прибывали и прибывали, хаотично нападая на защитников замка со всех сторон.

Лорхана нигде не было видно.

Благо вход в подвал совсем недалеко. Пара варваров прорвавшихся мимо обороны замка, вглубь зала, увидели Кэйли с девочкой на руках. Она передала девочку и ключ от люка Герде и приказала бежать вниз по лестнице, и в лес. А сама кинулась наперерез тем двоим, преграждая им путь к подвалу. Варвары уже были в нескольких метрах от нее, когда она заметила бегущего к ней Финна с группой солдат.

Кэйли отбила удар мечника, напавшего на нее первым, и, сделав резкий выпад, вонзила меч в его живот. Тот замер на секунду, взглянув округлившимися от страха глазами на свою рану, и рухнул на на пол, со звоном выронив меч из рук.

Она резко развернулась, как вдруг в ее глазах потемнело, а в голове раздался звон. Другой варвар ударил ее щитом в висок. Коленки подкосились и она пошатнувшись упала на пол. Финн что-то кричал. Последним, что она видела был клинок пробивающий череп варвара стоящего над ней.

Очнулась она от грубых пощечин Финна. Он волочил ее по полу в сторону подвала. Зал был заполнен дымом и завален трупами, что-то горело. Всюду раздавались крики, отдающиеся эхом в ее голове.

Финн грубым рывком поднял ее на ноги и втолкнул в подвал, захлопнув за ней дверь.

 

Теперь замок, взрастивший поколения ее предков, разрушен и разграблен. Где-то в трещинах башен свистит ветер, разгоняя пламя. Неподалеку от замка, был, теперь уже обвалившийся за время осады, каменный, поросший мхом, мост, перекинутый через быструю реку.

Кэйли вспомнила, как в детстве она любила вместе со своим старшим братом Лорханом убегать из замка к этому мосту, несмотря на запреты матери. Лорхан изображал страшного тролля, который живет под мостом. Он набрасывался на Кэйли из-за кустов пугал ее. Тут же они дрались на палках, представляя себя отважными воинами.

Беззаботное детство прошло и мир погрузился во мрак войны.

 

 

Кэйли шла в рассветных лучах вглубь леса. Нужно было скорее найти Эйву. Ей вспомнилось, как во время осады они праздновали Имблок — праздник весны.

Эйва тогда носилась то тут, то там и старая Герда кое-как поспевала за нею. Мать Эйвы умерла от болезни, когда та была еще совсем малышкой, а ее отец был слишком занят правлением, потому ее растили в основном Кэйли и нянька Герда. Глядя на нее Кэйли улыбалась. Когда-то Герда так же носилась за ней и братом. Только прыти у нее тогда было куда больше. Она сказала об этом Лорхану, сидевшему рядом и тот тоже улыбнулся. Музыка лютни и флейты заполняла весь двор, народ танцевал, и пел. Все старались забыть, хотя бы на этот вечер, о осаде и войне.

Эта ночь была последней.

Медленно подбирался рассвет. Сначала никто не заметил криков стражника со стены. Времени оказалось меньше, чем все думали — враги начали штурм.

Никто из союзников так и не пришел на помощь. Без короля лорды стали разрозненными и беспокоились только о себе.

Замок пал за каких-то несколько часов.

 

 

***

 

 

С наступления рассвета небо было застлано серыми тучами. Время от времени моросил мелкий дождь. Лес погрузился в густой туман. Кэйли закончила перевязывать пораненную ногу и встала, всматриваясь в чащу леса. Ей на секунду показалось, что она видела какое-то движение краем глаза. Лес был очень древним, толстые стволы деревьев раскинули свои ветви во все стороны. Вдалеке, между деревьями, она, к своему удивлению, увидела совершенно седого мужчину с длинными волосами катящего какую-то повозку. Мгновение и человек тут же исчез, скрывшись за деревьями. Кэйли, сначала медленно и нерешительно, а после уже бегом добралась к тому месту, где она видела его, но ни его, ни повозки там уже не было. «Привиделось что ли?» —  задумалась Кэйли, вспомнив одну из старых легенд, какие в детстве перед сном, рассказывала Герда.

Легенду о предвестнике смерти.

Холод пробежал по ее спине.

 

 

 

 

Герда несла Эйву через лес. Все это время девочка тревожно спала на ее руках. Иногда малышка вздрагивала и просыпалась, говорила что-то, и тут же засыпала вновь. Казалось, что она в бреду. Герда беспокоилась не заболела ли девочка. Выходить на тракт слишком опасно, как и дожидаться Кэйли. Если та вообще еще жива. Она надеялась выйти через лес к соседней деревушке, откуда можно отправится дальше. Там, возможно, они найдут временное убежище и еду. Герда боялась, что старые легенды не врут, но выбора не было.

Вокруг замка тянулась цепочка гор со всех сторон между которыми и находился этот лес. Выйти из него можно было только вдали от замка, там где горы были не такими высокими. Никто не ходил в этот лес многие годы, потому, как войти в него можно было только через подземный ход из замка или в трех днях пути от него, в низине.

Среди стариков ходила молва, о том что лес заколдованный и там живут чудовища из древних преданий.

Когда Герда была молода, её мать, которая тоже служила лорду замка рассказывала ей об этом месте. О том, что в прошлый раз когда лорд с удивлением обнаружил под замком старинные катакомбы и тоннель ведущий к горам, в лес, он отправил группу солдат на разведку.

Старый лорд тогда лишь посмеялся над старинными суевериями.

Из пяти человек вернулся один. Да и тот был не в себе. Он что-то бормотал себе под нос, будто с кем-то разговаривая, а по ночам его крики будили всю округу. Несколько раз он даже вскакивал во сне и хватался за меч, чуть не кидаясь на своих близких. Солдат рассказывал жуткие истории о зловещих существах, живущих в том лесу, но ему никто не верил. Все думали, что он потерял рассудок, когда на его глазах стая диких зверей разорвала весь отряд, кроме него.

Лорд долго говорил с тем солдатом наедине и когда они закончили разговор он приказал сделать тайный проход в катакомбы, и навесить замок, а единственный ключ забрал себе.

Герда шла с девочкой на руках и вздрагивала при каждом звуке, то и дело оглядываясь по сторонам. Она тихо оплакивала погибших в замке. Ее сгорбленная спина ныла, но дорога предстояла долгая и она не могла позволить себе остановок.

 

 

Кэйли двигалась по едва различимым следам. Ее сапоги успели где-то промокнуть и теперь стирали ноги в кровь. Тяжелые кроны деревьев нависали над ее головой, заслоняя собой свет. «Только бы найти, только бы успеть» — лес казался живым, словно бы следящим за ней множеством глаз. — «С этим местом явно что-то не так. Возможно это были вовсе не суеверия.»

Она остановилась, тяжело дыша и всматриваясь в сумрачный лес. Какой-то шелест вдалеке: будто там кто-то движется. Тусклое солнце не давало достаточно света, чтобы разглядеть. «Может кабан или медведь?» — пронеслось в голове.

Она прислушалась, затаила дыхание: тишина и только стук дятла. «Наверное показалось. Нужно скорей идти дальше, пока не сбилась со следа.» — она осторожно шагнула, прислушиваясь.

Снова шелест листвы. «Нет, не показалось». Что-то бежало по лесу, с треском ломая ветки.

Из-за кустов выступило странного вида существо и двинулась на нее. Сердце бешено забилось. Рука тут же скользнула к рукоятке меча. Оно двигалось на двух неестественно длинных и тонких, словно бы паучьих, ногах.

Оно неожиданно остановившись и проквакало что-то низким, скрипучим голосом. Кэйли замерла и молча смотрела на чудовище, стараясь не показывать страха. Внутри все заледенело. Оно сверлило Кэйли единственным глазом на уродливой лягушачьей морде, покрытой редкими волосами.

Из его груди торчало что-то наподобии руки с длинными искривленными пальцами, которыми оно сжимало цепь покрытую длинными шипами, поблескивающую в тусклом свете солнца.

Оно снова открыло пасть и извлекло какие-то странные, квакающие-булькающие звуки. И тут же бросилось на Кэйли размахивая цепью. Тут и там на теле были отметины, будто оно срывало с себя кожу своей же цепью. Кэйли увернулась от цепи просвистевшей в воздухе и хлестанувшей по земле. Существо неожиданно выкинуло ее вперед, но Кэйли в последний миг отбила удар мечом. Оно тут же резким движением замахнулось во второй раз. Существо оказалось ловким и изворотливым, несмотря на гротескный облик.

Она отскочила в сторону, поскользнулась на мокрой траве, упала и покатилась вбок, ломая кустарник. В любой момент она ожидала удара шипастой цепи в спину. Тяжело дыша она вскочила на ноги, вновь увидела, как стремительно приближается сверкающая цепь, увернулась и укрылась за толстым стволом дерева.

За секунду до удара Кэйли услышала свист цепи в воздухе. Нырнув вниз она краем глаза увидела, как цепь наматывается на ствол дерева, впиваясь в него шипами. Это её шанс! Она тут же кинулась на противника и, прыгнув, с оглушительным ревом опустила меч. Раздался глухой хруст: острое лезвие глубоко вонзилось в череп чудовища. Удача. Еще бы секунда и… Однако Кэйли полагала, что заслужила немного удачи.

Клинок вошел глубоко в череп разрезав глаз чудища. Оно зашаталось из стороны в сторону. По непропорциональной голове струилась кровь, глаз расплылся и стекал по уродливой морде. А потом оно рухнуло на землю, вывернув из рук застрявший в черепе меч. Тело билось в яростных конвульсиях у ее ног. Кэйли попыталась вырвать свое оружие, ухватив его за рукоять, но оно глубоко застряло в черепе.

Звук ломающихся веток: еще один. Этот в разы крупнее и выше прошлого. И у этого была такая же цепь. Первая мысль — «Бежать!», но было уже поздно.

Кэйли попыталась уклониться. Цепь просвистела над головой и она тут же инстинктивно кинулась на чудище сбивая его с ног.

Они вместе рухнули на траву и покатились по грязи, веткам, сломанным сучьям. Оно выпустило цепь из лапы. Они рвали и молотили друг друга, издавая рычание. У чудовища, в вонючей пасти, обнаружились острые зубы, которыми оно пыталось ухватиться за Кэйли. Она ударилась головой о древесный корень – так сильно, что зазвенело в ушах. У нее был нож, но она не могла вспомнить где. Они катились все дальше и дальше, вниз по склону, мир вокруг вращался, голова Кэйли гудела после удара.

Кэйли вырвалась из-под твари и сильно, как только могла, лягнула чудовище пяткой, целясь в кровавую рану на голове, но тварь, казалось, не заметила этого. Чудовище резким рывком настигло ее и вцепилось острыми зубами в плече. Кэйли издала мучительный вскрик.

Она с силой толкнулась и перекатилась с вцепившимся в нее чудовищем стараясь высвободиться. Во всей спине отдалась дикая, жгучая боль. Но это помогло. Оно на секунду расцепило хватку. Этого хватило, чтобы она рванулась из под него.

Ее ладони сомкнулись на большом камне. Вывернув ногу из цепких пальцев она вскочила и подняв над головой тяжелый камень с силой опустила его на голову чудовища. И хоть оно попыталось в последний момент прикрыть голову рукой это ему не помогло. Кэйли схватила окровавленный камень и била снова, и снова, яростно крича проклятия.

Тело чудовища только подергивалось и издавало хлюпающие звуки. Она наконец остановилась, когда камень уже был весь перемазан кровью и кусками плоти с волосами.

Камень упал с глухим звуком. Руки тряслись.

Из раны на плече шла кровь, стекая на траву крупными каплями. Голова чудища превратилась в кашу. Ее руки по локоть были измазаны кровью.

Она отрезала кусок плаща и затянула рану. Место, куда вцепилось чудовище неимоверно жгло. Отдышавшись она двинулась дальше. «Скоро наступит ночь — нужно найти Эйву как можно скорее. Если тут водятся такие существа средь бела дня, то что будет ночью?» — пронеслось у нее в голове.

Кэйли вернулась на поляну на которой до этого нашла следы. Пройдя немного вперед она обнаружила ручей. Вода была обжигающе холодной, над ней поднимался пар. Она сняла повязку и промыла, морщась и сжимая зубы, рану. Умыв руки, лицо и вдоволь напившись она встала и пошла дальше. Следы вели все глубже в лес. Подняв глаза она с трудом могла различить солнце. Небо закрывали густые ветви высоких деревьев, покрытых мхом. Лес погружался в сумерки.

Какое-то движение в кустах. Кэйли замерла сжимая рукоять клинка. «Неужели опять?» В прошлые разы ей везло, но на это рассчитывать не приходится. Впереди, за кустами что-то было. Она затаила дыхание. Шаги. «Одно существо. Если напасть неожиданно это будет преимуществом». Кэйли сделала глубокий вдох и пару медленных шагов ближе.

Замерла на секунду и стрелой рванулась сквозь кусты.

 

Герда с вскриком обернулась на выскочившую на нее из-за кустов Кэйли. Эйву, спящую на руках разбудил крик. Кэйли подбежала к служанке и взяла из ее рук девочку обнимая ее.

 

 

 

— Эйва, ты в порядке. Я боялась, что…- она замолчала опустив голову и обнимая девочку, — Спасибо тебе, Герда, спасибо. Нам нужно выбираться из этого леса. Доберемся к дяде и останемся у него. До него, по крайне мере пока, не добрались варвары.

 

 

***

 

Было холодно и не спасал даже теплый плащ тетушки, которым она укрыла девочку. Эйва проспала почти весь день и теперь не могла уснуть. Ей снились странные сны в которых она видела папу живым и танцующим с прекрасной девой. Они кружили в лесу, по поляне усеянной волшебными  цветами, каких Эйва никогда в жизни не видела. Все вокруг было залито светом. Папа смеялся и был счастлив. От воспоминаний Эйве стало очень грустно и она отвернувшись от костра тихо заплакала.

Старая Герда, конечно, сразу это заметила и положив девочке руку на плече запела ей песню, которую иногда пела перед сном.

Девочка этого не видела, но по морщинистому лицу тоже текли слезы.

Наконец сама того не заметив Эйва уснула.

Костер тихо трещал и Кэйли время от времени подкидывала в него заранее собранные сухие ветки. Не спавшая уже несколько суток, она сидела перед костром и молча всматривалась в мутное небо, тускло освещенное молодым полумесяцем.

 

Эйва резко открыла глаза. Приподнявшись на локтях девочка вспомнила, об ужасных вещах происходивших в последние дни. Страх того, что все произошедшее правда пробежал по ее спине колючим морозом.

Скоро рассвет. Небо окрашено темно-синим, уже не черным и звездным. Птички где-то в глубине леса уже запели. Что-то промелькнуло между деревьями. Эйва всмотрелась, глянув мельком на тетю, та спала. Девочка хотела разбудить Кэйли, но что-то между деревьев отвлекло ее. Она всмотрелась и замерла, на мгновение даже задержав дыхание. Боясь спугнуть.

Сначала девочка не поверила своим глазам — прекрасная дева из ее снов шла между деревьями и смотрела на девочку. Ее длинные белые волосы спадали на спину волнами. Он нее исходило приятное свечение. Девочке вдруг стало тепло и хорошо. Белое платье той девы казалось сотканным из морской пены и струилось по ее стройному телу.

Девочка аккуратно встала, словно боясь спугнуть незнакомку. Дева улыбнулась и тихо, едва различимо, запела, протягивая девочке руку, маня ее к себе. Эйва в нерешительности замерла. Глянула на Герду, на Кэйли — они спали.

Эйва уверенная, что волшебная фея из ее сна знает где папа, встала и пошла, стараясь ступать как можно тише. Лесная дева стала медленно удаляться в лес, продолжая тихо и успокаивающе петь. Эйве хотелось закричать, чтобы та подождала ее, но этим она бы разбудила Герду и Кэйли. Ей казалось, что любое неверное движение может спугнуть незнакомку и тогда они никогда уже не найдут папу.

Лес казался прекрасным в теплых, рассветных лучах солнца. Эйва медленно, почти крадучись, обошла прогоревший костер и направилась к деревьям, ускоряя шаг вслед за незнакомкой.

 

Кэйли беспокойно ворочалась и вздрагивала в беспокойном сне. Ей снились ужасные создания окружающие ее со всех сторон. Они тянули к ней длинные искривленные пальцы и сколько бы она не сражалась их становилось только больше.

Пронзительный крик раздался совсем близко и слишком реально, мгновенно разбудив ее. Мгновенно вскочив она увидела на окраине опушки Герду. Над ней возвышалась огромная тварь, похожая на летучую мышь. Герда корчилась и кричала под ним. Тонкие длинные когти глубоко вонзились в ее плечи. Оно кусало ее снова и снова, будто пытаясь разорвать, срывая куски кожи.

Эйвы нигде не было.

Страх и отчаяние мгновенно навалились на Кэйли. Она тут же кинулась на него, подняв меч над головой, но тварь мгновенно развернулась и ловким прыжком ушла от удара. Кэйли оказалась между упавшей, обессилевшей служанкой и тварью. Маленькие красные глазки на серой вытянутой морде тупо уставились на нее.

Существо сгруппировалось, пригнуло конечности и оскалило желтые клыки. Кэйли тут же сообразила, что оно готовится к прыжку.

В мгновение ока тварь оторвалась от земли, но Кэйли в тот же миг выкинула меч вперед. Оно завопило, завизжало, затряслось. Из худого тела, пронзенного мечом насквозь брызнула вонючая, темная кровь. Кэйли изо всех сил потянула меч на себя. Тварь шипела и оглушительно визжала. Она яростно царапала Кэйли когтями, срывая куски кожи, прижав к дереву. Кровь текла по лицу и заливала глаза. Меч плотно застрял в сухом теле. Кэйли всем телом подалась назад и вырвала его. В тот же миг она ударила тварь по шее, оставив глубокую рану. Тварь повалилась на бок, выпуская густой поток темной крови.

Герда лежала привалившись к дереву. Все тело старушки было в укусах и казалось усохшим, а кожа местами сорвана. Кэйли наклонилась к ней. Она пыталась что-то сказать, отчаянно шевелила дрожащими, иссохшими губами, но получался только булькающий хрип. Герда приподняла трясущуюся руку указывая в лес и закрыла глаза. По ее щеке скатилась слеза, оставив влажный след.

Тихое, прерывистое дыхание становилось все реже, пока совсем не прекратилось.

 

 

***

 

 

Эйва шла по маковой поляне, за прекрасной девой. Она вспоминала сказки старой Герды о добрых феях способных творить чудеса, живущих в удивительных, наполненных волшебством лесах. Все вокруг залито светом и сердце девочки стучало радостно, в такт пению птиц.

Птиц будто подпевающих волшебной фее.

Ее песня, протяжная и высокая, будила в душе девочки необыкновенно глубокие и приятные чувства. Добрая фея вела Эйву к папе. Он теперь снова жив, она чувствовала, что об этом поется в песне, хоть и не понимала слов.

Кэйли бежала сквозь темный, мрачный лес. Дождь лил со страшной силой и она вздрагивала от каждого удара молнии, каждого раската грома. То тут, то там ей мерещились детские крики. Между деревьями мелькали серые тени, всматривающиеся огромными черными глазами в ее лицо. Только она пыталась рассмотреть их, как они тут же исчезали. «Лишь бы успеть. Лишь бы найти.» По ее лицу текли слезы. Она не позволяла себе плакать, когда умер отец. Не позволила, когда ее друзей и товарищей убивали враги, когда, казалось, уже не оставалось шанса на спасение. Она не позволила себе этого, когда брат остался в главном зале один. Брат пожертвовал собой ради спасения Кэйли и своей дочери, но она подвела его. Теперь она не могла больше сдерживать себя. Для чего они выжили? Чтобы продолжать свои страдания? Они могли остаться с близкими, остаться дома. Принять смерть, когда она пришла за ними.

И все же у нее оставалась хрупкая надежда.

Кэйли резко остановилась, чуть не запнувшись. На земле лежал огромный кокон размером с ребенка. Мороз пробежал по ее спине. Трясущимися руками она стала разрывать паутину. То, что она увидела там было худшим, что она могла представить. Перед ней было лицо Эйвы. Ее глаза были зашиты. Ее губы срослись. На ее голове венок из сухих синих цветов, рассыпавшихся от прикосновения. Разорвав паутину и высвободив девочку она попыталась привести ее в чувства. Ее сердце медленно билось, но все попытки были безуспешны. Тогда она схватила меч и стала метаться вокруг девочки по поляне. Она кричала в тьму леса надеясь призвать чудовищ сотворивших с ней это. Никто не ответил на ее крики. Только где-то вдали взметнулись перепуганные птицы с веток.

Кэйли кричала обезумев и прижимая к себе тело девочки. Она проклинала свою судьбу. Своих богов. Себя. Не успела. Теперь все кончено. Она больше не хотела убегать.

Она еще долго прижимала тело Эйвы, опустив взгляд. Словно ждала чего-то. Все вокруг исчезло. Дождь закончился.

Деревья дрожали, все поблекло и расплылось перед глазами.

Она слушала прекрасную песню. Она не заметила, когда началась песня, но чувствовала, как она позволяет ей забыть. Забыть обо всей боли, что она испытала за последние дни. Она растворялась в этом голосе. И хотя только что была безлунная ночь, все вокруг было залито вечерним солнечным светом. Вся поляна окрашена золотом, кругом цветы, густые зеленые кроны огромных деревьев медленно раскачивались на ветру. Впервые за долгое время она чувствовала спокойствие.

Это длилось пока на ее плече не опустилась рука.

Песня мгновенно смолкла.

— Тебе понравилось то, что ты слышала? — спросила ее девушка, положившая руку на ее плече. Она подняла глаза. Казалось, что бледное лицо незнакомки рассеивает мрак. Она будто светилась и была самой прекрасной девушкой, какую Кэйли когда-либо видела.

— Да, — ответила она тихо и опустила взгляд на свою племянницу, — но…

— Я могу отвести тебя к ней. К ней и к твоей семье,  — сказала она. — об этом моя песня, о доме. Пойдешь со мной?

Кэйли уже ничего не понимала. Ее чувства за эти дни сменялись с невероятной скоростью. Реальное и нереальное переплелось так, что уже ничего не разделить. «Отвести? И куда же?» — с сомнением пронеслось в голове. — «Не важно, даже если это уловка. Терять больше нечего, так пусть все это закончится.»

— Ты пойдешь со мной? — повторила вопрос незнакомка, протягивая руку.

Вместо ответа Кэйли взяла ее за руку. Ее узкая, теплая ладонь была необыкновенной формы. Кэйли показалось, что это самое нежное из всех когда-либо испытанных ею прикосновений.

В глаза ворвалась ослепляющая вспышка света после которой все провалилось во мрак. И только успокаивающее тепло ладони чувствовала теперь Кэйли. А потом все закружилось и исчезло.

Залитая солнцем поляна. Лорхан привалившись спиной к дереву и скрестив на груди руки обсуждает что-то с отцом и старым воякой Финном. Рядом с ними по поляне вприпрыжку бегает Эйва, на ее голове яркий цветочный венок, а старая Герда сидит в кресле под деревом и вяжет, улыбаясь и поглядывая на девочку.

Кэйли вновь обрела дом. Пусть даже такой ценой.

читателей   76   сегодня 4
76 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 3,33 из 5)
Loading ... Loading ...