Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Город Дракона

 

Пролог

…Под синим небом

В фиолетовую ночь

Я проснусь ненадолго,

Чтоб навечно уснуть…

 

Когда огонь начнет мять сухие ветки — они захрустят, разминая ото сна свои кости. Когда затрещит кора, оголится ствол дерева – тогда откроются ставни рыжих окошек. В костровище проснется крохотный город. Почти такой же, какой живет под сердцем дракона.

 

Поленья-кварталы. Огонь топит печь — чернеют фасады домов. Пройдет ещё немного времени, и выпадет снег — это пепел покроет крыши. Костровой дунет — из легких высвободится воздух и ветром пробежит по улицам. Засветятся изнутри прогоревшие дома. Загудит бревно – древесина прокалится золотом.

 

Слитки белого и желтого лежат среди гари. Ни взять, ни достать. Тронешь — золото сажей станет. Руки — в золе, а в костре — богатство. Город дракона умеет исчезать. Он живёт недолго. Смотри — и пусть в твоих глазах отражаются окна его домов, свечи его замков.

 

…Но не тронь.

Огня богатство обожжет и обманет.

Секрета Золы Короля никто не знает.

Этот город под снегом,

А снег даже летом не тает.

 

Сердце костра

 

Луна наполняется белым светом и обдает холодом речную гладь. Необъяснимым ужасом оживает заросшая бурьяном тропа. Память подводит тропу, и та, как человек, забывает, куда ведёт. Когда-то она была главной артерией торговых путей, но её перерезали всадники на лошадях, подкованных окровавленным золотом.

 

Люди много десятков лет назад покинули эти земли. Выжженная почва склонила в скорбном поклоне леса. Лишь одна надежда приходит с тёплым ветром. Ветром, который несёт на крыльях дракон.

 

Он садится на чёрный позвоночник поваленного дерева. Гремя прикованной к лапе цепью, обнимает сухой ствол и сильным хвостом сдавливает, ломая. Тот трещит, поддаваясь напору медной чешуи и цепких когтей. Дракон c жадностью глотает больное дерево: оно спускается в огромную пасть, в желудок, и остается лежать где-то там, под сердцем. Дракон уже не в силах летать – его тянет к земле. Существо, опьяненное сытостью, теперь мирно лежит, переваривая пищу. Огромный желудок начинает клокотать, а на спине поднимается чешуя. Она, как раздува для печи: вдыхает —  хребты на спине раскрываются веером, а потом резко сжимается — и впускает внутрь струю воздуха. Драконий живот светится розовым, будто в нем поселилась глубоководная рыба и своим фонарем приманивает добычу. Чешуя волнуется, словно плавники у ската, танцует волнами. А живот всё наполняется стаей светящихся рыб. Древесина разгорается: накаляется тело. Дракон становится почти прозрачным, оголяя ветвистые нервы. По венам, которые медовыми реками опутывают тело, потекла лава, разгоняя жар. Огонь растёт внутри дракона, не повреждая почву и не привлекая внимания неспящих путников. Из ноздрей существа выплывает дым и туманом стелется по земле. Сердце костра – драконье сердце.

 

Сучья трещат, сжимаемые желудком, пламя обвивает пищу, и дерево сбрасывает кору, как змея старую кожу. А под кожей – жёлтые соты – окна домов. Вылупляются двери, открываются ставни. Раздается мирное потрескивание просыпающегося города. Драконье солнце пышет. Оживает костёр, наполняется горожанами: выходят земледельцы, ремесленники, их жены и малыши. Они идут вдоль улиц и поют песню:

 

Когда-то был город сожжен королем,

Разграблен, разрушен и злом окроплен.

Достал до небес бы кошмарный пожар —

Костер потушил дождь крови горожан.

 

Теперь же тот город драконом рождён.

Из мёртвой земли огнём воскрешен.

И счастлив в работе кузнец у станка

Из золота звон выбивает рука.

 

Полыхающие поленья превращаются под наковальнями мастеров в слитки золота. Костер распускается жарким цветком, и его сердцевина – самое драгоценное в мире богатство. Золото, созданное языками огня и руками человека. Но представление не заканчивается: дракон всё лежит, усилием сердца перекачивая по венам лаву, а из чёрных обгоревших углей выезжают на лошадях безжалостные всадники. Песня горожан не умолкает:

 

Возьмите всё золото —

Пусть будет ваше.

Не троньте детей –

Счастье наше.

Мы столько живем

В работе и саже.

Достойны жизни –

Скажите королю вашему:

«Все золото – ложь –

Горы пепла и алчности.

Зайдет солнце и в прах

Превратится сокровищница».

Пощадите судьбу,

Узники жадности.

Если нам уготовлена смерть напрасная,

Вам уготовлено более страшное.

 

Но не слышат воины, пленённые властью и жестокостью. Золотые подковы топчут огни домов, чёрное войско забирается в жилища. Затихает мирный треск жизни. От города остаются угли. Лишь кое-где поблескивает из-под завалов золото. Когда был убит последний житель, потух последний слиток.

 

Желудок дракона сжал угли, и они рассыпались серой мукой. Дракон потух, вернув шкуре медь, а телу — ночную прохладу. Из хребта фонтаном вылетела зола, ручьями скатилась по драконьим бокам и снегом легла на землю.

 

Чья-то рука молочного цвета нырнула в гору праха, тщетно пытаясь найти хоть осколок былого богатства, но пепел струился сквозь прозрачные пальцы. Цепь зашевелилась звеньями, дракон поднял голову и увидел глаза хозяина, в которых все ещё горело золотом давно потухшее пламя.

 

Зола Короля

 

На свете жил жадный и могущественный Король, который ради богатства истреблял деревни, сжигал города, грабил и убивал. У него в руках была власть, а всякая власть приберет богатство к рукам. Так и этот Король был самым богатым правителем, но использовал власть, чтобы законно творить жестокости. Когда же его душу встретила Смерть, то не пустила её в мир мертвых. Призрак Короля был обречен скитаться до тех пор, пока не вернёт земле столько жизней, сколько отнял. Ему в наказание Смерть дала яйцо, из которого тот должен был вырастить дракона и подчинить его себе не силой, а заботой. Вновь и вновь, убивая зарождающуюся внутри скорлупы жизнь, Призрак обнаруживал в руках целое яйцо. Он бы предпочел другой конец – простой, обыденный, но Смерть не забирает недостойных. Если на свет появится дракон, с его помощью станет возможным исцелять больные деревья, превращая их в золу. Зола, созданная священным существом, подарит жизнь новым росткам даже там, где земля была измучена жаждой. Одно взросшее дерево – одна возвращенная человеческая жизнь. Но нет ничего простого в проклятии, особенно в том, которое наложила сама Смерть.

 

Кровь дракона не была бы драконьей, не создавай она чудес. Так же, как и огонь: не будь он так коварен — не был бы огнём. Призраку приходилось постоянно усмирять голод дракона, давая ему ровно столько еды, сколько не навредит земле; давая именно то, что нуждается в исцелении. Как будучи на престоле, Король должен был пользоваться властью, чтобы не позволить ей себя развратить, так теперь, став хозяином волшебного существа, он должен был постоянно усмирять драконью жадность. В одержимости питомца огнём он видел свою одержимость богатством.

 

В первую же лунную ночь, поднявшись из зеркала реки, Призрак Короля не удержал дракона. И тот, разорвав узлы искушения, привязывавшие его к хозяину, улетел на запах пищи в столицу, где ещё никто не успел занять трон умершего властелина. Это была ночь самого высокого в мире костра, самого кошмарного, но богатого. А наследники и воины стали заложниками историй, которые показывал в драконьем брюхе огонь. Сам истребив свое богатство, Призрак Короля теперь на себе волочил тяжелую цепь, сдерживающую мускулистое драконье тело от налетов на города, деревни и чащи. Но всякий раз, как только разжигался огонь, руки проклятого дрожали в золотой лихорадке.

 

Под Луной неупокоенный дух не останавливаясь искал больные леса, поврежденные людьми, искал селения, разрушенные войнами. И все ради того, чтобы отпечаток его жизни на земле навсегда исчез, и он мог бы спокойно навеки заснуть. В напоминание о грехах, Призрак всякий раз, как полыхало дерево в драконьем чреве, видел убийства людей и кровь, лившуюся на золото, которое он при жизни целовал. Но теперь Король не просто посылал армию, а не мог отвести глаз от смертей, которыми было выстлано его могущество. Теперь золото принадлежало только его кошмарам. Когда огонь горел – всё то, что творил Король повторялось вновь и вновь. Вновь и вновь просеивали безжизненные пальцы золото, принадлежавшее не им.

 

Эпилог

 

Огня богатство обожжет и обманет.

Секрет Золы Короля останется между нами.

Этот город под снегом,

А снег даже летом не тает.

 

Догорел очередной костер. Дракон взмыл в небо, крыльями развеяв по земле белый снег. Снег лег на почву, и, уходя, Король оставил за собой белые следы, сквозь которые пробивались ростки янтарных тополей. Это были последние возвращенные жизни. Смерть сняла с Короля проклятие. Звон цепей больше не тревожил эти леса.

 

Здоровым семенем вздохнула земля.

Пробился росток камни гор обойдя.

И вырвался луч золотого стебля

Золой припорошен, растет, как дитя.

 

 

читателей   82   сегодня 1
82 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 4,25 из 5)
Loading ... Loading ...