Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Эмит Реллеварт

 

Зонты в дворике ресторана «Волшебная каракатица» покрылись пятнами закатного солнца. Под ними укрылись люди, проводя выходное время со своими близкими. Парочки шушукались на свидании, писатели предлагали свои идеи, а шахматисты, азартно обыгрывали друг-друга в любимой игре.

Не отличался от них и человек, сидящий в одиночестве. Взяв за ушко кофейную чашку кончиками пальцев, он бросал горячий напиток через газету. Прикрывшись ею, человек сосредоточенно разгадывал кроссворд.

Его звали Эмит Реллеварт. Точнее, он сам себя так назвал. Попивая крепкий кофе без сахара, он не представлял собой великого человека. Светлые волосы, ставшие рыжими от заката, и серый непримечательный плащ, ничем его не выделяли. Только красные кеды покачивались на левой коленке. Кажется, эти кеды были не к месту, не к погоде, и даже не к этому времени.

«Животное из семейства кошачьих, ведущее дневной образ жизни, и являющееся самым быстрым животным в мире» — было написано в обрешеченном столбике его кроссворда.

Он пожевал перо, которое ему дали в ресторане, и кинул обессилено в чернильницу.

«Ну что за животное это может быть?»

Двор ресторана был пышно завален зелеными кипарисами. Декоративные плющи обвивали хвостами кирпичные стены и ободки водостоков, а над каждым окном, в горшочках сидели цветы.

Две рыбацкие лодки висели над фасадом. Своими носами, они намекали случайному прохожему, что перед ним ресторан морской кухни. Цепи, державшие лодки, тихо покачивались на ветру, переливаясь на солнце бежевыми точками-бликами.

«Животное, из семейства кошачьих. Развивает быструю скорость» — повторив, размышлял Эмит Реллеварт, пробуя на зуб хвостик пера. — Может, лев?»

Он посмотрел в спину человека за ближайшим столиком, и набрал в грудь побольше воздуха.

— Здравствуйте, вы не поможете мне? — Спросил он, потрепав его за плечо.

К лицу повернулся старичок с доброй улыбкой, играющий в шахматы.

— Тут, в кроссворде, нужно отгадать животное, которое развивает самую быструю скорость…

Цепи над фасадом закачались сильнее. Кольца стали напряжены, и закряхтели от упорно давящего на них неизвестного веса.

— Хм. — Протянул он. Старичок застыл в раздумье, держа в руке белую ладью. — Может, леопард?

Реллеварт одобрительно кивнул, и повернулся к газете.

— Так, сейчас посмотрим.

Пальцем он торжественно простучал по квадратам кроссворда. «Ле… о.. пард».

— Нет, не подходит… — унывая, вздохнул он.

— Ну, тогда извините. — Старичок сочувственно пожал плечами, и вернулся к сопернику.

Цепи так натянулись, что одна из них, с металлическим лязгом лопнула, и обессилено уронила висевшее судно. Люди вскрикнули, испуганно подняв губы из кофейных кружек. Официант, балансируя поднос на ладони, в тревожной спешке забежал в ресторан.

— Быстрее, на дворе нужна помощь! — нервно выкрикнул он.

Работники шумно и неохотно выходили из здания. Выйдя за прямоугольник фасадной тени, они увидели оторвавшуюся лодку, и озадаченно почесали затылки. Она носом врылась в плоскую крышу, а цепь, сложилась змейкой вокруг нее.

— Нужно побыстрее рассказать хозяину об этом. — предложил работник, в примятом колпаке.

Только он сказал слово, как лопнула вторая цепь. Лодка, почувствовав свободу, хлопнулась вниз. Толкаемая невидимой силой, она начала упорно скатываться. Нос угрожающе двигался на стоявшую толпу.

Работники разбежались в стороны. Люди сорвались с мест, и побежали, роняя стулья и переворачивая столы. Кто-то пробежал мимо Реллеварта, и наступил ему на носок кед.

— Ой! Осторожней же! — Возмутился он в убегающий затылок, и вынул из кармана платок. Наклонившись протереть обувь, он вдруг накомкал платок обратно. — А, вытру как-нибудь потом.

Они скатились по крыше, и взлетели над зеленым двором. Пролетев один миг, они наклонились, и рухнули на него. Лодки раздавили тушами несколько столов, и схоронили под своим днищем зонты.

Один из стульев, выскочил из-под них, и, кувыркаясь, пролетел над головой Реллеварта. Эмит почесал лоб, склонившись над кроссвордом.

«Животное, из семейство кошачьих».

Его ноги почувствовали пугающую вибрацию. Асфальтная плитка задергалась уголками, предупреждая об опасности. Вдруг, судна торчком вынырнули носами из столов и стульев, и, переломились надвое.

Из них, со скрежетом начали вырезаться формы, и выстреливать скрепляющие доски, скобы. Из днища начало вытачиваться нечто, похожее на… лапы.

Неизвестные формы корчились, и пытались принять невероятную форму. Они сбросили горы опилок, и из барахтающегося комка, выглянули деревянные когти.

В зеленых глазах Реллеварта, появились звери, похожие на свирепых кошек саванны. Они открывали хищный рот, и их клыки грозно блистали. По телу прошла стрекочущая дрожь.

— Так, посмотрим… — Он напряженно окунулся в газету.

— Ге…

Животные нависли над ним. Из открытого рта капали едкие слюни, разъедающие столы.

— Па…

Клыки висели над его головой. Слюни капали на газету, оставляя огрызки в черных краях. Эмит держал клочок оставшейся бумаги, которая шипела и дымилась.

—…Рд.

Дрожащей рукой он вписал последние буквы на тлеющий кусочек, который был размером с шоколадную обертку.

— Гепард! Вы гепарды, вот и отлично! — Торжествовал он.

Стекающая с лица радость обнажила кричащую панику.

— А-а-а-а-а!

Взлетев со стула, Эмит побежал к выходу. Клочок кроссворда подхватил за собой ветер.

Он выбежал из ресторана, нелепо запнувшись возле забора. Быстро поднявшись, не оглядываясь, он побежал вперед.

Впереди была серая дорога, с неспешно проезжающими экипажами и автомобилями. Эмит юрко пробежал перед ноздрями лошадей и стеклами водителей. Симфонией клаксонов они загудели ему в спину.

— Извините!

Скачком перескочив через дорожный бордюр, он диагональю побежал через прогулочный парк, и зашаркал по скошенной траве. Блестящими брызгами, роса оставила капли на его несущихся кедах. За парком, путь перегородило кирпичное здание.

Он обогнул его, и слепящее солнце, лучами дало по глазам. Разжав их, Эмит увидел улицу, с наставленными впритирку торговыми лавками. Их вывески, деревянными сосульками качались над его пробегающей головой.

Голуби, сидящие на крышах, лупоглазыми глазами рассматривали его растрепанную макушку. Плащ за спиной развевался флагом, подкидываемый ветром. Сзади за ним, мчались деревянные гепарды.

Сердце стучало боевым барабаном. Под ребром закололо, и он, измождено захромав, сменил свой бег на спешную ходьбу разваливающегося старика.

В одном из магазинов, была настежь открыта дверь. Эмит посчитал это за гостеприимный знак, и, притормозив у порога, забежал в дверной проем.

— Оглашается…

Жадно дыша, он двумя руками схватился за ручку двери, захлопнул ее, и задернул защелку.

— Надо же… ожившие рыбацкие лодки!.. — воскликнул он, борясь с мучившей одышкой.

— …Вердикт, по делу о порче государственного имущества…

Эмит отвернулся от двери. Переполненный судейский зал, развернув головы, удивленными гримасами уткнулся в его лицо. У судьи, сползли очки на красный нос, а в руке застыла киянка.

— Я… — улыбчиво протянул он, смазывая края улыбки о хмурые брови сидящих. — Я просто посижу у вас тут немного.

В дверь ударила могучая сила. Она под напором затрещала, и ее защелка натянулась.

— Погода… — Объяснял он, кинув большой палец через плечо. — Погода бушует… Осень…

В дверь снова ударили. Защелка закряхтела от боли.

— Прекратите это немедленно! — заявил судья, величаво вставая со стула.

— Я считаю так же! — согласился Эмит, — Сейчас я им задам!

Он резко вжался спиной к стене. Подняв левую ногу, он начал дергать язычок своего зашнурованного кеда. Пальцы начали краснеть, а из лодыжки появлялся кончик обрубленной ветки.

Судья осуждающим взглядом осмотрел людей, которые, молча наблюдали за корчащимся гостем. Глянув на стоявших по углам охранников, он сурово махнул головой в сторону шутника.

— Выгоните этого олуха! — рявкнул он.

Заскрипев дубинками в кобурах, они исполнительно сошли со своих мест. Пройдя по ступеням судейского подиума, охрана с серьезным видом зашагала через зал.

— Да что же это такое! — Нервничал Эмит, поглядывая на них, стирая пальцы между лодыжкой и кедом.

— Есть!

Они почти вплотную подошли к нему, протягивая руки закона. Эмит триумфально вынул торчавшую вещь. Она походила на волшебную палочку, какой колдуют иллюзионисты, вытаскивая из цилиндров кроликов.

Как указкой ткнув на охранников, он вихрем отбросил их к стене. Охрана пронеслась через зал, и спинами треснулась о трибуну судьи, расколов ее на доски.

— Что это еще такое? — пораженно выдвинул он нижнюю губу, стоя с киянкой перед останками трибуны, и уничтожающим взглядом уставившись на его ветку.

— А, это… — Эмит бросил на нее взгляд. — Это волшебная палочка.

Он взялся руками за ее концы, продемонстрировав толпе:

— Знали бы вы, как тяжело ее вынуть из зашнурованных кед!

В дверь ударили в третий раз, и он чудом успел отскочить от вылетевшего куска дерева. Дверь рухнула на пол, и через поднявшуюся пыль, брызгая слюнями, глазами-щелками на него злобно воткнулись заколдованные твари.

Не зная, куда бежать, он направил палочку на стекло. Оно бахнуло с дребезжащим звоном, разбросав шрапнель осколков на шляпки и цилиндры ворошившихся в панике людей.

Разбитое окно стало спасительным выходом. Эмит осторожно вскарабкался на него, и, не касаясь оставшихся осколков, выпрыгнул на улицу. Гепарды развернулись скачком, и рванули за ним.

Он снова бежал, хлестко шлепая подошвами по булыжникам дороги, и нелепо размахивал руками. Уносясь вперед, он точкой исчезал в горизонте, съедаемый силуэтами двух неутомимых фигур.

***

— Добрый вечер, госпожа!

У прилавка магазина, стоял мужчина в черном цилиндре, похожий на заблудившегося пингвина. Продавец ответила ему с приветственной улыбкой:

— Добрый вечер.

На витрине было множество красных коробок. Внутри был обычный чай, с разными сортами, ароматами и послевкусием.

Они стояли друг на друге неровными распроданными пирамидами. Сверху на них, были сделаны фигурные подписи, к какому названию каждый сорт принадлежит.

По горящим глазам мужчины, названия много значили для него. Он тщательно пытался отыскать нужный.

— Мне нужна «Амарантовая лилия», — сообщил мужчина. — Он у вас имеется?

— Вишневый чай с корицей и лимоном? — уточнила продавец. — Да, у нас он есть, господин. Сейчас, подождите одно мгновение, и я его принесу.

— Спасибо.

Она отошла от прилавка. Слева от нее, стояла повозка, зависнув колесом на бордюре, припорошенная не купленными товаром. Подойдя к ней, женщина наклонила уставшую за день спину, и начала искать коробку с сортом.

Повозка с чаем, будто сама врезалась под ноги Реллеварта. Он сипло дыша, выбросил мешавшие коробки, заскочил в нее, и оттолкнулся.

— Извините, пожалуйста, простите, извините! — с мольбой выкрикивал он слова, уносясь вперед.

— Вы обезумели, господин?! — заверещала женщина. — ПОЛИЦИЯ! Полиция!

С головы покупателя, словно испугавшись криков, взлетел цилиндр, и, кружась, улетел по ветру. Солнце в насмешке брызнуло светом на открывшуюся лысину.

— Мой цилиндр! — завопил он, чуть не плача, вытягивая в надежде руку, чтобы поймать его.

Как по волшебству проходил полицейский. Взглянув на чайную повозку, и двух летящих существ, он не дрогнул ни мускулом на квадратном лице, и уверенно дунул в свисток.

— Стоять! — рявкнул он, выплевывая его, и опустошая на крик весь воздух из легких.

Он сердито окликнул кого-то в стороне, и из-за угла вырулил полицейский кортеж. Подъехав к нему, из окна вылез бородатый водила с наезженными на глаза бровями, и вопросительно кивнул. Полицейский махнул головой на убегающую повозку. Кортеж свистящими колесами завизжал за ней.

Эмит подпаивал повозку магией, раскручивая колеса, не давая ей остановиться. Она стучала по дороге, и была похожа на велосипед, со всунутыми карточками-трещотками.

Улица тряслась перед глазами. Наклонив колесо, повозка вылетела на главную дорогу, где строем проходили кареты, и пыхающие выхлопами автомобили.

Гепарды выбрасывали вперед свои когти. Чавкая слюной от злобы, они пытались добраться до его беззаботно болтающихся ног.

— Может быть, найдете себе еду не настолько красивую, как я?! —раздраженно выкрикнул Эмит, пиная их по носам.

Он повернул лицо к дороге. Перед глазами стояла забитая транспортом дорога, с тянущимися улиткой экипажами.

«Должен же быть какой-то план, как от вас оторваться! — нервно рассуждал он. — Думай же, красавчик Реллеварт!»

Он повернулся обратно, и опустошенно откинулся на дребезжащую спинку повозки. Украдкой посмотрев на валявшиеся пачки чая под ногами, он, не зная зачем, закинул руку в одну из них. Достав бумажный, желтоватый пакетик, Эмит подставил его к носу, и почувствовал запах лимона, вишни, и, кажется, ощутил нотки корицы. Перед ним расцвело вдруг маленькое лето.

Лицо растянулось в ухмылке. Он, шатаясь, поднялся в повозке, и подбросил пакетик в воздух. Кистью он шлепнул лететь его вперед, и тот помчался в полет, помахивая этикеткой на веревке.

Эмит направил палочку, и из ее кончика вылетела огненная плеть. Она сжала крошечный пакетик, и разорвала со звуком петардного хлопка, закидав окна карет букетами разгоряченных огней.

Гепарды ловчились протиснуться между экипажей. Полиция звенела колоколами.

— Жители Сент-Портури! Освободите дорогу полицейскому кортежу! — кричал высунутый из окна мегафон.

В одной из карет сидела девочка, и на софе теребила кисточку от ситцевой подушки.

— Дорогая, нет ничего страшного, что тебе снятся кошмары. — Говорил спокойным голосом человек рядом. — Все их видят.

— Но мои, папа, они настоящие! — С живостью упрекнула она, прижав с капризом подушку к себе. — Они как живые!

Карета вздрогнула, и в открытое окно влезла устрашающая лапа, сразу же исчезнув. За ней, треща колоколами, пронесся кортеж полиции.

— Думаю, доченька, — он задергал галстук, который вдруг начал ему жать. — Нам стоит обоим наведаться к лекарю.

Взорвавшийся пакетик собрал выпаленные искры со стекол. Скатавшись клубком оранжевого света над дорогой, он превратился в подтянутую… лошадь! Она гордым галопом мчалась вперед, подкидывая лоснящуюся гриву с бока на бок.

— Не ожидали?! — выкрикнул он, сверкнув глазами, и прощально отмахнулся, — И не забудьте, что я здесь, я са-амы-ей-а-а-е-о-а-а!

Он грохнулся об зад другой кареты, и чуть не свалился под ее колеса, оставшись стоять на одной ноге. Балансируя оставшейся пяткой на краю повозки, он отпугивал поднятой ногой скалившихся гепардов.

Прицениваясь, Эмит поднял взгляд на крышу движущейся кареты.  Резко убрав ногу от щелкнувшей пасти, он выровнялся, и прыгнул на заднее стекло экипажа. Подтянувшись за торчавшие из нее штыри-крепления, он карабкался на крышу.

Забравшись, он дернулся вперед шатающейся походкой, пытаясь доскрести себя до кучера, на другом конце крыши. Кучер спокойно сидел в шляпке, модно перекинутой на бок, и, не выражая эмоций на лице, вел рабочую лошадь.

Палочка уткнулась кончиком в его шляпку, и не успел он повернуть испуганное лицо, как ее кончик вспыхнул, и кучер заколдованно отключился. Эмит осторожно толкнул спящее тело на тротуар, а сам, уселся на его место, и отцепил измотавшуюся лошадь. Вместо нее, гарцуя и подкидывая летящие искры из-под копыт, впряглось его волшебное чудо.

Экипаж понесся вперед, срывая дорожную пыль. Колеса затянулись огнем, оставляя на брусчатке обгоревшие камни с красно-оранжевыми раскаленными отметинами.

Слева звенел полицейский экипаж. Справа неслись лапа в лапу гепарды. В сердце Эмита, маршем проходил барабанный оркестр адреналина, и он не мог свободно вздохнуть. Карета мчалась по середине дороги, оставляя панику, недоумение, удивление, и страх в глазах людей, мимо которых она пролетела.

***

Девушка стояла на краю дорожного перехода. Свет уличного фонаря нежным светом поглаживал ее милое личико.

Она держала в руках небольшую книжку. Пропечатанные на страницах буквы, впечатывались с каждой строчкой в ее голодное сердце. Она трепетно проникалась книгой «Все нежности судьбы», название которой, было немного зажато под кончиками пальцев.

«…Служанка тщательно убирала пыль с элегантного журнального столика из красного дерева. Господин Крамари сидел в кресле, за утренней газетой, и чашкою имперского, обжигающего кофе. Она страстно желала, чтобы господин Крамари, взял ее в такие же жгучие объятия, и чтобы они, продавливаясь под силой некоего колдовства, оказались… любящими».

Девушка ощутила, как заскакало разыгравшееся сердце, подозрительно похожее на грохот копыт. Поглощенная книгой, леди переходила дорогу, и не видела, как слева на нее бежит с напором волшебная лошадь.

Она встретилась с ней, и обхватила своим магическим огнем. Девушка почувствовала горячие объятия, принятые ей, за взбудораженное книгой воображение.

«Вот это книга… настоящий восторг…» — подумала она, читая, и пленяясь поднявшейся фантазией.

Лошадь безлико пронеслась через нее, забирая с собой магическое тепло, и резкий удар об карету подбросил девушку в воздух.

Она сделала кувырок, и в полете приземлилась на кучерскую скамью. Задыхаясь от кульбита, и от поднявшихся чувств, девушка убийственным взглядом посмотрела на человека, сидевшего напротив. Он беззаботно погонял лошадь.

— Что происходит?! — Возмутилась леди.

— Извини, пожалуйста! — виновато произнес он, — Но, ты сама попалась ей под ноги!

— Попалась под ноги кому?.. Это… что?… как… Ну-ка, быстро остановитесь, и верните меня на место! — приказала она, собрав предложение из нахлынувших эмоций.

— Наверное, сейчас это трудновыполнимо!

Он стрельнул глазами через плечо, оглянув погоню, и дерзко махнул вожжами. Карета ужалено дернулась вперед. Она резко оторвалась от преследования, и неслась по центру дороги, прорываясь через колонны экипажей.

Название книги блеснуло на свету, когда девушка обернулась посмотреть, кто за ними гонится.

— Это, это что вообще такое?! — удивленно выпалила она, увидев бегущих существ.

Глаза девушки и гепардов встретились. Они вонзились в нее взглядами, полными мотивом уничтожения. Леди пугливо отвернула голову, и уселась назад, плотно прижав книгу к груди. Она посмотрела на незнакомца.

— Понятия не имею! — признался он. — Эти существа питаются магией, и без нее, это просто бесполезный хлам! Когда я пил кофе, они были лодками над рестораном!

— Вы что, уже встречались с такими тварями?

Она снова обернулась на скачущих зверей. В ее глазах, тронутых паникой, кажется, появлялись огоньки интереса. Эмит не к ситуации захихикал:

— Конечно. Я иногда сам таких создаю!

Один из гепардов прыжком запрыгнул на карету, и она податливо наклонилась от его веса. Цепляясь когтями, он неугомонно карабкался на крышу. Эмит выдвинул руку, и взмахнул палочкой, выстрелив в его сторону двумя оранжевыми шарами.

От первого шара зверь уклонился, прокрадываясь вперед и балансируя по крыше, а второй, проглотил, и его тело надулось. Огонь прошелся снаружи красными трещинами, и высвобождено вышел в виде дыма из ноздрей-сопл.

Гепард подобрался к краю кареты. Под ним торчала лохматая макушка Эмита. Он взмахнул лапой, но Реллеварт успел уклониться. Из пасти, каплями обозлено пролились слюни, и почти коснулись его головы.

Эмит резко дернул экипаж за угол. Зверь, не ожидая, прокатился по крыше и вывалился на дорогу. Рухнув на спину, он карабкался и пытался встать, оставаясь болтаться на дороге, а карета ускользала от него. Мурашками, прошелся миг успокоения по его коже. Он подрагивающей рукой провел по уцелевшим волосам.

— Кажется, обошлось…

Девушка смотрела сзади на трещавшую колоколами полицию, как вдруг, поморщила нос. Она почувствовала кислый запах дыма, который, шел у нее за спиной. Обернувшись, она увидела черный поднимающийся столб на краю плаща незнакомца. Эмит ерзал на скамье, выдавая на лице дискомфорт.

— Мисс, мисс, как вас там?..

— Я…

Она посмотрела в его нацеленные глаза. Они с шаловливым огоньком смотрели на нее, а на лице застыла просьба. Внутри девушки, закрутился неприятный комок, и взгляд потяжелел.

«Вряд ли этот человек похож на преступника… — подумала она. — Скорее, это просто-напросто большой ребенок. Плохих людей можно сразу и не отличить. Но, это явно не тот человек…»

— Лили. — представилась она, выдохнув от мыслей, — Лили Клири.

— Лили Клири! Звучит, как припев для детской песенки! — ляпнул он, — Но, да ладно. Не посмотрите, что у меня там горит?

Эмит пальцем указал за свою спину.

— Д-детской песенки?.. — Уязвлено переспросила она. — Ваш плащ. Горит ваш плащ. Наверное, так вам и надо.

— Отлично!

Эмит поднялся со скамьи, и плащ вспорхнул с его плеч. Подхватив его в левую руку, он посмотрел, нет ли на улице прохожих, и выбросил его. Брошенный на тротуар, из него вылезли язычки зеленого пламени, и удовлетворенно затрещали, сжигая плащ.

Карета продолжала нестись по дороге.

— Надеюсь, мой напарник доставит его вовремя. — Ожидающе заявил он.

— Доставите что?

Эмит вытянул руку, и, проносясь через щель проулка, человек в мантии-дождевике и цилиндре, кинул серую тряпку ему на колени.

— А вот и он!

Лили посмотрела на лежавшую вещь. На коленях Реллеварта, был тот же самый плащ, выброшенный мгновение назад.

— Вы что, волшебник-иллюзионист? — едко усмехнувшись, спросила она. Но в голосе, была откровенно поражена.

— Ага, — кивнул он. — Только немного круче.

Он встал с сидения, и накинул его обратно. Усевшись, Эмит согнул перед ней запястье правой руки.

Она увидела на нем множество часов, которые, разнобойно тикали шестеренками, крутили стрелками, и переплетались друг с другом золотистыми веревками. На самом запястье, сверкал очень странный циферблат. Он ярко светился синим, слегка мерцал, а еще, на нем подрагивали две точки, отделяющие часы и минуты.

— Это – Перчатка Времени. — Таинственно произнес Эмит в ее наклоненную голову.

Лили подняла на него взгляд, и сузила глаза.

— Но… почему тогда на руке нет перчатки?

Таинственность лопнула, сдувшись на его лице, оставив немое недоумение.

— А-мм… Я как-то об этом не думал.

Он подергал часы за шестерни, проверяя их в целостности, и начал жать на кнопки электронного циферблата.

— Послушай. Я могу показать. Допустим, если мы поставим на…

— Тебе нужно будет купить перчатку. — Сказала Лили на заметку.

— Само собой. Но, послушай. Первые четыре цифры на часах, это будет год. Здесь можно заменить нулями, и есть кнопка минуса. Следующие две цифры, будут нолем…

Лили увидела, как дорога заканчивалась парковкой, и дальше за ней, была широкая площадь с фонтаном.

— А-а, мистер?.. — обратилась она, — Там…

Карета протиснулась мимо припаркованных машин.

– …А потом две цифры, это будет дата. Здесь первые два ноля, а следующие, это сама дата. Немного сложно, но, даже я разбираюсь.

— Мистер!

Экипаж продрожал по бордюру, и выскочил на площадь.

— Следующие цифры, это уже само время. — он подчеркнул слово «само». — Например, если я поставлю на…

— Эй! Странный человек!

Лошадь летела прямо на фонтан, пульсирующий водными струйками.

— …Один-девять-один-три-ноль-ноль-ноль…

— Странный человек! Профессор! Ну же!

В пролетающих струйках, оранжевыми бликами отразились ноздри сказочного существа.

— …Восемь-ноль-семь-один-два…

— Мистер Джекил-Франкенштейн, посмотрите же!

— …И тогда я успею перевернуть утренний блин до того, как он успеет подгореть! Неплохо, не правда ли! — безумно улыбнулся он в конце. — Почти идеально!

Лошадь разбилась об фонтан. Она взорвалась, разбросав искры, и раскидала взрывом подгоревшие кирпичи по площади. Рука Реллеварта успела схватить Лили за запястье, и они исчезли, вспорхнув с каретного сидения.

У кареты отвинтилось колесо, и оно пронеслось с ней рядом, подскакивая на ямках. Она подпрыгнула на лежавшем кирпиче, и перевернулась, чиркнув по площади кузовом. Карета легла на бок, а ее колеса продолжали беспокойно крутиться, потягивая из себя серый дым. Эмит и Лили стояли напротив.

— Эмит Реллеварт. — выдыхая, он протянул ей руку. — Рад познакомиться.

Дверца кареты открылась, и из нее, вытягиваясь, выполз толстый мужичок, ошарашено поправляя цилиндр. Он спустился вниз, и, покачиваясь от произошедшего, пошел по площади, крикнув через плечо:

— Я… я затаскаю вас по судам!..

— Хорошо. Удачи! — Крикнул в ответ Реллеварт, улыбаясь.

— И что теперь? — спросила Лили, глянув ему в глаза.

Эмит воткнулся взглядом в спину уходящего господина.

— Теперь, наверное, будет самое интересное.  — Тихо произнес он. Его глаза удручающе оглянули проезды к площади.

— И что же? Что-то произойдет? — приготовилась она, — Не вижу никакого позитива в Ваших словах.

— Без позитива.

Площадь замыкали в круг синие кортежи. Из железных дверей, с хлопками вырывались отряды в касках. В руках были приготовлены дубинки, пистолеты, и начищены мушкеты.

Полицейские строем подбирались к ним. Эмит смотрел, как присоединились к кортежам тюремные грузовики с широкими камерами. В одной из них, пойманным сидел второй гепард, сверкая глазами несломленного хищника.

Отряд поспешил завязать Эмита в наручники. Он скрутил ему руки за спину, и нацепил на запястья звенящие браслеты.

— Проверьте его карманы! — завопил мегафон. В него кричал толстый мужичок в натуго нацепленной фуражке, стоя с важным видом между двух машин.

Руки грубо прохлопали по Эмиту. Изъяв у него из кармана палочку, один из полицейских взял ее на себя, и скачком прислуги подбежал к шефу. Тот внимательно ее рассмотрел, толстые сосиски пальцев пробежались по резной рукоятке.

— Шеф. Может, не стоит вообще брать это?.. — стоявший над плечом компаньон с коряво постриженными усами, недоверчиво ткнул в ее сторону дулом мушкета.

— Пока что я здесь распоряжаюсь, Сарривус. — Прокряхтел он. — А вообще, вещь занятная…

Шеф взглянул на него, и вопросительно кивнул головой.

— С ним еще сидела девчонка. Где она?

Эмит с серым лицом загружался в тюремный грузовик, напряженно размышляя.

«Что теперь будет с Лили?!»

Шеф отмахнулся от своего же вопроса.

— А, все равно. Пусть бежит. — Он с довольством крутил в руке трофейную палочку. — Главное, это пойманный нами человек, и его инструмент.

Чьи-то беленькие ручки бесшумно взяли замок на клетке с гепардом, и воткнули заколку в скважину. Они зажали зубцы внутри, и подстроили заколку под рельеф замка. Вторая часть заколки вошла сверху, и, как рычагом, повернула его.

Замок с приятным щелчком открылся. Ручка осторожно вынула его крепление, и цепи со звоном разбежались в стороны, рухнув на обода колес.

Сидевший зверь почувствовал свободу. Он замотал шерстью из опилок, гордо поднял голову, и устрашающе зарычал.

— Это что еще такое? — заслышав шум, обернулся один из полицейских.  — Эй, кто-то освободил эту тварь!

Лили с ухмылкой держала замок на руке. Он сурово двинулся на нее, разминая об ладонь костяшки пальцев. Но, путь преградило огромное животное, боком заслонив Лили от него.

Гепард снова зарычал, и бросился через толпу солдат, опрокидывая их тараном-грудью на брусчатку площади. Развернувшись на живот, они доставали из чехлов пистолеты, и стреляли ему в спину. Пули всаживались в твердое тело, оставаясь внутри блестящими шариками.

Эмит слышал шум снаружи, и возбужденно подставил ухо к стене грузовика. Двое полицейских дежурили у его камеры, и тоже ерзали от звука перестрелки.

— Что там, Генри? — Настороженным шепотом спросил один у другого.

Генри мостился глазом в скважину между дверей.

— Не знаю, наши все куда-то бегут. Похоже… похоже, что они выпустили ту неизвестную зверюгу из клетки!

Запястья Эмита сверкнули, и наручники брякнулись о железный пол грузовика.

— Так давайте откроем дверь, и посадим его обратно. — Предложил он.

— Было бы неплохо, — согласился повернутый к нему затылком Генри. — Все равно, колдун без своей палочки никуда не денется.

Они развернулись в плохом предчувствии.

Эмит поднял высвободившиеся руки, и показательно перебрал пальцами, будто делал проигрыш на невидимом фортепиано.

— Может, колдуну палочка и не требуется. Художнику ведь не нужна кисть, чтобы писать картину.

Он пнул их вперед. Тела открыли двери грузовика, и вывалились клубком на землю. Эмит выбрался из-под крыши тюремного кортежа, и, держась за нее, осмотрел, что происходит.

Полицейские набегали на гепарда, пытаясь его усмирить. Он хвостом подбрасывал их в воздух, и гулкими звуками, они гремели телами об площадь.

Лили пряталась за кустами, и наблюдала за битвой.

— Лили! — выкрикнул Эмит, выпрыгнув из грузовика.

Эмит заискрился улыбкой, когда увидел ее, целой и невредимой. Она тоже улыбнулась в ответ, но потом, быстро припрятала неприлично широкую улыбку.

— Я освободила его, чтобы дать вам шанс. — Напущено серьезно заявила она.

Эмит в непонимании опустил брови.

— По-моему, это тебе нужен был шанс.

— Зачем?

— Как же. Весь этот полицейский переполох, запятнанная репутация, например, в университете…

Она непримиримо хмыкнула, и кивнула на его запястье.

— Кажется, кто-то показал мне перчатку, которая может вернуть меня, куда и когда угодно. И при этом очень долго и нудно болтал. Вы просто вернете меня в момент, когда мы не встретились.

Он был приятно удивлен.

— Но… ты не будешь знать, об этом приключении. — предостерег он.

— Значит, — улыбнулась она. — Вы оставите мне свой адрес.

Эмит удовлетворенно хмыкнул, и отвернул от нее взгляд. Они оба смотрели на борьбу полицейских на площади.

— Как он вырвался из клетки?.. — удивился он.

— Никак. Я его освободила.

— Освободила?

— Вскрыла замок. — ответила она, в заколку собирая волосы. Лили ответила так, будто это для нее каждодневное занятие.

Она стояла перед наморщенным лицом непонимания.

— Приходилось делать это, чтобы открывать мой шкаф с романами, в который их запирали родители.  — объяснила Лили.

— Да Вы бунтарка. — Разгладив лицо в улыбке, съехидничал он.

Полицейские стреляли в зверя, и он, размахивая когтями, пытался вырваться из отцепления. Шеф полиции кричал и наставлял советами, подкидывая указательный палец в воздух. Ловкая рука протянулась к его кобуре с конфискованной палочкой.

Он почувствовал движение, и схватил руку вора. Но, успел перехватить только воздух. Вытащив палочку из кобуры, Эмит побежал вперед, рассекая ей воздух, и поджигал патрульные машины.

— Остановить! — судорожно от гнева подсунув ко рту мегафон, закричал шеф. — Остановить колдуна!

Лили бежала рядом. Она взглянула на него, и краешек рта приподнялся в ухмылке. Гепард мчался за ними. Эмит бросился в него зажженной с кончика искрой, и она попала ему между глаз. Скатившись каплей по носу, гепард сердито проглотил ее. Он сглотнул, и его глаза сверкнули оранжевым огнем. Зверь остановился.

Он мотнул головой, и посмотрел на Реллеварта. Наблюдая друг за другом, гепард снова раскрыл рот. Но из него, из забора остро торчавших клыков, вывалилась красная подушечка языка. С придыханием, гепард побежал к нему, дружелюбно размахивая им, и накинулся облизать Эмита, растягивая нитки едких слюней, но тот вовремя уклонился.

— У-фф, — фыркнул Эмит, и отпрыгнул, улыбаясь ему.

Он покрутил палочкой в воздухе, и гепард развернулся к ним боком, щитом заградив от пуль. Лили присела рядом.

— Он что… теперь наш?..

— Можно сказать и так. Небольшая перестановка в мозгу! — сказал Эмит, перекрикивая свисты пуль. — Если, конечно, у них есть мозг.

Гепард недовольно мяукнул.

— Прости, — он погладил его по ляжке, — Конечно же есть.

Эмит выпустил огненный пузырь, который проглатывал пущенные пули. Он заполонил гепарда целиком, и Эмит, безопасно запрыгнул на него, чуть не порвав себе ноги. Он предложил Лили руку, чтобы забраться на зверя. Она подхватила ее, и, вскочив, заерзала, сев поудобней.

— Вперед! — Скомандовал Эмит, и постучал по деревянному темечку.

Зверь сгруппировал мышцы, и дернулся вперед, оббивая хвостом воздух вечерней улицы. Оставшиеся кортежи двинулись за ними.

— Они едут за нами! — сказала Лили ему через плечо.

— Сегодня будет как-то по другому?!  — усмехнулся он.

Улица была переплетена паутиной бельевых веревок. Оно висело слишком низко, и они наклонили голову набок, чтобы проскакать под мокрой преградой. По лицам все же прошлепала пара рукавов от свитера.

Кортежи, цепочкой бесцеремонно проезжали по узкой улице, срезая крышами веревки, с забавными потрунькиваниями. За лобовым стеклом первого кортежа сидел шеф, и сурово сдавил руками руль, сосредоточенно уставившись на дорогу.

Впереди был красочный парк на длинном причале. Он был затыкан развлекательными аттракционами, у которых, шумели и веселились люди.

Вдруг, они испуганно бросились в стороны, побросали напитки, сладкую вату, и медовые орешки, когда через ворота влетело нечто, и несущаяся за ней полиция. Люди прятались за навесами комнат развлечений, ошарашено переглядываясь друг с другом.

Эмит и Лили пробежали мимо одной из комнат, на крыльце которой, стояли ровными рядами зеркала. Они исказились забавными формами, и побежали дальше.

— Зря мы сюда забрели, Лили, здесь нет пути! — выкрикнул он, когда их путь шел к тупику, к краю причала.

— Не останавливайте его, Эмит! — отринув, сказала Лили за затылком. — Кажется, это и есть шанс от них оторваться!

На скамейке сидела молоденькая парочка. Парень с пышной прической-одуванчиком присел на колено, и начал читать ухоженной девушке стихи, приложив ладонь к своей груди. В руке он держал несколько розовых тюльпанов.

— Я не видел тебя раньше, не искал я твой лик среди толп людей… И, сердце мое, вроде бы, бьется дальше… Но, с портретом твоим, бьется сильней…

Девушка растаяла в стихе, и поднесла к его лицу свои губки для поцелуя. Красными лепестками втянулось солнце в ее белые локоны, и для парня, она выглядела сейчас прекраснее любой девушки, живущей на свете…

— Извините!

Гепард прыжком перескочили через их любовную скамейку. Парочка в потрясении свалилась на землю, и полулежа наблюдала за ними.

— Это не единственный спосо-о-об! — вопил Реллеварт, подскакивая в седле, испуганно видя мерцание большой воды.

Они бежали к концу причала, и стук их сердец заглушал топот скачущих лап. Зажмурив глаза, и сморщив лица, они приготовились падать.

Кортежи с визгом резины остановились у конца дороги, и, из них, захлопали дверями солдаты. Шеф тяжело выкарабкался из скорлупки кабины, с досадой снял фуражку, и швырнул ее на землю.

— Что теперь скажет департамент!? Бегите за ними, пока они не удрали! Это прика-аз!

Гепард добежал до края причала, и перепрыгнул через металлическую ограду. Глаза Эмита округлились от страха, и он зажал их, чтобы не закричать. Рывком, зверь подпрыгнул в воздух, раскинул лапы, и опустил морду, приготовившись к погружению.

Ветер гулом продувал им уши. Со скоростью, он раздувался сильнее и сильнее. Натужившись, он визгливо продувал перепонки.

— Не-е-е-ет! — открыв щелками глаза, закричал Эмит. Щеки теребил встречный ветер, и раздувал их, будто мешок.

Удар об воду был настолько сильным, что шлепок в нее был подобен асфальту. Потеряв сознание от удара, они согнутыми телами погружались вниз, поглощаясь толщей темно-синего моря.

Потревоженная вода разошлась кольцами, накатив их на берег слабыми волнами. Солнце последними лучами окрасило их в мутно-бордовый цвет. Вдруг, вода всколыхнулась вынырнувшей головой: мокрые волосы упали фигуре на брови, сделав похожим на собаку-бриар.

Вынырнувший Эмит, дельфином выплюнул изо рта морскую струйку, и по-собачьи заболтался в воде. Он резко осмотрелся вокруг.

— Лили? — позвал он ее, через темные волны.

В сердце неприятно закололо. Разгребая волны, он щурился, проглядывая черный лоскуток моря.

— Лили! — выпалил он каплями с мокрых губ.

Его дрожащее тело окружала только холодная вода гавани. Он маленькой, невидной точкой болтался в воде, нервно вертя головой, и болтая руками волны.

— Лили! — Губы подрагивали, и на них появился синий налет холода. — Лили!..

Он капризно мотнул головой, и нырнул под воду. Черным полотном вставала она перед его глазами. Достав из барахтающегося плаща палочку, он выпустил луч, который, желтым лучом осветил подводный берег.

Белое тело, в летнем платьишке, погрузилось на дно. Ноги запутались в водорослях, которые, склизкими хомутами охватили ее тонкие лодыжки. Одна рука, в мольбе и помощи протянулась к далекой поверхности.

Внезапно, руки коснулась крепкая ладонь, и толчками начала вытаскивать ее из утягивающего ила. На ее закрытых веках обжито висели маленькие пузырьки. Когда девушку дернули из земли, они содрогнулись, и расплылись в стороны, недовольно отдавая ее в спасительную руку.

Девушка резко понеслась вверх. В магическом желтом свете, она выплывала на поверхность. Вода бурлила в ушах, а от горящего света, ощущалась сила, которая обволакивала ее кожу теплом.

Она вынырнула на поверхность, вырвавшись лицом из толщи воды. Спасительные руки затянули ее на борт рыбацкой лодки, и посадили на сидение-доску. Растрепанные волосы, прыснули дождем по палубе.

Палочка надставила кончик ей чуть ниже груди, и изо рта, струей выстрелила сидевшая в легких вода.

Она, махнув мокрыми ресницами, открыла щелочку глаз. Ее зрачки размыто осмотрели белое пятно напротив, которое, съедала ночная темнота.

— Как… я… — Выкашливая оставшуюся воду, сипло заговорила она.

— Как ты выбралась? — перебил Реллеварт, повеселев и оживившись. — Я нашел тебя на дне, а потом, поднял гепарда со дна. Представляешь, он снова превратился в лодку, и мы плывем на нем, прямо сейчас!

— Нет…

Лили отрицательно помахала головой. Волосы прилипли к ее щекам, и не хотели отлепляться.

— Как… я… выгляжу?

Эмит проглотил комок удивления.

— Это единственное, что тебя больше всего сейчас интересует?

Она уставилась на него мокрым личиком в ожидании, и с глазами, не потерявшими дерзкого огонька.

— Ну-у, — потянул он, — Для без пяти минут утопленницы, ты совсем неплохо держишься!

Он получил броский удар ногой по колену.

— А-аяй! — вырвалось с губ. — Я же правду сказ… смотри, мы доплыли до причала!

Лили увидела, как нос лодки стукнулся о портовый причал. Эмит поднял ногу, и шагнул вперед на его деревянные переборки, которые были сдобно вымочены в морской пене.

Ветер продувал их мокрые одежды, и трепал язычки его кед. Ноги Реллеварта, плескались в собравшихся внутри обуви маленьких озерцах.

Фонарщик, проходивший по мостовой, зажег яркий фонарь. Светящейся гирляндой, протянутой далеко вперед, они освещали голубую картину ночного порта.

Эмит уселся на край причала, и стал развязывать шнурки. Лили посмотрела на свои босые ноги, и перебрала пальцами. Они были в песке, и с намотанными водорослями.

Она вздохнула, и представила на их месте утонувшие туфельки.

— Были мои любимые.

— Кто? — спросил Эмит, с сочным чмоканьем вытащив мокрую ногу.

Лили демонстративно перебрала пальцами перед ним.

— Мои туфли. — Сказала она.

— А-аа…

Он отмахнулся.

— Ничего страшного. Ведь я верну тебя обратно. Обратно во времени!

Он сбросил плащ. Поднатужившись, Эмит стянул с себя зеленый свитер, сняв его через трубку воротника. Его обнаженный торс продувало соленым ветром, и море бросало мелкие капли с волн.

— А ты не будешь? — Спросил он, выжимая одежду в руках, и стряхивая воду на причал.

— Я же девушка. — возмутилась она, и помотала головой. — Мне не положено так оголяться. Лучше наколдуй, чтобы моя одежда снова была сухой.

— К сожалению, такого заклинания я не знаю. — Прыснул он.

Наступила тишина. Лили поджала губы, и смотрела на покатывающиеся волны.

— Значит, ты правда сможешь вернуть меня?

— Конечно. — С легкостью ответил он. — В любое время, и в любой час.

— …Потому что мне очень дороги эти туфли.

Эмит усмехнулся.

— Конечно. Я верну тебя на перекресток, или раньше. Как ты захочешь.

— И тогда, в переулке… — она напрягла мысль, и сощурила глаза на волны, — получается, тот «напарник», про которого ты говорил, получается… это был ты?

— Да-а, — загорелся он улыбкой от понравившегося вопроса. — Я был в мантии-дождевике! Теперь я должен найти ее, и цилиндр на голову.

— Я знаю парочку магазинов, где бы ты смог их купить.

Эмит посмотрел в ее глаза, будто чего-то ожидая.

— А вдруг? — сорвался он с места, и посмотрел на нее безумными глазами, — Вдруг, я какой-нибудь шарлатан из вагончика на отшибе, и пудрю тебе мозги!

Он поднял руки перед собой, и заболтал скрюченными кистями:

— Позолоти ручку! Сегодня только лучшие предсказания, и все за полцены! — мистическим тоном произнес он.

— Жизнь здесь скучна. — Отстраненно заявила Лили. — Я была бы рада, даже такому шарлатану из вагончика, как ты. А насчет веры… Ты слишком несерьезный, чтобы быть шарлатаном.

Эмит посмотрел на нее, и усмехнулся, приподняв краешек рта.

— Ты хорошая девушка, мисс Лили Клири.

Он протянул ей руку. Лили взяла ее, и они встали рядом, оглянув черное море. Эмит провел рукой по горизонту.

— Я могу показать тебе целый мир! Если у нас, хватит на это времени!

— Хватит символизма, мистер Джекил-Франкенштейн. — Отшутилась она. — Сначала верни меня назад, чтобы я успела к ужину, к маменьке и папеньке.

— Хорошо!

Они продолжали увлекательно беседовать на причале. Их темные фигуры, с подсвеченными, желтыми спинами от фонарей, поглядывали на глубокое море. Лили смотрела на него, пропуская слова Реллеварта мимо ушей. Море, чуть не проглотило ее. Но рядом, оказался безумный колдун и шарлатан, который ее спас. Спас из морской пучины, и из рутины жизни. Эмит Реллеварт.

читателей   91   сегодня 4
91 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 2,40 из 5)
Loading ... Loading ...