Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Дуэлянт

 

Когда пышный и развеселый бал подошел к концу, от многолюдного общества, как это часто бывает, осталась лишь горстка людей. Эта знатная компания, частью которой я имел честь быть, собиралась раз в неделю у князя Ростислава в его имении близ города Кракова. Приветливый характер и тонкое остроумия князя были гарантами приятного времяпровождения для его гостей.

Вечерами, всей нашей компанией, мы садились у камина, в котором пылал согревающий огонь, и рассказывали друг другу все, что могло нам показаться интересным. И вот однажды, когда все истории были рассказаны и некоторых уже клонило ко сну, я воспользовался возникшей паузой и сказал:

– Истории, рассказанные здесь, друзья сердечные, бесспорно, очень интересные, но в то же время, позволю себе заметить, в них нет ничего не вообразимого или сверхъестественного. Все рассказанное сегодня могло произойти с любым из нас в любой другой день.

Один из гостей, видимо не совсем согласный со моими словами, задумчиво уставился в потолок, князь Ростислав согласно закивал, другие никак не отреагировали, а я же продолжал:

– На мою долю, друзья мои, такое приключение выпадало. И сколько бы вам моя история не показалась странной и страшной, искренне прошу отбросить в сторону всякий скепсис и поверить, как верили в делах иных.

Народ подтянулся ближе и повисла тишина. Я поставил кружку с горячим напитком на маленький столик подле меня и начал рассказывать:

– Дело было еще в дни моей молодости, когда я, как вам известно, будучи ярым дуэлянтом, странствовал по княжеству Литовскому в поисках наживы и славы. Занятие это не делало мне чести, но таков был я в те годы.  Без ложной скромности скажу, – дуэлянтом я был отменным. Много лет, ваш покорный слуга, бросал вызовы лучшим мечникам государства и побеждал их. К несчастью, случалось так, что раны, нанесенные мною в боях, приводили к смерти. За это мне жутко стыдно, но вы должны понять, что страсть к этому недостойному делу тогда казалась мне глубокой и долговечной.

 

Слава о моем мастерстве разнеслась по всему княжеству Литовскому, да так сильно, что малые дети знали Бронислава дуэлянта.

Вскоре настал момент, когда никто больше не желал биться со мной. Тогда я двинулся на Юг, в Польское королевство, но слава опережала меня. Могучие войны вновь и вновь отказывались от дуэли. Признаться, охватили меня беспокойные мысли, ибо представить жизнь свою без этого кровавого ремесла я не мог. И в эту минуту некоторого отчаяния повстречалась мне группа торговцев, идущих на север из города Кракова, в котором ныне сам и проживаю. Рассказали торговцы о неком пане Войцехе который не только с радостью скрестил бы со мной мечи, но и отдал бы за победу свое имение и состояние. Они говорили о нем как о заядлом дуэлянте при этом добавляя, что драться с ним было бы подобно самоубийству.

Страсть вспыхнула во мне с новой силой. И узнав от тех же торговцев место пребывания пана Войцеха я погнал лошадь на встречу судьбе.

День подходил к концу, когда прибыл я к месту назначения – то была довольно большая деревня. Стояла деревушка на перекрестке двух крупных дорого через которые пролегали маршруты множества людей от мало до велика.

После долгого пути меня одолевала усталость и не желал я в тот момент ничего больше чем сытного ужина и мягкой постели, потому направил лошадь по главной улице намереваясь добраться до местного трактира. Но к моему удивлению у одного из домов меня окликнул высокий пожилой мужчина внушительного вида и пригласил заночевать к себе.

Жители дома, в котором я оказался, находились в состоянии подавленном. Причину узнал я лишь после того как оказался за ужином вместе со всей семьёй.

Хозяина дома звали Ладиславом. Рядом с ним сидели сын с женушкой и миловидная дочка, которой на вид было лет так восемнадцать. В углу, на расстеленных шерстяных ковриках, играли внук и внучка. Обедали мы при тусклом свете расставленных по всей комнате свечей.

После нескольких неловких минут тишины Ладислав прервал молчание:

– Вижу заметили вы господин, что грусть и печаль окутали дом наш? – промолвил он.

– Видите ли, несколько полнолуний назад беда постигла нашу семью, и вина лежит на человеке, с которым вы собираетесь сразиться.

И рассказал старик как его младший сын Петр, который был человеком вспыльчивым и крайне неуступчивым, решил отправиться воевать на восток, где собирался сделать себе состояние и имя. «Вот увидишь отец», – говорил он, – «повоюю с неверными пару лет, а там, глядишь, и вернусь с карманами полными золота». – В надежде найти людей готовых отправиться с ним, поведал он о своих планах в нашем трактире. Один из людей пана Войцеха назвал его мелким сопляком и поднял на смех. В своей вспыльчивости мой сын обнажил меч требуя наглеца ответить за слова. Тогда в дело вмешался сам пан, предложив моему сыну, который очевидно находился в состоянии возбужденном, сойтись с ним в дуэли и тем самым обогатить себя и свою семью. «Победить одного человека будет куда легче чем биться с толпами басурман», – заявил он.  К несчастью мой сын пошел на поводу у хитрого мерзавца и, сняв со стены саблю, направился на встречу со своей погибелью.

– Мой сын, – молвил я, – не ходи! Погубишь себя и семью свою горевать оставишь!

Но не послушал меня сын и принял смерть от меча подлого пана.

Тяжело описать ту нестерпимую боль, что принесла нам потеря родного человека, но произошедшее далее могло повергнуть в ужас даже столько великого война как вы.

Я не заметил, как перестал есть, и слушал старика так же внимательно как вы меня сейчас. Он продолжал:

– Тело моего сына люди пана Войцеха отдали не сразу, а лишь спустя несколько дней. К нашему ужасу оно было похоже на засушенный фрукт, будто высосали всю кровь до последней капли. Мы и по сей день не знаем, что эти упыри сделали с телом сына и, по правде говоря, боялись узнать. Много мужчин с тех пор ушло в мир иной от рук проклятого Войцеха. Все убитые были приезжими так как кроме сына в деревне нашей никто мечом не владел. Теперь из воинов у нас только сам пан и его шайка. Жителей деревни пан Войцех не притесняет только потому, что всё у него хорошо – земли плодородные и дураков, желающих выйти на дуэль, по несколько человек в полнолуние. Прошу простить меня мой господин так как слова мои вас не касаются, ибо кто если не муж подобный вам сможет одолеть эту бестию?

До этого долго молчавший, я спросил у старика:

– Был ли пан Войцех когда-либо близок к поражению?

– Дуэлей его я не видывал, мой господин, кроме той где мой сын…

– Был, – вдруг старика прервал девичий голос. – Это была его юная дочь, звали которую Мира. – Кололи его мечом много раз, сама видела, но бессмертный он, верьте мне господин Бронислав.

– Да откуда же тебе это видеть было, – заговорил её брат, – бабы туда не ходят, ишь чего наплела!

– Не обращайте на неё внимание, – сказал старик, приняв вид самый строгий. – Молода она и потому глупа еще. Наслушалась историй всяких и мелет чепуху.

Его дочь резко встала из-за стола и опустив голову побежала на верх по скрипучим ступенькам. Брат её хотел было встать и пойти за ней, но голос отца остановил его:

– Пусть идет. А вам господин отдохнуть нужно перед важным днем. Мы всей семьей надеемся, что одолеете вы проклятого пана. И, хотя у вас есть на то свои причины, ежели сразите соперника, будем считать, что сын наш отомщен.

Я поблагодарил семейство за гостеприимство и добавил, что почту за честь отомстить за смерть их сына. Старик кивнул в знак благодарности и меня проводили в комнату где заснул я крепким сном на мягком, набитом шерстью, матраце.

С утра, выпив стакан молока и съев кусок хлеба, я направился прямо в трактир, где по словам старика, проводил все свое время пан Войцех. В этом месте часто останавливался всякого рода люд чтобы перекусить, прикупить припасов в дорогу или поспать на кровати за немалую, скажу я вам, сумму. Помимо того здесь можно было перекинуться в карты и хорошенько выпить. Были здесь и девушки, но как мне стало известно, все они были привезены самим паном Войцехом и радовали только его самого и людей из его шайки.

Мое появление тут же привлекло внимание отдыхающих. Под взглядами множества глаз я прошел к деревянной стойке и спросил у трактирщика о пане Войцехе. Но не успел он ответить, как позади меня прозвучал звонкий голос:

– По правде сказать, не вас я сегодня ждал господин Бронислав.

Я обернулся и посмотрел по сторонам. Взор мой упал на рыжеволосого мужчину с короткой стрижкой и редкой бородой. Он сидел в самом углу окруженный несколькими мужчинами разной величины.

– И кого же вы ждете пан Войцех? – спросил я, не моргнув глазом.

Дверь трактира со скрипом отворилась и на пороге показался внушительных размеров мужчина с собранными в хвост волосами.

– Войцех! – прокричал он. – Хватит отдыхать и веди нас на поле боя, засранец поганый!

– А вот и тот кого я ждал, – сказал пан и скривил край рта в подобии улыбки.

Оказалось, что в день моего прибытия некто Златомир из Праги по прозвищу Медведь уже вызвал на дуэль пана Войцеха. Был он воистину могучим мужчиной, скажу я вам друзья мои. Столь большого меча, который носил за спиной господин Златомир, не видывал я ни до, ни после произошедших событий. Всю свою жизнь я носил в ножнах короткий меч, которым мог орудовать как одной, так и двумя руками.  И смотря в тот момент на меч Златомира мне казалось, что держать его в руках уже было испытанием наитяжелейшим, а уж как махать им, и уж тем более пытаться провернуть что-то более сложное, я и вовсе не представлял. Но вернемся к назревавшей дуэли.

И вот оказался я посреди толпы, идущей вслед за паном Войцехом и могучим Златомиром. Толпа эта становилась все длиннее и шире пока не добралась до самого края деревни. Оттуда народ направился в сторону лесной чащи. Миновав гущу деревьев, толпа вышла на просторную поляну, в центре которой, друг напротив друга, стояли пан Войцех и Златомир.  Тем временем несколько людей по кругу вбили в мягкую почву палки с факелами и начали поджигать. В руке пана блеснула изящная турецкая сабля и он заговорил.

– Надеюсь лунный свет не помешает вам показать все на что вы способны господин Златомир

– Глупые требования, – фыркнул здоровяк, – лунный свет не смягчит удар моего меча.

Пан Войцех ничего не ответил и лишь хитро улыбнулся. Его люди образовали круг по периметру беспокойно горящих факелов. Остальным, включая вашего покорно слугу, пришлось стоять за их спинами. После недолгих исканий мне удалось найти место с хорошим обзором.

Златомир закрутил огромным мечом и заревел как безумный. На лице пана Войцеха не дрогнула ни одна мышца. Гигант с криком занес двуручный меч над головой и упустил вниз. Пан отклонился от рубящего удара в сторону и меч рассек воздух. Златомир тут же ударил с полуоборота, но пан Войцех словно кузнечик мягко отскочил назад. Здоровяк из Праги выругался на своем наречии и замахнулся для следующего удара. Пан Войцех рванул вперед, и как подсказывал мне опыт, собирался нырнуть под удар могучего соперника. Но каково же было мое удивление, друзья мои, когда широкое лезвие двуручного меча с хрустов вгрызлось в плечо пана. Удивление мое было связано не сколько с тем, что господин Войцех позволил так просто попасть в себя, сколько с тем, что столь могучий удар не разрубил его тело до основания. Поверти опытному воину, которому раньше довелось видеть чудовищные результаты ударов двуручным мечем и куда меньших размеров. Ни один человек не смог бы устоять перед подобным, но пан Войцех крепко стоял на ногах и сжимал рукоять сабли, лезвие которой исчезало в брюхе противника.  На лице Златомира застыло удивленное выражение. Он отпустил меч, неуверенно шагнул назад, и рухнул на спину.  Его оружие, слегка покрытое запекшейся кровью, лежало у ног пана Войцеха, который небрежно массировал раненое плечо. Глаза мои не верили тому, что видели. Этот удар должен был убить человека, но, когда он убрал руку, на месте раны я увидел лишь порванную рубаху и засохшую кровь.

– Пожалуй будет лучше если мы перенесем нашу дуэль на завтра господин Бронислав, – сказал пан, не отводя взгляд от убитого.

Я лишь кивнул в пустоту и спешно удалился – увиденное нужно было переварить и обдумать.

Переступая порог дома, я вдруг услышал позади себя знакомый голос – это была юная Мира. Она призналась мне, что видела, как пан Войцех заколол могучего воина, прибывшего из Праги.

– Не стоит столь юной девушке смотреть на подобное, – сказал я так строго как умел.

– Сейчас то вы мне верите господин? Я ведь предупреждала, что пан Войцех бессмертен. Теперь вы увидели это собственными глазами.

Я все еще недоверчиво относился к словам юной девушки, но в то же время понимал, что глаза мои видели, как человек сдюжил удар, который мог свалить медведя.

– Клянусь вам, это не в первый раз, когда пана Войцеха ранят, – продолжала девушка.

– Я видела, как его протыкали мечом, как острый топор вонзался в его череп, видела, как брат ранил его в шею. Другие тоже это видели, но боятся открыть рот, ибо сами верят, что пан Войцех обладает силой сверхъестественной.

Глаза девушки наполнились слезами. Тогда я сказал:

– Что даже если вы правы? Не просите меня отказаться от боя, я этого сделать не смогу.

– Я не буду просить вас об этом, но попрошу послушать историю пана Войцеха о которой узнала от старой цыганки.

Я внимательно слушал:

– Не прошло десяти ночей после смерти брата, когда рядом с нашей деревней цыгане разбили табор. Среди них была старая колдунья, которая гадала по костям. Я была в столь сильном отчаянии и столько велико было моё желание отомстить, что, завернув в платок свежего хлеба и домашнего сыра направилась к ней. Желала я чтобы колдунья прокляла пана Войцеха на гибель. Приняла ведьма мои гостинцы, расспросила о пане Войцехе. Согласилась она, что человек этот заслуживает наихудшего и принялась колдовать. Бормотала всякое себе под нос, кидала кости, а потом замерла и тихо сказала: «Проклят уже ваш пан существом куда более сильным чем жалкая старушка вроде меня».

Слова ведьмы удивили меня, ведь проклятый пан Войцех жил себе в удовольствие, убивал людей ради забавы и горя не знал.

Старая колдунья добавила: «Приходилось мне слышать историю о человеке, продавшем душу могущественному демону. И самое меньшее что я могу для тебя сделать это поведать историю проклятия.

Много зим назад, в месте не столь близком от вашей деревни, два брата разбойника промышляли грабежами на дорогах. Их жертвами были случайные прохожие, а иногда и целый караваны. Както раз досталась им добыча столь великая, что глаза братьев загорелись от увиденного золота. Младший брат предложил старшему разделить добычу поровну. Но тот, дождавшись момента, заколол младшего брата и ушел с добычей. Мучаясь в предсмертных муках, преданный своим братом, разбойник взмолился небесам о спасении и возможности отомстить. Взамен он был готов отдать все что у него оставалось собственную душу. Просьба человека была услышана, но не на небесах, а в мире нам совершенно незнакомом. Предстал перед ним древний демон и предложил сделку. Человек, чувствуя приближение неминуемой смерти, согласился без раздумий. Отныне был он бессмертен. Отомстив брату, человек жил дальше покуда приносил жертвы кровожадному демону. И говорилось, что жить будет тело его до тех пор, пока сам демон находиться в мире этом. Чтобы изгнать демона нужно сразить его, тогда и человек помрет на веки.  Но не увидишь ты демона как видишь меня, ибо прячется сущность его в отражении солнечных лучей».

Пересказав историю старой колдуньи, юная Мира добавила:

– Я решительно уверенна, что этим разбойником был пан Войцех. Переживете ночь господин, и вы сможете одолеть его.

После ужина в кругу приютившей меня семьи направился я в свою комнату где уснул беспамятства. Следующий день провел я с жителями дома помогая в быту чем мог и как умел.

К вечеру человек пана Войцеха передал мне быть к закату на знакомой мне поляне. Когда пробил час я, поблагодарив добрых людей за гостеприимство, откланялся к месту дуэли.

Когда я вышел из-за деревьев и оказался на поляне то увидел, что все уже было готово к бою. Снова был очерчен круг из факелов, за которым стояли люди пана Войцеха, а за ними жители деревни и разный приезжий люд. Увидев меня народ начал расходиться по сторонам образуя живой коридор, ведущий к месту боя.

Я встал в центре импровизированной арены ожидая противника. Он появился с противоположной стороны хитро улыбаясь, сабля висела на поясе, руки уперлись в бока:

– Наконец-то достойный соперник! – громко сказал он – Простите, что не уделил вам соответствующего внимания днем ранее господин Бронислав. Как вы могли видеть я был сильно занят и даже чуть было не лишился головы.

– Любой другой бы лишился, – заметил я.

– Ваша правда, – ничуть не смутившись ответил пан, и рука его схватилась за рукоять сабли.

Я же, как всегда делал перед боем, сложил руки в форме лодочки, плюнул, и потер ладонь о ладонь.

Пан Войцех выхватил саблю и тремя прыжками достиг центра поляны. «Проворен как белка», – подумал я с трудом отразив первый удар. Тут пан завертел саблей и лицо его украсила безумная улыбка. Стараясь экономить силы, я неспешно кружил вокруг пана Войцеха попутно уклоняясь от смертельных выпадов. Моя выжидательная тактика быстро вывела его из себя. Он заревел, потом прыгнул ко мне и ударил раз, другой, третий. Я парировал, отскакивал и выждав правильный момент рубанул с плеча. Клинок рассек противника от плеча до самого брюха. Пан Войцех потерял равновесие и чуть было не упал, потом злобно оскалил зубы и снова ринулся в бой. Мечи со звоном сталкивались друг с другом, удары пролетали в сантиметрах от меня, меч мой рубил, кромсал и вонзался в бледное тело моего противника. Все было тщетно.

Наш бой продолжался много часов, дорогие друзья, и когда я совсем выбился из сил на меня обрушился последний удар противника. Я успел отразить холодную сталь, но пошатнулся от мощи удара. Меч вылетел из рук, я споткнулся о булыжник и опрокинулся на спину, тут же приподнявшись на колени, потянулся за мечом да так, что оказался спиной к своему противнику. Никогда прежде смерть не подбиралась ко мне так близко. Но тут лучи солнца упали на лезвие моего меча В отражении, к своему ужасу, увидел я, что за спиной моей стоял не только пан Войцех, но и существо чей точный облик описать было бы сложно из-за немного смутного отражения. И все же я смог разглядеть форму существа, которая была явно схожа с человеческой. Оно не носило одежд, и кожа казалась рыхлой и неприятно склизкой.

Темные пронзительные глаза существа впивались мне в спину желая скорейшей смерти, – больше медлить было нельзя. Я развернулся, расправляясь словно пружина, клинок меча вылетел снизу и рассек воздух. На поляне повисла тишина, прерываемая редкими криками неизвестных мне птиц.

Я с трудом встал. Казалось весь лес замер, пытаясь разобраться в произошедшем.

– Войцех! – послышался чей-то грубый голос.

Пан Войцех стоял передо мной, неподвижный, сжимая красивую саблю в опущенной руке. Стоял он как-то не естественно, слегка приседая на правую ногу.

– Что с вами, пан Войцех? – другой голос из толпы.

Но он ничего не отвечал. Пан неловко зашагал вперед, тяжело дыша и волоча за собой ногу, потом схватил меня за рубаху, – кровь текла изо всех мест куда я успел ранить его.

– Проклятие, – прошептал я.

Пан Войцех медленно сполз вниз. Его бездыханное тело распласталось у моих ног и глаза его, словно две стекляшки, смотрели в небо.

Так я одолел самого сильного из виденных мною людей и, как оказалось, последнего. Да-да, ибо после произошедших событий во мне что-то поменялось, и я твердо решил бросить это неблагородное и несущее столько горя дело.

Что касается дальнейших событий, то к моему удивлению мне в действительности перешло в собственность имение и состояние пана Войцеха. Имение пана и часть состояния отдал я семье старика Ладислава, которая была столь добра ко мне, и это, не забывая о том, что дочь Ладислава спасла мне жизнь рассказав о секрете пана Войцеха.

Оставшуюся часть состояния я взял себе и, решив не возвращаться домой, направился прямо в город Краков. Здесь я поступил на службу к Королю и начал обучать юных солдат искусству фехтования. Со временем заимел я в городе почет и уважение, завел семью и обзавелся большим кругом друзей, среди которых вы мне дороже всех.

Собравшиеся, которые без сомнения были поражены моей история, особенно женская часть, закивали в знак благодарности за добрые слова.

– Прекрасная история, – захлопала в ладоши немолодая снаружи, но вечно молодая внутри, княжна Марья. – Я всегда подозревала, что вы не так просты, как кажется.

– Действительно, – согласился князь Андреев, – даже если в этой истории больше вымысла чем правды.

О мой дорогой друг, – вздохнул я, – как бы мне хотелось, чтобы все было так как вы сказали, но увы. История эта мне показала насколько мало нам известно о нашем мире, но в то же время позволила изменить жизнь свою в лучшую сторону. Хотя мне до сих пор являются по ночам кошмары в которых на меня пристально смотрит существо, увиденное мною в отражении собственного меча.

Интересно, что совсем недавно я слышал от прибывших в город крестьян отголоски случившейся со мной истории. Говорили, что несколько полнолуний назад, при попытке вспахать землю позади бывшего имения пана Войцеха, были найдены многочисленные захоронения. Вероятно, это были забытые всеми бедняги, которым не повезло встретить свою смерть от сабли бессмертного пана Войцеха.

читателей   69   сегодня 1
69 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,00 из 5)
Loading ... Loading ...