Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Арвельский лис и Нефритовое Зеркало

Аннотация:

Небольшая история из жизни авантюриста, получившего необычный заказ. Он должен совершить путешествие, которое в будущем приведет его в центр политических интриг и заговоров. Я уже работаю над продолжение этой истории, она кажется мне интересной.

[свернуть]

 

Легкий морской бриз обдувал гранитную набережную портового города и разносил приятные ароматы морской свежести по его маленьким улочкам. Море было спокойным, именно таким, легким и безмятежным его любили все городские романтики и поэты, возводя ему хвалы и сочиняя прекрасные баллады. Влюбленные со всего города и окрестностей приходили сюда весенними вечерами и, держась за руки, любовались прибоем и наслаждались неистовыми песнями портовых чаек. Старожилы города Гринхольд любили похвастаться красотой своего города перед путешественниками и купцами, коих всегда было невероятное количество, впрочем, для портового города это вполне нормальная картина. На город опустился вечер. Мягкие сумерки начали укутывать городок со всеми его тесными улочками и маленькими домиками. В глухую деревянную дверь припортовой таверны постучался высокий худощавый мужчина с глубоко опущенным капюшоном. Служанка открыла дверь и посветила фонарем, чтобы лучше разглядеть незнакомца. Визитер покорно приподнял капюшон, и официантка приветственно кивнув, пропустила его внутрь. Незнакомец медленно прошел мимо столов, оглядывая посетителей таверны, и остановился у дальнего столика, за которыми уже сидел немолодой мужчина с седыми волосами. Мужчина был одет в наряд простолюдина, но золотой перстень, щедро усыпанный драгоценными камнями на белых ухоженных пальцах, выдавал его знатное происхождение. Незнакомец без спроса сел за стол и старик встретил его презрительным взглядом, одним из тех, каким он привык одарить всех грязных нищих, лавочников и даже прислугу в собственном доме. Однако выражение лица старика быстро изменилось, когда он понял что к чему.

 

— А вас трудно найти… Господин Лис, я полагаю? — Неуверенно начал старик и приветственно кивнул незнакомцу. – Моим людям пришлось немало потрудиться, чтобы выйти на вас.

 

Незнакомец хранил гробовое молчание, чем вызывал сильное беспокойство. Старик пытался рассмотреть его лицо, но оно утопало в пелене сумрака под глубоким шелковым капюшоном, под которым виднелись только глаза яркого изумрудного цвета, застывшие в хитром изучающим прищуре.

 

−          Говорят, что вами интересуется королевская гвардия и любой кто имеет с вами дела сильно рискует, — продолжил старик, пытаясь унять волнение в голосе. — У меня есть к вам одно очень деликатное дело, которое, как бы это выразиться… требует нестандартных подходов.

 

Незнакомец, продолжая хранить молчание, облокотился на спинку скамьи и опустив голову ниже, дал знак рукой к продолжению. Старик неуверенно посмотрел по сторонам, такое поведение явно вызывал у него недоумение, но он всеми силами старался не подавать виду.

 

−          Что ж, — сказал старик и почесывая бородку, протянул незнакомцу туго затянутый мешочек. — Думаю, это должно вас заинтересовать.

 

Незнакомец подбросил мешочек в руках, и после того как оценил его вес, положил обратно на стол перед стариком.

 

−          Меня бы заинтересовало, если бы вы наконец перешли к делу. — Отозвался незнакомец мягким баритоном и чуть заметным акцентом, который старик никак не мог определить.

 

−          У меня есть груз, его необходимо доставить в столицу и лично передать доверенному лицу. Естественно об этом никто не должен знать, особенно городские власти.

 

−          В столицу? Видимо вы не знаете, что в Мэллосе сейчас эпидемия чумы. В городе объявлен карантин и никакие грузы, кроме карет Ордена не пропускают.

 

−          Не думаю, что такого профессионала, как вы это остановит. Наверняка вы знаете лазейки или парочку трюков, чтобы проникнуть за городские ворота. Иначе бы я нанял просто возницу и не искал встречи с вами.

 

Незнакомец снова замолчал, он явно о чем-то задумался. Старик увидел, как взгляд изумрудных глаз визитера опустился вниз, но спустя несколько мгновений в них вернулась прямая уверенность:

 

— Поговаривают, что вернулся Мор и эпидемию никак не удается остановить. К чему мне так рисковать и лезть туда, откуда бегут даже крысы?

 

−          Это все досужие россказни городских сумасшедших. — Старик усмехнулся, пригубив бокал дешевого вина с плохо скрываемым отвращением. — Кто-то распускает слухи, что боги прокляли королевскую чету за кровосмешение, но это ничто иное, как происки врагов короны. Чернь любит подобные истории и с легкостью готова поверить в любую грязь.

 

−          Мне все равно, кого король Агамен затащил в постель, но если меня просят проникнуть внутрь карантина, то это должно быть очень важное дело.

 

Старик улыбнулся, понимая, что дело входит в нужное ему русло. На знакомой территории он стал чувствовать себя увереннее и даже обстановка дешевой таверны его больше не смущала.

 

−          О, уверяю вас, дело более чем серьезное. Это, — старик указал на мешочек, — лишь задаток. Когда груз будет доставлен, у моего друга вы получите в два раза больше.

 

−          Что ж, если дело настолько важное, то я соглашусь. — Ответил Зеленоглазый.

 

−          Да, что касается самого груза. Он лежит в надежно запертом сундуке, который защищен магическими печатями, и я очень не хочу, чтобы вы его открывали. Никто, кроме адресата не должен касаться замка.

 

Визитер опять прищурился, покачал головой и глубоко вздохнул:

 

−          Не люблю иметь дел с магией, да и совать нос туда, куда не следует я не привык. Так что за сохранность груза можете быть спокойны. Наше “важное” дело не требует отлагательств?

 

−          Можете не спешить, здесь я полностью полагаюсь на вас. Я понимаю, что путь в столицу неблизкий, но затягивать не стоит. Когда доберетесь до Мэллоса, зайдите по это адресу и передайте сундук хозяину. — Сказал старик, выкладывая на стол аккуратно сложенный кусок пергамента.

 

Таверна в этот вечер была полностью забита особенно шумной компанией. Подавляющая часть посетителей была моряками из порта неподалеку: весь вечер они пили, кричали, распевали песни и лапали снующих туда-сюда официанток. За одном из столиков моряки демонстрировали всем собравшимся диковинку из-за Стеклянного моря — ручного детеныша Арзальского дракона. Это маленькое милое существо было покрыто мелкой зеленой чешуей, которая мистически переливалась, отражая свет от висящих под потолком ламп. Моряки выдрессировали его пускать маленький всполохи огня, что приводило окружающих в восторг. Одни из моряков травил байки, что эти существа могут достигать гигантских размеров и угощал дракона лакомством, каждый раз как тот пускал новое облако огня. И только за одним столом в таверне эта маленько чудо не вызывала никакого интереса:

 

−          Груз вы получите за таверной у моего слуги, пожалуйста, не заставляйте его долго ждать. — Произнес старик, вставая из-за стола. — Не могу сказать, что наше общение было приятным, но надеюсь, что оно окажется прибыльным. А теперь прошу меня простить…

 

Старик жеманно поклонился и направился к выходу, пытаясь как можно скорее покинуть это шумное заведение. Но не доходя до заветной двери всего несколько шагов, он столкнулся с парочкой местных выпивох.

 

— Изыте, увжаемый, — начал один из пьяниц еле волоча языком, наметанным глазом распознав, что у старика водятся деньги. — Не должите ли немног мнет… в честь будших гнрароф…

 

— Что?! — Возмутился старик, — Пошел вон, рвать!

 

В глазах пьяницы в бежевом рабочем халате и грязной засаленной шапке отразилась искренняя обида:

 

— Чего грубить-то, увжаемый, ик! Я ж по члвески пошу… ну дайте пру мнет… за ващ здоровье ж выпю!

 

Пьяница распростер объятия, сделал шаг к старику, но оступился и навалился на него всей массой. Старик машинально подхватил пьяницу в рабочей хламиде под руки, но уже спустя мгновение с силой отшвырнул его в сторону.

 

— Ах ты собака! Не смей ком не прикасаться, мерзкое отребье! — Закричал старик, на время заглушив стоявший в таверне гомон и обратив на себя взоры завсегдатаев за соседними столиками.

 

Старик занес руку, чтобы одарить наглеца щедрой оплеухой, но заметил, что оказался в центре внимания, выругался себе под нас и поспешил на выход. Уже спустя пару мгновений он скрылся в дверном проеме, чтобы никогда не вернуться в это злачное заведение. Зеленоглазый краем уха слышал возню у входной двери, но не выказал никакого интереса к происходящему, а только задумчиво разглядывал кусок пергамента и нервно барабанил пальцами по столу. Какое-то внутреннее чувство, которое уже не раз выручало его в трудных ситуация, где в глубине сознания шептало ему, что дело тут явно нечистое. И взявших за этот заказ можно влипнуть по самые уши, что даже вся королевская рать не вытянет. Незнакомец в капюшоне по кличке Лис, снова откинулся в кресле и достал из внутреннего кармана курительную трубку, насыпал щепотку табака и закурил. Жар из трубки освещал его лицо тусклым заревом, которое делало цвет его глаз истинно зловещим.

 

— Ну, что? Ты уже разобрался со своими делами? Я уже думал, что этот жлоб никогда не уйдет. — Напротив Зеленоглазого уселся паренек и беспардонно вырвал его из размышлений. — Весь вечер тянул одну кружку вина, да еще с таким видом, что делает нам всем одолжение.

 

Лис перевел взгляд зеленых глаз на собеседника, это оказался тот самый выпивоха в рабочем халате. Только сейчас он был абсолютно трезв и, складывалось такое ощущение, что лет на двадцать моложе.

 

— Мелко плаваешь, Тодди, — отозвался Зеленоглазый. — Я думал, что ты завязал лазить по чужим карманам. С этим типом явно все не так просто, как бы у тебя и твоей забегаловки не было из-за этого проблем.

 

Молодой человек рассмеялся и сделал знак рукой, после чего появилась официантка, которая поставила перед ним кувшин и, мило улыбаясь, скрылась за соседними столиками.

 

— Ты только попробуй сам, — сказал паренек, разливая вино по стаканам. — Это вино я заказываю из Ла-кру, а он пил его, будто это содержимое моего ночного горшка. Вряд ли он когда-нибудь здесь еще появится, видел бы ты его рожу, когда мы с ним обнимались.

 

Незнакомец поднял бокал вина и сделал несколько долгих глотков. После чего удовлетворенно вздохнул и опустил капюшон, обнажив копну каштановых волос.

 

— Я вижу тебе полегчало, — улыбнулся паренек, морща веснушчатый нос. — Не набрался ли ты плохих привычек от своего нового друга? Только попробуй сказать, что за мое вино не стоит перерезать кому-нибудь глотку.

 

— Вино что надо, он и правда был тебе должен. Но такие люди, как наш новый знакомец, привыкли пить вино куда лучше и за столом куда богаче. -Отозвался Зеленоглазый, задумчиво крутя глиняную кружку в руках. — Кажется, у меня теперь есть работа и ты только что обокрал моего заказчика.

 

Тодди сложил руки в примирительное жесте и обеззараживающе улыбнулся:

 

— Прости, дружище, я не хотел, но этого напыщенного индюка надо было проучить. Может быть я смогу как нибудь загладить свою вину?

 

— Вообще-то да, раз ты сунул свой нос в нашу историю, пожалуй, ты сможешь мне пригодиться. — Ответил Лис, задумчиво рассматривая донышко осушенной кружки. — Не пора ли тебе пополнить свои запасы вина и отправить караван в Ла-кру?

 

— Неужели у тебя настолько плохо с деньгами, что ты опять решил наняться погонщиком? Соскучился по лошадиному дерьму, деревянной заднице и придорожным девкам? Не то, чтобы я обсуждал, но…

 

Лис прервал разглагольствования друга своим фирменным взглядом изумрудных глаз, который не терпел пререканий.

 

— Не валяй дурака, торговый караван отличный способ покинуть город по тихому, не вызывая лишних вопросов. Когда обоз выйдет на дорогу на Порто, там мы с ним разойдемся.

 

— А ты знаешь, я совсем забыл, что в этом месяце было много посетителей и эти грязные выпивохи вылакали все мое вино, черт бы их побрал! Придется снаряжать новый караван, иначе к концу месяца у Тодди даже горло промочить будет нечем, где такое слыхано?

 

Зеленоглазый улыбнулся, встал из-за стола и достал из кармана камзола серебряную монету с гордым профилем короля Агнеста IX:

 

— До бросить ты, — Тодди махнул рукой, — твой новый друг уже за все заплатил. Хотел он этого или нет.

 

Друзей просто так не купишь — это одна из житейский мудростей, которую Лис усвоил давно. Мало того, что их с Тодди связывали долгие года дружбы, так еще они ни раз вместе проворачивали законные и не очень дела, покрывая друг друга. Лис знал, что мятежный дух Тодди, доставляющий неприятности на все части тела, не даст пройти мимо возможности лишний раз обвести вокруг пальца местные власти. Как бы не было приподнято настроение у Зеленоглазого, подогретое добрым вином и дружеской беседой, у него на сегодня оставалось еще одно дело.

 

Лис снова закутался в свой плащ и опустил капюшон на голову, потому что приятный вечер, согреваемый теплым бризом сменился холодной и промозглой ночью. На улице было темно и тихо, только редкие масляные фонари, развешанные где попало скромно освещали задворки города Гринхольд. Местные жители обходили захолустье, где располагалась таверна Тодди, стороной. Никому не хотелось встретиться с какой-нибудь “темной личностью”, рыскающей в поисках случайной жертвы и распрощаться с кошельком, а в худшем случае с жизнью. Однако Зеленоглазому нечего было бояться, потому как в ту ночь, он был той самой “темной личностью”. Обойдя таверну с торца и внимательно осмотревшись, Лис заметил в тупике у самой набережной телегу и невысокую фигуру в световом пятне маленькой масляной лампы на повозке. Подойдя ближе, уже можно было разглядеть, что фигура принадлежала коренастому мужчине в дуплете из вываренной кожи, он сидел на подножке телеги, раскуривал трубку и смотрел на то, как бились волны о каменный берег. Лис подошел к телеге и встал в поле света, чтобы дать себя обнаружить. Мужчина оказался владельцем пышных черных усов, которым мог позавидывать любый гвардеец короля Агнеста IX. Они выдавали в нем уроженца южных регионов страны, только они могли позволить себе отпускать такую вызывающую растительность на лице, потому как на их родине это считалось истинным проявлением мужественности и мужской красоты. Владелец повозки приподнял одну бровь, бросив быстрый оценивающий взгляд на Лиса, и что-то хмыкнул себе под нос. После чего спрыгнул с подножки и быстрым движение сорвал брезент, скрывавший груз в кузове телеге: там оказался небольшой и ничем не примечательный ящик, в котором могло находится что угодно, от бабушкиного постельного белья, до утерянных артефактов древнего мира.

 

— Зеленоглазка, — хрипло начал южанин. — Лучше тебе оказаться тем, за кого себя выдаешь, иначе я просто так всю ночь морозил задницу. Мне все это не нравится и ты мне не нравишься, не вздумай напортачить.

 

Усач вытряхнул табак из трубки, смачно сплюнул и пошел по направлению к таверне, напевая себе под нос какой-то веселый и неузнаваемый мотив. Лис молча проводил взглядом колоритного южанина, взялся за вожжи и погнал телегу туда, где он сможет скрыть ее от любопытных глаз.

 

***

 

Прошла пара дней, до того, как Лис снова показался около портовой таверны. На сей раз день был в самом разгаре и потому захолустье Гринхольда буквально кипела жизнью. От пестрого калейдоскопа местных обитателей буквально шла кругом голова, потому что здесь собралась самая разношерстная компания со всего света. Отовсюду звучали голоса на незнакомых диалектах и встречались люди в самых невероятных костюмах. В основном порт привлекал торговцев, которые пришли сюда купить или продать свой товар, обзавестись полезными связями, провернуть какое-нибудь дельце и, конечно же, обжулить зазевавшегося простофилю. Лис в совершенстве обладал искусством воровства, но даже он ходил с осторожностью среди торговых рядов и толпы разномастных прохожих. Обычно Тодди нужно было два дня, чтобы поднять на ноги всех своих погонщиков и снарядить новый караван. Но на сей раз что-то пошло не так и Зеленоглазый уже все утро не мог отыскать своего закадычного друга. Только когда солнце уже начинало задумываться уйти на покой, к Лису подбежал мальчик в лохмотьях и передал ему запуску. В ней говорилось, что дело несколько осложнялось и Тодди просит его прибыть к ярмарочный площади. Зеленоглазому ничего не оставалось, как снова взяться за вожжи и направить повозку по главной дороге, которая вела к центру города. Как и все города, Гринхольд делился на окраину и центр. Проселочная грунтовка, покосившиеся хибары бедняков и портовые бардели сменились мощенной мостовой и каменными домами, пока Лис двигался по направлению к ярмарочный площади — фактическому центру города. Зеленоглазый сохранял невозмутимое спокойствие, когда гнал повозку, заваленную мешками с навозом по улице, обращая на себя внимание напыщенных горожан. На городской площади было оживленно: среди толпы зевак бегали люди в шутовских нарядах, отовсюду доносилась музыка, а зазывалы заманивали народ посмотреть представление на импровизированных сценах на больших походных экипажах. Лис немного отстал от городского жизни, пока готовился к заданию и не знал, что в город приехал странствующий цирк. Подобное событие всегда имело большой успех, потому что провинциальный город не был богат на события, а от портовых и торговых дел обитатели центра откровенно устали. Если присовокупить тот факт, что цирк давал последнее представление перед тем как двинуться дальше, то аншлаг на сегодня был обеспечен. Лис оставил повозку за разукрашенным балаганом, он мог не волноваться за сохранностью груза: чего-чего, а дерьма в этом городе хватало. Зеленоглазый ловким движением перемахнул через повозку и вышел на главную площадь. Тодди долго искать не пришлось, Лис заметил его почти сразу: он стоял в окружении людей в пестрой одежде и о чем-то бурно с ними спорил. Этот разговор можно было сравнить с беседой двух удавов на тему кому сегодня достанется кролик и каждый умело аргументировал свою позицию. Спор продолжался бы вечность, если бы Тодди не заметил своего друга, после чего он с большой неохотой пожал руку пузатому старику в ярко-красной тунике и направился к Лису.

 

— Извини, что не встретил тебя около таверны, но планы намного поменялись. — Запыхавшись от недолгой пробежки сказал Тодди. — Снарядить караван не получилось, но зато я нашел тебе прикрытие куда лучше!

 

— Только не говори, что ты решил продать меня в бродячий цирк, — улыбнулся Лис, — я знаю мало фокусов, да и после тех немногих обычно сбегается городская стража.

 

— Извини, об актерской карьере придется забыть, ты рожой не вышел. Но на роль возницы цирковой телеги вполне сгодится.

 

— Ты шутишь? По-твоему отправиться с бродячим вертепом — это называется уйти по тихому?

 

— Разве я когда-нибудь тебя подводил? — Тодди улыбнулся своей фирменной улыбкой, — Кто-то решил всерьёз взяться за мою задницу, и теперь все мои караваны будут досматривать на входе и выходе из города. Сколько бы я не пытался умаслить таможню, они все вдруг стали свято чтить кодекс, где мздоимство один из смертных грехов.

 

Этого следовало ожидать, Лис знал, как друг вел свои дела и то, что тот до сих пор на свободе, можно было объяснить только чудом. Однако все выходило не по плану и Лису это не нравилось.

 

— Ты же знаешь, хорошо спрятался тот, кто прячется на виду. — Сказал Тодди. — Тем более я разговаривал с хозяином цирка, он согласен ненадолго увеличить свою труппу и не задавать лишних вопросов, и по счастливой случайности, их следующая остановка — Порто.

 

В словах Тодди была логика и если подумать, то внутри большого бродячего цирка маленький ящик с секретом можно было спрятать куда лучшее. Единственное, что омрачало этот план, так это то, что придется иметь дело с уличными артистами, а эта публика никогда не отличалось надежностью. Лис даже предпочел бы путешествовать в компании убийц и воров, только потому что, от них хотя бы знаешь, чего ожидать.

 

— Ладно, черт с тобой, — вздохнул Лис. — Надеюсь бородатые женщины не будут ко мне приставать.

 

— Бородатые женщины не настолько отчаялись, чтобы интересоваться таким, как ты. — Тодди рассмеялся и положил руку на плечо другу. — На твоем месте я бы опасался пронырливых карликов, кто знают, куда эти маленькие бестии могут забраться.

 

К Тодди с Лисом подошел поджарый смуглый юноша с черными, как смоль волосами, слипшимися от пота. Под уздцы он вел лошадь, запряженную в крытую цирковую телегу, заполненную ящиками и корзинами со всяким походным хламом. Тодди подозвал паренька ближе:

 

— А вот и Марук, он любезно предоставил свою телегу в твое безграничное пользования, пока ты не покинешь их дружную компанию. — Сказал он, переводя взгляд то на Лиса, то на паренька.

 

Марук заглянул в глаза Лису и дружелюбно улыбнулся, ощерив ровным ряд зубов. По всей видимости он был мальчиком-прислужником при цирке и выполнял разную черную работу.

 

— Ее зовут Геия, не забывайте кормить ее и если что-то понадобится, то вы всегда сможете найти меня в обозе. — Проговорил юноша.

 

Марук учтиво поклонился и протянул Лису поводья, после чего погладил лошадь по голове. Юноша по всей видимости был иностранцем, но говорил без единого намека на акцент. Бродячие цирки путешествуют по всему миру и частенько подбирают сирот в услужение, скорее всего Марук попал к ним в младенчестве и всю жизнь прожил в труппе.

 

— Хорошо, что вы познакомились, теперь я спокоен за тебя, дружище. — Сказал Тодди, повернувшись к Лису. — Марук обо всем позаботится. Цирк отправляется рано утром и я советую остаться на вечернее представление, они обещают что-то невероятное.

 

— Спасибо за помощь, я оставил там позади повозку, наверное ты найдешь ей применение. — Сказал Лис, протягивая руку Тодди. — Дай только вытащить этот чертов ящик и телега твоя.

 

— О, всегда мечтал сменить род деятельности и начать торговать навозом! — Отшутился Тодди. — Прости, что придется оставить тебя с этими милыми людьми, но мне надо присматривать за таверной. Ты же знаешь, без меня эти выпивохи и камень на камне не оставят.

 

Два друга обменялись крепким рукопожатием, после чего Тодди кивнул, и грустно улыбнувшись, направился через ярмарочную площадь. Остаток дня тянулся медленно, как вязкая густая жидкость. Туда-сюда сновали горожане, они гуляли, смеялись и наслаждались праздником. Бродячие шуты и скоморохи, как могли развлекали публику, используя полный арсенал своих трюков. Лис не разделял всеобщего веселья, он старался оставаться незамеченным и не привлекать к себе внимания.

 

С наступлением вечера народу стало больше, все только и говорили о грандиозном вечернем представлении, которое должен дать великий магистр магии Шайгар. Лис недолюбливал магов, всех без исключения, он считал их слишком заносчивыми и очень опасными. Потому что чародеи заварили такую кашу, что расхлебывать приходилось всему царству. Даже если чародеи выбирали белую магию, то частенько за свои услуги могли заломить слишком высокую цену, что расплачиваться потом приходилось добрую половину жизни.

 

Настал вечер, слуги цирка разожгли на площади факелы и поставили в ряд свои повозки, где всю неделю циркачи давали одиночные представления. После умелые руки слуг разобрали их должным образом, составив в одну большую сцену. Этот номер был гвоздем программы, поистине грандиозным представлением, чтобы увидеть его люди могли съезжаться с самых далеких провинций. Когда сцена была подготовлена и зрители собрались, раздался гром, который сотряс всю площадь. Люди заохали, а особо впечатлительные дамы попадали в обморок. Спустя мгновение на сцене вспыхнул огонь и из него вышло два человека. Один был одет в синюю мантию, в другой в красную. Они разошлись в разные концы сцены и поклонились сначала зрителям, а затем друг другу. На сцене начался магический поединок, маг в синей мантии использовал силу воды, а второй огня. Показательный бой между стихийными магами был излюбленным зрелищем всех горожан, потому что их заклинания буквально завораживали. Маг в синей мантии творил из воды настоящие чудеса: он создавал из нее сказочных существ, заставлял летать десятки литров воды над сценой и запускал куски льда по бутафорским мишеням. Маг в красной мантии призывал огни с факелов на городской площади, крутил их над головами зрителей и заставлял танцевать на сцене. Это представление трудно было назвать поединком, просто время от времени маги запускали друг в друга заряды стихии, вызывая облака пара, приводящих зрителей в восторг. После схватки магов на сцене появились люди, одетые в черные кожанные костюмы и серебряными мечами. Они устроили настоящие бои, проявляя чудеса ловкости и отваги.

 

В этот вечер на сцене выступило много потрясающих артистов, Лис был рад, что ему довелось увидеть это представление. Он успел вытащить свой ящик, устроиться подальше от толпы недалеко за цирковыми повозками и понаблюдать, как воришки шныряли по городской площади, залезая в карманы завороженных зрителей. Вечер завершало грандиозное выступление магистра магии. Это был высокий старик с зачесанными вверх волосами, длинной ухоженной бородой и безумными глазами.

 

Он спустился с неба под бурные овации зрителей и многочисленных поклонников, проявляя чудеса левитации. Шайгар сотворил первое заклинание, которое скривило само пространство и заставило несколько домов просто исчезнуть под возгласы негодования всех собравшихся. Лис особенно отметил этот номер, посчитав, что такие навыки бы пригодились в его ремесле. Магистр магии решил не останавливаться на достигнутом эффекте, он сделал взмах рукой и откуда-то из недр сцены прилетела большая книга. Она раскрылась и выпустила целую тучу вырванных страниц, которые начали кружить вокруг мага, подобно смерчу. Шайгар сделал ловкое па рукой, один из листов вылетел из круговорота, упал на противоположную часть сцены и превратился в огромное уродливое существо. Женщины сразу закричали от страха, а мужчины схватились за оружие. Лис немного привстал, чтобы лучше разглядеть двуногое, заросшее лоснящейся шерстью чудовище и сразу же его узнал. Это был горный тролль, один из тех первобытных существ редко встречающихся в отдаленных и диких участках королевства. Тролль может быть и выглядел устрашающе, но был всего лишь иллюзией. Лис распознал уловку, в отличии от всех собравшихся, и когда чудовище по велению мага с ужасающим ревом побежало на зрителей, то некоторые не на шутку перепугались. Но как только тролль перемахнул через сцену, Шайгар взмахнул рукой и чудовище тотчас растворилось в воздухе без следа. Магистр магии продолжал выстреливать листами книги и призывать разных фантастических существ, что приводило зрителей в ужас и в восторг одновременно. Под конец вечера Шайгар призывал иллюзорного дракона, который кружил в небе над Гринхольдом, пуская языки пламени, разукрашивая ночное небо всеми цветами радуги. Публика рукоплескала мастеру, представление удалось на славу, даже Лис одобрительно кивнул, когда магистр магии после поклона растворился в воздухе.

 

Когда представление закончилось, народ стал потихоньку расходиться, а работники цирка начали разбирать сцену. Лис дождался, когда площадь опустела и направился к цирковым повозкам. Марук помог Зеленоглазому отыскать его телегу и протянул туго перетянутый мешок:

 

— В походе с удобствами туго, — проговорил он. — Койки есть только в экипажах артистов, а все мы спим прямо в телегах. Это мой спальный мешок, надеюсь тебе он будет в самую пору.

 

— Спасибо, Марук, — ответил Лис.- Надеюсь, я тебя не сильно стеснил?

 

— Не беспокойся об этом, работы в цирке хватает и мест, где переночевать тоже. В этом цирке я провел всю жизнь и каждое его место, мне как родное.

 

Кто-то позвал Марука и он поспешил прочь. Лис проводил паренька взглядом, переложил свой ящик в кузов телеги и хорошенько припрятал его среди прочего хлама. Когда все дела были закончены, Зеленоглазый разложил спальный мешок и постарался заснуть.

 

***

 

Караван артистов двинулся в путь ровно в тот миг, когда первые лучи солнца коснулись городских стен. Как и планировал Тодди, городские власти спустя рукава досматривали цирковые повозки, потому что им не хотелось возиться со всем этим сценическим барахлом. Лис предполагал, что путешествие с бродячим цирком будем тяжелым испытанием, но на деле все оказалось иначе. Чтобы люди не говори о бродячих артистах, но они вели себя как одна большая семья. На протяжении всего путешествия, они пели песни, играли в азартные игры и веселились, что превращало все тяготы пути в легкую дружескую прогулку. С Лисом старались особо не общаться, потому что знали, что он непростой попутчик. Единственное, кто с ним общался — это Марук, он частенько запрыгивал на его повозку, как только предоставлялась свободная минутка. Паренек много рассказал о жизни в цирке, где они бывали и в какие переделки попадали. Лис тоже поделился парой историй, хотя очень не любил распространяться о своей жизни. Он рассказал, как однажды с Тодди их наняли выкрасть из одной частной коллекции золотую статуэтку. Они проникли в особняк, полный магических ловушек и им пришлось хорошенько постараться, чтобы выбраться оттуда живым. Самое смешное выяснилось позднее: их заказчиком оказался нечестным на руку торговец, который продал коллекционеру подделку и когда узнал, что тот собирается передать статуэтку королю, то решился на кражу. Это был отчаянный шаг, но иначе факт подделки всплыл бы наружу и репутация торговца бы сильно пострадала. Маруку понравилась история и он рассказал, что в той стране, откуда он родом с ворами поступают очень жестоко. Он был благодарен хозяину цирка, за то, что тот приютил сироту, ведь иначе, на улицах его бы ждала смерть. Дорога до Порто заняла три дня, это время прошло незаметно и Лису даже понравилось путешествовать с бродячим цирком. Этот город был выбрал Лисом не случайно, здесь у него были знакомые, которые должны были помочь добраться до Мэллоса. Когда караван вошел за городские стены, горожане начали его приветствовали рукоплесканием. Артисты высовывались из окон экипажей, махали горожанам, а шуты бегали перед экипажами, развлекая людей трюками. Караван наконец доехал до ярмарочной площади, Лис с Маруков завели телегу за цирковые экипажи и начали разбирать груз.

 

— Ты точно решил остановиться здесь? — Спросил Марук, распрягая Гейю. — Это очень неспокойный город, когда мы сюда заходим, нам даже запрещают покидать цирк, говорят, что стоит зайти не туда и можно живым уже не вернуться.

 

— О, да, это уж точно. — Усмехнулся Лис. — Нравы здесь царят буйные и чужаков здесь не жалуют. Можешь за меня не беспокоиться, я знаю что к чему и знаю правильных людей. А вот вам, парням из цирка, лучше поостеречься и в городские таверны не заходить.

 

— Ладно, я передам остальным, будем начеку. На всякий случай, если захочешь вернуться к нам, то цирк пробудет в городе несколько дней.

 

Марук учтиво поклонился и продолжил разбирать вещи на телеге. Лис вытащил заветный ящик из-под груды циркового тряпья, засунул его в походный мешок и водрузил на плечо. После чего накинул капюшон на голову, закутался в свой плащ и направился через цирковые телеги к ближайшему переулку. Порто нельзя было назвать подходящим городом для спокойной жизни, потому что здесь пересекалось много торговых путей, что неизменно тянет за собой расцвет преступности. Все сферы деятельности поделили между собой крупные бандитские группировки, которые частично заменяли городские власти. И если в городе появлялся кто-то новенький и хотел вести дела, то ему нужно было обращаться не в муниципалитет, а в бандитский притон.

 

Сейчас Порто был полон не только жуликов всех мастей, но и беженцев из Мэллоса. Участь принять тех, кто бежал из столицы пала на все пригородные города, в том числе и на Порто. Беженцами были полны все постоялые дворы, гостиницы, приходы Ордена и даже городские площади были утыканы палатками. Лис вышел на одну из главных улиц города и его тотчас облепили малолетние попрошайки из столицы. Он достал пригоршню медяков и раздел детям, дабы те передали их родителям и купили себе хоть немного еды. Повернув за угол, Зеленоглазый спустился в подвал и постучал в большую тугую дверь. Дверь открыли и в нос сразу же ударил крепкий запах пота и перегара. Лис прошел мимо столиков, за которыми сидели ребята серьезного вида и подошел к низенькому пузатому мужчине за столом хозяина:

 

— Не думал, что увижу тебя еще раз. — Сказал хозяин таверны. — Хватило же тебе наглости, чтобы снова появиться здесь.

 

— Мне нужно с ним переговорить. — Ответил Лис, кладя на стол серебряную монету. — Пожалуйста, избавь меня от своей лирики и сделай, что надо.

 

Трактирщик взял в руки монету, покрутил ее в руке и кивнул. Потом отошел назад и открыл потайную дверь, спрятанную за стеллажом с бочками в стене позади. За дверью показалась каменная лестница, ярко освещенная масляными лампами, она вела глубоко вниз в потайную часть трактира. Лис спустился вниз по лестнице, где его остановил высокий бородатый громила с булавой, пристегнутой к бедру. Лис выложил на стол кинжалы, спрятанные за пазухой и сумку с заветным ящиком. Громила одобрительно кивнул и указал на стол, за которым сидело двое головорезов: один был одет в шелковый камзол, а другой в обычную рабочую одежду.

 

— Ну, ты присаживайся, раз заглянул на наш огонек. — Сказал бандит в камзоле, указывая на свободный стул увешанной перстнями рукой.

 

Лис сел за стол и огляделся: он находился в небольшой комнате, наполовину заставленной бочками и всякой куханной утварью.

 

— Вот именно этим ты мне всегда нравился. — Проговорил бандит в камзоле. — У тебя яйца крепче, чем у тролля.

 

Здоровяк у двери одобрительно хмыкнул и уселся на стол, небрежно сдвинув мешок Лиса в сторону. Если в нормальном городе законные власти держат под контролем все общественные дела, то в Порто всеми делами заправляли преступные кланы. Если кто-то захотел провести какое-то незаконное дело, то он был обязан поставить в известность банду, которая держит город, иначе подобное проявление плохих манер могла стоит жизни.

 

— Знаешь. — Сказал авторитет, сложив на столе руки. — Если бы я был на твоем месте и пришел сюда, то у меня точно было бы кое-нибудь хорошее предложение. Иначе, я просто не понимаю, почему бы мне просто не прирезать тебя здесь и сейчас.

 

— Элред, мне нужно проникнуть в Мэллос. — Коротко ответил Лис.

 

Бандит за столом авторитета глупо захихикал, но потом прикусил язык, когда Элред шарахнул кулаком по столу. Он был главной одной из преступных группировок, поделивших Порто между собой. Формально между кланами сейчас царил мир, но на деле время от времени вспыхивали разборки за передел сфер влияния.

 

— Вот как? Там сейчас не самое лучшее место для прогулок. По правде говоря, я слышал, что дела совсем плохи: трупы не успевают сжигать, их просто укладывают посреди улицы, где они гниют под солнцем.

 

— У меня есть заказ, я должен проникнуть в город и передать посылку по указанному адресу. — Зеленоглазый положил перед Элредом мешок с серебряными монетами. — Мне нужна твоя помощь, чтобы преодолеть карантин и попасть в город.

 

Эльред раскрыл мешочек и высыпал его содержимое — на стол со звоном посыпались серебряные монеты все с тем же профилем короля Агнеста IX.

 

— Ты мне должен, но раз тебе не терпится поскорее расстаться с жизнью, то я тебе помогу. — Сказал Элред сгребая монеты со стола. — Король Агамен с семьей решил остаться в городе, чтобы поддержать жителей в борьбе с заразой.

 

— О, что это чертовски благородно, — удивился Лис, — наверное в королевском дворце болеть легче, чем в хибарах простых смертных. Но чем мне это поможет? Предлагаешь дождаться официального приглашения на ужин короля?

 

Эльред широко улыбнулся, оголив золотые зубы:

 

— Не, дружок, таких как мы не жалуют в приличном обществе, но ход мыслей правильный. Раз в несколько дней в город въезжает фургон, полный королевской жрачки и это твой билет за карантин. Тебе повезло, что припасы королевского двора заканчиваются и как раз подходит время их пополнить.

 

Лис кивнул и хотел уже встать из-за стола, но тяжелая рука опустилась на его плечо и вернула обратно за стол. Здоровяк у задней двери уже подобрался ближе и мерзко улыбнулся.

 

— Знаешь, — продолжил Элред, — за тобой должок. Заглядывай к нам, когда закончишь свои дела в Мэллосе и останешься в живых. Пожалуйста, не злоупотребляй моим гостеприимством… еще раз.

 

***

 

От Порто до Мэллоса лежала прямая дорога и путь не должен был занять больше одного дня. По дороге Зеленоглазый встретил бесконечную вереницу беженцев: многие шли пешком, волоча за собой свои жалкие пожитки. Тех, кто не мог идти везли на переполненных телегах, они безучастно смотрели по сторонам абсолютно пустым взглядом. Чем ближе Лис подбирался к Мэллосу тем темнее сгущались тучи и казалось, что сам воздух становился тяжелее. Спустя несколько часов стало ясно, что всему виной не тучи, а небо заволакивает дым от сотни костров, которые безостановочно пылают за городскими стенами. Лис понял это, когда с неба начали падать крупные хлопья пепла, как сюрреалистическая пародия на зимний снег. Лис прибыл к военному лагерю, развернутому около городских стен, когда уже начало светать. Королевская гвардия взяла на себя сортировку беженцев и охрану зоны карантина, потому досматривала все экипажи, которые въезжали за городские стены. В свою очередь всеми вопросами ликвидации вспышки чумы руководил Орден и только он решал, какие грузы можно пропускать. У Элреда был свой человек в королевской гвардии, он руководил службой снабжения и отвечал за поставки продовольствия ко двору короля. Стараясь особо не светиться, Лис прошмыгнул через патрули гвардии и отыскал палатку главы снабжения. Офицером, который занимался сбором королевского обоза был статный молодой мужчина, облаченный в форму королевской гвардии.

 

— Мне сообщили о твоем приходе, — сказал офицер, ничуть не удивившись столь неожиданному визиту. — Обоз отправится в течение часа, я все подготовил.

 

Офицер не испытывал восторга от общения с такими типами, как Лис. Он открыл вещевой сундук, вытащил оттуда запасную форму и передал ее Зеленоглазому.

 

— В этих лохмотьях ты гарантированно закончишь свои дни на эшафоте за попытку проникнуть в охраняемую зону. Переоденься в форму, может быть так удастся провести ищеек Ордена.

 

Лис быстро переоделся, ему было не впервой одевать эту форму и потому он с легкостью справился с многочисленными застежками и потайными крючками. От офицера не ускользнули его выверенные движения, но он не стал задавать лишних вопросов. После того, как все приготовления были закончены Лис в сопровождении офицера вышел во двор, где располагался корпус гвардии. Обоз с припасами для королевского двора был уже собран и ждал отправления, около него стояло несколько гвардейцев и седовласый мужчина в серой робе.

 

— Время выдвигаться, мы уже опаздываем, — недовольно проворчал седой и с подозрение посмотрел на Лиса. — Почему в сегодняшнем охранении больше людей? Мы договаривались только на четыре человека.

 

— Мне доложили, что нападения больных на обозы участились, командование поручило усилить охранения, на случай новых нападений.

 

Седой недовольно поморщился, подошел к Лису и посмотрел ему в глаза. От ворот города и до королевского замка Орден правил безгранично и монахи очень не любили, когда кто-то вмешивался в его дела.

 

— Ладно, — гаркнул монах, отвернувшись от непробиваемого взгляда зеленых глаз, — только пускай твои люди знаю свое место. Мешать работе монахов им запрещено.

 

Лис закинул в кузов несколько тюков с провизией и сумку с заветным ящиком, потому залез в обоз к остальным солдатам. Гвардейцы переглянулись, когда увидели новенького, но никто не сказал ни слова. Офицер отошел в сторону, к другим высокопоставленным чинам гвардии, потеряв всякий интерес к происходящему. Седой монах сказал что-то дежурному солдату и спустя несколько минут обоз двинулся. Лис видел, как мимо проплывали бивачные костры, палатки гвардейцев и новые партии беженцев. Складывалась впечатление, что Лис снова вернулся на войну, но теперь враг был куда опаснее и смертоноснее.

 

Когда городские ворота открылись, перед обозом выстроилась ровная шеренга гвардейцев. Выставив вперед штыки, они погнали прочь толпу людей, которая пыталась вырваться из карантина. Обоз двинулся вперед, когда ворота города с грохотом закрылись, солдаты повскакивали с мест и при помощи штыков отгоняли от обоза истощенных жителей. Лис многое повидал, но от вида голодных бродяг, бросавшихся на штыки, чтобы раздобыть немного еды, ему стало не по себе. Проехав несколько улиц обоз остановился:

 

— Твоя остановка, — крикнул возница, — давай пошевеливайся, пока нас тут не разорвали в клочья.

 

Лису дважды объяснять не пришлось, он взял подмышку мешок и спрыгнул на мощеную мостовую, заваленную тряпьем и грязью. Обоз двинулся дальше, Лис встретился взглядом с солдатами в кузове, было видно, что это место пугало их до чертиков, а того, кто решил остаться здесь один, они уже записали в покойники. Обоз скрылся за поворотом, Лис огляделся и побежал в переулок, где снова облачился в свой плащ, так он больше соответствовал окружающей обстановке. В городе дела обстояли хуже, чем он предполагал. Несмотря на то, что день был в самом разгаре, на улицах было почти ничего не разглядеть из-за дыма. Всюду на земле лежала разорванная одежда и сломанная домашняя утварь. Некоторые дома были наглухо заколочены или покинуты, где-то в далеке раздавались крики. Лис натянул капюшон глубже и побрел прижимаясь ближе к стенам домов. Оказавшись на перекрестке, Лис увидел как двое человек в серых рясах с символикой Ордена разгружали телегу с покойниками, завернутыми в белый саван. Они скидывали их в общую кучу, как дровосеки складывали наколотые дрова. Лис прошел несколько кварталов и развернул кусок пергамента, полученного у старика в таверне у Тодди, чтобы свериться с названием улицы. Дом, который он искал находился недалеко от главной улицы города, он стоял особняком, окруженный высоким забором. Лис перемахнул через забор и огляделся: складывалось впечатление, что хозяин дома забыл о бедствии в городе, потому как во всех окнах горел свет. Зеленоглазый постучал в дверь, она тотчас отворилась, приглашая визитера пройти. Внутри оказалась просторная гостиная, где сидел какой-то человек за столом, увлеченно работая с бумагами. Лис прошел внутрь и с облегчением положил сумку на кушетку.

 

— Я редко радуюсь своим неудачам, но сейчас я рад, что ошибся в тебе. — Сказал мужчина со знакомым акцентом.

 

Им оказался тот же усач, который передал Лису ящик в Гринхольде. Южанин подошел к Зеленоглазому и положил руку ему на плечо.

 

— Можешь считать, что ты прошел испытание, — улыбнулся усач, — а теперь нам нужно ни много ни, мало вылечить эту заразу и спасти короля!

 

 

 

 

 

 

читателей   78   сегодня 1
78 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Loading ... Loading ...