Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

1 июня

Прозвенел звонок, и дети радостно подскакивали со стульев и побежали к двери:

— Ура! Каникулы!

Надежда Ивановна безрезультатно пыталась успокоить и вернуть хотя бы кого-то на место:

— Дети, звонок для учителя! Дети, вернитесь на место. Маша, Лиза — запишите задание на лето. Никита, вернись на место.

Однако детей уже и след простыл. Только за второй партой около окна остался сидеть один мальчик.

Как только Ваня последним выбежал из класса, прося друзей подождать, сидевший мальчик потянул ручку окна на себя, пытаясь открыть его.

— Валентин! Через дверь выйдешь или к директору отведу.

Мальчик, названный Валентином, выпрямился на стуле и испуганно посмотрел на Надежду Ивановну своими голубыми глазами.

— Я ещё задание на лето записываю, — сказал ученик, помахав ручкой для наглядности.

— Записывай скорей. Мне надо кабинет закрывать, — устало сказала учительница и стала собирать тетради в сумку.

Валентин выглянул в окно — одноклассники стояли на пороге школы и не думали уходить.

— Закончил? — спросила учительница.

— Да, — Валентин неспешно собрал обгрызенные ручки и бросил их в рюкзак, ещё раз всматриваясь в список литературы, написанный на доске, который он так и не записал в тетрадь. — Надежда Ивановна, я читал «Бронзовую птицу»! А Вы помните, что в ней было?

— Список большой, найдёшь, что ещё почитать. Иди, Валь, я тоже отдыхать хочу.

— Я Вас подожду, — встал Валентин. — До дороги с Вами дойду.

— Мне ещё в учительскую зайти нужно, отчётность сдать и освобожусь, дай Бог, к 6.

— Я подожду,- уверенно ответил Валентин.

— Нет, Валентин, иди домой.

Мальчик хмуро взял рюкзак и направился к двери.

— О, Валентин, как хорошо, что ты ещё не ушёл, — раздался голос Екатерины Мирославовны. — У меня к тебе разговор.

— Что такое? Опять что-то натворил? — спросила Надежда Ивановна.

— Сейчас со всем разберёмся, я запру кабинет и скоро приду в учительскую, Наденька.

Валентин недовольно посмотрел на учительницу по математике — она такая добрая, когда рядом другие учителя, и несправедлива к ученикам, особенно к нему.

— Спасибо, — благодарно кивнула Надежда Ивановна. — Валечка, хорошо отдохни за лето.

— Хорошо.

Валентин остался с учительницей по математике один.

— Валя, я договорилась, и со следующего года ты будешь ходить на дополнительные занятия по «занимательной математике».

— Но это же дополнительно, — заныл Валя. — Я не хочу. Мне не нравится математика.

— Без элементарных знаний ты не получишь аттестат, — строго сказала Екатерина Мирославовна. — Мне кажется, ты за целый год ничему новому не научился. Если бы не твоя мама, я бы настаивала на том, чтобы оставить тебя на второй год. Ты понимаешь, второй год в третьем классе?

— Не оставляйте. Я исправлюсь,- пообещал мальчик.

— Вот и хорошо. Ты целыми сутками сидишь в контакте, а лучше бы разбирал то, что не понял в классе. Этим летом и займись. Если что-то не поймёшь — пиши. И на дополнительные занятия пойдёшь в любом случае.

— Как хотите.

— Хочу, хочу, чтобы ты знал математику и не остался на второй год в четвёртом классе, иди, отдыхай, — улыбнулась Екатерина Мирославовна.

— До свидания, — буркнул Валя и выбежал из класса.

Школа уже опустела, только старшие ещё учились. Но коридоры были пусты и многие классы уже заперты.

Валентин побежал в туалет и заперся в кабинке.

Отпустив крышку унитаза, Валя сел, как на стул.

Екатерина Мирославовна заставляет учиться, а он ведь не самый глупый в классе по математике. По крайней мере, не хуже Дианы, а эту дуру не заставили идти на дополнительный урок. А ещё одноклассники все время его за что-то бьют.

Валя саданул кулаком по дверце — надо было соглашаться на второй год! Но мать и правда жалко — работает с утра до ночи, а если и сын второгодник — совсем поседеет. И так из-за каждого нового седого волоса переживает и говорит, что сын во всем виноват. А сама дала своему сыну девчачье имя, в честь тупого дедушки? Из-за которого все над ним смеются.

Валентин рассматривал дверцу кабинки в поисках неисправного места. Достав из рюкзака ручку, Валя задумался — про кого лучше написать, про одноклассников или Екатерину Мирославовну?

Исписав все углы, Валя опять заскучал. Идти домой не было никакого желания — он и так все лето проведёт дома, так как друзей у него нет, тогда почему хоть раз не остаться в закрытой школе? Нужно только подождать, когда все уйдут, а потом начнётся настоящий квест ночью — на каждой парте можно написать, что Никита дебил, все доски намазать мылом и порвать все отчетности.

На Никиту Валя злился больше всего. Именно он пообещал убить Валю после школы, натравливал на него других детей и рассказывал про его выходки учителям (откуда-то узнала же Людмила Фёдоровна, что это он оторвал все листья растениям в её классе). А с одноклассниками Валентин и сам не хотел дружить — они все идиоты.

Больше всего Валентин обижался на Никиту за историю, произошедшую сегодня утром.

 

Когда Валентин был совсем ещё маленьким и отец ещё не ушёл из семьи в неизвестном направлении, как-то он подозвал к себе сына и повесил ему на шею круг на веревочке и сказал беречь его, никому не показывать и никогда не снимать.

Круг был красивый — золотого цвета, с непонятными линиями, рисунками и китайскими буквами (Валентин не знал китайский, но верил, что это именно иероглифы и часто думал, что они значат). На следующий день, когда Валя был в детском саду, а мама на работе, отец собрал вещи и ушёл. Больше мама с Валентином его не видели.

А сегодня утром, когда Валя подходил к школе, к нему подбежал Никита с двумя одноклассниками:

— Валя, ты хоть сегодня математику сделал? — спросил Никита.

— Не твоё дело, тупица, — буркнул Валентин.

— Моё! Ты вчера чуть до слез Екатерину Мирославовну не довёл. И кто вчера вытащил клавишу из пианино в хоровом классе? Не ты? Знаешь, до тебя тут было спокойно. Ты из 38й школы что ли пришёл, раз ведёшь себя так?

— Я не дебил, это ты дебил, — закричал Валентин и ударил Никиту кулаком по щеке. — Сам ты из 38 школы.

Никита потёр щеку.

— Очень аргументировано, дебил.

В следующее мгновение Валентин оказался лежащим на земле.

— Ты вообще в курсе, что ты в школе, а не на помойке? Почему ты ходишь в футболке с черепом в школу?

— Не твоё собачье дело, — огрызнулся Валя, поднимаясь на ноги.

— Ты постоянно срываешь уроки, доводишь учителей и хамишь одноклассникам, — Никита с силой тряхнул Валентина, который был ниже его на пол головы, за футболку. Футболка не порвалась, но амулет отца вылетел наружу. — Что это?

—  Мой амулет, он превращает тех, кто мне не нравится, в козлов. Ты следующий. Или уже превратился?

Никита молча снял с Валентина амулет отца и убрал его к себе в карман.

— Будешь вести себя сегодня хорошо — отдам.

— Отдай! — закричал Валентин, вцепляясь ногтями в лицо обидчика, — ты ублюдок, а твоя сестра — проститутка.

Удар снова уронил Валю с ног.

— Ну все, дурак, ты допросился, — зло прошипел Никита. — Вечером после школы разберёмся.

— Я приду, — пообещал Валя.

 

Валентин вышел из кабинки и подошёл к окну. Одноклассников на крыльце не было. Вот трусы.

Валя посмотрел на часы на телефоне — почти 9, значит все ушли.

В коридоре раздались чьи-то тихие шаги, и Валентин опрометью бросился в ближайшую кабинку около окна, закрыл дверь и забрался на унитаз с ногами. Стало страшно.

В туалет зашли, судя по шарканью шагов, человек пять младшеклассников.

— Где он? — спросил низкий голос одного из них.

Видимо это все-таки взрослые люди, а не дети.

— Амулет снова сменил хозяина. Опять ребёнок, но он носит амулет в кармане, а не на шее, очевидно потому что не знает, как им пользоваться.

— Кто он?

— Никита Синицын. Улица Урицкого, дом 5. Живёт с отцом, матерью и сестрой. Утром уезжают к бабушке в деревню на электричке. По дороге можно перехватить.

— Хорошо. 105й отряд этим займётся. Если не получится взять детей живыми — убейте. В этом квартале Ярославль выполнил норму по сданным детям. Что насчёт Валентина?

Возникла пауза. Валя чувствовал, как сильно бьется сердце и удивлялся, как люди за дверью ещё не услышали его.

— Валентин видимо тоже не умел пользоваться амулетом все это время и ничего про нас не знает.

— Откуда такие выводы?

— Валентин находится за этой дверью и внимательно слушает наш разговор, — ответил неизвестный и царапнул ногтями дверь, за которой сидел Валя.

Валя кошкой запрыгнул на бачок унитаза, с него — на подоконник, располагавшийся в туалете намного выше, чем в классах и в коридорах и, лишь когда мальчик полностью вылез в открытое окно, но ещё стоял на раме, обернулся. Дверь кабинки, за которой пару мгновений назад третьеклассник прятался от странных людей, с треском открылась и на него смотрели странные существа.

Они были небольшого роста — ненамного выше самого Вали, с зеленой чешуей, из-под которой выглядывали клочья серой шерсти, с длинными когтями на пальцах ног и рук и большими, желтыми, стеклянными глазами.

— Взять! — велел один из них, хитро щуря взгляд.

Валя не стал смотреть, как странные существа полезут на бачок унитаза, и поспешно выпрыгнул в окно.

Приземлившись в школьную клумбу и отбив себе обе ноги, Валентин поспешно выпрямился и бросился бежать. Ворота школы номер 62 ещё не были закрыты, и мальчик беспрепятственно выбежал за пределы территории, не оборачиваясь назад.

 

Когда Валентин пришёл домой, мама уже успела поднять на уши всех соседей и родственников.

Встретив сына на пороге, она отвесила ему оплеуху и за то же ухо втащила в квартиру.

— Где ты был?! Я уже звонила твоей учительнице — она сказала, что ты освободился в 11! Где ты был 12 часов?

— Я прятался! Мама, в школе живут страшные существа, они хотели убить меня.

Ещё одна оплеуха:

— Ну так учись с ними общаться. Тебе в социуме жить, а не на необитаемом острове. И знаю я все ваши ссоры — я звонила маме Никиты, как ты обозвал его сестру? И Никита пришёл домой в 6!

— Дело не в Никите. Хотя и в нем тоже — ему грозит опасность. Мой отец дал мне амулет, и все из-за него.

Мать неожиданно успокоилась.

— Я рассказывал тебе, что за мной кто-то следит. И они нашли меня, а теперь убьют Никиту с его сестрой и меня.

Мать устало села в кресло.

— Я поняла тебя. Завтра запишу тебя к психологу- ещё не хватало, чтобы ты поколотил Синицына и свалил все на своих страшных друзей.

— Мама, я правду говорю! Послушай меня.

— Нет, Валя, ты не умеешь общаться — ты привык все решать сам — сам мстишь учителям за плохие оценки, сам грубишь ученикам, а я должна тебя выслушивать, потому что сейчас ты опять что-то придумал. Надежда Ивановна сказала, что поднимался вопрос о том, чтобы оставить тебя на второй год. Может лучше поговорим об этом?

— Да как хочешь! Ты все равно меня не слушаешь и для тебя я всегда не прав!

— Иди в свою комнату, Валь. Я сегодня и так устала, пока искала тебя.

Мать ушла к себе, а Валентин пошёл в детскую.

Решено было не ложиться спать, а завтра отправиться спасать Никиту с сестрой.

Как бы сильно одноклассник ему не нравился, а смерти Никиты Валентин не хотел.

Тем временем нужно наблюдать за окном-вдруг странные существа вернутся.

Окна выходили к подъезду, и за два часа никто не приблизился к дому. Поэтому, когда в дверь постучали, Валентин испугался.

Мальчик вышел в коридор в тот момент, когда мама подошла к двери.

— Кто? Вы знаете, который час? — спросила мама и, посмотрев в глазок, замерла.

— Мам, кто там? — тихо спросил Валентин.

— Люд, открой. Поговорить надо.

— Папа, — ответила мать.

— Мама, не открывай ему, пожалуйста. Это не папа, — все ещё тихо шептал мальчик.

Мать медленно стала открывать замок.

— Я ему только скажу, чтобы уходил. Валентин, иди к себе.

Валя, чувствуя, что плачет, побежал в свою комнату, закрыл дверь письменным столом.

Они не убьют её, пока не найдут его.

Валя привычным жестом открыл окно и прыгнул на пожарную лестницу.

Третий этаж. Второй. Первый.

Все! На земле третьеклассник чувствовал себя спокойнее всего.

В классе он всегда бегал быстрее всех, и из школы ему удалось сбежать. Значит, существа медленные, как и все глупые школьники. С другой стороны, они могли не нападать потому что вокруг ещё были люди, а теперь — ночью, на безлюдной улице, они могли вести себя по-другому.

Валя побежал к пруду в центре района — здесь всегда по вечерам шатались пьяные компании и безлюдным участок было не назвать. Безопасным, правда, тоже.

Кафе «Яблоко» ещё работало, но сейчас, после десяти алкоголь продавали только там, в него сунулся бы только самоубийца.

Валентин сел на бордюр и задумчиво уставился в воду, в которой отражались огни ресторана, построенного на пруду и портящего всю атмосферу. Значит они могут превращаться в людей… зря я не взял кофту, холодно… Интересно, как там мама, — подумал Валя.

Незаметно для себя мальчик заснул.

Проснулся Валентин рано утром, когда дворник, метя улицу, грубо спросил:

— Такой молодой, а уже пьёшь? Окончание второго класса что ли празднуешь, выродок?

— Отмечал, что оставили на второй год и смогу бить малолеток, — беззлобно ответил Валя и огляделся.

Некоторые алкоголики ещё спали, но многие уже поднимались и недовольно хлопали глазами.

Большинство были из старших классов и действительно вчера отмечали окончание учебного года. Вот придурки,- подумал Валентин и окончательно встал на ноги.

Надо бежать на автовокзал, искать Синицыных.

— Папа, — крикнул Валя самому пьяному мужчине, спавшему на лавке и, подойдя, толкнул его. — Пап, проснись.

Мужчина что-то замычал.

— Да спи ты, свинья, — тихо пробурчал Валентин, ища кошелёк так, чтобы со стороны казалось, что он будит отца. — Будет тебе уроком, как напиваться.

— Пап! — мальчик нашёл чужой кошелёк и убрал его к себе в карман. — я сейчас за Пашей сбегаю, мы тебя домой отведём.

И, весело насвистывая и гордясь своей ловкости, Валентин побежал на остановку.

7 автобус подошёл быстро.

Валя зашёл в самом центре людской массы, которой также была нужна 7ка.

Когда подойдёт кондуктор, надо показать ей старый билет, который третьеклассник носил с собой уже месяц. Однако, видимо, билет остался в куртке. Когда кондуктор подошла и спросила стандартное «Билет?», Валя был испуган почти искренне.

Третьеклассник прекрасно знал, как выглядит со стороны — светлые, чуть волнистые волосы, большие грустные голубые глаза и маленький уже почти для четвёртого класса рост.

Сдерживая слезы, мальчик посмотрел женщине в глаза и поднял брови.

Кондуктор испугалась, видимо решив, что ребёнку плохо, и ребёнок с трудом сдержал смех.

— Я забыл деньги дома.

Вот так! Просто. Объяснения и оправдания всегда выглядят искусственно.

Лучше так — стуча по своим карманам и делая вид, что вот-вот расплачется.

— Все хорошо, золотко, — улыбнулась женщина. — Больше не забывай.

И пошла дальше по салону.

Валентин чуть слышно фыркнул.

До автовокзала автобус проследовал без происшествий.

Только сейчас Валентин понял, что не имеет ни малейшего представления о том, какой автобус нужен Синицыным.

Валя бесцельно бродил по автовокзалу, смотрел на табло с маршрутами автобусов, пересчитывал деньги в украденном кошельке и, наконец, сел на лавку, надеясь, что если дети живы и не похищены, то сами к нему подойдут.

 

Вале все детство казалось, будто кто-то жёлтый следит за ним. Мальчик часто замечал краем глаза ярко-жёлтый цвет и, когда оборачивался, цвет пропадал.

Глаза монстров были жёлтыми, значит это они следили за мной — подумал Валя, снова заметив желтый цвет слева от себя.

Третьеклассник вскочил со скамьи и пошёл в строну, где ещё были видны желтые глаза.

Глаза светились из-под одного пригородного автобуса, и Валентин поднял два камень и один из них кинул его в стекло этого же автобуса. Когда водитель выглянул наружу, проклиная хулигана, Валя кинул второй камень в колесо и бросился бежать.

Обернувшись, Валентин увидел, как за ним бежал Никита с перекошенным от страха лицом и водитель автобуса.

Валя бежал долго, опасаясь больше чудовищ с жёлтыми глазами, чем водителя.

В парке Победы мальчик неожиданно остановился и, отдышавшись, сел на скамейку.

Когда прибежал запыхавшийся Никита, его одноклассник окончательно успокоился.

-Кто это был? — спросил Никита.

Валя пожал плечами.

— Они украли Сашу и чуть не убили меня!

Валя рассказал все, что он знает про этих существ из подслушанного разговора и своих приключений.

— Значит ты не знаешь, что это за амулет? — спросил Никита.

— Нет. Он у тебя?

-Забрали.

— И что теперь делать? — сокрушенно спросил Валентин.

Несмотря на нарастающую панику, он был рад, что теперь вынужден справляться с возникшей проблемой не один. Пусть и его компанией стал Никита.

К третьеклассникам подошёл кот.

Он молча запрыгнул на колени к Никите и замурлыкал. Никита растерянно почесал ему ухо.

— Они могут превращаться в людей. Думаешь в животных слабо?

Никита молча встал, поставил кота на землю.

Кот побежал в глубь парка, Никита за ним.

— Эй! Ты дурак? Стой! — закричал Валентин, но пошёл за одноклассником.

Кот остановился около вечного огня, запрыгнул на каску памятника мужчины, тронул лапой плечо женщины и исчез.

Никита забрался на подставку для огня и тоже дотронулся до плеча женщины.

Когда Никита исчез, Валя всерьёз задумался о том, чтобы последовать его примеру. Однако было страшно, что с ним сделают существа с жёлтыми глазами? С другой стороны, надоела неопределённость — что все это значит? И что, черт возьми, с мамой?

Однако страх пересилил любопытство и Валя, собравшись сбежать, обернулся.

Его окружила целая стая котов («Или правильно говорить «прайд»?» — подумал Валя).

Валентин развернулся обратно к огню и уверенно коснулся плеча памятника женщины, думая о том, сам ли он это сделал или коты заставили.

Валентин оказался в огромной средневековой комнате.

На стенах висели мечи разной степени заржавленности; на круглом дубовом столе лежала полусырая, но почти съеденная туша кабана; окна находились высоко и были заколочены досками; помещение освещалось свечами, вставленными в специальные отверстия на стенах. Комната была пустой.

Однако не успел Валентин оглядеться, как незаметная на первый взгляд дверь отворилась и на пороге показался мужчина с бородой и одетый в крестьянскую рубаху.

— Идём! — махнул мужчина рукой и снова скрылся.

Валя от безысходности последовал за ним.

Соседняя комната оказалась библиотекой.

В шкафах стояли книги, пахнущие сыростью и гнилью, у заколоченного окна пылился телескоп времён, наверное, Галилея.

В грязном кресле сидел Никита.

Мужчина предложил Вале сесть в соседнее кресло, но тот отказался.

— Может вы голодны? С завтрака остался кабан.

— Мы сыты, — уверено сказал Никита. — Валентин пришёл. Расскажите нам, как и обещали, что за странные существа охотятся на нас?

Мужчина сел в кресло.

—  Эта история произошла много веков назад. Когда я был ребёнком, бабушка всегда пугала меня сказками о том, что, если люди не научатся жить в мире, придут те, кто сможет убить их.

Как и многие, я считал это шуткой и попыткой привить детям мирные взгляды на жизнь.

Когда начались первые крестовые войны, мою бабушку сожгли на костре за то, что она пытается противостоять им.

Много столетий шли войны с переменным успехом. Но, в основном, проигрывали мы.

Пока, однажды не появились они — существа из сказок моей бабушки. Они построили целую армию из себе подобных и их главной целью было истребить людской род, создав свой, прислуживающий этим существам.

— Как вы прожили столько лет? — удивился Никита.

Мужчина подумал немного и спросил:

— Знаете ли вы что-нибудь про философский камень?

— В «Гарри Поттере» что-то подобное было, — сказал Валентин.

— Где? — не понял мужчина.

— Знаем, — Никита укоризненно глянул на одноклассника, — его пытались найти все алхимики. Он даёт бессмертие и превращает металл в золото.

— Я нашёл философский камень и, когда церковь обвинила меня в долгожительстве, инсценировал свою смерть и поселился здесь. С тех про ни разу не выходил наружу. Мир, говорят, сильно изменился, — грустно улыбнулся мужчина.

— Кто говорит?

— Они, — мужчина указал на кота, сидящего на пустой книжкой полке. — Незаменимые помощники! Они помогли мне построить проходы между моим домом и всеми городами, чтобы однажды привести ко мне свою армию.

— Армию? — удивился Валя.

— Хозяев! К каждому ребёнку при рождении я посылаю своего кота, чтобы он со стороны все время наблюдал за ним, оберегал от монстров. И, когда я пойму, что мир готов сражаться с монстрами, люди нападут на них и победят. Я много веков собирал мечи от убитых воинов, чтобы вооружить мою будущую армию.

— Вы думаете, люди захотят воевать?

— Люди всегда хотят воевать, — засмеялся мужчина, и стало жутко. — К тому же мои коты кого хочешь убедят. Правда, Никита? Ты же даже не помнишь, как пришёл ко мне.

— Где это оружие? — спросил Никита.

— В соседней комнате, в погребе и в кладовой.

— Сколько у Вас мечей?

— Порядка тысячи, — похвастался человек.

— Этого же мало, чтобы вооружить всю армию!

— Мало, — согласился мужчина. — Численность врагов растёт с увеличением численности людей, и я не успеваю ковать оружие.

— Кто входит в армию врагов? — спросил Валентин.

— Очень хороший вопрос! — обрадовался мужчина и пошёл к книжной полке. К удивлению ребят, он достал современный журнал по медицине и, сев на подлокотник Никиты, открыл его. — Знаете, что такое ЭКО?

— Нет, — честно признался Валя.

— Когда у семьи не получается завести ребёнка, она приходит к врачу. Все врачи, занимающиеся ЭКО, уже давно завербованы этими странными существами. Они искусственно создают ребёнка и отдают его родителям. В головах каждого такого ребёнка встроено устройство, которое заставит их сражаться на стороне существ, как только они им прикажут.

— Армия уже большая?

— Большая, — вздохнул мужчина. — и вся она пока младше 5ти лет — монстры недавно придумали этот способ. Поэтому они ещё и не нападают, а ждут, когда дети подрастут.

— Тогда мы нападем первыми! — подскочил Валентин. — Чем вооружены наши враги?

— Мечами, конечно. Чем им ещё быть вооружёнными?

Дети переглянулись.

— Может, вооружиться пистолетами, базуками, танками в конце концов и напасть? — спросил Никита.

— Нам негде взять оружие, кроме имеющегося, — вздохнул мужчина. — И того-то у нас мало.

— И что делать-то? — спросил Никита. — Когда армия врагов подрастёт, шанса не будет никакого.

— Я не знаком с положением дел на улице, но знаю, что в Москве живёт мой потомок. — Вы можете обратиться к нему.

— Нам нужен точный адрес, и ты сможешь перенести нас в Москву? — спросил Никита.

Валентин тем временем уже начал играть с котом, так как разговор его утомил.

— Могу. Только портал вмещает одного человека, поэтому вас высадят в разных местах Москвы.

Моего потомка зовут Павлов Алексей, он живёт на станции метро Юго-западная на проспекте Вернадского дом 111.

Монстры живут в так называемых «ларьках», — это небольшие домики, где умещается один человек и холодильник. Внешне кажется, что единственная функция ларьков — продажа мороженого и прочей ерунды, но, на самом деле, по ночам в этих ларьках собираются монстры и, встав в круг из пяти монстров, они посылают в центр круга свою энергию, а в центр помещён шар, на котором отображается то, что происходит в одной из больниц, и своей энергией эти существа заставляют какого-то врача, занимающегося ЭКО, подчиняться их воле.

Ваша задача состоит в том, чтобы уничтожить эти ларьки — они располагаются на шести станциях метро от конца каждой ветки с обеих сторон ветки.

Все поняли?

— Нет, — честно признался Валентин.

— Я понял, я бывал в Москве- сказал Никита раздраженно. — Потом объясню. Куда ты нас переместишь?

— Одного на станцию метро Медведково, а другого на Баррикадную.

— Хорошо, — согласился Никита, открывая на телефоне карту метро. — Валя, твоя задача добраться до метро Юго-западная до дома Алексея от метро Медведкого. Я доберусь до Алексея раньше тебя и все ему объясню.

— Передай ему это, — протянул человек Никите коробку, достав её с одной из полок. — Он тебе поверит.

— Что в ней?

— Дневник, рассказывающий о всей его жизни и жизни его предков.

Мужчина ушёл в соседнюю комнату, но вскоре вернулся. В руках в него были две маленькие коробочки с дырками, на веревках.

— Повесьте это себе на шею.

— Что это?

— Чеснок. Он не даёт отследить вас и заставить подчиняться чужой воле. Раньше все дети были защищены от монстров, а теперь почему-то перестали защищать себя.

Дети надели коробочки с чесноком себе на шею.

— Теперь, Валентин, возьми с полки книгу «Путеводитель по Москве» и читай вслух про метро Медведково.

Валя послушно поднялся, подошёл к полке книг, чихнул от пыли, нашёл интересующую его книгу, открыл нужную страницу и стал читать.

….

Вдруг мужчина, стоящий за его спиной, неожиданно толкнул Валю в спину. Третьеклассник выронил книгу и поднял руки вверх, защищая голову от удара о книжную полку.

Удара не последовало, но, не устояв на ногах, Валентин рухнул вниз.

Он оказался в незнакомом парке, лежащим на асфальте.

Поднявшись на ноги, Валя огляделся. Дороги не было видно, вокруг только деревья, скамейка и пруд, покрытый тиной. Побродив вокруг пруда, Валентин нашел тропинку и пошёл по ней. Неожиданно тропинка закончилась, и третьеклассник вышел к парковке.

Начинало смеркаться, когда Валентин, идущий вдоль трассы в неопределенном направлении, наконец нашёл решил обратиться за помощью к прохожему.

Людей не было, кроме одного мужчины, идущего навстречу ребёнку.

Мальчик подошёл к пожилому мужчине, и, тяжело вздохнув, сказал:

— Извините, пожалуйста, я потерялся. Не могли бы вы сказать мне, где метро Медведково?

Мужчина оторопело посмотрел на мальчика, только сейчас его заметив:

— Далеко.

— Да? — расстроенным голосом спросил Валя. — Проводите меня, пожалуйста.

— Ну ладно, пошли, — сказал человек и пошёл в обратную от Валентина сторону.

Мальчик довольно пошёл с ним рядом, пытаясь скрыть радость.

— У тебя на метро билет-то есть?

— Есть, — неуверенно сказал Валя. Он понятия не имел о том, что на метро может быть нужен какой-то билет. — То есть нет.

—  Школьник? — спросил мужчина.

— Да, в четвёртый класс перешёл.

— Тогда у тебя должна быть карта школьника. Ты не местный что ли?

— Местный, но у меня нет карты, — Валя врал на ходу. — Понимаете, когда я пошёл в школу, карта стала платной, а у моей семьи нет денег.

— И как ты ездишь на транспорте?

— Я и не езжу. Я живу на юго-западной станции метро, и никогда не ездил никуда. А сегодня поссорился с родителями и сбежал, но вечером вот решил вернуться. Поможете мне купить билет на метро? У меня совсем нет денег. Есть только курточка, и я бы отдал её вам за билет, но тогда папа меня убьёт.

— Куплю, конечно. Из-за чего произошла ссора?

Валентин долго не думал:

— Папа выпил, пропил всю мамину зарплату, и она сказала, что больше не сможет нас с братом кормить и что брата она любит больше, а я пока не раздобуду денег, домой могу не возвращаться. Поэтому, если вы дадите мне денег и на еду, я буду очень-очень благодарен.

Валя говорил и говорил, не обращая внимания на дорогу. Поэтому, оказавшись около здания милиции он удивился.

Мужчина, заметив смятение мальчика, взял его за плечо и вошёл с ним в здание.

 

Никиту Алексей пустил в свой дом без каких-либо вопросов.

Ребёнок отвлёк парня от игры в компьютерную игру, и тот открыл дверь и пустил ребёнка, лишь бы скорее сесть за компьютер обратно.

Никита скептически осмотрел комнату, в которой оказался. Двуспальная кровать была в забавном состоянии — одна её сторона была аккуратно заправлена, даже подушка лежала на покрывале; а вторая полностью распотрошена, простынь была смята и открывала матрац, испачканный чем-то, одеяло лежало комом, а подушка покоилась на полу. В остальном комната была чистая — на стене висела картина с деревьями, на полу чистый ковёр, книжная полка с сувенирами и книгами и шкаф с одеждой с чистым зеркалом.

На столе, за котором сидел парень, валялись упаковки от чипсов, грязные тарелки и огрызки яблок.

— Что надо? — спросил парень, стреляя по машинам с мигалками из автомата.

— Вы Алексей Павлов? — спросил Никита.

— Да, что надо?

— Я от Вашего прадеда. У меня есть от него письмо и дневник. Ознакомьтесь, пожалуйста.

— Потом.

Никита тихо вздохнул.

Алексей больше не обращал на него никакого внимания.

— Леш, кто приходил? — спросил женский голос из коридора.

Лёша промолчал.

Девушка зашла в комнату и с удивлением обнаружила в ней ребёнка.

— Лёша, на прошлой неделе в дом залетел голубь, и ты его не заметил. Теперь ты не замечаешь, что в доме поселился ребёнок?

— Если он еду готовит лучше тебя, то пусть остаётся, — сказал Лёша, не отвлекаясь от игры.

— Пусть, — подала плечами девушка. — я, собственно, собрала вещи. Думала, что это папа приехал. Подожду его в другой комнате.

— Хорошо отдохнуть, — сказал Лёша.

— Леш, я не отдыхать, я съезжаю. Ты слышишь меня?

— Да, Тань, не мешай.

Таня вздохнула и вышла.

Никита тут же побежал за ней.

— Постойте! Мне надо с вами поговорить.

— Ну что ещё? — устало спросила Таня.

— Я попал в странную историю, — сказал Никита и рассказал Тане все, что случилось с ним за эти сутки.

 

Валентин молчал как партизан, не обращая внимания на милиционеров, которые фотографировали его лицо и задавали вопросы.

— И что нам с ним делать? — спросил один другого.

— А вот мы его в тюрьму посадим с настоящими преступниками за сокрытие информации и бродяжничество.

Валентин мужественно не повелся на провокацию.

Наконец, обсудив все возможные варианты, было принято решение отправить ребёнка в близлежащий интернат до обнаружения родителей мальчика.

Валю взяли за руку и отвели в соседнее здание, огороженное забором.

— Подожди здесь, — сказал милиционер, усадив Валю около охранника, и вышел в соседнюю дверь.

Вскоре из-за той же двери показалась женщина, она подошла к мальчику и велела ему идти за ней.

— Мальчик, — сказал милиционер, уходя, — мы обязательно найдём твою. До тех пор поживешь в «Полярной звезде». Так и не скажешь, как тебя зовут?

Валя молчал.

— Ну, пока тогда.

— Сайонара,- сказал Валентин и пошёл за скрывшейся за дверью воспитательницей.

В комнату, где оказался третьеклассник, воспитательница уже привела детей из соседних комнат.

— Ребята, этот мальчик потерялся и пока поживёт с нами. Как тебя зовут?

— Валентин.

— Саша, ты живёшь в комнате один, поэтому Валентин пока поселится у тебя.

Ночью в комнате Саши собрались все ребята первого этажа интерната.

Оказавшись в центре внимания, Валя с удовольствием рассказывал детям историю про странных существ и его прибытие в Москву из Ярославля.

Главным среди ребят оказался пятиклассник Вова. Дети постоянно смотрели на него и, если Вова хмыкал и говорил «Что за хрень?», скептически смотрели на Валю. А если Вова удивлённо поднимал брови и спрашивал «Че, реально?» — выражали заинтересованность.

Валентин не любил никакие коллективы за то, что все подчиняются лидеру, а лидером сам Валя не был никогда. Однако сейчас без помощи извне побег был бы затруднителен.

Вова охотно согласился помочь Валентину, но только если тот приведёт его к существам. Валя согласился.

Той же ночью одиннадцать ребят в возрасте от 7 до 14 лет под предводительством Вовы покинули интернат.

 

Таня отменила приезд отца.

Она сидела с Никитой в соседней от Алексея комнате и читала письма прадеда Алексея.

— Ну что там? — нетерпеливо спрашивал Никита.

— Если коротко, — ответила Таня, — то каждую ночь существа собираются во всех ларьках в Москве на шести последних станциях на каждой линии метро, и единственный способ их уничтожить — взорвать разом все ларьки. За ночь мы не управимся, даже если придёт твой одноклассник.

— В Москве так много ларьков? — удивился Никита. — И я, если честно, не доверил бы Валентину ни один ларёк. Он немножко дурак, к тому же безответственный.

Из коридора послышался шум открывающейся двери, и несколько человек, громко шумя и топая, вошли в комнату Алексея.

— Я ж забыла запереть дверь, — раздраженно вспомнила Таня и вышла к гостям. Никита последовал за ней.

В комнате с играющим в компьютер Алексеем стоял Валентин с группой незнакомых детей.

— Никит, это и есть Алексей? — спросил Валя.

— Угу, только он нам помогать не будет, — ответил Никита. — Но Таня обещала помочь.

— Круто. А я привёл ребят на помощь.

— Не привёл, а мы сами пришли, — возразил Вова и тут же протянул руку Тане. — Владимир, приятно познакомиться.

— Ребята, я тут подумала, — неожиданно сказала Таня, — прадед Алексея пишет о том, что у него хранится сотня мечей. А что если положить под каждый ларёк меч, присоединенный к проволоке, обмотать ларьки и близлежащие деревья этой проволокой и подключить к электричеству, сегодня ночью как раз обещали грозу. Тогда ларьки будут разрушены и, если существа и останутся в живых, управление врачами и детьми будет сломано.

— Моя сестра! — неожиданно вспомнил Никита. — Её забрали существа, а вдруг она тоже в одном из ларьков?

— Нет, все люди, подчиняющиеся существам, находятся в больницах, в частных палатах. Когда ими перестанут управлять, они и не вспомнят, что что-то было.

— Мне нравится план — сказал Вова. — Ребята, давайте звонить нашим из других интернатов, пусть присоединяются.

Ребята активно поддержали инициативу и, вскоре прадед Алексея передавал через портал мечи, Валентин и младшие дети обматывали их проволокой, старшие ребята, во главе с Вовой, бегали по Москве и подкладывали эти мечи под ларьки. Алексей все ещё продолжал играть в компьютер.

Наконец прибежал последний, мокрый до нитки из-за дождя, закладчик мечей и сказал победное «Готово!»

Таня, выйдя на улицу, подключила проволоку к столбовому электричеству.

Грянул гром.

Ларёк, стоящий около дома номер 111. Оказался задавленным росшим поблизости дубом.

Уставшие борцы за независимость людей вернулись в дом 111, пить чай с печеньем и отдыхать.

У Никиты неожиданно зазвонил телефон.

— Это сестра! — подпрыгнул от радости Никита. — Катя, ты где?

Никита отстал от всех, чтобы выяснить, в какой больнице его сестра.

— Таня, — сказал Валентин, догоняя девушку, — что теперь будет делать мэр Москвы, когда наутро ему скажут, что все ларьки в округе разрушены?

Девушка улыбнулась:

— Я уже взломала основные издательские агентства, и завтра почти во всех газетах будет сказано о запланированном сносе ларьков.

— Зачем?

— Главное, везде писать словосочетание «борьба с коррупцией», и можно делать все, что хочешь.

— Круто, — сказал Валя и постарался запомнить словосочетание, — мне отец когда-то подарил амулет, который как-то связан с этими существами. Тебе известно что-нибудь об этом?

— Конечно! — ответила Таня. — Твой отец вёл борьбу с существами, и, когда понял, что проигрывает, сделал из металла скандинавский знак молота Тора. Он никак бы тебя не защитил, но существа на всякий случай боялись к тебе подходить.

— Где мой отец сейчас?

— Где-то в больнице, спит. Думаю, он вернётся к вам.

Под утро Валентин в сопровождении воспитанников «Полярной звезды», вернулся в интернат. Уставшие дети тут же легли спать.

 

Валентина разбудил мужской голос:

— Ну что, беглец, нашлась твоя мама, поднимайся.

Валя узнал голос милиционера и проснулся.

— Как нашлась? Где она?

— В Ярославле, конечно, — удивился милиционер. — Вставай, Валентин, пора домой.

 

Мама с Валей не разговаривала.

Мальчик сидел на подоконнике и с тоской глядел в окно.

Зазвонил телефон, и Валентин услышал, как мама взяла трубку:

— Да? … Здравствуйте, Никита, вы его друг? … Валентин сейчас наказан и не сможет с тобой погулять… Спасибо … Да… Всего доброго.

Валентин скорчил маме рожицу через дверь и опять уставился в окно. Гулять хотелось жутко, тем более, когда у него появился друг.

Смутно знакомый силуэт приблизился к подъезду. Мужчина долго смотрел на домофон, не решаясь позвонить.

Валя постарался вспомнить, этот мужчина и есть его отец, или он просто выдаёт желаемое за действительное.

Наконец мужчина набрал номер квартиры.

В коридоре раздался звонок, и мама подошла к трубке от домофона.

— Да? — спросила она и, уже другим голосом, продолжила, — сейчас. Зашёл? … Валя, папа вернулся.

читателей   140   сегодня 1
140 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,67 из 5)
Loading ... Loading ...