Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

12 лунных принцев Джайды Лин

Джайда Лин даже по меркам южных джанапад считалась местом далеким и не слишком цивилизованным. Горный хребет Сила Лин скрывал долину Джайды от ближайших соседей Риша Дура и Махалитана, которые были бы и не прочь присоединить к своим царствам новые земли, но суровые снежные скалы делали невозможным не только сухопутный переход, но и пролет ящеров и небесных лодок. Редкие пираты, контрабандисты и караванщики проходили через горы в Джайду и так доносили в джанападу новости остального мира. Было еще Зеркало Мира, но о нем и знали-то немногие, а те, кто и был в курсе, не стремились поделиться тайной.

Говорили в Джайде на всеобщем языке, хотя в совсем уж удаленных деревнях можно было встретить племена ура-гаджана, которые говорили на диалекте нагического языка.

Ура-гаджана были потомками первых джана пришедших сюда, еще до того, как Сила Лин соединился с небом, и тогда в долине они вступили в противостояние с родом наг Камисалы, но проиграли и на долгие века попали в рабство к демонам. Наги оставались полноправными владыками Джайды до тех пор, пока сюда не прибыл высший принц Алмазного Купола Инидара Маха-Свана, прозванный так за свой рог. Этот рог был создан в горне Кармары и был он способен заглушить барабанный марш целого войска. Инидара переправился в долину на 88 небесных лодках с 8000 алмазных копий. В битве с нагами и матерью Камисалой он лично отрубил ее руку со скипетром власти и расколол его о красный гранит. Те наги, что выжили в битве, скрылись в ущельях и пещерах, а их город-логово войско Инидары сожгло дотла. На пепелище Маха-Свана приказал основать новую столицу Джайды Лин, а в новопостроенном дворце правителя было установлено Зеркало Мира, связывающее новою джанападу с Алмазным Куполом.

Прекрасную долину Джайды Инидара хотел использовать, как форпост дальнейшего продвижения на юг к оплоту народа наг Кала Памсу.

В те славные дни триумфа Алмазного Купола прибыла в Джайду прекрасная жена Инидары среброкудрая Уду Ната и его первенец Аграджата, унаследовавший от своей матери из племени лунного народа серебряные волосы и голос похожий на пение ручья. Инидара, истомленный сражениями нашел покой в объятиях жены, а его сын с интересом изучал окрестности дворца, пораженный великолепным видом Джайды. Пятилетний мальчик, еще видел чудесную силу этого места, которое для взрослых было лишь очередной землей, предназначенной под новые города и посевы.

Именно в те дни величия Алмазного Купола и произошел Великий Разлом, который разрушил империю и изменил прежний мир. Хребет Сила Лин вырос и соединился с небом, те лодки, на которых прибыл сюда Инидара, были погребены под скалами, большая часть города лежала в руинах. Зеркало Мира больше не соединяло Джайду ни с чем.

Дни славы ушли, на их место пришли дни горя. Люди восстанавливали разрушенный город, когда остатки наг, убегающие от землетрясения неожиданно напали со всех сторон на долину.

И хотя людям удалось отбить нападение и убить большую часть демонов, Инидара пал в той битве, сраженный дочерью Камисалы — Лашидасой, ее клыки пронзили его сердце, но Маха-Свана успел воткнуть свой клинок в холодную плоть наги и в последний раз огласить трубным гласом долину Джайды.

Уду Ната стала первой властительницей новой джанапады Джайда Лин, отрезанной от остального мира неприступными горами, она готовила к власти своего сына Аграджату, судьба которого была навеки связана с долиной. Ему предстояло стать первым лунным принцем Джайды Лин.

Но речь в этом рассказе пойдет вовсе не о первом из принцев, а о последнем — Сагахаре, человеке, который починил Зеркало Мира.

 

Минуло триста лет, с тех пор, как Разлом уничтожил Алмазный Купол. Джайда Лин за эти века превратилась в таинственную страну, о которой рассказывали небылицы и сказки на всех базарах южных джанапад и северных махаджанапад. В те годы 12 лунный принц Джайды Лин Сагахара вступил в самый расцвет жизни, и он как никто прежде до него из правителей долины тяготился вынужденным отрывом ее от остального мира.

Вот он высокий и худой, с гривой серебряных волос идет по длинному проходу своего дворца, вид из которого открывается на южные красные скалы.

Над скалами сгустились грозовые тучи, они принесли радость в долину, скоро поля напьются влаги, и всходы ясанны пойдут в рост. Люди ждали славного урожая, и в этом было их главное счастье.

Но Сагахара не разделял радость своих подданных, его сердце томилось, и сейчас он шел на совет мудрейших, дабы хоть там с него сняли печаль неведения.

Принц вошел в тронный зал, где уже полукругом рядом с троном расселись на мягких коврах старейшины. Увидев принца, они вскинули руки вверх, но не поднялись с места, таково было традиционное приветствие в Джайда Лин, введенное еще праматерью принцев Уду Натой.

Сагахара сел на свой трон, сделанный из горного хрусталя и серебра, и поднял руку в знак того, что готов слушать старейшин.

Первым говорить стал Лиша Джар, бывший советником еще при отце Сагахары — 11 лунном принце Сараджуне. Речь Лиша Джара, который и был очень старым, оставалась четкой и красивой, лишенной пауз и раздумий.

— Добрый принц, мы рады приветствовать тебя в первый день сезона дождей. В эти дни твое присутствие заменит нам свет луны. И у нас есть новость для тебя, новость, которая осчастливит твое истомленное сердце. Тайный дневник Сапуджиты наконец-то разгадан, и его текст больше не загадка для нас.

Здесь стоит отвлечься на минуту и сказать пару слов о Сапуджите, 7 лунном принце Джайды Лин. Это был первый и последний из правителей долины, который покидал ее. Причем сделал это он, будучи еще юношей. Сапуджита сбежал с контрабандистами из дальней Синдры, и скитался по миру целых четырнадцать лет. Когда он вернулся в Джайду, его отец Рапута был без ума от счастья. А с приходом Сапуджиты на трон джанапады в долине начался золотой век. Его знания были безграничны, и он применял их во всех областях — горном деле, земледелии, кузнечном ремесле. Он приказал вырыть искусственное озеро Амбас Лин, ставшее главным водохранилищем долины, он же провел проект по раскопке старых небесных лодок, погребенных под скалами во время Великого Разлома. Из тех артефактов удалось извлечь многие полезные вещи. И он же оставил после себя огромную библиотеку собственных записей, посвященных всему на свете. К сожалению, некоторые из этих дневников были зашифрованы, и их тайна долгие годы не давалась никому.

— Как вам это удалось? — задал свой вопрос Сагахара Лише Джару.

— Торговец из Махалитана Гами Лоша, прибывший сюда в прошлом месяце с удивительными животными хамми, продал мне книгу, словарь-переводчик с 17 разных языков на всеобщий. Тогда у меня родилась догадка. Я отдал изучать ее демону-буквоеду Кируне, а когда он ее изучил, дал ему прочитать дневник Сапуджиты. Спустя три недели он нашел ключ.

— Вы читали расшифровку? — глаза Сагахары сияли.

-Нет, добрый принц. Записи правителя предназначены глазам правителя. Я лишь могу рассказать вам о шифре, которым был написан дневник. Демон поведал мне о том, что слова в нем были взяты из трех языков заморских махаджанапад, которые чередовались согласно лунным месяцам, один язык соответствовал дням новолуния, затем шли слова языка полнолуния, и третий язык был языком убывающей луны.

— Мой предок был не только мудрецом, но и поэтом! — воскликнул Сагахара — так я могу его увидеть?

— Безусловно, только лишь один вопрос. Должно ли оставить жизнь Кируне, после того, как он увидел содержание дневника? — Лиша Джар прищурил правый глаз.

— Пусть живет, сегодня я наложу на него печать молчания, мне он будет еще полезен. Великую радость ты подарил мне мудрейший Лиша Джар, бесценна твоя помощь, и потому оценить ее не смею. Даю тебе право просить самому о цене.

— Добрый принц, я как никто другой переживаю с тобой одни чувства, и потому цена моя будет понятна тебе, если ты решишь поделиться содержимым дневника с другими, то пусть я буду первым из этих людей.

— На том и договоримся. Спасибо мудрейшие, а теперь меня ждут дела.

 

Старейшины встали со своих ковров и с поклоном удалились из зала. Принц дождался, пока за ними захлопнется дверь, а сам вышел через потайной ход. Слуге он передал записку, которую тот доставил Лиша Джару. Сам же Сагахара начал спуск в подвал замка.

Здесь в одной из широких подземных зал хранилось главное сокровище лунного принца, сокровище которое потеряло свой блеск. Зеркало Мира, вот что занимало ум Сагахары. Он не мог понять мотивы Сапуджиты, который принес в долину столько новшеств, но так и не починил Зеркало, их главную надежду на связь с остальным миром. Тайну эту он хотел узнать из дневников предка. Он стоял перед широким черным овалом, в два раза превышавшим рост человека. Овал зиял пустотой, и за ним было видно каменную стену, покрытую старыми медными нитями.

Спустя некоторое время в дверь залы вошел слуга, он нес в руке клетку, в которой сидел демон, похожий на черную летучую мышь, в другой руке он держал тот самый дневник.

Принц жестом показал оставить клетку и книгу. Слуга поставил их на стол рядом с Зеркалом, после чего удалился. Темноту помещения освещали фонари с запертым в них горным газом, их тусклый желтый свет освещал морду демона, и блестел в угольных глазках, которые с интересом смотрели на Сагахару.

— Так ты Кируна? — спросил принц

-Да, я Кируна, о, лунный повелитель. Славный буквоед и ваш преданный раб. Мучаюсь желанием угодить вам.

— Угоди для начала мне в этом,- сказал Сагахара и поднес к мохнатому лбу демона лунную печать.

Демон хотел было отпрянуть, но встретив суровый взгляд принца, смирился со своей участью. Печать зашипела, блеснув серебром, и ушла под кожу — Теперь, я думаю, у нас не будет секретов друг от друга.

— Я весь твой, о, Сагахара, расскажу все что знаю, все тайны что доступны нам, буквоедам.

— Тогда переведи мне это — принц указал на дневник.

— Уже сделано, мой повелитель, бери и читай.

Сагахара взял дневник, ожидая увидеть все те же незнакомые символы, на которые смотрел сотню раз. Каково же было его удивление, когда странные слова вдруг стали ему понятны, он читал текст так, как будто он был написан на всеобщем языке. Демон принес в его голову новое знание.

Сагахара пролистывал дневник, страница за страницей, буквы вспыхивали под его рукой, сменяя старые слова на полотне. Как он и думал, эта запись Сапуджиты была целиком посвящена Зеркалу Мира и его устройству. Теперь он знал, как его починить, и как наладить связь с его близнецом в другом месте. И наконец, он дошел до предостережения на последней странице дневника.

«Не думай, мой славный потомок, что Зеркало Мира — это путь к счастью для Джайды Лин. Мир скрывает слишком много зла, и большая его часть связана именно с зеркалами и прочими чудесами ушедшей эпохи. Помни, что дав жизнь Зеркалу, ты не сможешь его контролировать только со своей стороны, то с чем ты столкнешься может убить тебя в один миг. Но все же, оно может послужить тебе, если никакой другой надежды не останется. И не доверяй среброголовым, так похожим на нас, ибо их пути загадка для мира, и видят они Луну, как истинную владычицу»

 

Сагахара не собирался ждать никакого последнего момента, Зеркало было перед ним, и он знал, как его починить. Пришло время действовать.

Следующие несколько дней он провел в подвале с верными слугами и мудрым Лиша Джарой, подготавливая Зеркало к работе. А дождь лил все сильнее, наполняя Амбас Лин весенней водой.

Вы бы удивились тому, как принц справляется с такой работой без помощи мастеров-кудесников, если бы не знали того, что принцев Джайды Лин с детства обучали управлению энергией Бхуваджари и заклинанию демонов. Потому при дворе если и держали магов, то только для второстепенной работы.

Сломанное Зеркало Мира за столетия забытия потеряло все свое энергетическое поле, кристаллы праны обратились в ничто, а нужные цепи связей давно истлели. К счастью, в Джайде давно уже научились воспроизводить часть тех магических изделий, которые были в быту до Великого Разлома. Кристаллы праны с помощью собственной Бхуваджари выращивал сам Сагахара, Лиша Джар нашел нужные цепи, а слуги, искушенные в медитации восстанавливали энергополе Зеркала. Принц с томлением ждал момента, когда артефакт оживет и снова проявит свою мощь.

К тому времени, когда работа была закончена, дожди вошли в полную силу, и долина Джайда Лин превратилась в сплошную стену воды. Сагахара попросил своих помощников оставить его в одиночестве с Зеркалом во время его включения. Никто не стал оспаривать решение принца, только лишь демон Кируна остался сидеть в своей клетке рядом с Сагахарой.

Принц вставил кристалл праны в гнездо на ободе Зеркала. Он почувствовал кожей, как воздух рядом с Зеркалом начинает нагреваться, эфир начал сгущаться и будто окрасился в синий цвет. Это изменение происходило не больше пары минут, после чего на месте артефакта внезапно возникло черное пятно. Оно провисело в воздухе буквально секунду и исчезло. Теперь Зеркало показывало совершенно другой вид: тускло освещенная пещера, в которой, на первый взгляд, никого не было.

Сагахара с удивлением вгляделся в открывшееся перед ним пространство. Зеркало работало, но куда оно вело, было абсолютно непонятно. Рисковать идти туда он не собирался.

— Кируна, хочешь первым опробовать Зеркало? – спросил он демона.

— С превеликим удовольствием, добрый принц, — ответил демон и почесал лапами морду.

Сагахара открыл клетку и выпустил буквоеда на волю. Кируна влетел в Зеркало, и вот он уже был по ту сторону, в мрачной пещере.

— Что ты видишь? – спросил его принц.

— Здесь пусто, как в чреве вечно голодного Баруны, принца демонов Севера, за исключением одного моего родственника.

— Что ты имеешь в виду?

Получить ответ Сагахара уже не успел. Из темноты пещеры прямо сквозь Зеркало на него прыгнул огромный зверь. Не теряя момента, принц отпрянул в сторону. В ту же секунду он начал чертить в воздухе руками защитное заклинание. Когда зверь сделал второй прыжок, он ударился в невидимую стену и упал оглушенный. Выигранного времени принцу хватило для того, чтобы связать зверя магической сетью.

— Кируна! – выкрикнул он.

— Я здесь, мой повелитель, — спокойно ответил демон. Сагахара силой выдернул кристалл из Зеркала, и окно в пещеру исчезло. Напряжение дало о себе знать: принц опустился на пол.

— Позови Лиша Джару. Пусть придет сюда, — обратился он к демону.

 

Принц Сагахара, первый советник Лиша Джар и два стражника стояли вокруг связанного зверя.

— Так это угольный демон? – спросил Лиша Джар.

— Да, именно так. Раньше их использовали в Джайде для поисков запаса угля и металлов в шахтах. Об этом писал Сапуджита в своих дневниках.

— Как вы думаете, он охранял Зеркало?

— Не уверен. Обычного человека он может и напугал бы, но даже для начинающего заклинателя встреча с ним не стала бы проблемой. Хотя стоит сказать, что его неожиданное появление чуть не стоило мне головы. А этот хитрец Кируна еще и начал играть со мной в загадки.

Кируна в своей клетке, услышав слова принца, только сощурился.

— Я наложил на него печать. В дальнейшем мы сможем использовать демона для своих нужд. Но меня гораздо больше интересует другое — как нам стоит поступить?

Лиша Джар наклонил голову и, немного подумав, ответил:

— Зеркало работает, а потому было бы странно сейчас не использовать его. Мы знаем только то, что место, в которое оно ведет, представляет опасность. Может быть, в следующий раз вместо того, чтобы действовать в одиночку, полагаясь на мелкого демона, стоит послать на ту сторону подготовленный отряд. Пусть люди проведут разведку, и нам хотя бы станет понятно, куда ведет Зеркало.

— Хорошо. Подготовьте пятерых верных воинов, у которых нет привычки, рассказывать обо всем первому встречному. Завтра мы сделаем вторую попытку запустить Зеркало.

На следующий день в подвале дворца кроме Сагахары и его советника собралось еще пятеро лучших людей из числа Лунных Копий, которых отобрал лично Лиша Джар. Принц обратился к ним:

— Надеюсь, вы все поняли, что от вас требуется. Не вступайте ни в какие контакты, ни с кем на той стороне. В случае опасности тут же возвращайтесь обратно. Нам нужны знания, а не подвиги.

Воины лишь утвердительно кивнули головой. Сагахара во второй раз вложил кристалл в гнездо Зеркала. Воздух нагрелся, на месте зеркала вновь вспыхнуло черное пятно, но в этот раз оно не исчезло, ни через секунду, ни через минуту.

— Что это? Поломка? — спросил Лиша Джар

— Скорее внешний запрет, кто-то или что-то прерывает поток праны и не дает зеркалу отразить другую сторону. Нужно остановить артефакт – принц протянул руку и извлек кристалл. Черная пелена исчезла, все стало прежним.

— Что будет делать дальше?

— Теперь нужно ждать, оставим здесь охрану. И повторим вновь завтра. Мне нужно подумать, мой дорогой друг.

Следующую ночь Сагахара провел без сна, мыслей было слишком много. Удача в первый раз, и непонятное препятствие в следующий. Без сомнений за зеркалом кто-то наблюдал с другой стороны, ведь оно работало. На ум пришел дневник Сапуджиты и его предостережение. Принц осознал, что Зеркало не такая простая вещь, чтобы его оставили без присмотра.

Только под утро Сагахара, утомленный размышлениями, сомкнул веки и до самого вечера проспал без всяких сновидений. Разбудил его Лиша Джар, и был он взволнован.

— Добрый принц, вам нужно увидеть Зеркало, оно заработало, само собой.

Через несколько минут Сагахара был уже в подвале дворца, в комнате с Зеркалом его ждали стражи и Каруна, все также хитро посматривающий из своей клетки.

— Добрый принц, Зеркало включилось десять минут назад, никто к нему не подходил, оно вспыхнуло и в нем стало видно другое место – пещеру.

— Никто не подходил? И не вставлял кристалл?

— Нет, ничего подобного.

Последняя запись Сапуджиты теперь явственно всплыла в памяти принца.

— Кто-нибудь появлялся на той стороне?

— Нет, пещера пуста.

И в этот момент слова стражников были опровергнуты, из темноты к зеркалу вышла высокая человеческая фигура. Все тело и голову укрывала серебристая мантия с капюшоном, лица было не разглядеть.

Фигура спокойно пересекла барьер и оказалась в подвале. Стражники встали в боевую стойку.

— Покажи свое лицо, лишь враг скрывает свои глаза, друг радует нас взглядом – обратился Сагахара к пришельцу.

— Будь по-твоему, принц Сагахара, большего друга тебе не найти на всей Земле. – Женский голос был так похож на его собственный, голос лунного народа.

Гостья откинула капюшон и показала свое лицо, возраст женщины определить было невозможно. Ей равно могло быть и двадцать, и сто двадцать лет, белые волосы, лишенные всякого другого оттенка, спускались до самых плеч.

— Назови себя, коль ты уже знаешь мое имя. – Сагахара теперь взволновался по-настоящему.

— Я Уду Литара, вторая сестра Уду Наты, и тем самым твоя правнучатая тетя. А теперь пришел черед поговорить нам с тобой наедине.

 

Когда их оставили, Уду Литара со спокойствием и грацией прошла к креслу в дальнем углу комнаты и расположилась в нем. Жестом она указала принцу, будто маленькому ребенку расположиться рядом на мягком ковре. Сагахара не стал противиться и устроился рядом. Его переполняли самые разные эмоции и вопросы, сейчас явно было не время вставать в позу.

— Ты знаешь, почему ваш титул называется лунный принц Джайды Лин, а вовсе не князь?

— Я думаю это связано с тем, что в отрыве от родных мест и княжеских тронов первым принцам не было возможности подтвердить свой правящий статус, ведь Джайда Лин считалась поселением Алмазного Купола.

— Тогда почему Вы не алмазные принцы, а лунные?

— Этого не сохранила наша история.

— То, что для вас стало историей, для нас живо и поныне. Твой предок, Аграджата был непросто первенцем Алмазного купола в огромной череде его принцев и наследников, он был первым из лунных принцев, и должен был стать первым из рода лунных князей.

Сагахара уже хотел спросить, но Уду Литара, прервала его.

— Лунный народ на протяжении своего существования управлялся советом мудрейших сестер. Такой порядок длился тысячу лет, сестры рожали только сестер, мужчин никогда не появлялось среди мудрейших. Но затем на Луну пришло неведомое зло, и сестры стали терять силу, нам казалось, что гибель неизбежна, все меньше праны удавалось нам контролировать, и все больше мы зависели от притяжения Земли. Тогда  случилось видение, что только появление мужского владыки, наделенного силой мудрейших сестер, способно будет вернуть нашему народу его Бхуваджари.  Уду Ната, как старшая из сестер приняла решение первой спуститься на землю, чтобы сочетаться там браком с земным мужчиной. Мы выбрали Инидару, самого славного из князей самой мощной державы той эпохи – Алмазного Купола. Думаю, последующую историю ты знаешь.

— Как вам удалось найти меня.

— Мы искали потомков много столетий, Великий Разлом почти похоронил наши надежды. Алмазный Купол перестал существовать, Джайда Лин была отрезана от мира, десятки наших экспедиций оканчивались смертью разведчиков. И все же нам удалось проникнуть в Джайду тридцать лет назад, когда ты только еще появился на свет. Теперь мы знали, что наши поиски не напрасны, но рисковать сестрами для путешествия в долину мы не могли. Тогда мы и сосредоточились на Зеркалах, мы раскопали большую их часть в руинах Купола и восстановили около десятка из них, Зеркало Джайды запустили только лишь год назад, теперь оставалось ждать.

— Что же ты хочешь, Уду Литара? – Сагахара собрался с мыслями и жаждал честных ответов.

— Только одного, вернуть тебя на родину, к народу Луны, чтобы ты мог занять принадлежащий тебе по праву трон.

— Но моя родина здесь, здесь мой народ, и я его правитель.

— Джайда прекрасна, без сомнений, и я не прошу тебя бросать своих подданных, пусть они станут частью твоей новой махаджанапады. Не прошу тебя и торопиться с воцарением, только лишь отправиться со мной в лунный дворец и погостить там. – глядя на лицо Сагахары, полное сомнений, Уду Литара добавила – не говори сразу, добрый принц, отправляйся спать, а завтра в это же время, я буду ждать тебя здесь.

 

То, что произошло с Сагахарой, было подобно чуду, долгие годы он жил здесь в долине, как оторванный кусок какого-то огромного мира, часть целого, лишенная корней. Джайда была островком полным старых традиций, которые были мало кому понятны. И теперь связь вернулась, мир обрел целостность. Из лунного принца затерянной в глуши джанапады Сагахара в один момент превратился в престолонаследника легендарной Луны.

Но были у него и сомнения, хотя принц прекрасно понимал, что сомнения враг действия, лишь сделав шаг, он сможет узнать истину.

Следующим вечером он ждал Уду Литару у Зеркала Мира, с ним был лишь Кируна, демон мог пригодиться в дальней поездке. Нужные приказы были составлены и отданы Лиша Джаре, принц предполагал отправиться с Уду на три дня, а потом вернуться назад, и принять окончательное решение.

Сагахара вставил кристалл в Зеркало, появилась черная завеса, затем пещера, там уже стояла Уду Литара. Но тут, та сторона исчезла, зеркало вспыхнуло синим светом, и на Сагахару буквально вывалился из ниоткуда грузный мужчина. Принцу хватило лишь доли секунды, чтобы узнать его. Портрет этого мужчины украшал тронный зал, столько сколько себя помнил принц. Это был Сапуджита.

— Слава великой черепахе, успел- прокричал он, — мне некогда объяснять всего сейчас, правнук, нам пора спешить! — обратился он к Сагахаре.

— Что это значит?! – сорвался принц.

— Если бы читал мой дневник внимательно, то понял, а пока поспешим, Великий Разлом сам себя не устроит. Демона возьми с собой, может пригодиться.

 

 

читателей   133   сегодня 1
133 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 3,00 из 5)
Loading ... Loading ...