Высокая рожь

 

Июнь широкими шагами двигался к своему завершению. Природа находилась почти на пике летнего развития: стремительно спели, наливались соками травы, зрели плоды, погода радовала отсутствием дождя. Солнце жарило, как июльское, и днём всё быстро раскалялось, так что работать в поле становилось невозможно.

Покинув кабину комбайна, похожую на адский котёл, Андрей улёгся прямо на землю в его тени. Озимую рожь собирали с раннего утра, поэтому парень успел устать, и его клонило в сон. Правда, в спину впивались жёсткие комья земли и колючие злаковые стебли, но желание отдохнуть было сильнее, чем нежелание терпеть неудобства. Убрав в сторону самые большие куски, Андрей расслабился, подумал, что надо бы ещё поработать, чтоб получить побольше денег на еду семье, и закрыл глаза.

Ветер нёс сладкий аромат спелой земляники, щекочущий ноздри запах цветущей редьки. Над полем, оглашая окрестности радостным чириканьем, носились ласточки, стрижи, воробьи. С тех сторон, где работники относились к своим обязанностям более внимательно, доносился едва слышный стрёкот зерноуборочных машин. Огромная тень комбайна надёжно закрывала от солнца, Андрей зевнул, взглянул напоследок на пронзительно-синее, не прикрытое кружевами облаков небо, улёгся поудобнее и, исполнившись спокойствия и умиротворения, незамедлительно уснул. Рядом качались неубранные стебли ржи, шелестело, баюкая, хлебное море.

Сон Андрея, сначала мирный, скоро превратился в какой-то кошмар. Поле горело, огонь пожирал чистый воздух, над землёй стелился густой серый дым, и дышать стало невыносимо. Андрей метался в стороны, не зная, куда податься, и задыхаясь. Лёгкие раздирало от удушающего запаха палёной травы, ноги запинались о борозды, парень отшатывался от приближавшихся к нему огненных языков, в панике забыв о том, что можно попробовать добраться до комбайна и выехать. Он кричал, кашлял, уже почти потеряв надежду на спасение.

Пробудившись, Андрей с полминуты лежал, приходя в себя, и жадно глотал свежий воздух. За время, что он провёл во сне, солнце достигло зенита, и тень комбайна заползла под железную машину, оставив парня без защиты. Голова его гудела не только от неспокойного сна, но и от долгого пребывания на жаре. А вот почему болела шея, ведь пожар был только сном?

Сняв футболку и намотав, как чалму, себе на голову, Андрей потянулся в кабину, чтоб достать воды. Металл кабины обжёг пальцы, парень ойкнул, подтянулся и упал на сиденье. В тени головокружение стало стихать, пусть и воздух вокруг оставался горячим. Бутылка, конечно, нагрелась, пить тёплую воду особого желания не было, и Андрей просто плеснул на руки и лицо, чтобы освежиться.

Спать уже не хотелось, а приступать к работе в таком состоянии было опасно. Вспомнив об аспирине в аптечке, парень достал таблетку, проглотил, запил парой глотков и стал ждать, когда она подействует.

Небо оставалось таким же безоблачным. Поверхность золотого ковра несобранной ржи колыхалась, над ним на фоне зелёного леса дрожало полупрозрачное воздушное марево.

Сначала Андрею показалось, что ветер принёс откуда-то пустой белый пакет, какие обычно продают в супермаркетах. Что-то светлое медленно парило над полем, иногда поднимаясь над ним ещё выше и опускаясь обратно. Сощурившись, парень попытался разглядеть, но «что-то» было ещё далеко, и формой не напоминало ничего определённого. Раздумывая, чем может оказаться странный предмет — а вдруг попадёт под комбайн и испортит зерно? — Андрей осторожно вылез из машины и пошёл к нему.

По мере приближения парень увидел, что это человек. Девушка в длинном белом платье и широкополой соломенной шляпе, украшенной венком из колосьев ржи и цветов, светлые волосы ниспадали ниже пояса. Белые ромашки, голубые васильки, розовые вьюнки, вплетённые в венок, были свежими, будто только что сорванными. Не обращая внимания на Андрея, который странно выглядел в намотанной на голову футболке, девушка крутилась в танце, едва слышно напевая что-то сама себе. Зная всех соседских девчонок, парень предположил, что эта из другой деревни.

— Ты чего ходишь тут? — хрипло от долгого молчания спросил парень, кашлянул, чтоб прочистить горло. Рот почти пересох, и Андрей пожалел, что ушёл из комбайна без бутылки. — Хлеб убирают, ещё помешаешь.

Девушка недобро взглянула на него, в голубых глазах сверкнуло что-то такое, что парень сделал шаг назад от неё. Впрочем, через секунду выражение лица сменилось на приветливое, и она спросила:

— А ты чего себя не бережёшь, в полдень спать улёгся? Али голова не дорога?

Андрей смутился — мысли тяжело крутились в мозгу — но собрался и надумал взять разговор в свои руки.

— Тебя как зовут? — выдал он. Лицо девушки, ровной формы, с гладкой розовой кожей, чуть вытянулось.

— Зовут? — переспросила она. — Пол… Поля. Пусть буду Поля.

Парень приосанился, выпрямился, забыв о только-только успокоившейся голове.

— Полина, что ли? — улыбнулся он, девушка отрицательно качнула головой. — А я Андрей. Будем знакомы.

Протянув руку, парень почувствовал, как при натяжении кожи заныла обжигаемая солнцем голая спина. Спохватившись, что так и обгореть недолго, Андрей решил продолжить знакомство в более безопасном месте и предложил вернуться к комбайну.

— Там и посидеть удобно, и вода есть, и перекусить, — пояснил он девушке.

Она выразила согласие кивком. Андрей обернулся, выглядывая в помутневшем воздухе свой комбайн, указал направление, пропустил девушку вперёд и зашагал, вытирая потный лоб.

Фигура девицы была хороша. Тонкое платье облегало каждый изгиб, манило своей прозрачностью, заставляло смотреть перед собой. Золотые волосы закрывали спину, тонкие белые руки, казалось, совсем не боялись получить загар. Солнце бушевало вовсю, и парень решил прикрыть себе и плечи, чтобы к вечеру не пришлось мазать маслом от ожогов. Он снял с головы футболку, остановился, чтоб было удобнее закрепить её заново, отвлёкся от шедшей перед ним красавицы. Она, видимо, услышав отсутствие звука шагов, тоже замерла.

— А давай-ка поиграем, — резко обернувшись, спросила она. В глазах заплясали безумные искорки, но Андрей, занятый футболкой, не заметил.

— Во что? — уточнил он.

— В загадки.

Парень пожал плечами, импровизированная «шапка» чуть съехала, и он снова стал сворачивать её на голове:

— Ну давай. Но к комбайну надо всё равно вернуться, а то половину не собрал.

— Тогда я первая, — будто не услышав его комментария, горячо произнесла девушка. — В лесу выросло, из лесу вынесли, на руках плачет, а по полу скачут. Что такое?

Андрей, с детства привыкший максимум к загадкам типа «два кольца, два конца», замер в замешательстве.

— Шутишь, что ли? — хмыкнул он, кося глазами в стороны, чтоб разглядеть, закрывает ли футболка плечи полностью.

— Нисколько, — спокойно ответила девушка. Андрей повернулся к ней — она внимательно смотрела, выжидая, поля шляпы бросали зловещую тень на лицо. Налетел ветер, заиграл с её волосами, они взвились, как змеи, вокруг головы. Парню стало не по себе.

— Отгадаешь мои загадки — пойдёшь домой или к комбайну своему, — пояснила девушка. — Куда хочешь. Каков ответ твой будет?

Андрей, несмотря на палящее солнце, почувствовал внутри холод. Тон девушки был слишком уверенным и… пугающим.

— Я, наверное, потом как-нибудь, — уклончиво произнёс он. — К комбайну сейчас надо, работу продолжать, а то давно стоит без дела.

Девушка стремительно теряла привлекательность в глазах парня, и он пожалел, что решил завязать с ней знакомство. Она улыбнулась, чуть наклонив голову:

— Никуда не пойдёшь, пока не ответишь.

Плюнув, Андрей обошёл её, буркнул что-то извиняющееся и пошёл в сторону оставленной зерноуборочной машины.

Не успел он пройти и нескольких шагов, как густая рожь, едва доходящая ему до колена, стремительно стала тянуться вверх, закрывая путь. Стебли скоро стали такими высокими, что сомкнулись над Андреем, будто густой лес.

— Хотя бы на одну загадку ответь, молодец, и отпущу тебя восвояси, — донесся из-за спины голос девушки.

Парень выдохнул, чтоб утихомирить сердце, быстро и гулко забившееся от осознания столкновения с необъяснимым. Вместе со спокойствием пришло понимание.

— Это ты меня во сне душила, — высказал он, оборачиваясь.

Девушка, сорвавшая несколько стеблей злаков, помахала ими Андрею.

— Додумался, конечно, в полдень спать улечься. Забыли вы совсем заветы предков. Но давно мне, право, ни с кем встречаться не доводилось.

Она приблизилась к Андрею, обошла его, встала между ним и выросшей рожью, едва не прижимаясь грудью к его спине.

— Давай другую загадку, коли на первую ответить не можешь, — мягко произнесла она почти парню в ухо. — День спит, ночь глядит, утром умирает, другой сменяет.

Андрей снова задрожал, будто оказался посреди ледяных просторов без одежды. Нахлынул адреналин, парень еле сдержался, чтоб не ударить девушку.

— Да кто ты такая, чтоб людей мучить?

Она не ответила, засмеялась. Смех был похож на мелодичный перезвон крохотных колокольчиков, Андрей заслушался, прикрыл глаза, вздохнул, но спокойнее не стал.

— Не знаю я, — процедил он.

Девушка, впрочем, не расстроилась. С той же улыбкой она коснулась ног Андрея сорванными колосьями, и тут же ступни обнял густой вьюнок с крупными белыми цветами, старательно пытаясь тянуться выше. Парень попробовал сдвинуться, а растение — или управляющая им ведьма — удерживали его. Девушка сделала несколько шагов, оказалась напротив Андрея, в центре круга, созданного высокой рожью.

— Тогда последняя загадка, — бесстрастно сказала она. — Каменное море кругом вертится, белый заяц подле ложится, всему миру годится.

Андрей закинул голову назад, лицом обернулся к далёкому небу. Футболка развязалась, упала за спину, хотя в тени высоченной ржи в ней не было надобности. Сердце парня билось, как безумное, перед глазами начала проноситься вся жизнь.

Как его учат родители, как он играет с друзьями и младшим братом, как идёт в первый класс, как дерётся на переменах, как получает аттестат, получает образование в университете, как впервые его пускают за руль комбайна, как он вместе с однокурсниками посещает экскурсию на мукомольный завод, и зачарованно следит за тем, как сыплется из рассева свежая белая…

— Мука. В мельнице, — без особой надежды произнёс Андрей.

Глядя на пробегавшие вдалеке облака, он не видел, как широко улыбнулась полудница, сверкая из-под шляпы своими голубыми глазами, как зашевелились, подчиняясь ей, стебли вьюнков и ржи.

   

читателей   819   сегодня 1
819 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 13. Оценка: 3,23 из 5)
Загрузка...