В джазе не только девушки

Пробираясь сквозь оплетенные паутиной проходы, я все время думал о том, что надо было оставаться дома. Сейчас сидел бы, пил чай, и горя не знал. А вместо этого, я непонятно где движусь сквозь непонятно что, да еще и непонятно куда. Чертово подземелье, казалось, не имело конца, да и где его начало я уже не помнил. Можно было представить, что я попал сразу в середину этого лабиринта, и никогда не знал ни откуда я пришел, ни, тем более, куда иду. Хотя на самом деле, конечно же, все было не так.

***

Как и каждый, в свое время, я был молод. Да-да! Не удивляйтесь. Я был молод, и меня вела дорога приключений. Но потом, как говорится, мне.… В прочем, это уже совершенно другая история. Сейчас не об этом. Пока я был молод, и колено мое было цело, я искал приключений, а приключения, в свою очередь, не особо-то и пытались от меня скрыться. Даже если и пытались – мне всегда удавалось куда-то встрять. Да еще и так крепко, что не каждый гвоздь в портрет любимой маменьки так встрянет.

Но, обо всем по порядку. Сидя тихим уютным вечером на крыльце своего дома и попивая чай, я смотрел на заходящее за горизонт солнце, и решительно собирался не занимать себя ни чем серьезным как минимум до конца своих дней, и как максимум – до конца этого вечера. Немного поодаль от крыльца мирно тлел мой пес. Не пугайтесь, все не так страшно, как может показаться на первый взгляд! Спешу Вас успокоить, что в наших краях живут, конечно, не самые приятные люди, но, я полагаю, что никто из них не станет, попивая чай на своем крыльце, смотреть, как догорает их собака. Во всяком случае, мне хочется в это верить.

Все дело в том, что уже несколько тысяч лет бок о бок с жителями Континента (первые поселенцы были прагматичны в именах собственных) проживали эти удивительные существа. В бодрствующем состоянии они обладали удивительными, поистине удивительными свойствами. Путники, первый раз встречавшие их, испытывали непередаваемый ужас, и для этого был повод. Потому что выглядят они, для обывателя, диковинно. Размером с месячного теленка, из ноздрей вырываются клубы дыма, в глазницах раскаленные угли глаз, а вместо шерсти – языки пламени. Зрелище завораживающее и пугающее одновременно. Когда же эти дети огня ложились спать, то, вместо языков пламени, их кожа становилась похожа на церковные огарки, и издалека это было похоже на небольшой костер. Так и было в этот вечер. Я сидел, пил чай, а неподалеку от крыльца клубился и догорал мой пес.

В соседних домах все уже готовились ко сну. Кое-где, в кухонных окнах, еще горели огоньки свечей и шли разговоры о дне прошедшем, и дне грядущем. Видимо как раз наличие у моего крыльца такого себе «маяка» и привело в тихую гавань моего дворика, побитую штормом шхуну.

Крыльцо дома выходило на небольшую лужайку, которая, метрах в семи от крыльца, прилегала к западному тракту. Глядя на запад, где солнце уже почти село за горизонт, я заметил, что на его фоне вырисовался силуэт повозки. Положившись на свои скромные знания о повозках, я понял, что с ней не все в порядке, и, по мере её приближения, я все больше в этом убеждался. В свою очередь, заприметив тлеющий у моего крыльца костер повозчик, балансируя, докатился до въезда во двор, и тут же резко спрыгнул. Повозка в тот же миг опрокинулась, и стала под большим уклоном вправо. Путник сначала побежал к огню, но, разглядев на крыльце меня, осадил и перешел на размеренную поступь, которая, в прочем, плохо скрывала его спешку и постоянные порывы перейти на бег трусцой.

– Добрый Вам вечер! – закричал он мне, подходя ближе. – Позволите немного обогреться у Вашего костра?

Не дожидаясь моего ответа, он подошел к псу, присел и протянул над ним руки. В свете собаки я заметил, что одежда его была насквозь промокшей, и он немного дрожал от холода, хотя на дворе стоял теплый весенний вечер. Когда несколько капель с его рук упало на тлеющие огоньки, покрывающие все тело питомца, то вместе с раздавшимся шипением тут же открылись глаза пса и он, немного поворчав, встал и перелег немного поодаль. Странник немного отпрянул от неожиданности, но, рассмеявшись, посмотрел на меня и сказал:

– Вам крупно повезло! Не каждому в жизни везет встретить собак, которые могут согреть холодным зимним вечером. Мне вот, к примеру, посчастливилось встретить просто собаку. Угадайте сами, о ком из родственников своей жены я такого мнения.

Выдав эту, по его мнению, чрезвычайно остроумную фразу, гость расхохотался и направился в мою сторону с протянутой рукой. Представившись и пожав руки, мы заговорили о делах, требующих первоочередного обсуждения в сложившихся обстоятельствах.

– Мне бы очень хотелось обсудить с Вами, как вы очутились в столь интересном положении, но статус хозяина дома велит мне предложить вам сухую одежду и чашку горячего чая.

– Я полагаю, мне крупно посчастливилось встретить человека, который считает словосочетание «хозяин дома» не пустым звуком. Буду весьма рад принять ваше предложение. ­– Снова расхохотавшись, ответил мне странник, и всем своим видом показал, что готов принять статус гостя.

Мы прошли в дом, я приготовил ему сухую одежду, и пока он переодевался – заварил чай покрепче. Когда он вышел, мы, с только что заваренным чаем, ждали его на крыльце. Не дождалось гостя только уже окончательно скрывшееся за горизонтом солнце. Сев как можно удобнее и сделав по глотку ароматного напитка, мы перекинулись парой вежливостей, из которых я узнал, как моего гостя зовут, и плавно перешли к самой истории его необычного появления.

– Что же с Вами произошло, позвольте полюбопытствовать? – спросил я.

– Это долгая история. – С задорной усмешкой ответил мой гость, – Я с радостью рассказал бы ее вам, но у меня есть некий план. – Добавил он, и сделал добрый глоток чая.

– Вот как? Мне начинает казаться, что вы оказались в моем доме не по счастливой случайности. – Усмехнувшись в ответ, сказал я.

– Это может прозвучать немного странно, но не любитель ли вы авантюрных историй и захватывающих приключений? Или же вы среднестатистический домосед?

– Я даже не знаю, что Вам ответить, так внезапен для меня Ваш вопрос. Если после этих самых приключений я буду в таком же состоянии, в котором Вы появились на пороге моего дома – то я, право, не уверен.

– Да, выглядел я, наверное, не лучшим образом. – Призадумавшись, ответил гость.

– Это мягко сказано. – С улыбкой добавил я.

Посидев несколько минут в молчании, гость допил чай и снова завел разговор.

– Понимаете, я не уверен, что если расскажу Вам что произошло – Вы захотите пойти по этому пути. Но я уверен, что после того, как вы пройдете по этому пути – Вы не пожалеете.

– Вам никогда не говорили, что вы говорите загадками?

– Кажется, я и сам это замечаю. Но ситуация меня просто обязывает, понимаете ли. Я считаю себя немного авантюрным человеком, и попал в эту передрягу благодаря такому же гостю, каким я сейчас являюсь для вас. И, оглядываясь назад, я понимаю, что мой гость поступил правильно, не рассказав мне ничего в свое время. Я решил последовать его примеру, и делать все так же.

– Вы меня интригуете, честное слово. – Немного несдержанно, но все еще доброжелательно ответил я. – Это какой-то клуб по интересам, в который вход возможен только по приглашению от уже действительного члена клуба?

– Прошу меня извинить, но дела обстоят немного сложнее. Без интриги никак, уж поверьте мне. Я был так же не сдержан, как и Вы, когда мне предлагали поучаствовать во всем этом. Прошу Вас, давайте оставим этот разговор. С Вашего позволения, я остался бы у Вас на ночь, а на рассвете, починив свою повозку, отправился бы дальше. ­– Немного раздосадовано сказал он.

– Нет, это я прошу прощения. Кажется, я был немного не сдержан. Конечно же, Вам, судя по всему, нужен отдых и как можно скорее. Я покажу Вам спальню, и утром помогу починить повозку, если пожелаете.

Еще немного поговорив о том о сём, я проводил новоиспеченного соседа в гостевую спальню, и отправился спать сам. Рано утром мы поднялись, позавтракали, починили повозку, и мой гость отправился в путь, махнув мне с повозки на прощание. Смотря, как он уезжает, я уже начинал немного жалеть о том, что так нейтрально отнесся к его предложению.

Пока я шел по дорожке, усыпанной гравием, от дороги к своему дому, я размышлял о том, что мне снова весь день ничего не нужно будет делать, хотя я мог бы уже сегодня отправиться навстречу приключениям. Немного взгрустнув, я вошел в дом, и на столике у входной двери заметил небольшой свиток. Удивившись, я развернул его, и увидел небольшую записку, к которой прилагалась маленькая карта. Содержание записки было примерно таким:

«Я искренне благодарю Вас за оказанное радушие, и настоятельно рекомендую последовать моему совету и отправиться в место, указанное на карте. За всю свою жизнь я не переживал события, оставившего в моем сердце хотя бы в половину такой же глубокий и, в то же время, радостный след. Мне хочется, чтобы кто-то еще понял, насколько жизнь может удивлять, даже если половина ее уже за плечами. А то и вовсе вся жизнь уже прожита».

***

Пробираясь сквозь оплетенные паутиной проходы, я все время думал о том, что надо было оставаться дома. Сейчас сидел бы, пил чай, и горя не знал. А вместо этого, я непонятно где движусь сквозь непонятно что, да еще и непонятно куда. Чертово подземелье, казалось, не имело конца, да и где его начало я уже не помнил. Можно было представить, что я попал сразу в середину этого лабиринта, и никогда не знал ни откуда я пришел, ни, тем более, куда иду. Хотя на самом деле, конечно же, все было не так.

С самого начала моего знакомства с этим проклятым местом у меня возникли определенные трудности. На дворе уже стояла глухая ночь, и если бы я не взял с собой пса – наверняка пришлось бы ждать до утра, чтобы войти. Но, вместе со своим питомцем, который служил мне и другом, и защитником, и факелом, я постепенно начал погружаться во мрак подземелья, сам не зная, что я ищу, и чего мне стоит ожидать.

Так как наши блуждания по лабиринту затянулись уже на добрых несколько часов, пес начал скулить то ли от скуки, то ли от голода. Я понял, что ужасно ошибся, не взяв с собой хотя бы несколько кусочков вяленого мяса, и уже раздумывал повернуть обратно, как вдруг он что-то учуял. Пригнувшись ближе к земле, он начал вынюхивать какой-то след и внезапно побежал в один из многочисленных ходов. Я от неожиданности немного промедлил, но почти тут же сорвался за ним, дабы не остаться без единственного источника света, и не пасть смертью глупых.

Пес бежал так быстро, что я успевал замечать только уходящий свет его шерсти, скрывавшийся за углами поворотов. Гонка продолжалась, наверное, не больше нескольких минут, и я бежал так, как будто пришедший с работы отец отправил меня в таверну за пивом и табаком, и сказал, что если я успею до ужина – на сдачу смогу купить себе леденцов. К счастью, мой забег воли продлился недолго, и вскоре я выбежал к входу в новое, просторное помещение, где видел свет от своего пса.

Это был овальной формы склеп, размером с тронный зал типичного царского замка. В его центре, на небольшой возвышенности, стоял трон, освещенный сквозь отверстие в потолке лунным светом. На троне кто-то сидел, но мне, из-за тени, был виден лишь силуэт. Поэтому необходимо было подойти ближе, чтобы рассмотреть. Пес же, в это время, сидел позади трона, и, судя по звукам, что-то радостно уплетал за обе огненные щеки.

Я начал медленно подходить ближе, как вдруг уловил едва заметное движение силуэта, сидящего передо мной на троне. Немного стуча-бренча, поднялась рука, и щелкнула пальцами. Пес в тот же миг выбежал из-за трона, и осветил сидящего. Я ужаснулся. Передо мной сидел скелет, самый что ни на есть настоящий скелет. И он двигался! На голове у него была корона, слегка помятая, и с несколькими отсутствующими драгоценными камнями в оправе. Зубы, в верхнем ряду, через один выпали, а в нижнем же их не было вообще. На туловище скелета была накинута легкая тога, как у древних римлян, не знаю, правда, кто такие римляне и существовали ли они вообще, но мне, почему-то, хочется описать ее именно так. На коленях у скелета лежал среднего размера меч, спрятанный в ножны.

Поскольку я стоял в оцепенении, скелет первый, низким, слегка дрожащим голосом, заговорил со мной.

– Готовься к смерти, смертный!

Меня, почему-то, развеселила такая тавтология, и я, выйдя из оцепенения, слегка засмеялся.

– Как смеешь смеяться ты, смертный, царь царства подземного грозит тебе смертью?!

– Простите, многоуважаемый царь, но Вам немного нужно поработать над Вашей речью, чтобы она звучала более устрашающе. Уж не сочтите за грубость, но слишком уж забавно звучит.

– Да я знаю, — вздохнув и осунувшись в своем кресле, сказал он, — знаю. Ты уже не первый кто мне это говорит. Сколько не пытался я строить из себя тирана и деспота, а все не выходит.

Я искренне удивился такой внезапной перемене настроений и, улыбаясь, подошел немного ближе. Посмотрев на озадаченное лицо скелета мне, почему-то, стало его жалко.

– Так зачем же Вы его из себя строите, если не секрет?

– Ты думаешь, что я стану рассказывать о себе, такому как ТЫ? – Крикнул он, резко подымаясь на ноги, и доставая меч из ножен. – Да уж, наверное, стану. С кем же мне еще говорить? С собакой твоей?

Пес, услышав как небрежно о нем отзываются, гордо поднял голову и пошел обратно за трон доедать то, что он там ел до моего прихода.

– Да ты не обижайся, животное, я же не со зла! – В пылу крикнул ему царь. – Ты знаешь путник, что именно я их создал, тварей этих пылающих?

­– Нет, я этого не знал! – откровенно ответил я.

– Ну, теперь-то уж точно знаешь. Сядь где-нибудь, я расскажу тебе немного о себе.

Я огляделся вокруг, но не увидел ничего пригодного для того, чтобы присесть. Царь тут же опешил, схватился обеими руками за голову, и что-то про себя сказал, после чего снова щелкнул пальцами. В этот же момент из-под земли вылезло два небольших скелета, с меня ростом, и, причудливо изогнувшись, и став рядом друг с другом создали некое подобие кресла. Я, на всякий случай, спросил:

­ – А они не обидятся, что я на них сяду?

– Да нет, им только в радость пригодится для чего-то.

Я сел поудобней, хотя было весьма неудобно сидеть на костях, и приготовился слушать историю царя царства, из его же уст:

«Вот уже несколько сот лет прошло с тех пор, как я тут сижу. Но ведь я не всегда сидел на этом троне, и пугал случайно забредших сюда путешественников. Вообще, я не понимаю, как можно случайно забрести в подземелье! Но сейчас не об этом. До того как попасть сюда, не поверишь, я был лесничим далеко на востоке. Да-да! Я охранял оленей, помогал бобрам строить плотины и наблюдал за бабочками! Я так обожал бабочек… Но потом, в один, не очень хороший день, знаешь как это бывает? Хотя я, если честно, не помню что произошло. В общем я здесь, и… О чем это я? Готовься к смерти, смертный!»

– Так, так, спокойно. Мы это уже проходили, царь царства.

– Кто ты?

– Я смертный.

– А я кто?

– А Вы – царь царства.

– Правда? Ух, как здорово! А где же мое царство?

– Да вот же оно, мы сейчас в нем и находимся!

– Как тут мрачно. Сюда бы бабочек…

– А Вы щелкните пальцами. Я слышал, Вы можете по щелчку пальцев вызывать скелетов из-под земли. Может и бабочек получится вызвать?

­– Можно попробовать, можно. – Сказал царь царства, и щелкнул пальцами.

Внезапно из-под земли появилось около пятидесяти скелетов, и все внезапно начали бегать, доставать оттуда же, из-под земли, какие-то инструменты, и что-то строить. Я стоял посреди всего этого действа, и не мог понять, что происходит. Это были явно не бабочки. На моих глазах по периметру зала начало появляться, как будто тоже из недр земли, подобие какой-то барной стойки, которую легко можно встретить в любой таверне на Западном тракте. Некоторые скелеты мастерили столы, некоторые – стулья. Постепенно все помещение превращалось в таверну! Огромную, сырую, плохо освещенную таверну! На столах появлялись свечи, которые создали легкий, приятный полумрак.

Я не мог понять, что же все-таки происходит, как вдруг раздался еще один щелчок пальцев, и в самой освещенной точке зала, где только что стоял трон, появилась сцена с музыкальными инструментами. А рядом с ними – скелеты, которые, по всей видимости, собирались на них играть. Моему удивлению не было предела. Здесь был и рояль, и саксофон, и барабаны. Все что нужно для того, чтобы играть хорошую музыку. Осмотревшись вокруг, я вдруг понял, что нахожусь в плотно забитой таверне. Только вот забита она была отнюдь не людьми, а скелетами! Одни сидели за столиками, и курили сигары, а я смотрел, как дым просачивается сквозь их ребра. Другие, в то же время, пили что-то янтарное и, судя по всему, крепкое из своих бокалов, и я видел, как эта жидкость проливалась сквозь их пустые туловища на стулья и землю под ними.

Со всех сторон до меня доносился раскатистый смех, звон посуды и частые выкрики. Все еще не понимая, что происходит, я услышал как за моей спиной, со стороны сцены, полилась из инструментов приятная музыка. Кажется, это был джаз. Скелет-саксофонист отыгрывал основную партию, скелет за роялем подыгрывал ему и создавал приятную основу мелодии, скелет-барабанщик держал всех в ритме. Рядом с ними появился скелет в черной шляпке и манто, который нежным женским голосом начал напевать какую-то старую, давно забытую мелодию. Заполненный до отказа скелетами зал теперь заполняла еще и музыка.

Сзади ко мне подошел царь царства, и вручил мне бокал с чем-то, что, как я вскоре узнал, представляло собой не что иное, как огненный виски.

– Что происходит, царь царства?

– Если бы ты навечно застрял в образе скелета на этой Земле, чем бы ты занимался? Убивал и пугал бедных людей? Лично я предпочитаю убийствам джаз и хорошую компанию.

– А все эти Ваши «Готовься к смерти!»? Это что такое?

– Это мое дрянное чувство юмора, уж извини. Ничего не могу с собой поделать. ­– расхохотался внезапно он. – Смотри, и песику тут нравится.

Я посмотрел на пса, которому со всех столов добродушные скелеты бросали куски мяса, и он от растерянности и внезапного счастья не знал с какого же ему начать. Поэтому он просто бегал от стола к столу, откусывал от каждого куска немного, и тут же радостно лая, и виляя огненным хвостом, перебегал к следующему. Давно я не видел его таким счастливым.

– Как часто вы устраиваете подобное, царь царства?

– Да каждый вечер! – ответил он мне, и хлопнул по плечу. – Правда, не всегда у нас появляются гости вроде тебя, но, в последнее время, что-то зачастили. Пару дней назад вот бывал тут один, жизнерадостный такой, обещал вернуться, уж очень ему понравилось. И друзей, говорил, приведет. Случайно не твой знакомый?

– Да, похоже, что мой. ­– Рассмеялся я. – Хорошо, что я все-таки решился и приехал. Уж прав он был, на счет всего. Если бы он мне рассказал – я бы ни за что не поверил, подумал что он поехавший, и сам бы никуда не поехал. Уже как вы, царь царства, тавтологией вот грешу.

Мы вместе рассмеялись, и опрокинули наши бокалы. Царь царства выпив, немного забрызгал мне ноги, что натолкнуло меня на одну интересующую меня деталь.

– А вот вопрос у меня к Вам есть, царь царства. Ответите?

– А почему бы и не ответить. – Задорно сказал царь. – Спрашивай!

– Друг мой, тот самый, который меня сюда пригласил, мокрый весь вернулся. Не знаете почему?

Царь добродушно рассмеялся, посмотрел на меня и щелкнул пальцами.

­– Ты когда-нибудь плавал в ванной из шампанского?

 

Конец.

читателей   592   сегодня 2
592 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 10. Оценка: 2,40 из 5)
Загрузка...