Тинд

 

— …Эта наука и магия, вечно они чего-то не поделят! Вместо того чтобы объединиться и решить, наконец, главную проблему, замечу обеих сторон, и вернуть Солнце, они грызутся, что те шавки за дерево, под которое… — Послышался голос из немноголюдных улиц. Говорил неплохо уничтоженный выпивкой мужчина.

— Тише, Рейнерс. – Отреагировал на недовольство товарища собеседник. – Как бы тебя не отвергли за такие слова.

— А мне плевать! – Заорал тот. – До Тарагона далеко, и к тому же это свободный город!

Шедший невдалеке странник ухмыльнулся. Позади была долгая дорога, а впереди не менее дольше, поэтому единственным его желанием было поскорее добраться до местного трактира, выпить холодного пива, плотно поужинать, снять ботинки и откинуться на какой-либо поверхности.

Неожиданно раздался колокольный звон. Жители мгновенно засуетились.

Сидящая на лавке молодая пара вскочила и разбежалась в разные стороны. Бабка, торгующая пирожками невдалеке, в охапку подхватила свой товар и скрылась за дверью ближайшего дома. Послышался щелчок ставней. И он был не единственным. Пьяная парочка также куда-то исчезла. Странник остановился с недоумевающим видом. Ещё минуту улица неустанно гремела. Замок за замком, защёлка за защёлкой, цепь за цепью, а затем тишина. Гробовая.

«Ну, здравствуй, славный и свободный город Тинд! – закричал в мыслях странник. – И что это значит? Не значит ли это, что мне сегодня предстоит остаться без ужина? Да ладно! И на кой черт я тогда сюда…»

— Эх. Ладно. – Выдохнув сказал уже в голос. – Таверна должна быть уже за углом.

Небо было плотным и тяжёлым. Странник уже привык к этому миру, однако на данный момент это изрядно трепало его измученное сознание. Он не испугался. Напротив, немного взбодрился и силы восстановились. Но понимать, что некогда там, за нагромождением облаков, напоминавших слоеный пирог, светило Солнце, понимать, что именно оно давало жизнь всему живому, а не научные изобретения или специфические заклинания, было угнетающе.

Он всегда был один, с самого детства, поскольку вырос в приёмной семье, где за малейшие проступки избивали розгами, а заслуги просто игнорировались.

Дверь в трактир оказалась открытой. За стойкой стоял хозяин и тщательно натирал бокалы.

— Что-нибудь нужно? – Спросил он, поставив очередной бокал на полку.

Странник подошёл к стойке.

— Кружку пива и какой-нибудь каши с мясом. – Ответил он.

Хозяин внимательно посмотрел на пришедшего клиента. Человек был одет в чёрные доспехи не полностью покрывающие тело. С плечей свисала некогда белоснежная мантия, а на поясе красовался массивный фальшион. В его глазах он заметил лишь изнуряющую усталость. Затем твёрдо сказал:

— Ничем не могу помочь, мы уже закрываемся.

— Я думал, любая таверна работает круглосуточно. – Сказал странник слегка раздражённым тоном. – Мне нужен ночлег, еда и выпивка!

— Если нужны еда и ночлег, – хозяин взволновался, но вида не подал, – то тебе следует идти в церковь, там тебе их предоставят. Но насчёт выпивки, извеняй, приходи завтра.

Ярость мгновенно вспыхнула в глазах странника. Он упёрся двумя руками о стойку и приблизился лицом к хозяину. Тот немного попятился.

— Слышишь ты, череп крупнолиственный с парой желудей вместо глаз. – Полушёпотом произнёс незнакомец. – Знаешь сколько я прошёл, чтобы добраться до твоей забегаловки? Сколько земли сожрал по пути в этот никчёмный город? Сколько мечтал о нормальной еде и выпивке? О тёплом и сухом уголке? И как только я, наконец, добрался, ты собираешься меня вышвырнуть?

Лицо хозяина побледнело и покрылось потом.

— Ежели всё дело в деньгах, – продолжал он. – Дак так и скажи! У меня их хватит, чтобы выкупить это здание и ещё тебя в придачу!

— Не в этом дело… – Выпустил дрожащим голосом хозяин.

— Дорогой, кто это? – Перебив конвульсивную речь владельца трактира, спросила незаметно вышедшая из кухни женщина.

Тот в свою очередь не нашёл, чего ей ответить. Вместо этого указал взглядом на незнакомца.

Незнакомец взглянул на женщину. Возле неё стоял плотно прижавшийся к ней мальчик лет шести или семи. Ярость немного отступила. Странник отпрянул от стойки и поклонился.

— Прошу прощения. – Стал отвечать на не ему заданный вопрос. – Я странствующий рыцарь, прибыл с севера и направляюсь в Тарагон по поручению старейшин Ордена Солнечных Рыцарей. Ещё раз, прошу прощения, за столь дерзкое поведение. Я слишком устал за эти последние дни.

— Не стоит извинений. – Женщина улыбнулась и посмотрела на взбудораженного хозяина. – Кально сам виноват, что сразу не поинтересовался, кто перед ним.

— Да. Ты права, Анастасия. – Хозяин тяжело вздохнул и присел на близстоящий табурет. – Прошу меня извинить, странствующий рыцарь, но хотя бы для устранения таких недоразумений любой рыцарь обязан носить герб к чьему рыцарскому дому он относиться. Ведь так? Однако никакой символики я на вас не заметил. Докажите, что вы и вправду таковой кем себя представили.

— Виноват. – Странник снова поклонился, схватился за нижний край мантии и перекинул её через плечо.

На всей спине красовалась огромная геральдическая роза пересечённая наискось расписным двуручником.

— О, Великое Солнце. – Прошептала Анастасия. – Неужто наши молитвы были услышаны? Или это всё сон? Или жестокая шутка небес?

— Это же Анкарийский герб! – Кально вышел из-за стойки и упал на колени.

Только ребёнок молча стоял и смотрел, непонимающе моргал своими большими голубыми глазами и крепко прижимался к ногам своей матери. Это была семья. Муж, жена и ребёнок. Самая обыкновенная анкарийская семья. Странник почувствовал себя несколько скверно. Собрал свёрток мантии и закинул обратно за спину.

— Он же на службе императора… – Вновь произнёс хозяин трактира.

— Встань, пожалуйста. – Взглянул странник на него. – Не терплю этого.

Кально поднялся на ноги.

— Так я теперь могу получить ночлег, еды и выпивки? – Переспросил странствующий рыцарь.

— Разумеется. Только вначале примите ванну. – Улыбнулась женщина. – Не обижайтесь, но от вас исходят запахи всех ваших путешествий.

— Благодарю!

«Да! Да! – вскрикнул он в мыслях. Вода! Горячая вода! Сколько лет я не принимал ванну? Год? Два? Или больше? Это ведь в мириады крат лучше купания в ледяных реках и озёрах! Я попал в Рай? Да! Всего на ночь, но в самый настоящий Рай!»

— Дяденька? – Прервал его мечтания голос маленького мальчика. – А как вас зовут?

Странник присел на одно колено, дабы поравняться ростом с ребёнком, затем сам спросил:

— А с кем имею честь разговаривать?

— Стэляимон Тиндский. – гордо подняв голову, он торжественно произнёс. – Но можно просто Стэля.

Анастасия хихикнула. Странник тоже улыбнулся.

— Значит ты, как и я, рыцарь? – он сделал вид, что удивлён.

Стэля кивнул.

— Но я своё имя сказать не могу, прости. Я дал рыцарский обет и пока не найду достойного знать его, называться не имею права.

— Хорошо, но как к вам обращаться? – Отозвался хозяин.

— Как хотите. – Поднявшись, произнёс рыцарь. – Странник, путешественник, бродяга, бездомный. Это мои имена во многих селениях, выбирайте по вкусу.

— С такими именами… – Кально задумался. – Как же вы стали рыцарем?

— Всё! Довольно вопросов. – Встрепенулась Анастасия. – Кально, задашь их уже за столом, а пока пойди и закрой дверь на засов. Господин, странствующий рыцарь, а вам пора, наконец, помыться. Стэля, иди, покажи гостю, где у нас мыло и вода. А я пошла, накрывать на стол, а то все уже сейчас с ума сойдут от голода.

Странник коротко рассмеялся про себя.

 

Через полчаса он присоединился к общей трапезе. На столе находились большие куски жареной говядины, рагу из кроля, салаты из капусты и оливок, и из свеклы и чеснока, и как будто некто читал его мысли, жирная пшеничная каша с дольками сала и маленький бочонок холодного пива.

— Ну и долго вы моетесь, любезнейший. – Проговорила улыбающаяся Анастасия.

— Простите, что заставил ждать. – Странник поклонился и присел. – Нужно было время, чтобы отстирать всю одежду.

Кально внимательно осмотрел одежду гостя и пришёл к выводу, что кроме отсутствия мантии и доспехов на нём ничего не изменилось.

— Дак, ведь ваша одежда абсолютно сухая.

— Я её высушил.

На мгновение наступило молчание.

— Как? – Первой задала вопрос Анастасия.

— А вот так. – Странник налил из бочонка пива, немного отхлебнул, посмаковал, затем пролил самую малость на узорчатую скатерть.

Все ждали чудо. Чудо долго ждать их не заставило.

Он лишь приложил руку к краю мокрого пятна, как оно вдруг зашипело, и из скатерти пошёл пар. Проведя рукой по всему пятну, он отпрянул. Скатерть была сухая. Все присутствующие были обескуражены. Воспользовавшись молчанием, странник опрокинул кружку и в один приход допил оставшееся пиво. После с не очень довольным выражением лица потрогал рукав своей рубахи.

— Причём, не совсем уж сухая. – Сказал он. – Рукава всё ещё мокрые.

Своим замечанием странник отправил хозяина трактира в долгий ступор.

— Господин чародей! – Позвал странствующего рыцаря Стэля. – А вы Онори оживить сможете?

— Стэля, прекрати. – Осекла его мать. – Ты же знаешь, магия забирает много сил человека, а господин чародей уже устал и хочет отдохнуть.

Стэля опустил голову и поник. Странник молча наблюдал.

— А эта Онори, кто это? – Спросил он.

Анастасия с Кально переглянулись и тоже опустили головы.

— Значит я правильно поставил вопрос. – Констатировал странствующий рыцарь и повернулся к Стэле. Мальчик плакал. – Это твоя сестричка, верно?

Стэля судорожно кивнул.

— Даже если бы у меня было неограниченное количество энергии, я бы всё равно не смог её воскресить.

— Почему? Вы же чародей! – Заплаканным высоким голоском произнёс ребёнок.

— Чародей, но не Бог. Никто не может воскресить умершего, Стэля, никто. И если бы была хоть какая возможность, каждый, и я не исключение, воспользовались ею. Просто поверь мне. Она рядом. Стоит сейчас здесь, со всеми нами, и держит тебя за плечо, говорит, чтобы ты не плакал, иначе она исчезнет.

— Она рядом?

— Да. – Странник кивнул. – И всегда была, как и мои папа с мамой. Она всегда рядом с тем, кто её на самом деле любит. А если ты будешь плакать она исчезнет и больше никогда не появится. – Он взял руку малыша и положил на его сердечко. – Береги её здесь. И она поможет тебе в самую трудную минуту в твоей жизни.

Стэля кивнул и принялся вытирать рукавами уже изрядно натёкшие слёзы.

Странник перевёл взгляд на Кально и Анастасию, оба родителя также пустили слёзы. Его лицо выражало что-то вроде: «Да ладно! Неужели и вас успокаивать придётся?».

Успокаивать родителей не пришлось.

Странствующий рыцарь положил себе в тарелку кусок жареной говядины и салат из капусты и оливок, затем налил себе пива.

— Никогда не слышал, чтобы среди ночи, в совсем не служебное время церковь давала колокол. – Сказал он поедая вкусности. – Причём я ни разу не видел, чтобы колокол давал такой эффект. То есть я имею ввиду, всё разбегаются по различный норам и запираются на замки. Причём, замечу, в панике, в спешке. Когда я вошёл в таверну и пригрозил господину Кально, снова прошу прощения за свой поступок, он сказал, что дело вовсе не в том, хочу ли я остаться или нет, а в чём-то ином. Посему смею предположить, что в этом городе происходит нечто неладное.

— Последнее время – произнесла Анастасия. – На город после одиннадцати часов ночи, хотя о ночи как о времени суток сейчас говорить абсурдно. Верно? Начались набеги чудовищ.

— Чудовищ? – Переспросил странник.

— Да. – Продолжил слова жены Кально. – Они все разные, одни светятся, другие, что твоя тень, при всём желании не разглядишь. Причём ни телом, ни мордой не разберёшь, что за тварь перед тобой. Лишь только по повадкам можно угадать, что это лесной зверь превращённый в чудовище.

— Так значит они приходят из леса?

Кально кивнул.

— Говоришь, можно их различить по повадкам. Это как?

— Дак, что я зайца от зайца или лисицу от лисицы не отличу?

Странник задумался.

— А чего же тогда меня не впустил то? Что с виду не ясно, человек я аль чудовище какое?

— Не серчайте, господин. Есть у нас один Преподобный Отец, Старлегом зовут. Так вот, однажды он ходил в лес, дабы разобраться с эдакими тварями, так вернулся с раной в ноге, а в ней яд. А сразу подле этого заявил, мол вместо мутантов из леса могут люди незнакомые к нам прийти, и приказал, стало быть, двери никому не отворять после назначенного часа.

— Ладно. С этим всё ясно. А когда ты говоришь эти твари обратно в лес уходят?

— Точно не знаю, но колокол часов в десять до полудня дают.

Странник потянулся, отхлебнул за раз пол кружки пива и снова начал благословенное поедание каши с мясом.

— Ну, пара-тройка дней у меня в запасе есть. Уж больно сильно спешил. Ну, раз я теперь рыцарь, то думаю, займусь вашей проблемой, но не за «спасибо» разумеется. А за кобылу хорошую подкованную и за провизию на дальнейший путь.

— О, Великое Солнце, хвала тебе. – Прошептала Анастасия.

— Прошу прощения, но мне нужно выйти. – Проговорил Кально неожиданно встав с места.

— Сколько угодно, друг. Сколько угодно. – После десятой кружки рассудок странника слегка опьянило.

В горло пошла очередная кружка.

— Господин, странствующий рыцарь, может вам всё-таки хватит? – Слегка взволновалась Анастасия.

— Может хватит. – Задумался уже порядком пьяный странник. – А может бочки всё-таки не хватит. Хороший вопрос, Анастасия, надо его обдумать, но вначале выпьем за ваше здоровье.

Ушло ещё пол кружки.

Кально как раз вернулся. У него в руках был лист бумаги, который он незамедлительно вручил страннику. Тот повертел его в руках, но в скором времени обнаружил там буквы.

— Великое Солнце, Кально, пожалуйста, прочтите это сами, у меня всё в глазах плывёт. Ничего не понимаю, что там написано.

— Думаю, вам будет лучше прочесть его завтра.

— Вы уверены? Ну тогда ладно, завтра так завтра.

Странник допил остаток пива в кружке и полез к бочке. Ко всему его сожалению она оказалась пуста.

— Принесите мне ещё пива! – гаркнул он, а затем тихонько добавил. – Пожалуйста.

— Пива больше нет. – Посетовал хозяин трактира. – А это значит только одно.

— Что же, Кально? Не томите.

— Вам пора ложиться спать.

Все синхронно кивнули, даже маленький Стэля. Или ему просто померещилось. Бывает на пьяную голову. Странник попытался встать, но у него ничего не вышло.

— Господин Кально. – Позвал он хозяина. – Вы мне не поможете ещё кое в чём?

— Да. Конечно. Только если это не касается выпивки.

— Отведите меня в мою комнату, а то боюсь не дойду.

***

Как обычно, странник проснулся раньше всех. Около шести часов до полудня. Будто где-то внутри его головы работали миниатюрные, похожие на блоху, часы. Дольше этого времени он не спал.

После вчерашнего голова странника была похожа на наковальню, по которой изрядно и с силой постучали молотком. Или кувалдой. Он приложил два пальца каждой руки к вискам и боль немного ослабла.

Во всяком случае, он был доволен, если не сказать, по-своему счастлив.

Его привлёк лежащий на близстоящей тумбе листок бумаги, тот, что вчера вручил ему Кально. Это было объявление о поиске группы людей, способной справиться с городской проблемой, написанной от руки Джедом Бернсом.

«Награда 100 золотых фааров?! – Вскрикнул он мысленно. – Твою бабку! Это же целое состояние!»

Тот ещё раз внимательно прочёл объявление и остановился на инициалах автора. Это имя было ужасно ему знакомо, словно он уже слышал его или, очень возможно, где-то читал. Он закрыл глаза и задумался. И вспомнил. Это был талантливый врач и учёный, известный всему миру, некогда создавший в паре с не менее талантливым инженером-механиком Тарликом Огафом первую в мире имплантационную клинику.

Натянув чистые и блестящие доспехи, затем свою некогда белоснежную хоть и тщательно выстиранную мантию и повесив на пояс свой фальшион, странник направился к окну, так как отпирать входную дверь в трактир не представлялось разумным. Оставив на тумбе рядом с объявлением двенадцать серебряных монет, странник проверил всё ли он взял.

Спрыгнув с окна на улицу, он осторожно закрыл створки с помощью левитации и двинулся в сторону жилища великого учёного.

Улицы города были полностью завалены вещами в спешке убежавших людей.

Найти дом Джеда Бернса не составило никакого труда.

Он подошёл к двери и постучал.

— Чего надо?! – Через секунду прореагировал низкий хрипящий голос.

— Вы, Джед Бернс? Я по поводу вашего объявления. – Ответил странствующий рыцарь.

— Приходите после десяти!

— Не вижу в этом смысла, господин Бернс. Если я начну сейчас, то наверняка успею решить вашу проблему ещё до звона колокола.

Голос молчал.

— Просто отодвиньте задвижку и посмотрите. – Рыцарь вновь перекинул мантию через плечо, затем повернулся спиной к двери.

Послышался звук выезжающего металла. Задвижка сместилась буквально на сантиметр и сразу захлопнулась.

Через секунду дверь немного отворилась.

— Чёрт тебя подери, парень! Ты что, один? – Проговорил невысокий пожилой мужчина. – Какого ты так рано? Живее в дом, покуда эти твари не набежали!

Странник повторил процедуру с мантией и вошёл. Как ни странно, учёный был одет совсем не в домашнюю одежду, а в выходную, будто сам собирался уходить с минуты на минуту.

Учёный направился в кладовую, где увлёкся перебором вещей, которые, скорее всего, находились в таком же беспорядке, как и во всём доме. Вскоре вышел с зазубренным клинком в руке.

— Откуда будешь и куда путь держишь, рыцарь? – Спросил ученый, оглядывая странника и его фальшион.

Он не доверял стоящему перед ним человеку, о чём говорило его выражение лица.

— Иду в Тарагон по приказу старейшин Ордена «Солнечных Рыцарей». – Быстро ответил странствующий рыцарь. – Пришёл с севера с целью пополнить запасы провизии и воды, а также обзавестись неплохой кобылой.

— Дак ты же сказал, что по поводу моего объявления.

— Дак чтобы купить кобылу, деньги нужны, а у меня при себе и десяти фааров не найдётся.

— Ясно. – Безнадёжно выдохнул старик. – Звать то тебя как?

— Никак. Я дал обет и не могу назвать своего имени. Ежели хочешь, называй меня просто «странником».

— Странствующий рыцарь, значит. – Задумчиво протянул Бернс. – Ну, хорошо, странник, в начале скажи, как узнал о нашей проблеме и откуда взял моё объявление. Ибо оно уже неделю на доске не висит.

— Трактирщик местный рассказывал, и объявление он показал.

— Хорошо. – Бодро произнёс старик. – Я вижу оружие у тебя солидное и думаю управляешься ты им неплохо, посему довольно языком молотить и пойдём уже, наконец.

— Куда? – Удивился странник.

— По дороге объясню.

Бернс взял масляную лампу, повесил на спину хороший кожаный рюкзак, запихнул клинок под пояс и открыл дверь. Они вышли.

— Куда мы идём? – Вновь вопросил странник.

— В церковь. – Ответил учёный.

— Зачем?

— Нужно осмотреть Преподобного и дать ему нужные медикаменты.

— Даже не смотря на опасность?

— А чего на неё смотреть-то, ежели со мною славный рыцарь Анкарийской империи?

Странник тяжело вздохнул.

— А до сегодняшнего утра? Вы ведь наверняка не первый раз из дому до звона колокола выходите?

— Верно. – Согласился учёный. – Я каждый день туда хожу. Время, конечно, сейчас тяжёлое, но обход нужно делать точно по расписанию.

— И не боитесь? – Недоверчиво прищурился странник. – По дороге сюда я видел одну тварь недалеко от вашего дома.

— Боюсь, конечно. – Ответил Бернс. – Но это ничего не меняет. Постой. Ты сказал, видел одного?

Рыцарь кивнул.

— Значит, ты уже знаешь, с чем столкнулся этот город.

— Кально ввёл меня в курс происходящего.

— Я и не сомневался. – Хмыкнул учёный. – Чтобы трактирщик не поведал такую историю? Ну, конечно.

Странник ничего не ответил.

— Меня знаешь что напрягает? – Выждав короткую паузу, произнёс старик. – Что ты один. Неужели ты настолько силён и умел, если решил, что справишься с лесным недугом? Из многочисленных походов в лес отрядов действительно неплохих воинов, вернуться удалось лишь Преподобному и то с большим ранением, несмотря на то, что за его защитой стоит само Солнце.

— Думаю, я достаточно силён и умел, чтобы справиться с больными и увядающими мутантами.

Бернс неприятно ухмыльнулся.

— Тихо. – Неожиданно шёпотом сказал рыцарь и достал свой фальшион.

Учёный остановился.

— Что случилось? – также шёпотом спросил он.

— Слышишь?

Бернс прислушался. Неподалёку раздавалось чавканье, рычание и хлюпанье. Он осёкся и также извлёк из пояса свой клинок.

Осторожно и тихо ступая, они направились к церкви, однако прямо перед входом им пришлось остановиться и укрыться за очередной повозкой. Перед дверью копошились в вещах два существа. Одно излучало бирюзовое свечение, а другое – жёлтое. Первое больше походило на волка, второе – на кабана.

— Бернс. – Позвал странник. – Подождём, пока уйдут.

— Ага. – Согласился старик и присел рядом со странствующим рыцарем.

Рыцарь кивнул и посмотрел на собеседника. Тот крепко сжимал масляную лампу в ладонях. Свет, исходящий от лампы лишь освещал одну сторону повозки, а всё остальное пространство, находящееся позади, – нет. И это было странно. Ещё несколько секунд он пялился в тёмное непроницаемое пятно перед собой. Но тут внезапно вскрикнул:

— Бернс, осторожно! – Он схватил старика за рукав и одним рывком вышвырнул его из укрытия.

Рубанув мечом по пятну, оно отскочило. Эта была одна из тварей поглощающих свет.

— Бернс! Лампу! – Скомандовал рыцарь, протягивая руку.

Ошарашенный учёный стоял в бездействии.

— Бернс, черт тебя подери! Дай сюда эту чёртову лампу!

Второго раза хватило. Учёный быстро протянул её страннику. Выхватив из рук источник света, тот разбил стекло. Тварь с остервенением попыталась напасть на обидчика, но потерпела неудачу. Рыцарь резанул от бедра. Проведя рукой по поверхности светильника он заставил его загореться. Пламя охватило каждый миллиметр и даже кисть рыцаря. Как только существо попыталось предпринять ещё одну попытку нападения, он замахнулся и зашвырнул горящую лампу прямо в центр мечущегося тёмного пятна. Странник поднял свободную руку вверх к небу, и тварь воспламенилась, неистово запылав, выжигая каждую клетку мутировавшего организма. Затем рука опустилась. Огонь погас вместе с сущностью.

Тем временем двое мутантов, находящихся возле церкви успели заметить парочку свежих живых организмов и мчались со всех лап к повозке.

Учёный оказался ловким и проворным. Он с лёгкостью уклонился от прямой атаки «кабана» и нанёс ему ровный и глубокий порез по всему брюху своим клинком. Существо упало набок. «Волк» постарался обойти рыцаря, за что получил сильный и увесистый удал ногой по морде.

Странник отстегнул от ремня мешочек и бросил его между «кабаном» и «волком».

Свечение сущностей усилилось. «Кабан» попытался встать, но сразу же упал, издавая при этом душераздирающий вопль. Все полученные при этом раны, ссадины, и царапины стали увеличиваться, оголяя покорёженные кости существ. Все опухоли, находящиеся на их телах, увеличились до максимальных размеров и повзрывались, разметая во все стороны алую жидкость. Существа скончались. Вскоре исчезло и свечение.

Странник поднял мешочек и снова повесил его на пояс.

— Чт… что это было? – Шепотом, заикаясь, спросил Бернс.

— В этом мешочке лежит такой камешек, – ответил странствующий рыцарь, – который обладает несколько необычной способностью усиления свечения и излучения энергии любых артефактов. Существо, поглощающее свет, также взаимодействовало с камешком, в связи с чем увеличило свой радиус поглощения, потому сразу мы его и не заметили.

— Это и есть то самое поручение Ордена? – Произнёс восхищённый учёный. – Это ты должен доставить в Тарагон?

Странник улыбнулся и кивнул.

— Идём к Преподобному, – сказал он, развернувшись в сторону церкви, – а то мы от графика уже довольно сильно отклонились.

Комнатушка, в которой лежал больной Старлег, была небольшой.

Сам по себе Преподобный был немногим старше Джеда Бернса, но внешний вид, бледность и худощавость, говорили иначе. Недуг Преподобного был слишком серьёзен. Старлег умирал.

Покидая церковь, Бернс вручил рыцарю некую колбочку с разъедающим плоть маслом. Поблагодарив, странник отправился в лес.

***

Из чащи веяло холодом, от которого в жилах стыла кровь. Огромные корни деревьев выпирали из земли, переплетаясь с корнями своих соседей создавали впечатление рыбацкой сети сплетённой неумелым мастером. Хоть лес и был мёртв, о чём свидетельствовали двоякие изогнутые сухие кроны, казалось, он готов был захватить своими ветвями жертву и уволочь её в таинственные недра, заросшие колючим кустарником.

Мрачный и тихий лес на мгновение напугал странника, но тот лишь улыбнулся, осознавая, что его ждёт неудержимое веселье. Он тщательно смазал лезвие фальшиона разъедающим плоть маслом. Провернув кистью по оси запястья, он создал небольшой огненный шар, воспламеняющийся в центре сферы и затухающий на её краях, пламя которого неустанно тянулось вверх. Левитирующий над ладонью шар рыцарь поместил немногим выше плеча. Стало светлее, и он направился вглубь уже не настолько устрашающего леса.

Если на окраине и был лёгкий ветерок, то уже ближе к чаще и вовсе пропал. Внезапно среди деревьев промелькнуло ярко-фиолетовое свечение. Странник замер и прислушался. Сделав ещё несколько шагов, свечение вновь промелькнуло среди зарослей. Ровным и спокойным шагом странствующий рыцарь побрёл на звуки и не успел пройти и несколько метров, как перед ним появился «медведь». Вспоминая старые привычки, мутант попытался встать на задние лапы но, не удержав равновесия, сразу же упал. Странник, воспользовавшись моментом, саданул фальшионом по открытому брюху существа.

Издав пронзительный вопль, существо постаралось встать, но рыцарь упредил попытку, лишив его головы.

Вопль мгновенно прервался.

Несмотря на их размеры и агрессию, лесные твари были довольно беззащитны, с ними мог справиться любой городской житель. Однако по спине у странствующего рыцаря пробежал холодок. Всё-таки он не мог выбросить из головы то, что многие отряды действительно хорошо обученых воинов не возвращались из леса.

Странник продолжил путь.

Под ногами попадалось всё больше древесины. Теперь тихо пробираться по зарослям практически не представлялось возможным.

Минут через десять после столкновения с «медведем» его встретили новые мутанты – бывшая стая волков. Но таковой опасности, как от настоящих лесных монстров, ожидать совершенно не было смысла, посему он не оставил в живых и эту компанию.

По мере продвижения мутантов становилось всё больше, как и древесины под ногами. Но странствующий рыцарь вновь разбивал противника. Мысль всё не выходила из головы:

«Не может быть, чтобы вся проблема была только в этих несчастных и больных тварях. – Думал он. – Должно быть что-то ещё… или кто-то. Точно! Старлег говорил о людях, обитающих в лесу. А быть может эта ядовитая рана совсем не звериных лап дело? Быть может это на самом деле порез отравленным лезвием? Что же, значит проблема Тиндского леса вовсе не в мутантах, а в людях. Но кто эти люди?»

Ответ пришёл незамедлительно.

— Оккультисты. – Проскрипел он зубами.

Неожиданно невдалеке раздался треск, сопровождающийся диким остервенённым рычанием неподобным ни одному зверю на свете, и земля содрогнулась. Нечто свалило дерево. Странник догадался, что самое интересное ещё впереди и обойти это, что бы это ни было, возможности не представлялось.

Небо полыхнуло ярко-красным заревом. Грохот не прекращался. Существо валило одно дерево за другим.

Странствующий рыцарь перешагнул через торчащие корни и крепко сжав фальшион пошагал навстречу неминуемому. Что бы это ни было, оно почуяло его и яростно стремилось его настигнуть. Зарево становилось всё ярче, и рыцарю пришлось потушить пылающее пламя над плечом. Горластое существо, вскоре появившись в пределах видимости, оказалось пятиметровым мутантом, излучающим свечение, от которого на небе появилось ярко-красное зарево. Вероятнее всего такой эффект дал артефакт на поясе странника.

Он стал поудобнее, готовый откатиться в любую минуту. Тактики нападения у лесных существ не было, посему их начальная атака чаще всего была прямолинейной, избежать которой можно просто уклонившись от нападающего.

Так и случилось. Существо напролом побежало на жертву. Странствующий рыцарь кувырком переместился в сторону, но, немного не рассчитав, со всей силы врезался в близстоящий ясень. Тварь пробежала мимо и напоролась на очередную порцию деревьев, повалив их.

Мутант передвигался на двух задних лапах, похожих на громоздкие винные бочки. Тело, на удивление, было всё покрыто шерстью кроме огромного брюха. На скалообразной спине выпирали остроконечные позвоночные сегменты. Голова соединяла в себе волчью длинную пасть с окровавленным клыкастым оскалом и округлую медвежью морду с маленькими ушами. Передние когтистые лапы доставали до земли.

Странник встал на ноги, отряхнулся. Он постарался взять тварь проворством и скоростью, обойдя её и резанув фальшионом по голени, но она неожиданно повернулась, со всего размаху саданув его своей огромной лапой, да так что странствующий рыцарь улетел в заросли.

— Прикончи его, Ляля! – Послышался голос.

Пока странник пытался собрать воедино все звёздочки, ему удалось разглядеть три белых силуэта стоявших позади гигантского чудовища.

Мутант пошагал в его сторону, беспроблемно разгребая все мешающие ему растения. Сообразив, что подняться и прийти в себя он не успевает, странник отстегнул от пояса артефакт и бросил в метре перед собой. «Ляля» продолжала идти. Её свечение усиливалось, но когда та оказалась буквально под камешком, внезапно отпряла. Освирепев от боли, выжигающей её внутренности, она повернулась и тяжёлыми землетрясущими прыжками приблизилась к одному из белых силуэтов.

Странник уже сто раз успел пожалеть о вчерашней выпивке.

Раздался пронзительный человеческий крик и зов о помощи. Кое как, собравшись с силами, рыцарь поднялся на ноги не без участия магических болеутолителей и поднял с земли мешочек. Снова нацепив его на пояс, он медленно побрёл к существу, тем временем потрошившему уже второй силуэт.

Белыми силуэтами оказались оккультисты, одетые в белоснежные узорчатые накидки. Один покоился подпёртый под слегка наклонённым деревом с разорванной физиономией, второй висел на ветвях, беззаботно проветривая свои внутренности, а третий, ещё живой, застрял ногой в заваленой стволами расщелине.

Мутант, не заметив приближения странника, нацелился на последнего оккультиста и рывком помчался к очередной жертве. Рыцарь упредил его, со всей силы резанув по правой лапе. «Ляля» пошатнулась и с разворота постаралась повторить уже сделанный ею приём. Странник уклонился и пырнул фальшионом в брюхо. Тварь взревела и яростно попыталась схватить врага, но, ловко увернувшись, тот оказался на безопасном расстоянии от её когтистых лап. Открытая рана на правой ноге лишила проворства существо, и оно неуклюже прихрамывая, побежало на обидчика. Порез не собирался стягиваться или хоть немного регенерировать, вместо этого под действием артефакта и разъедающего масла разрастался, обливая землю кровавым потоком. Неудачная атака вновь оказалась травмирующей. Получив ранение уже на левой голени, оно пошатнулось и с грохотом свалилось на землю. Не теряя момент, рыцарь взобрался на скалообразную спину.

От неистовой, боли получаемой действием артефакта, мутант поднялся на ноги и завертелся, стараясь сбросить с себя назойливого человека. Мощным импульсом тот прижал его к полу и с размаху вонзил фальшион в шейный позвоночник, обрубив всю связь головы с телом, тем самым умертвив его.

Существо мгновенно начало разлагаться. Странник вынул меч и спрыгнул с тела чудовища. Бросив артефакт возле мёртвой «Ляли» он дождался конца истлевания и померкания ярко-красного свечения.

Наступил мрак. Странствующий рыцарь облегчённо вздохнул и снова зажёг небольшой огненный шар. Стало тихо. Лишь дрожащее мычание застрявшего оккультиста портило весь окружающий момент. Странник подобрал мешочек и подошёл к бедолаге. Присев на одно колено он спросил:

— Ну и чем мы здесь занимаемся? – Его голос был уставшим и от этого зловещим.

— Чт… что? – Произнёс до полусмерти напуганный фанатик.

Парнишка был ещё совсем молодым, возрастом наверняка не старше двадцати. Худощавое тельце, светлые волосы, яркие голубые глаза и бледное лицо даже навевали жалость у странствующего рыцаря, но толку от этой жалости было немного. Оккультист был врагом. Во всяком случае частично являлся причиной всего ужаса, творящегося с лесу.

— Я спрашиваю, чем мы здесь занимаемся, чёртов фанатик!

— Я… я уч… мы учёные. Я не виноват. Меня зас… я не хотел. Пожалуйста, только не убивайте!

— А толку? – Спросил безнадёжно странник, головой указывая на застрявшую конечность. – У тебя перелом. Тебе не выбраться отсюда. Единственный вариант – рубить ногу.

Парень сглотнул. По щекам потекли слёзы.

— Даже если… то в связи с количеством мутантов, обитающих в лесу, шансы выбраться живым очень малы. – Продолжал странствующий рыцарь. – Но ты успокойся. Я дам тебе шанс умереть с чистой душой. Поэтому прошу по порядку. Сколько вас здесь? Чем вы занимаетесь?

Оккультист опустил голову и посмотрел на онемевшую ногу.

— Не считая меня и двоих погибших – шестеро. – Начал он тяжёлым страдальческим голосом. Странник одобрительно кивнул. – Мы учёные. Проводим эксперименты на лесных существах. Вкалывая им дозу излучённой артефактами жидкости, мы наблюдаем за изменениями структуры и регенерацией поражённых частей тела.

— То есть, если я правильно понял, вы вылавливаете зверей, калечите их, а потом подвергаете своим жутким экспериментам?

Парень ничего не ответил.

— Продолжай. – Произнёс рыцарь, усмиряя ярость.

— В последнее время представителей лесной фауны более не осталось и нам пришлось использовать уже переработанное сырьё. Бывшим подопытным вкалывалась другая жидкость, тем самым возникало смешивание эссенций, из-за чего изменялись расцветка особей и их способности. К сожалению, регенерация срабатывала только в момент выкалывания, и после не продолжалась. Вскоре было принято решение скрещивать подопытные особи, в связи с чем появились гигантские и уникальные экспонаты, такие как «Ляля». Но через некоторое время многие из них стали вымирать от недостатка жизненно необходимых ферментов, а некоторые погибали от рук приходивших в лес наёмников.

— Понятно. – Процедил странник. – Где находится место ваших экспериментов?

Парень указал головой в заросли.

— Там.

Неожиданно меж деревьев промелькнул белый силуэт. Странствующий рыцарь поднялся на ноги и внимательно осмотрел то место. Силуэт появился именно там, куда указывал оккультист.

— Ну, что же. Благодарю… – Произнёс он, повернувшись лицом к парню, но сразу запнулся.

В шее фанатика торчал маленький дротик. Благодарить уже было не кого. Странник опустил веки и разъярённый от злости помчался в направлении мелькнувшего силуэта.

Перебираясь сквозь затрудняющие движение корни и обрезая фальшионом торчащие во все стороны колючие ветви, ему удалось настичь убегающего оккультиста. Если верить парню, тот бежал прямо в логово.

«Нельзя потерять его из виду. – Думал он. – Иначе вряд ли я вообще доберусь до капища. Даже если там меня ожидает засада. Пусть. С этим нужно покончить раз и навсегда!».

Преследуемый силуэт внезапно пропал, словно под землю провалился. Рыцарь не сбавлял темп. Затем также внезапно появился, но уже в другой стороне. Странник, явно недовольный увиденным, повернул.

«Зверей они мутируют. – Продолжал он размышлять. – Эксперименты, черти, ставят. «Лялей» они создают. Я им за эту тварь сейчас расскажу. Да так, что сами летать в деревья будут. У меня теперь к ним личный счёт».

Оккультист опять исчез, и странствующий рыцарь, сообразив, где он снова появится, побежал в прежнем направлении. Логика не подвела его. И как только беглец объявился в зоне видимости, догнать его более не составило труда. Капище уже было близко, о чём свидетельствовало большое скопление различной энергии, излучаемой артефактами, почуяв которую странник прибавил скорость и с наскока рубанул по открытой спине фанатика.

Рыцарь ожидал некоей засады от поджидающих его душу оккультистов, посему совсем не удивился внезапно слетающей с ветвей сетке. Напротив, даже подготовился. Мазнув кончиком пальца горящий на плече шар, он поднял руку вверх. Пылающий палец мгновенно выстрелил мириадами огненных капелек на сеть, которая сразу-же упала на странника.

Из-за деревьев появились люди в белоснежных накидках. Он насчитал всего четверых. Все до единого дико смеялись с опрометчивого поступка пришельца, не осознавая, что своим поведением сами вовлекли себя в ловушку. Пылающая сеть не наносила никакого вреда странствующему рыцарю, поэтому он просто ждал, пока оккультисты подойдут достаточно близко. Когда до жертвы оставался всего метр раздался щелчок, и горящая ткань разлетелась в разные стороны, обволакивая каждую попавшуюся на пути поверхность.

Ловушка для зверя обернулась ловушкой для охотника.

Оккультисты с криками начали метаться, стараясь оторвать прилипшую к телу пылающую вуаль. Странник постарался, чтобы она была липкой, словно смола. Завертевшись, он быстро нанёс по парочке смертельных порезов каждому фанатику и поднял руку вверх, растопырив пальцы, затем резко опустил. Огонь на всё ещё горящих трупах полыхнул вверх гулким турбинным пламенем.

Оставался один. Это был глава культа. И он должен знать, что перед ним не обычный человек, а тот, кто сегодня решит его судьбу.

«Раз и навсегда». – Сказал про себя рыцарь и пошёл вперёд, прямо на виднеющиеся меж деревьев разноцветные огни капища.

Крепко сжав фальшион, он обошёл последнее дерево и вышел на круглую площадку, изрисованную различными иероглифами и символами, украшавшими основное изображение восьмиконечной звезды. Каменный пол был повсюду измазан пятнами крови. На четырёх концах звезды находились металлические сваи с прикреплёнными к ним стальными цепями заканчивающимися кандалами, видимо служившими для удержания подопытного. С правой стороны от странника расположилась оружейная, в которой, казалось, можно найти абсолютно любое режущее и колющее орудие. А с левой стороны – гора наваленых друг на друга артефактов.

Впереди сидел человек в пришитой толстой ниткой к лицу козлиной маске внимательно перечитывавший страницу за страницей большой рукописной книги.

— Думаешь, что всё знаешь? – Спросил он громким низким вибрирующим голосом, неестественным для человека. – Убиваешь всё, до чего только можешь дотянуться? Не спорю, мы здесь тоже не заняты благородным делом. Что же руководит тобой, убийца? Не отвечай, я знаю. Наверняка деньги вперемешку с выдуманым рыцарским долгом. – Он ненадолго замолчал. – Это было необходимостью. Этот лес с самого начала должен был быть экспериментальным местом. Всё было предрешено. Создавая лекарство от неизлечимой болезни, мы сами стали болезнью, а ты, словно праведный герой, пришёл его исцелить, уничтожив нас. Лекарство от лекарства. Парадоксально. Вот, взгляни сам.

Человек протянул страннику открытую книгу. Тот с осторожностью взял рукопись и пробежался взглядом по развёрнутым страницам. Там были записаны все опыты, проводимые с животными в последнее время, точная дозировка и воздействие на организм вкалываемой эссенции. И каждый раз после очередной записи он натыкался на одно и то же предложение: «Эксперимент провален».

Странствующий рыцарь бросил книгу на пол.

— Вы пользуетесь магическими заклинаниями для изготовления синтеза артефактов и жидкости, которую вкалываете животным. – Сказал он. – Иначе говоря, вы используете магию в научных целях. За это во всём мире следует только одна дорога. Изгнание. Вы отверженные. Своими опытами вы уничтожили лес и заставили держаться в страхе жителей города. Из всего вышеперечисленного, вы сделали достаточно, чтобы…

— Умереть. – Перебив закончил человек. – Знаю. Что же если так, то это пустой разговор. Давай быстрее покончим с этим.

Внезапно нахлынула, словно буря, порция режущих и колющих ударов. Странник вовремя успел уклониться и блокировать атаку. Парировать было невозможно, глава культа был слишком быстр, рыцарь едва успевал обороняться. Удар за ударом, выпад за выпадом, вихрь за вихрем. Контратаковать не было возможности, и он отступил, но это не помогло. Человек не позволял отдаляться противнику. Он выждал подходящий момент и постарался обойти оккультиста, но тут же получил удар по рёбрам и отпрянул. Противник становился всё быстрее, однако не настолько сильно, как накапливалась энергия рыцаря. И тот в момент отражения очередной атаки пустил импульс в нападающего. Странник опешил, он никогда ещё не видел ничего подобного. Вместо того чтобы отлететь куда подальше в заросли, глава лишь поднялся над землёй и в невесомости продолжал наносить удары и, спустившись, не переставал сбавлять темп.

Странник вновь и вновь пытался контратаковать, отступать или отбрасывать человека в маске, но каждый раз терпел неудачу. Его руки начинали уставать от увесистого фальшиона, а движения всё более замедлялись, в отличие от противника, который постепенно набирал темп. И тут к нему в голову пришла мысль, как, наконец, лишить равновесия очень уж проворного оккультиста. Медленно и осторожно он сделал так, чтобы нападавший вытеснил его точно в центр круглой площадки и мгновенно направил большое количество энергии под ноги, с треском разрушая и выворачивая каменный пол.

Человек явно не ожидал такого и, в конце концов, оступился, утратив баланс. Воспользовавшись этим, странник резанул по маске противника, да так что выпуклая сторона фальшиона почти полностью утонула в его лице, но тот не упал, а лишь немного замешкался. Он не упустил момента и, сделав выпад, проткнул насквозь тело отверженного. Вынул меч, но тот всё ещё стоял. Человек в маске внимательно осмотрел дыру в своей груди, а потом взглянул на врага.

«Нежить!». – Только успел подумать рыцарь, как сразу же получил новую порцию ударов сваливших его с ног.

Оккультист с маленького прыжка постарался рубануть со всей силы по открывшейся переносице, но странник успел блокировать кончиком меча. Надавив на оружие, оно скользнуло по выпуклой стороне фальшиона и резануло не успевшего уклониться странствующего рыцаря, лишив его глаза.

Наполненный яростью, страхом и болью остервеневший странник оттолкнул от себя противника мощным выбросом энергии. Тот отлетел, но недалеко, во всяком случае, этого хватало. Он схватил парящий на плече шар, служивший до этого лишь источником освещения, и приложил его к груди. Шар понемногу начал срастаться с его телом, пока полностью не поглотился. И в момент, когда оккультист замахнулся для нового удара, рыцарь исчез. Оружие ударилось об обломки каменного пола.

Тем временем, странник переместился к уже догоравшему огоньку на одном из тел ранее убитых фанатиков. Словно восстав из пепла, он телепортировался из поля боя к ближайшему источнику огня, только ради того, чтобы сразу же вернуться, собрав в себе все оставшиеся силы.

Глава культа в растерянности попятился, одновременно озираясь вокруг. Заметив выходящую из-за деревьев пылающую ярко-красным пламенем фигуру, он мгновенно ринулся в атаку. Но стоило ему только приблизиться, как фигура взорвалась мощным огненным потоком, выжигая всё в пределах досягаемости.

Не допуская лесного пожара, странник воткнул фальшион в тело сбитой с ног нежити, не позволяя ей встать, и направил этот поток в одно единое место. Он выжигал её, пока материя, из которой состоял оккультист, полностью не испепелилась. А закончив, развеял прах над лесом.

Погасив пламя на своём теле, странствующий рыцарь упал без сил на колени. Измазанный кровью, одноглазый и уставший он взвыл. Кое-как, добравшись до кучи артефактов, странник впитал столько энергии, сколько смог, а смог он немного, лишь на обратный путь и пару тройку заклинаний.

Подобрав книгу, в качестве доказательства хорошо выполненной работы он отправился обратно в город.

***

Странник медленно открыл глаз. Он лежал на кровати заботливо перевязанный руками сидящего рядом Джеда Бернса.

— Очнулся, наконец? – Спросил низким хрипящим голосом улыбающийся учёный.

— Как я здесь…? – Странствующий рыцарь попытался встать, но старик помешал ему.

— Нет. Лежи. – Перебил тот, укладывая больного обратно на кровать. – Я ещё не закончил работу.

Странник нахмурился, но не стал сопротивляться или перечить учёному.

Бернс достал из нагрудного кармана инструмент похожий на циркуль и потянулся к разрубленной глазнице. Он начал там ковыряться, нечто переставляя или поправляя. Рыцарь чувствовал это, но конкретно объяснить, что он там делает, не мог.

— Тебя подобрали местные жители на окраине города и доставили ко мне всего израненного и истёкшего кровью. В руках ты держал большую чёрную книгу, так понимаю принесённую из леса.

— Спасибо. – Медленно выговорил странник. – Сколько я здесь пролежал?

— Да это тебе спасибо, Анкарийский рыцарь. – Улыбался учёный. – Недолго. Всего дня два.

— Ох… чёрт. – Тяжело вздохнул рыцарь.

— А ты чего хотел? После таких повреждений многие лежат неделями.

— Мне нужно срочно идти в Тарагон.

— Успеешь. – Бернс взял пинцет. – Я тебе такого жеребца приготовил вмиг доскачешь. Ты лучше скажи, какие силы тебя потрепали.

Странник вяло махнул рукой.

— Всякие.

— Ясно. – Старик напрягся и осторожно засунул пинцет туда, где должен был находиться левый глаз.

Произошёл щелчок. Лицо странника дёрнулось от боли.

— Всё. Сцепил последний нерв. Не давался, сволочь. Осталось только вставить кристалл. И всё. – Учёный взял с медицинского стола тёмно-красный граненый алмаз. – Уж не знаю, что ты там сделал, но сегодня я пока не встречал ни одного мутанта, мало того, даже следов их пребывания нигде не заметил.

Приложив драгоценный камень к глазнице, он рывком впихнул его.

— А теперь расслабься и закрой глаз.

Рыцарь послушно опустил веко. Бернс провернул кристалл.

— Всё. Теперь можешь открывать.

Око, уничтоженное главой оккультистов, снова полноценно функционировало. Странник прикоснулся рукой к лицу. Он быстро ощупал левую глазницу и даже слегка постучал по закреплённому в ней алмазу, убедившись в реалистичности происходящего. Вне себя от нахлынувшей радости он подскочил с кровати и будто никогда не знал, каково это, стал осматривать всё вокруг, двигать взглядом в разные стороны и скрещивать глаза. Он был в восторге от того, что может посмотреть на свой нос одновременно с двух ракурсов, словно это была необыкновенная способность, дарованная великими силами исключительно ему. Он посмотрел на старика как на чудотворца, спасителя.

— Как я могу отплатить тебе? – Спросил странствующий рыцарь, не найдя подходящих слов, дабы поблагодарить учёного.

— Расцелуешь потом. – Произнес, улыбнувшись, Бернс. – А сейчас присядь. Посмотри внимательно, есть ли какие дефекты.

— Ну, когда смотрю в угол, появляются тёмные пятна, а так всё превосходно, хотя возможность безболезненно потрогать свой глаз слегка напрягает.

— Угу. – Кивнул старик. – Видимо кристалл плохо стоит в глазнице. – Он достал всё из того же нагрудного кармана небольшой молоток. – Не проблема. Сейчас исправим. Только приляг и схватись за что-нибудь покрепче.

Странник улёгся и зацепился за металлическое быльце кровати. Учёный прицелился и хорошенько саданул по алмазу. Рыцарь вскрикнул.

— А теперь?

— А теперь нет никаких пятен, только звёзды.

— Может ещё разок для верности?

Он злобно посмотрел на Бернса.

— Шутник, чёрт тебя побери.

 

Накормив и напоив странствующего рыцаря, Джед Бернс выдал заслуженную награду. Правда, с вычтенными расходами на лечение, еду и лошадь.

Собравшись и поблагодарив учёного, тот покинул жилище. Во дворе странника ждал вороной жеребец. Гордый и величественный. Почесав его тёмную гриву, он назвал его «Демоном» из-за окраски, сливающейся с окружающим тёмным миром. Рыцарь схватил коня за уздечку и направился на Тиндский рынок, вновь начавший функционировать, чтобы пополнить запасы сухой пищи, купить хорошее седло и сумку для сена.

Приобретя нужные ему вещи, странник, наконец, продолжил свой путь в Тарагон.

читателей   799   сегодня 5
799 читателей   5 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 14. Оценка: 2,79 из 5)
Загрузка...