Перемены

Одной из немногих ценных вещей для нее была тишина. Крохотный островок с одиноким раскидистым деревом, окруженный спокойным океаном. Ирен знала, что редким минутам покоя в этом мире может помешать только рев огромных тварей, парящих в небе. Словно в подтверждение этих мыслей в вышине над ней пролетело шарообразное существо с длинным раздвоенным на конце хвостом. Зверь раскрыл свою пасть, и Ирен едва не оглохла от протяжного завывания. Она не знала, как называются эти твари, но кроме них девушка никого в этом мире больше не видела.

Дождавшись, когда небесное создание улетит подальше от островка, Ирен села под дерево, аккуратно расправив подол светло–бежевого платья. В последней схватке ей изрядно досталось, и хоть все раны вмиг исцелились, как только Ирен попала сюда, слабость никуда не делась. Сильно хотелось спать. Возможно, ее вечный соперник прав, и их время действительно уходит. Стараясь не думать об этом и не поддаться соблазну заснуть, девушка крепко сжала свой зонт. Нужно было все посмотреть, еще раз понять, что пошло не так и почему в этот раз те, кому она покровительствовала, проиграли.

Ирен взмахнула зонтиком и раскрыла его над головой, словно прячась от солнца. Несколько секунд она видела перед собой лишь белоснежную ткань и силуэт листа, а затем девушка оказалась посреди одного из пустых залов замка. Была глубокая ночь, сквозь цветной витраж в помещение проникали лунные лучи. Покровительница смотрела на изображение самой себя – той, какой ее представляют в этом мире жители замка. Женщина с суровым лицом и в белоснежных одеждах, в руках ее не зонт, а ветвь вяза. Образ святой был окружен растениями с шипами.

В коридоре рядом с залом прошла караульная стража, что–то обсуждая в полголоса. Ирен знала, что ждет этих людей, да и всех обитателей замка в ближайший час. Сначала один из подкупленных воинов отвлечет на себя внимание, а его сообщник впустит в замок врагов в черных доспехах. Между стражей и напавшими солдатами начнется схватка и, несмотря на подкрепление, охрана замка проиграет. Ирен заметила в одном из вражеских отрядов мага – мужчину с обветренным лицом и рваным шрамом на щеке. Именно этот человек позднее повлияет на исход вторжения. В руках маг держал небольшой запечатанный сосуд, треснувший у горлышка.

Люди замка погибали от рук неприятеля, и Ирен снова ощущала всю ту боль, что получала она, будучи покровителем этого места. Каждый павший воин становился новой раной на ее теле, забирал ее магическую силу, но девушка не сдавалась. Воины в своих молитвах взывали к святой замка – облику Ирен в этом мире. А она продолжала подпитывать магией щиты стражников щиты, украшенные изображением суровой женщины, оберегать их.

В какой–то момент враг начал отступление и казалось, что битва выиграна. Но отряд с магом сумел добраться до королевских покоев. Ирен видела, как она в прошлом бросила все силы на защиту правителя, как солдаты, подгоняемые ее магией, спешат в спальню. Король, защищая жену и их новорожденного сына, приказывает воинам увести их через тайный ход за пологом, а сам берется за меч. В покоях разворачивается битва не на жизнь, а на смерть, а Ирен, как покровительница, старается сделать все возможное, чтобы ее люди не проиграли. Но слишком много убитых за эту ночь, ослабивших ее магические силы. Солдаты пытаются не дать магу завершить свое заклинание, но безуспешно. А как только последнее слово было произнесено мужчиной со шрамом, случилось то, чего Ирен никак не ожидала.

В воздухе перед вражеским отрядом возник пролом между мирами, словно кто–то могущественный ударил по незримой стене и пробил брешь. И с той стороны, цепляясь за потрескавшиеся края прохода, в королевские покои пришел другой покровитель – ее вечный соперник Ноэль. Явление из ниоткуда бледного юноши в вычурном иссиня–черном плаще привело в смятение защищавшихся солдат. Жуткие татуировки под глазами, напоминавшие слезы, вызвали волнение среди людей – Ноэля приняли за дьявола. Но Ирен знала, что ни один из жителей других миров не может видеть покровителей. Покровитель, казалось, и сам не понимал, как он оказался здесь, и почему видим для простых смертных.

Схватка разгорелась с новой силой, а маг принялся зачитывать новой заклинание. Призванного Ноэля тут же смели с ног защитники замка. Теперь–то Ирен видела, что он пытался использовать свои силы покровителя, решив, что к нему воззвали, но у него ничего не вышло. Каким–то образом юноша стал простым человеком в этом мире.

Мага удалось убить, но он все же успел завершить свое заклинание. И в ту же минуту Ноэль воспарил над солдатами, глаза его горели огнем. Только тогда он заметил Ирен в зале, не ту, что сейчас наблюдала со стороны за схваткой, а ту, что покровительствовала обитателям замка. Но в следующий миг Ноэль словно обезумел, и стал использовать против смертных магию этого мира, а не свою собственную.

Ирен силилась остановить бойню, бросила на это все силы, что у нее остались. Девушка пыталась докричаться до юноши, ведь покровители должны лишь поддерживать своих людей, а не вмешиваться в их жизнь. Она даже забыла про их извечное соперничество. Но то ли Ноэль не слышал ее, то ли потерял рассудок из–за колдовства мужчины со шрамом, но юноша продолжал неистовствовать. Никакие зачарованные доспехи не могли спасти воинов. Один из витражей с изображением святой замка был разбит Ноэлем, и теперь покровительница видела перед собой лишь покрытые цветными осколками трупы. За короткое время все люди, которым покровительствовала Ирен, были убиты, враги собирали боевые трофеи, а Ноэль устремился к тайному ходу, куда увели королеву с первенцем. Яростно сорвав полог с алой змеей в центре, юноша скрылся в темном коридоре. Девушка пыталась догнать его и остановить, но вконец ослабла. Ведь не осталось почти никого из жителей замка. Следуя за Ноэлем, Ирен отставала все сильней. Внезапно ее тело сковала ужасная режущая боль, и покровительница больше не могла сдвинуться с места. Королева и ее сын, люди, что их защищали – все они уже были мертвы. А потому она – больше не покровитель этого места. Таковы были мысли девушки, когда ее тело распадалось на светящуюся пыль. Ирен покидала этот мир.

Видение ночной бойни резко пропало, и перед ее глазами вновь возникла обратная сторона зонта. Силуэт чьей–то ладони закрыл от Ирен солнце и его яркий свет.

– Я так и думал, что найду тебя здесь, – раздался сверху чуть ослабший голос. Девушка убрала зонт и посмотрела на ветвь дерева над головой. Ноэль по привычке свесил руку с ветки и пытался достать до девушки.

– Ты нарушил правила, – сухо сказала ему Ирен. – Покровители не могут участвовать в сражениях и жизни смертных.

– Я знаю, – произнес юноша так, словно это был пустяк. Затем добавил с некоторой горечью в словах: – Но, видимо теперь все иначе.

Она не поняла, что он имел в виду. Ирен никогда не могла понять юношу, столь переменчивого и так непохожего на прочих покровителей.

– Неужели ты думаешь, что я сам решился бы на такое? – продолжил Ноэль. – Я так же, как и ты, слишком хорошо знаю наши правила – уже не одно столетие мы так живем. А вот в других мирах все меняется. И, похоже, что их жители научились призывать нас как неких магических существ.

Вдалеке вновь раздался рев небесного зверя. Ирен не понимала, почему ее соперник, до этого всякий раз подшучивающий над ней после очередного проигрыша и радовавшийся своей победе, сейчас так спокоен и печален. И почему он рассказывает ей подобное? В задумчивости покровительница рисовала на земле завитки концом зонта.

Ноэль был виден смертным, а когда впал в ярость, то не щадил никого, даже тех, кому покровительствовал.

– Ты нарушил правила, – повторила девушка. – И ты убил своих людей.

– Я знаю, – вздохнул ее собеседник. – Но есть одно «но»: я не был покровителем этим солдатам. Я был в своем месте отдыха, когда внезапно меня перенесло в тот замок. А дальнейшее я помню смутно из–за чар того колдуна. Говорю тебе – нас научились призывать, и теперь неизвестно что будет.

Тут же Ирен вспомнила его недавние слова – о том, что время магических покровителей уходит. Да и при последней их встрече девушка почувствовала, что что–то изменилось.

– В тот раз ты сказал мне, что наше время уходит. Что ты имел в виду? – спросила Ирен.

Юноша задумался, пытаясь вспомнить, когда это было. Потом он спрыгнул с дерева и сел напротив девушки. Вид у Ноэля был такой же потрепанный, как и у нее самой.

– Что–то подобное, как с этим призывом, – ответил он. – До нашей сегодняшней встречи я пересекался с другим покровителем на поле боя. И он тоже оказался в гуще событий не по своей воле, вел себя так же бездумно, как я.

– И что с ним стало? – после небольшой паузы спросила Ирен.

Юноша пожал плечами. Он не знал. С того дня он больше его не видел, хотя никаких распоряжений свыше не было. Ирен призадумалась. Испокон веков покровители – бессмертные существа – были обязаны помогать воюющим сторонам в различных мирах – не напрямую, не являясь обитателям миров; это – нерушимые правила. Высшие божества отправляли их в самые конфликтные места, и с помощью магии покровители поворачивали исход битвы в нужную сторону. Ирен видела, как с каждым разом люди и прочие расы, которым они помогали, становились все могущественнее, способнее. Они создавали новое оружие, учились новым знаниям. Настал день, когда те, кому покровители обязаны были помогать, овладели магией.

– Я ожидал нечто подобное после того, как смертные стали использовать волшебство в своей жизни, – словно прочитав ее мысли, сказал Ноэль. – Что рано или поздно не они будут нашим орудием, а мы – их.

Если все было так, как говорил ее соперник, то теперь неизвестно, чего стоит ждать в будущем. Древние правила – сохранятся ли они? Стоит ли теперь понимать прямое вмешательство в жизнь смертных как нарушение?

– Что теперь вообще будет с нами? – вдруг вырвалось у Ирен. Ноэль вздохнул.

– Я и сам бы хотел знать…

Двое бессмертных существ из тех, что в былые времена вершили судьбы множества обитателей других миров, сидели под деревом и устало смотрели вдаль, где парило в облаках местное животное. Оно протяжно завывало, словно знаменовало закат эпохи покровителей.

читателей   723   сегодня 1
723 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 2,86 из 5)
Loading ... Loading ...