Непоправильная сказка

 

— Это не по правилам! – выкрикнула свой последний аргумент принцесса-фея, но чудовище уже ломилось следом за ней через Ход Между Мирами. Видимо, чудовище мало волновало то, что его существование несколько не укладывается в рамки обыденного человеческого сознания, в связи с чем его, чудовищное, появление в Мире Людей посеет массу ненужных толков. Чудовище представляло собой буро-зеленый шерстяной клубок с шестью серыми лапами, хвостом, тремя глазами неподалеку от хвоста и пастью, которая занимала всю оставшуюся поверхность его чудовищного тела. Что касается внутреннего содержания, то там могло находиться все что угодно кроме мозга, потому что никакие аргументы, ориентированные на прекращение преследования, чудовище не принимало. Последний из них, как уже было сказано, не стал исключением.

Принцесса расстроилась. Положение было аховым. Мало того, что эта серо-буро-зеленая шерстяная субстанция, не понятно почему (ну, то есть понятно, потому что работа такая) насланная Злой Колдуньей из Черной Башни, из всех принцесс-фей Волшебного Мира погналось почему-то именно за ней, принцессой Маали (друзья звали просто Малиночкой), хотя других симпатичных и прочих девчонок во дворе Магической Школы было полно. Главную опасность представляла другая субстанция, то есть заведующая Хранилищем Артефактов при Магической Школе, откуда Малиночка прошлой ночью самым что ни на есть бесстыдным образом утянула (ну, взяла на время попользоваться и не успела вернуть вовремя) Волшебное Зеркальце, совсем недавно и неизвестно откуда там появившееся. Благодаря этому зеркальцу Малиночка надеялась встретить своего прекрасного принца. То есть выбрать из всех ухлестывавших за ней парней того, кто на самом деле является ее принцем. То есть сделать так, чтобы Обсидианис с параллельного потока, который почему-то не обращает на ее, Малиночку, никакого внимания и при этом, бесспорно, является самым симпатичным парнем во всей Магической Школе, наконец-то влюбился в нее… В общем, это не важно. Важно то, что рано или поздно придется разговаривать с заведующей, а может быть даже и с директором, обязательно придется, и думать надо об этом, ведь нельзя думать о том, что эта шерстяная куча может тебя сожрать. Всегда нужно думать о том, что твое приключение окончится хорошо. Такое правило.

— ..! – это Малиночка ударилась головой о фонарный столб, прямо на который почему-то открылся Ход Между Мирами. Но чудовище пыхтело в спину, и принцесса-фея, не теряя ни минуты, бросилась в ближайшие кусты.

Было чудом то, что за живой изгородью не оказалось забора.

Малиночка подумала об этом потом. Сначала же она отметила, что чудовище, несмотря на отсутствие мозгов, сообразило, куда делась принцесса, но, к счастью, вместо того чтобы ломануться сквозь изгородь следом за ней, принялось жрать зеленые насаждения.

Малиночка оказалась на хорошо подстриженной лужайке перед чьим-то домом. В окнах горел свет, и от садовых гномиков на лужайке тянулись длинные бронзовые тени. Среди листвы деревьев у крыльца тлели китайские фонарики, откуда-то доносилась плавная скрипичная музыка. Ночь в Мире Людей дышала таким спокойствием и умиротворением, что казалась ненастоящей.

— Уууу-Вяаа! – радостно воскликнуло чудовище, увидев принцессу сквозь прожранную дырку в живой изгороди. Принцесса мысленно отругала себя за то, что целую минуту потратила на отдых на этой прелестной лужайке, когда могла бы спрятаться где-нибудь или удрать подальше. Впрочем, Малиночка тут же извинилась перед собой, потому что обнаружила, что прятаться тут совершенно негде, а бежать некуда, потому что домики котеджного типа (с подземными гаражами, между прочим) стояли впритык друг к другу, и единственный путь лежал через дом.

Принцесса вскочила, то есть встала кое-как, потому что от внезапной передышки после долгой беготни ноги слушались плоховато, и поковыляла к террасе, завешанной корзинами с умопомрачительно пахнущим в ночное время суток душистым табаком. На террасе стояла резная скамья с подушечками, около нее на полу остался забытым какой-то журнал. Наверное, этот домик принадлежал семейной паре.

Дверь с цветными стеклышками оказалась незапертой. Принцесса вошла быстро, без стука, не рассчитывая кого-то застать – и тем больше удивилась, увидев в просторной, неярко освещенной комнате девушку едва ли старше ее самой, Малиночки, в шелковом домашнем халате. Она полулежала на диване с какой-то книгой в руках, рядом проигрыватель нежно резал иголкой виниловый круг.

— Прошу прощения, — пробормотала Принцесса, с трудом подбирая слова из почти забытого языка. Хозяйка дома успела только выразить что-то среднее между удивлением и недоумением, приподняв брови.

В комнату, создав альтернативную дверь на месте окна с тюлевыми занавесками, ввалилось чудовище. Принцесса повторила то, что уже было сказано ей несколько минут назад при очень близкой встрече с фонарным столбом, поменяв при этом некоторые слова местами и добавив кое-что новенькое, затем прочла на ладонь коротенькое заклятье и сдула его в сторону девушки. Та сразу же снова уткнулась в свою книгу. После этого Малиночка насухо вытерла ладони остатками своей форменной юбки. Поединок был неизбежен.

— Выр-выр-выр-выр-выр-выр-выр! – прокомментировало чудовище попытку принцессы спалить его файерболом. Оно перетряхнулось, как собака, только что вылезшая из воды, и брызги пламени разлетелись по всему дому. К счастью, магический огонь, долетая до предметов из другого мира, тут же гас. К сожалению, чудовищу он не нанес никакого вреда – видимо, оно было вызвано Злой Колдуньей из мира, еще более иного по сравнению с тем, где располагалась Магическая Школа.

Вытряхнув из густой шерсти последние язычки пламени, чудовище ринулось на принцессу. Малиночка выскочила в соседнюю комнату, из двух дверных проемов выбрав тот, что ближе. Чудовище не замедлило последовать ее примеру. Снеся собой косяки, оно существенно расширило дверной проем и походя уронило со стены несколько навесных полок. Девушка на диване и ухом не повела. Пластинка на проигрывателе продолжила играть.

В соседней комнате Малиночка попыталась заморозить чудовище. На лестнице, ведущей на второй этаж, – развеять в прах. На втором этаже – расплющить давлением. Там же Малиночка поняла, что на сей раз ей в голову пришла худшая за весь день идея, потому что через несколько секунд после прочтения заклятья она вместе с чудовищем провалилась на первый этаж, на кухню (с другой стороны – хорошо, что не в погреб).

Там, на кухне, выяснилось, что колюще-режущие предметы серо-буро-зеленой хренотени на шести лапах и с глазами около хвоста тоже нипочем. Малиночка взвыла в голос и вывалилась в гостиную, с которой и начался этот разрушительный забег по чужому дому. Девушка пребывала в той же позе, только теперь к слегка закопченному вследствие колдовства потолку поднимался дым от тоненькой сигареты. Принцесса почему-то подумала о том, что девушка обладает весьма привлекательной наружностью и в Магической Школе, наверное, пользовалась бы популярностью, хотя думать следовало о том, как она завтра объяснит себе самой и, возможно, работникам коммунальных служб, что произошло у нее дома этой ночью.

Еле переставляя ноги, принцесса выползла из гостиной через дырку, проделанную чудовищем, добралась до лужайки и упала на колени, просто потому что сил двигаться дальше у нее не осталось. Не осталось сил вообще ни на что. И как-то сразу стало все равно, что будет в следующий миг, через час, через год… Через сто лет, когда ничего этого уже точно не будет… В такие минуты обычно появляются друзья, те самые классные ребята и девчонки из Магической Школы, где их всех готовили к нелегкому труду защитников Мира Людей от попыток завоевания и колдовства злобных темных магов, колдунов и колдуний – где во время этой порой очень и очень скучной подготовки происходило множество всего интересного, к процессу обучения имеющего весьма символическое отношение. В такие минуты обычно появляются друзья, не очень-то задумывающиеся о собственной участи, когда помощь нужна тому, кто тебе дорог. В такие минуты обычно появляются… просто друзья… Но вот эти минуты одна за другой истекли, а на этот раз никто не появился. Это тоже было не по правилам. Но это было именно так.

Следом за принцессой из дома вывалилось чудовище. Путаясь хвостом в собственных лапах, оно подползло к Малиночке, дотянулось зубами до остатков ее форменной школьной юбки, закусило лоскуток, жевнуло пару раз – и издохло, потому что очень и очень устало. Задолбалось. Закончилось. И сдохло. Вот так.

Принцесса села. Плюхнулась на газон. Несколько минут она с недоумением смотрела на противную зеленую жижу, медленно впитывающуюся в землю, – все, что осталось от чудовища, исчерпавшего свой резерв существования. Потом медленно снова встала на четвереньки, поднялась на ноги. Немного пошатывало, но, в общем и целом, можно было жить дальше. Разумеется, только после того, как будет принят душ, съеден хотя бы один поздний ужин и основательно измята собственная постель. Можно, кстати, к родителям зайти, Малиночка последний раз виделась с ними летом, когда приходила в родной Мир Людей на каникулы… Да, еще одна проблема: надо вернуться в дом и как-то снять заклятье с его хозяина, а то он до конца дней своих будет читать одну и ту же книжку и курить свою сигарету.

— Вы закончили? – вежливо поинтересовался незнакомый голос, от которого у Малиночки мурашки пробежали не только по коже, но и по душе.

Она обернулась.

На крыльце, придерживая за ручку дверь с чудом не разбившимися цветными стеклышками, стояла хозяйка дома. Она была простоволосая, босиком, под мышкой держала свою книгу, и по иллюстрации, виденной где-то еще в начальных классах Магической Школы, Малиночка узнала ее. Это была Книга Судеб. Портативный вариант.

— Судя по всему, закончили, — сама себе ответила девушка, когда ее взгляд упал на жижицу в траве. Малиночке этот взгляд показался строгим не по возрасту. – Тогда, если Вам не трудно, объясните пожалуйста, почему Вы устроили поединок именно в моем доме. Больше негде было?

Малиночка оглянулась по сторонам. Вот если бы друзья появились даже сейчас, было бы очень, очень не плохо! Она, Малиночка, простила бы им опоздание. Но время шло, никто не появлялся, и принцесса не придумала ничего лучшего, чем пожать плечами и сказать:

— Ход Между Мирами сюда вывел. Я хотела куда-нибудь за город, но не получилось, промазала. Вы… Извините, пожалуйста. Если вам есть где пожить в ближайшее время, то через пару-тройку дней я вернусь и приведу Ваш в дом в порядок, — под конец своей тирады принцесса осмелела и добавила: — Ну как Вам этот вариантик? – и изобразила самую милую мордашку, на которую только была способна. Принцессы-феи вообще все милые, а уж если они при этом еще и симпатичные, то устоять не возможно – так, по крайней мере, думала Малиночка.

— Мелочи, — отозвалась хозяйка. И Малиночка заметила, что какое-то невнятное копошение за спиной девушки, которое она вначале приняла за свои галлюцинации, на самом деле является довольно редким и странным процессом: дом восстанавливал сам себя. А может быть, это хозяйка, стоя к нему спиной, одной силой мысли приводила его в прежнее состояние. Малиночка допускала и то, и другое.

— Значит, Вы… не имеете ко мне никаких претензий? – спросила она. Называть на «Вы» девушку… да нет, даже девчонку, которая казалась Малиночке ровесницей, было трудно. Но принцесса решила оставаться учтивой. – И никакой жалобы в Магическую Школу Вы не напишите? Понимаете, я там учусь…

— Нет. Я даже могу напоить Вас кофе. Как я вижу, Вы едва держитесь на ногах.

— Была бы благодарна, — ответила принцесса. И смутилась. В воздухе над лужайкой запахло чем-то похожим на чудо.

Хозяйка кивнула и вернулась в дом. Когда принцесса вошла, гостиная как раз заканчивала восстановление, хозяйки в комнате не было, а музыка по-прежнему звучала. Малиночка присела на краешек кресла (колени уперлись в журнальный столик) и вдруг почувствовала себя, оборванную и подкоптившуюся, очень неуместной в этой гостиной, такой уютной и даже несколько старомодной. В этом доме…

В этом доме, как показалось Малиночке, она уже когда-то была. Причем это не имело никакого отношения к ее визиту, состоявшемуся чуть менее получаса назад.

— Прошу! – Хозяйка поставила на столик перед принцессой поднос с огромной чашкой кофе и вазочкой, из которой недвусмысленно поглядывал зефир.

Пока Малиночка откофеивалась, все ее попытки затеять разговор хозяйка дома вежливо игнорировала. Она пила крепкий черный кофе, выкурила еще одну сигарету, немного поразмыслив, забралась на диван с ногами и окончательно забрала чашку с остатками кофе со стола. И только когда большая кружка Малиночки пустой вернулась на поднос, а гостья, немножко насупившись, удостоверилась:

— Вы и в самом деле на меня не сердитесь?

Хозяйка дома ответила:

— Сколько можно говорить об одном и том же? Я ведь уже ответила Вам: нет. Вы мне не верите? Смею указать Вам на то, что я даже не поинтересовалась Вашим именем. Если я пожелаю подать на Вас жалобу, что я в ней напишу?

— Ну, на самом деле выяснить, кто тут у Вас хулиганил, будет нетрудно… — начала Малиночка – и остановилась, заметив, что хозяйка задумалась.

— Да, пожалуй, — словно мимоходом обронила она. Принцесса совершенно серьезно подумала о том, как бы ей откусить собственный язык.

— Ну, всякие уловки с моей стороны насчет имени были бы и в самом деле глупыми, — затараторила она. – Как я могу видеть, вы очень, очень талантливая… Вы тоже фея?

— Что значит фея? – поинтересовалась хозяйка. Малиночка растерялась. Действительно, это было дилеммой: радоваться по поводу того, что хозяйка дома переключила свои мысли на другой объект, или немного занервничать из-за ее вопроса?

— Я – наследная принцесса-фея. По времени Мира Людей мне пятнадцать лет, я учусь в Магической Школе и готовлюсь стать защитницей этого мира от всего возможного магического зла.

— Ах, вот оно значит как. Ясно.

— Что – ясно?

— Ясно то, что слово «ведьма» несколько опорочило себя, и как только люди слышат слово «ведьма», они думают, что речь идет о ком-то злом, использующем темную магию…

— …Варящим в котлах лягушек, консервирующем в полнолунье кошачьи глаза…

— Консервация кошачьих глаз? Никогда не слышала. А для чего это?

Малиночка стушевалась.

— Ну, это я просто так сказала. Если ты скажешь человеку что-нибудь вроде «ну, ты знаешь, я ведьма и делаю консервы из кошачьих глаз», то о тебе уж точно ничего хорошего не подумают.

— С этим трудно не согласиться, — отметила хозяйка дома. Малиночка подумала, что ее чувство юмора приказало долго жить еще до того, как она была зачата своими родителями.

— В общем, чтобы не объяснять, что существуют светлые ведьмы и ты именно таковой и являешься, можно просто сказать, что ты фея, а феи у всех людей прочно ассоциируются с добрыми детскими сказками, где всегда торжествует справедливость. Поэтому я – фея.

— Разумно.

— А принцесса я… Ну, все девочки в Магической Школе почему-то принцессы. Да и вообще все девочки принцессы, наверное, а все мальчики – принцы. Просто в Магической Школе нам не дают об этом забывать. Думаю, помня об этом, мы ведем себя гораздо приличнее.

— Возможно. Но, как я могу заметить, не все и не всегда.

Малиночка покраснела.

— Ничего. Я придумаю что-нибудь. Если Вы на меня не нажалуетесь, мне даже замечания не сделают… — Принцесса с тоской посмотрела на свою пустую чашку. Ее внутренняя пустота говорила о том, что пора было думать о возвращении в Школу. Но тут Малиночке в голову пришла гениальная идея. — Может быть, меня даже похвалят и поставят в пример остальным. В Магической Школе я скажу, что преследовала чудовище, которое вломилось в Мир Людей. Я даже уничтожила его до того, как кто-либо его увидел, Вы не в счет, вы ведь… В общем, я могу так сказать, правда?

Принцесса-фея умоляюще посмотрела на хозяйку. Та молчала. Только какой-то странный звук теперь примешивался к виниловой музыке. Только через несколько секунд Малиночка поняла, что это смех хозяйки.

— Хорошо. Если Вы, юная леди, меня об этом просите, я подтвержу Ваши показания.

— Если это происшествие вообще будут расследовать.

— Если это происшествие вообще будут расследовать, — повторила хозяйка.

— Что ж, — принцесса поднялась с кресла, — я очень признательна Вам за понимание. – Взгляд ее упал на кофейный столик. – Отдельное спасибо за угощение. Я могу идти?

— Ну разумеется, — хозяйка дома тоже встала. – Не смею задерживать.

— Только…

— Да?

— Могу я задать Вам один вопрос?

— Задать вопрос – да, пожалуй. Но получите ли Вы ответ на него, зависит от того, что я услышу.

Малиночка ненадолго задумалась и стала по привычке теребить краешек форменной юбки – то есть то, что от нее осталось после поединка с чудовищем. А задумалась она над тем, как бы сформулировать свой вопрос так, чтобы получить столь желанный ответ на него. Хозяйка дома терпеливо ждала. Наконец принцесса решилась.

— Скажите, Вы же очень талантливая и, наверное, не старше меня. Почему я ни разу не видела Вас в Магической Школе?

— Потому что я там не учусь, — просто ответила хозяйка.

— Но ведь вы зарываете свой талант в землю! Вы могли бы выучится на отличную фею. Лучше многих, если не самую лучшую! Я сужу об этом по тому, как здорово Вы уничтожили все улики моего приключения, понимаете…

— А зачем мне это?

— Что?

— Учится на фею?

Малиночке показалось, что голос хозяйки дома наконец-то звучит заинтригованно.

— А разве это не здорово – беречь и защищать мир, в котором ты родился когда-то и даже какое-то время жил? Кроме тебя больше никто не может делать этого, а ты – можешь, ты словно граница, барьер между хрупким и драгоценным Миром Людей и скопищем злобных колдунов, жаждущих властвовать в нем, пить из него его сладкие соки и глумиться над ним! Разве не здорово противостоять им?

— Темные не злы, они просто не поняты, — ответила хозяйка.

— Не поняты? Так… Так чего же на самом деле хотят темные?

Хозяйка дома прикрыла глаза ладонью.

— Если Вас не затруднит, скажите мне об этом, когда узнаете, — произнесла она, и Малиночка поняла, что ей уже давно пора уходить, чтобы больше никогда не вернуться сюда. Ведь, чтобы узнать темного, нужно стать темным, а она, принцесса-фея Маали, которую друзья зовут просто Малиночкой, светлая, навсегда светлая.

— Еще раз благодарю Вас за гостеприимство, — пробормотала она и направилась к двери. Не оглядываясь, она спустилась с крыльца, вышла на середину лужайки, откуда и решила шагнуть прямо во двор Магической Школы. Нет, лучше все-таки не во двор, хотя там уже темно, лучше в свою комнату, и поближе к кровати…

Что-то заставило принцессу замешкаться. Какой-то холодок, словно ветер по воде, скользнул по ее душе, отчего по ней побежала смутная рябь.

Принцесса обернулась.

На крыльце стояла хозяйка дома, девчонка лет пятнадцати, черноволосая, белокожая, в шелковом халате, босиком. О красивые голени, утробно урлыкая, терлось буро-зеленое шерстяное чудовище с шестью серыми лапами, хвостом, тремя глазами неподалеку от хвоста и пастью, которая занимала всю оставшуюся поверхность его чудовищного тела.

Принцесса вскрикнула, бросилась в Магическую школу, быстро, изо всех сил – она точно знала, что сейчас ей ничего не угрожает, но в какой-то момент ей со всей ослепляющей ясностью представилось, что в последний миг свой долгой ли, короткой ли (время покажет) жизни он увидит именно это, и это тоже будет не по правилам, ведь зло не может победить добро, но это будет именно так, потому что…потому что… Потому что темные не злы, они просто не поняты светлыми, и однажды светлые жестоко поплатятся за свою непонятливость, однажды – когда темные на самом деле разозлятся.

Как быстро принцесса ни двигалась по Ходу Между Мирами, от первого слова и до последнего прощальная фраза хозяйки четко звучала у нее за спиной:

— Если Вас не затруднит, передайте, пожалуйста, заведующей Хранилищем Артефактов при Магической Школе, что, если она осмеливается присваивать чужую собственность, пусть хотя бы обеспечивает ей должную охрану.

 

 

читателей   516   сегодня 1
516 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 10. Оценка: 2,60 из 5)
Загрузка...