Непобедимый Буратино

 

1

 

Пепельные тучи тяжело нависали над проклятым лесом. Ветер раскачивал темные деревья, пожухлая листва с шелестом падала на холодную землю. Вечерело. Октябрьский дождь неустанно колотил в окно маленькой избушки. Большие упругие капли нещадно били по стеклу и могли принести гнетущую тоску. Но Карабас Барабас злорадно хохотал и заразительно смеялся. Он лучше всех, он — победитель!

Кукольник вальяжно сидел в кресле-качалке перед ярко разожженным камином. Отблески языков пламени играли на довольном лице.

Карабас лениво вытянул ноги к огню, пригубил из стакана и жадно затянулся большой черной сигарой. Сегодня он одет празднично. Белоснежные штаны в красную полоску и голубая рубашка, усеянная серебристыми звездами. Именно в таком наряде Карабас начинал представления в своем знаменитом театре. Как давно это было! Да, у него был собственный кукольный театр и замечательные актеры. Веселый Арлекин, грустный Пьеро, Мальвина и много-много других кукол. Фокусники, жонглеры, плюшевые медвежата, оловянные солдатики, пластмассовые крокодильчики. Театр Карабаса процветал и приносил хороший доход!

Все рухнуло, когда появился маленький деревянный мерзавец! Буратино! Старый злодей Карло выстругал эту проклятую куклу, и длинноносый прохиндей разорил Карабаса в одночасье! Мало того, что Буратино завладел золотым ключиком, вдобавок к этому негодяй отобрал у Карабаса всех кукол и пустил по миру. Какая чудовищная неблагодарность!

А ведь он уже почти сроднился с деревянным мальчиком, взял под свою опеку. Барабас подарил Буратино жизнь и даже дал денег, а этот плут настроил против доктора кукольных наук всех лучших актеров театра. Куклы отказывались от выступлений, вели себя нагло, убегали. Все это закончилось очень плохо. Катастрофически. Деревянный мошенник выкрал золотой ключик, разорил Карабаса и открыл свой собственный театр. После этого театр Барабаса пришел в упадок, люди перестали ходить на его спектакли.

Долгие месяцы Карабас вынашивал план мести. И вот час расплаты пробил! Скоро он вернет себе титул лучшего доктора кукольных наук! Ибо театр проклятого шарманщика просто перестанет существовать!

Джузеппе не зря называли Сизым Носом. Закадычный приятель Карло был не прочь приложиться к бутылочке. Грех не воспользоваться таким шансом. Однажды алчный старик получил от Карабаса крупный заказ на изготовление деревянных табуреток. Только длиннобородый расплатился не золотыми монетами, а крепким вином.

Конечно, теперь Джуззи, как старый добрый товарищ, каждый вечер заходил к своему другу, Карло. Старички с удовольствием пили и веселились, потешаясь над теми временами, когда они еле сводили концы с концами. Постепенно пьяный шарманщик полностью утратил контроль над своим театром, доверив всю работу глупому деревянному сынишке. А дурачка обмануть — нечего делать. Вскоре кот Базилио и лиса Алиса принялись активно скупать билеты в театр «Молния» и перепродавать их по другой, завышенной в три-четыре раза цене. Люди не захотели платить за игру бездарных актеров такие бешеные деньги, и представления проходили в полупустом зале.

Прибыли «Молнии» стремительно падали, актеры нищали, вместе со спивающимся шарманщиком и его деревянным сынком. Все это привело к тому, что куклам стало не хватать денег даже на еду. Многие залезли в большие долги, другие лишились крова и жили под городскими заборами. Каждый вечер голодные артисты приходили к старому шарманщику Карло с просьбой подать им хотя бы кусочек хлеба. Но в ответ они слышали лишь пьяную ругань брюзгливого старика, да смех осоловевшего Джузеппе.

Актеры стали разбегаться и искать новую работу. И тут вновь на сцене появился розовощекий Карабас Барабас. Он щедро оплатил чужие кредиты, приютил, накормил и предложил бедолагам вакансии в своем новом театре. Бородач платил хорошо, только никому не дозволял менять свой авторский репертуар, более того, жестоко наказывал за малейшее отступление от положенных ролей.

Однако некоторые куклы так и не захотели быть послушными марионетками в руках бородатого властелина. С ними пришлось расстаться навсегда.

В прошлом году Карабас безжалостно расправился с пуделем Артемоном. Директор ненавидел черных и кучерявых. Испытывал стойкую антипатию. А эта собака постоянно лаяла и причиняла массу других хлопот. Когда Карабаса вконец замучил проклятый насморк, он без особого сожаления отрубил проклятому псу голову и бросил несчастного в жаркий огонь камина. Только так Барабасу удалось отогреть замерзшие ноги и победить начинающийся грипп. После этого бородач всегда поддерживал огонь в своем очаге, и не гнушался топить печь неугодными, надоедливыми и непослушными куклами. Железу и огню всегда находилась работа.

Мальвину ждала особая участь. С ранних лет Карабасу не везло с женщинами, а эта кукла была волшебно красивой. Она дразнила своей грацией и необычной прической. Постоянно кокетничала и капризничала. Однажды, вычесывая свою идеально черную бороду, кукольник нашел в ней не один, а целых два голубых волоса. Неслыханное святотатство! Барабас без промедления схватил топор и разрубил девчонку на мелкие кусочки, а после сжег в своей дьявольской печи.

Но больше всего Карабас ненавидел Буратино, проклятого деревянного человечка. Правда, директор театра не хотел убивать эту куклу, зная популярность носатика среди жителей города. Переманить на свою сторону, заставить петь под медную трубу — вот какую цель преследовал длиннобородый.

Остальные куклы из компании проклятого чурбана никакой опасности не представляли. Арлекин и Пьеро исправно играли гениальную комедию «Тридцать три подзатыльника» и скоро должны были участвовать в новой авторской постановке кукольщика, «Шестьдесят шесть пинков».

 

За окном полыхнула молния. Прогромыхало. Ветер усилился и завыл в старой печной трубе.

Карабас скабрезно осклабился и потянулся. Затем он почесал разлохмаченную бороду и громко хлопнул в ладоши.

Не прошло и пары минут, как на пороге появился Дуремар, держащий оплывающую свечу. Лицо врачевателя также выглядело сильно оплывшим. В последнее время этот тщедушный человек практически не работал. Мужчина пристрастился к пиву, и пил целыми днями, после чего лечился при помощи своих любимых пиявок.

— Дуремар! Опять от тебя пахнет капустой? Как можно есть эту гадость? — рявкнул Карабас.

— Сеньор, но это же вкусно.

Однако Дуремар не говорил всей правды. Приближалась зима, пиявки — источник дохода, отправлялись в спячку, поэтому врачу просто не хватало денег на более питательную еду, наподобие мяса. Рацион лекаря стал очень простым: пиво, кислая капуста и дешевые сосиски. Хотя, последнее он ел только по большим праздникам.

— Где Буратино? — спросил Карабас, сжимая в руке семихвостную плетку.

— Э-э-э…

— Тащи сюда эту мерзкую деревяшку! Мои ноги опять коченеют! Ты хочешь, чтобы я умер от холода? — вскрикнул Барабас, разрезая плеткой воздух.

— Но вы же не будете…

— Молчать! Делай, что я тебе говорю!

Вскоре перед Карабасом предстал он. Любимец детей и причина продолжительных бедствий. Противная кукла, выструганная безумным шарманщиком. Но сегодня на деревянного человечка было жалко смотреть. Лицо изъедено жучками-древоточцами, на щеках присосались пиявки, любезно предоставленные Дуремаром, а на ушах появилась сизая плесень. Знаменитый длинный нос покрылся заусенцами и даже немного повис. Буратино смотрел на своих мучителей безразличным одеревеневшим взглядом и молчал.

— Буратинушка! Мальчик мой! Я в последний раз спрашиваю, будешь ли ты играть в моей гениальной комедии? — запричитал Карабас и даже прослезился.

Измученный пленник ничего не ответил, лишь слабо мотнул головой. В нем уже очень мало оставалось от того задорного и веселого человечка, которого знал весь город.

— Буратино! Ты будешь играть в моем театре? — заорал Карабас, хватая безвольную куклу за грудки. Он тряс его, брызгая слюной; потрясал плеткой, стараясь получить ответ. Однако Буратино молчал, безвольно мотая головой из стороны в сторону.

Барабас в отчаянье шлепнул Буратино и тот что-то прошептал, но треск горящих поленьев заглушил последние слова деревянного человечка.

Карабас сплюнул и без всякого сожаления бросил ненавистную куклу в огонь камина. Пламя взвилось, выпрыгнуло из очага и плюнуло в бороду доктора жадными горячими искрами. Длинная борода загорелась, но Барабас успел ее потушить, потеряв лишь несколько темных прядей.

— Прощай, деревяшечка! — заорал безумец и подтолкнул несчастного в глубину очага длинной кочергой.

Затем Карабас захохотал так злорадно, что в окнах задрожали стекла и стены содрогнулись, осыпаясь штукатуркой.

Дуремар уронил слезу в бокал с пивом и медленно присел в дальнем углу на корточки. А Барабас продолжал орать и бегать, как ненормальный по комнате, радуясь своему оглушительному триумфу. Он — лучший в мире доктор кукольных наук, он — победитель!

 

2

 

Утренние солнечные лучи яростно ворвались в хлипкую лачугу. Они ударили сквозь стекла, пробежались по длинной бороде и заставили Карабаса открыть заспанные глаза. Кукольник медленно потянулся и сладко зевнул.

— Завтрак, сеньор! — послышался голос Дуремара вместе со звоном ложечки о кофейную чашку.

Барабас заткнул за воротничок белоснежный платок, схватил вилку и насадил на нее аппетитное яйцо. В другую руку мужчина уже взял чашечку с кофе, блаженно улыбнулся; и тут из-за окна раздался посторонний звук. Очень неприятный.

Доктор кукольных наук насторожился. Звук повторился. Потом еще раз, и еще. Словно на улице кто-то нехороший монотонно бил палкой по дереву.

— Что это, черт побери? Что это, Дуремар?

— Весна. Дятлы прилетели.

— Дятлы?!

Карабас вскочил со стула и начал бегать по комнате, бешено вращая глазами. Он разбрасывал вещи, опрокинул кресло, а недоеденный завтрак полетел в лицо несчастного Дуремара. Кофе темными капельками испачкал белоснежную рубашку врача.

А Карабас между тем подбежал к окну, стер налипшую за долгую зиму паутину и приник лицом к грязному стеклу. Он всматривался, прищурившись в просыпающийся лес, моргал, тер глаза, и, наконец, старый дом разорвал душераздирающий крик.

— Там… там… — Карабас медленно отступил от окна, тыча толстым скрюченным пальцем.

Продавец пиявок подошел ближе и тоже заметил, как из-за отдаленной сосны показалась маленькая голова с длинным носом. Коротышка хищно улыбнулся и стукнул пару раз носом по коре сухого дуба. Противный звук удара палки о деревяшку повторился.

— Это Буратино? — удивился Дуремар.

— Да! Но, как? Я готов рвать на себе бороду! Он же погиб в этой самой печи! — заорал Карабас и махнул ногой так, что его тапок полетел в камин и сгорел.

Доктор кукольных наук тяжело опустился на кровать и застонал. А в весеннем лесу послышался стук второго «дятла». Он отозвался первому «звонкой деревянной трелью». Вскоре куклы начали задорно перестукиваться и с каждой минутой неприятные звуки раздавались все ближе и ближе. Они теребили чувствительные уши Карабаса и приносили адскую головную боль.

Не прошло и получаса, как количество источников противного перестука увеличилось, и звуки слились в мерзостную зубодробительную какофонию.

Обитатели дома уже ползали по полу, держась за головы, когда очередной равномерный стук раздался совсем близко. Долбили во входную дверь. Сильно долбили.

Карабас, превозмогая боль, поднялся и посмотрел на крепкую дубовую преграду, отделяющую людей от опасного внешнего мира. Мужчина встал, усмехнулся и схватил со стола тяжелый заточенный тесак.

В этот момент перестук уже полностью сосредоточился на входной двери. В нее били, колотили так, что косяки тряслись, сбивая пыль и опилки. Вскоре чуть ниже центра двери острый нос деревянного человечка пробил дырку насквозь и высунулся.

-А-а-а! — вскричал Карабас и рубанул тесаком наотмашь. Гладкая заостренная деревяшечка упала к ногам и гулко покатилась по половицам.

Но не успел Барабас порадоваться, как из двери проклюнулись еще два деревянных носа. Потом еще четыре. Деревянные носы заработали, словно маленькие отбойные молотки. Туда-сюда, туда-сюда… Дверь закачалась, не выдержала и рухнула под напором маленьких злобных человечков.

Кукольник пошатнулся, когда увидел, что нападающих не менее дюжины. Некоторые из них уже лишились своих деревянных носов, другие сломали пальцы, но это не мешало буратинам скалиться страшными белозубыми улыбками. Они щерили рты, задирали длинные носы и глухо били кулаки друг от друга.

Но вот все куклы разошлись в стороны, и в центр выступил один, более крепкий Буратино. Он разительно отличался от своего собрата, сгоревшего в каминной печи прошлой осенью. На голове куклы вместо колпака торчала белая кепка, грудь покрывала синяя футболка, а длинные спортивные штаны наливались ярким кровавым цветом.

Буратино подошел ближе и снял кепку. Бритая наголо голова засияла в лучах полуденного солнца и ненадолго ослепила Карабасу глаза.

— Буратинушка! Ты вернулся! Я тебя ждал. Я так соскучился! — залебезил Карабас, прикрываясь черной бородой.

— Да, я вернулся! — ответил Буратино громким и твердым голосом, отдающим стальными аккордами. Все былое дурачество исчезло без следа.

— Кофе, сеньор? — спросил недоумевающий Дуремар, опуская глаза вниз.

Буратино мгновение промолчал, властно ударил ногой в пол и продолжил:

— А я погляжу, вы тут весьма неплохо устроились?

Барабас лукаво улыбнулся, но тут же закрыл лицо бородой, словно дешевой карнавальной маской.

— Джузеппе умер. — сказал Буратино.

— Ах, какое несчастье! Бедный, бедный Джуззи! — запричитал Карабас, и с его глаз скатилась слеза, правдоподобию которой позавидовал бы любой матерый крокодил.

— Я не закончил! — перебил деревянный человечек, — Джузеппе умер, но Карло жив. Мой отец бросил пить и работал всю зиму, не покладая рук. Он стругал и стругал деревянных человечков. Затачивал длинные носы. Стружка падала на пол, и жаркий пот лился ручьями. Но упрямый отец ковал мою будущую победу. Теперь в нашем городе не один-единственный Буратино. Нас много! Нас легион! И скоро мы добьемся того, что каждый третий житель будет иметь точно такой же нос, как у меня. Мы непобедимы!

— Э-э-э…

— Проклятый Карабас, не думай, что тебе помогут Кот и Лиса! Нет! Базилио сбежал за границу, пойманный на аферах с билетами. Алиса лишилась своего хвоста и отправилась за решетку. Ты все проспал в своей лесной берлоге! Сегодня пришла и твоя очередь ответить за гибель моих друзей! — припечатал Буратино и закончил речь противным мальчишеским смехом.

— Я тебе денег дам, Буратинушка! Пятьдесят золотых…

— Чтобы ты через год обратно потребовал сто? Не выйдет! Знаю я эти штучки.

— Театр, Буратино. Я подарю тебе свой театр…

— Нет, Карабас, — в этот момент Буратино убрал с лица дурацкую улыбку и сказал тихо, но очень отчетливо: — Пощады не будет. Кровь за пепел! Ты не только разорил моего отца, ты сжег в проклятой печи моих самых лучших друзей, любимых братьев и сестер. Кровь за пепел!

В этот момент остальные куклы все, как один, подняли руки и начали кричать хором. Они были деревянные, но в их голосах гремела звонкая всепобеждающая сталь.

— Кровь за пепел! Кровь за пепел! Кровь за пепел!

Главный Буратино слабо взмахнул рукой, и на Карабаса набросилось не менее десятка деревянных кукол. Сначала мужчина пытался отмахиваться и защищаться, но вскоре споткнулся и некрасиво упал на спину. Борода замоталась вокруг рук и мешала. Через мгновение несколько острых деревянных носов одновременно вспороли толстое брюхо, выпуская потоки алой крови. Последними звуками, что слышал убегающий со всех ног Дуремар, были нечеловеческий крик хозяина и адский хохот проклятого деревянного человечка. Это смеялся непобедимый Буратино.

   

читателей   703   сегодня 2
703 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...