Моя вторая жизнь

Тьма… Вокруг меня лишь тьма. Неужели это была действительно последняя битва? А жаль, я мог выжить. Непроста оказалась доля паладина.

— Каст Гилдер!

Что? Откуда этот голос? Вокруг же никого нет, кругом пустота…

А нет, есть. Тьма сменилась светом и я увидел перед собой девушку в белом шелковом одеянии. Она смотрела на меня своими светящимися белыми глазами, как будто изучала. А я не мог пошевелиться, меня будто сковали чем-то.

— Каст Гилдер! — Что? Снова повторила мое имя? — Вы умерли одну минуту сорок семь секунд назад от удара ножом сзади. — Что?! Меня, паладина, ПАЛАДИНА!, убили ударом в спину?! — Советом богов решено дать вам еще один шанс. При вашем согласии вам дадут одно перерождение. Вы согласны переродиться?

— Да! — я ответил практически не думая, я не дурак отказываться от второго шанса и мириться со смертью.

— Согласие получено, благодарю. Теперь вам стоит знать следующее: я могу возродить вас в одном из трехсот миллионов двухсот сорока шести тысяч тридцати четырех миров, либо на ваш выбор, либо случайным образом. — она что, издевается?

— А можно в том, где я умер?

— Нет, ваше время в этом мире уже истекло.

— Тогда случайным образом.

— Как скажете. Но это еще не все. Если вы попытаетесь сказать кому-либо, или же написать, или же как-то намекнуть, что вы — переродившийся после смерти, вы можете даже умереть, а еще одного шанса вам дано не будет. Вам будет сохранена память, и в новом мире вы окажетесь в вашем нынешнем теле. Возможно, сохранится часть вашего имущества, что вы носили с собой. — а вот это хорошо, может мне повезет с вещами. — Это пока что все, что вам следует знать. До встречи.

До встречи? Снова издевка?

Я не успел ей ответить, как мои мысли оборвались.

 

Очнулся я в повозке, которая стояла в стороне от какой-то дороги и была набита мехами, на которых я, собственно, и очнулся. Приподнявшись, я осмотрелся вокруг. Кругом степь, степь, степь, казалось, она бесконечна. А нет, вдали виден лес, а в противоположной стороне какой-то город.

Внезапно голову пронзила адская боль. В голове мелькали какие-то непонятные воспоминания, хоть они и мои, мне они казались ненастоящими, чужими. Когда поток чужеродных воспоминаний иссяк, я снова упал в повозку, тяжело дыша, я пытался подняться снова, но мешала какая-то непонятная слабость.

Из этих воспоминаний, все-таки, я почерпнул много полезного. Теперь я знаю, что я делаю в этой повозке и кем в этом мире я являюсь. Роль торговца меня не сильно привлекает, но это лучше, чем оказаться солдатом в одной из трех фракций, разрывающих королевство, где я нахожусь теперь, на части. Гражданскую войну развязали трое сыновей умершего несколько лет назад короля. По всей видимости, им полностью плевать на судьбу их страны и они все продолжают разрушать ее изнутри. Такими темпами эту страну сможет захватить любая другая, просто введя в эту страну войска. Не такой судьбы хотел бы для Громелвинда почивший король. Будь он жив, давно надавал бы тумаков своим сыновьям, но нет, он мертв.

Талгор, Белиан и Филадгар значит… Повезло им, что народ не в силах подняться на мятеж, иначе перебили бы их и трон занял какой-нибудь смутьян, вроде меня…

Стоп. Откуда такие мысли? Но с другой стороны… С другой стороны, похоже, это единственный способ спасти это королевство. Нехорошая ситуация здесь складывается.

Хватит думать о чуши, надо ехать в город и продавать меха. И собрать больше информации, иначе то, что я только что задумал, обернется для меня еще одной встречей с той девкой, которая провожает умерших. Только сейчас до меня дошло, кто она такая. Занять трон, чтобы спасти страну от краха? Хороший способ вписать свое имя в историю этого мира, а цель и средства оправдает…

 

К вечеру я уже проезжал через врата огромного, чего я не сказал бы до этого, города. Издали он казался небольшим городишком. Но когда подъезжаешь вплотную к его стенам, мнение резко меняется.

Сразу мне меха продать не удалось, все торговцы уже давно закрыли свои лавчонки. Остается только второй пункт моего нынешнего плана — сбор информации, а поможет мне в этом общество ближайшего трактира. Туда-то я и пошел.

Ближайший трактир, он назывался «Вороной конь», встретил меня шумным весельем и громкой музыкой. Праздник у кого-то, вот и шумят. Я не стал обращать внимания и начал потихоньку расспрашивать посетителей, выманивая у них слухи. Из того, что я узнал, выходило следующее: Филадгар и Белиан опять грызутся между собой под Ноттерменом, бывшей столицы, а сейчас, в обстановке гражданской войны, каждый из принцев называл столицей королевства свой город. А Талгор в их разборки пока не вмешивается, надеясь победить их обоих, когда они будут обескровленны из-за этого сражения.

— Эй, это ты с мехами приехал? — какой-то тип окликнул меня сзади.

— Ну я, а что такое?

— Слыхал я тут, одному богатею как раз мехов не хватает, он недалеко живет, дома через три направо от трактира, так что беги, продавай скорее.

Что-то это подозрительно. Но не более. Поэтому я решил проверить груз и пойти к этому богатею. Моя повозка так и стояла недалеко от трактира в целости и сохранности. Как и груз.

Однако когда я пересчитывал куски меха, что-то вывалилось и со звяканьем упало на дно повозки. В темноте было трудно разглядеть что это, а вот на ощупь… Да это же мой меч! Вот так повезло. И ножны с ремнем на месте. Просто замечательно. Я застегнул ремень на поясе и продолжил осмотр груза.

Убедившись, что весь груз на месте, я сел на козлы и тронул повозку с места.

Окна в доме моего потенциального покупателя еще горели. Дверь мне открыл слуга этого богатея. Когда я сказал, с какой целью нанес визит, он как-то странно посмотрел на меня, будто я вот-вот должен умереть. Он потребовал, чтобы я дал ему самостоятельно осмотреть груз. Я возражать не стал, только зачем он с собой стражника позвал? Ладно, не важно, может так у них принято.

— Откуда меха привезли? — вполне ожидаемый вопрос. Но зачем это знать слуге?

— Из Антейко, там как раз сезон продажи мехов.

— Из Антейко значит? — опять этот странный взгляд. — Мы конфискуем этот груз.

— Что?! На каком основании?

Ответа я так и не услышал. Только почувствовал удар по голове и отключился.

 

Очнулся я непонятно где, сидя на коленях, руки связаны сзади. Справа и слева от меня, кажется, стоят стражники. По крайней мере, по одежде похожи на стражников. Передо мной какой-то мужик на стуле, больше напоминающем трон.

— Так ты и есть тот контрабандист? — ну и голос у этого мужика, кого-то мне это напоминает.

— Не контрабандист я. Просто торговец.

— А попался на контрабанде меха. Совпадение? Не думаю. Не пытайся меня обмануть, отродье.

— Называешь меня отродьем, а сам воняешь, как мусорная куча в свинарнике. — ох зря я так.

— Что?! Как ты, чернь, смеешь такое говорить своему королю?!

Один из стражников ударил меня в живот эфесом меча. На мгновение дух выбило, но к этому я был готов. Придя в норму, я ответил:

— Твои братья такие же напыщенные петухи, как и ты. Какой же из тебя король тогда?

Похоже, я немного перестарался. Талгор, а это был он, иначе быть не могло, велел стражникам развязать мне руки и отдать меч. Когда они сделали это, он снял с левой руки перчатку и бросил мне под ноги. Вызов на дуэль, значит? Прекрасно, этого я и добивался. Потому и поднял перчатку — вызов принят.

Талгор сразу сбросил свою накидку и вынул из ножен меч. Я тоже не стал медлить и достал свой. Это большое счастье, что мой меч остался со мной, я настолько привык к нему, что не смог бы в полную силу сражаться с другим. Талгор свой ремень с ножнами отстегнул, а я не стал. А зачем? Не мешают да и ладно.

Я начал атаковать, не давая ему перехватить инициативу. А он хорош — без труда парирует мои удары. Видимо, так же как и я в детстве начинал тренироваться. Но я уже заметил недостаток в его технике боя: удары справа он парирует, ставя клинок вертикально, свободной рукой поддерживая его. Против одиночного бойца это может и работает, а что он будет делать против двоих? Или даже троих? Он ведь даже кинжал или щит не использует, хотя одна рука свободна. Все. Исход боя предопределен.

Я резко отскочил назад, разрывая дистанцию. Мой соперник не стал гоняться за мной и остался на месте. Повисла пауза.

— Кто ты такой, отродье?

Оскорблять меня вздумал? Опять? Хочет знать, так пусть знает.

— До того, как стать торговцем, я был паладином.

Что? Он засмеялся? Неужели я что-то не то сказал? Впрочем, не важно. Пока он давился смехом, я отстегнул ножны от пояса и большим пальцем надавил на элемент орнамента. Обожаю этот звук, звук надвигающейся бури, звук механизма, превращающего ножны во второй меч. Из ребер ножен показались два лезвия, третье стало острием нового меча. Услышав этот же звук, Талгор затих и посмотрел в мою сторону. Сюрприз!

Я быстро рванулся вперед и нанося ложный удар справа, дождался, когда он паррирует его и ножнами рубанул ему от живота до правого плеча, его меч с лязгом упал на каменный пол и высек искру, потом, когда он рухнул на колени, я занес меч, готовясь нанести завершающий удар.

— Твое последнее слово?

Талгор тяжелым взглядом посмотрел на меня, левой рукой он достал из-за пазухи какой-то маленький томик. Не удержав его в руках, он уронил его.

— Если ты действительно паладин, заверши мое дело, не дай им победить…

Последнее слово сказано. Теперь пора убить его. Я ударил его прямо в сердце, клинок прошел точно между ребер. Когда я вынул его, Талгор рухнул на пол мертвой тушей.

Я думал, стражники сразу же атакуют меня, но нет — они встали на колени, а кто-то повторял «Да здравствует мертвый паладин!». Почему это мертвый? Я живее всех живых, ну почти.

Что ж, значит теперь я занял место Талгора. Прекрасно. Теперь есть реальный шанс стать королем.

Почему мне постоянно попадается на глаза труп Талгора? Точнее, эта книжка, труп просто лежит рядом. Подойдя, я поднял с пола книжку, а слугам велел убрать тело. Его предсмертные слова меня не впечатлили — типичная фраза в подобных ситуациях. Аж тошнить начало. Да и убил я его слишком обыденно, лучше бы голову отрубил и повесил на ворота.

 

Кто бы мог подумать, что весь следующий день я проведу, сидя на троне и читая эту мелкую книжку? А содержание у этой книжки интересное, в ней полно заметок по какому-то Алагору, мечу, способному «разрезать небеса». Слишком пафосное описание для какой-то железки, но остальное не похоже на вымысел. Похоже, с его помощью Талгор надеялся избавиться от своих братьев и занять трон Громелвинда.

Местонахождение этого меча тоже указано: он находится в руинах Тейлондора. Вот только где эти руины, непонятно. В библиотеке дворца посмотрел, там нету. Спросил у советников, никто не знает.

В книжке помимо этого рассказывается о какой-то пещере, да еще и точное местоположение указано, в которой живет какой-то мудрец-отшельник. Скорее всего, он-то знает, где находятся эти руины. Я должен найти их, любую возможность победить надо использовать.

Я велел снарядить отряд. Нужно как можно быстрее добраться до цели, ведь если об этом знают мои враги, они наверняка поспешат так же воспользоваться возможностью.

Стоп. Если Талгор знал о местонахождении пещеры и о том, кто там обитает, почему он не добрался до нее? Может не успел? Возможно и такое, но вдруг он знал еще что-то, что заставило его остановиться? Если так, то желательно узнать больше об этом.

Узнал я в итоге мало. Точнее ничего. Судя по рассказам слуг, Талгор все же собирался навестить этого мудреца, но тут появился один контрабандист и из-за него визит пришлось отложить. Теперь его контрабандист будет навещать, точнее я. Как бы я ни сомневался, что-то делать придется, иначе я потерплю поражение. А я не хочу проигрывать, поэтому я иду туда.

 

Два дня ушло на то, чтобы дойти до этой пещеры, она хоть и была недалеко, местность замедляла наше продвижение. Пришлось идти по густому лесу, ибо дорог не было. Но если они были и проводник завел нас в этот лес, чтобы набить себе цену, я вскрою его и покажу миру его грязное содержимое.

Облегчение, которое испытал я и мой отряд, выйдя из леса в степь, не передать никакими словами. Наконец, закончились эти бесконечные кусты с деревьями и можно спокойно вздохнуть. Эта степь только начала восстанавливаться после прошедшего не так давно пожара, поэтому трава не была выше середины голени.

— Сир, а что вы намерены делать, когда станете королем? — вопрос во время привала мне задал один из членов отряда, молодой воин, кажется, его зовут Эдварг.

Когда стану, а не если стану? Оптимистичный вопрос, неужели он так верит в мою победу? С другой стороны, он долго обдумывал, как задать этот вопрос, и решил, что так лучше, а вера в мою победу тут не при чем. Кто знает, может и такой вариант работает. В любом случае, ответить надо достойно.

— Наводить порядок в этом королевстве, что же еще? Ведь в любом случае придется восстанавливать страну после гражданской войны, устроенной этими тремя дураками. Они начали, а мне придется расхлебывать. Разве есть другие варианты?

Парня передернуло, видимо, не такого ответа он от меня ждал. А какого тогда? Что я начну грабить королевство?

— Я ответил не так, как ты ожидал?

— Нет, сир, другого ответа я не ждал от вас. Но… Сир, разве честно было использовать в дуэли второе оружие, да еще и скрытое в ножнах?

— Не такие вопросы должен задавать солдат. — парня опять передернуло. Думал, за его вопрос я ему тираду устрою и велю плетей всыпать? А ведь это было бы правильно. Но нет. Он ведь прав, это было не совсем честно. Но как я сказал себе, когда принял решение стать королем? «А цель и средства оправдает», кажется, так. — Я мог, конечно, сказать, что это не твоего ума дело и все в том же духе. Ты прав, это был нечестный поединок, но вы меня все равно признали. Значит, вы поняли, что в моей ситуации цель оправдывает средства.

Ничего на это не сказав, парень поклонился и ушел. И правильно, тут уже нечего говорить.

Через сутки мой отряд уже подходил к этой пещере. Местечко это было не самым приятным, оно было мрачным, всюду пахло разлагающимися трупами зверей, а живых рядом, видимо, нет. Что еще хуже, было немало человеческих останков, особенно у входа. Что же за чудовище этот отшельник?

На лицах моих спутников ясно было написано, что они считают этот поход последним. А жаль, они хорошие воины, еще могли бы послужить моей цели.

— А ну не киснуть! Мы еще отсюда выберемся, вот увидите.

Я сам-то верю в то, что говорю? Вряд ли. Наверняка многие не вернутся.

Так, а ну прочь сомнения! Говорю им не раскисать, а сам уже в себе сомневаться начал. Вперед!

И я пошел в пещеру. А мой отряд за мной.

Не успел я пройти и половины расстояния до пещеры, как на встречу мне вышел какой-то человек. На вид он был уже пожилым, совсем старичок. Неужели это все он устроил? Образ кровавого убийцы как-то не вяжется с этим стариком.

— Не часто можно увидеть здесь гостей. С какой целью вы явились?

— Информация. Мне нужна информация.

— Информация? Хм… И какая же информация нужна тебе, Каст Гилдер?

Что? Откуда?! Я ведь не говорил ему свое имя!

— Вижу, ты удивлен, паладин. Так о чем ты хотел спросить?

Он и о моем прошлом знает? Странный старик, кто он такой?

— Мне нужна информация о местонахождении Алагора.

Старик зачем то зашел обратно в пещеру, а вернулся с деревянной коробкой.

— Просто так я не скажу тебе ничего, ты должен победить меня в игре. Победишь — уйдешь живым и с нужным тебе знанием. Проиграешь — да упокоится твоя душа, ибо здесь ты и умрешь.

Чертов старик. Так вот почему здесь столько трупов? Он просто убивал их, а играл, скорее всего, нечестно.

— И в какую игру мне с тобой играть?

— Шахматы.

Старик щелкнул пальцами и между нами появился стол, взялся непонятно откуда. Да и два стула еще. С ухмылкой он пригласил меня за стол.

Делать нечего, я принял приглашение и сел за стол.

— Надеюсь, правила объяснять не надо?

— Не надо. Я знаю правила и играл не раз.

— Мм, ну смотрите. Реванша не будет.

 

Вот проклятье! Мы уже час играем одну партию, преимущество переходит из рук в руки. Надоело, надо заканчивать. Только вот как?! Один неверный ход и я проиграл, мой противник в таком же положении, но ошибок не совершает. Однако, последний ход сделал все же он…

Я даже не знаю, радоваться мне или нет, от того, что игра закончилась после одного хода старика. Играть мне уже порядком надоело. Я, конечно, рад что игра закончилась, но я проиграл. «Мат» — это старик сказал после того как переставил своего коня. Как я не заметил такой ловушки?

Я вскочил из-за стола и отпрыгнул назад. Мой отряд переполошился, а старик только ухмыльнулся. Он встал из-за стола и тот сразу исчез вместе со стульями. Я вытащил свой меч из ножен.

— Не поможет, последний живший паладин так же умер от моей руки сорок лет назад. но оказалось, что последним был не он, а ты… Мертвый паладин, кажется так тебя прозвали? Ну так умри еще раз! — сказал старик.

Внезапно его окутал ураган из огня. Меня из-за этого отбросило назад метров на пять, и я ударился спиной о скалу.

Мне понадобилось несколько секунд, чтобы придти в себя. После я увидел нечто: старик превратился в огромную птицу, оперение которой представляло собой жаркое пламя. Феникс, забери его бездна. Вроде, птица благородная, а промышляет поеданием гостей.

Пока я приходил в себя, птица занялась моим отрядом. К такому ребята готовы явно не были, один за одним они погибали. Феникс оказался слишком сильным.

Каким бы сильным ни был гнев в моей душе, бездумно на него нападать нельзя, запросто спалит или пронзит клювом, весьма внушительным причем. Я решил нападать на него сзади, пока оставшиеся в живых воины отвлекали его внимание от меня.

Я был в пяти метрах от огненного хвоста феникса (не хочу больше испытывать то, что пришлось испытать в этот момент — жар был просто невыносимым), когда между мной и его хвостом возникла вспышка света и отбросила меня назад ударной волной. Проклятье! За одну минуту дважды ударился об одну и ту же скалу.

Сомнительно, что это магия феникса, насколько я знаю, в форме птицы он может пользоваться лишь огненной стихией. Тогда кто вмешался? Ответ я узнал сразу, как только встал на ноги. Лучше бы не узнавал.

На месте вспышки стояло три человека: двое в полных доспехах с закрытыми шлемами и милая на вид девушка в белой робе с накинутым капюшоном. Девушка показалась мне знакомой, я определенно ее видел раньше. Она посмотрела на меня кротким взглядом и повернулась к птице.

— Гай Эден Феникс, вы приговариваетесь к смерти за мошенничество и большое количество убийств. Приговор привести в исполнение немедленно. — девушка щелкнула пальцами и воины в доспехах пошли прямо на феникса.

Тот, видимо, понял, чем это ему грозит, и сразу же взлетел. Воины достали непонятное на вид оружие и нацелились на все удаляющуюся птицу, но девушка не дала им выстрелить, крикнув «Стоп! Позже с ним разберемся». Только потом она обратила внимание на меня.

— Каст Гилдер! — девушка сняла капюшон, тут-то я и узнал ее, — Совет богов не заинтересован в твоей смерти. И я тоже не хотела бы снова встретить твою душу в предзагробном мире. Мне велено передать тебе кое-что.

Она подошла ко мне почти вплотную. Лицо ее не выражало никаких эмоций, прочитать по нему что-либо было невозможно. Внезапно она двумя руками притянула меня к себе и поцеловала. Эта ее выходка шокировала меня, я даже пошевелиться не мог. Где-то минуту она меня не отпускала. Должен признать, мне понравилось, хоть и было это неожиданно и против воли.

Наконец отпустив, она отошла от меня на несколько шагов.

— Дело сделано. — сказала она, — В свое время ты поймешь, для чего это сделано. Мы еще встретимся позднее.

Она развернулась и пошла к порталу, который открыли ее телохранители, пока мы целовались.

— Постой. Мы уже довольно долго знакомы, даже поцеловаться успели, а я твоего имени не знаю.

— Меня зовут Эсдея.

Сказав свое имя, она сразу вошла в портал и он схлопнулся. А я подошел к своему отряду. Ребята не выглядели радостными, подумаешь, богиню увидели. Лучше бы она раньше явилась, небось именно так они сейчас думали.

Мой отряд потерял семерых убитым и абсолютно у всех были ожоги разной степени тяжести. Даже мне обожгло левую руку.

Тех, кто был в состоянии передвигаться, я взял на обыск пещеры.

Она оказалась довольно большой, и, к счастью, узких извилистых проходов не было. У пещеры была одна единственная секция, соединенная со входом коротким корридором.

В дальнем конце пещеры стояла кровать, стол и шкаф. Все было запыленным, а еда, оставленная на столе, давным-давно протухла. Рядом со шкафом мы нашли скелет, похоже, это прежний владелец пещеры. Вполне возможно, это тот, кого мы искали, а феникс попросту захватил пещеру и притворился мудрецом, жившим здесь. Люди продолжали приходить сюда, и он их убивал.

— Командир! — один из воинов окликнул меня и подбежал со свитком в руках.

Очень интересно. Свиток оказался картой местоположения какого-то места, часть названия затерлась, но было и так понятно, что это Тейлондор. Все, нужное найдено, пора уходить, дальше ждет нудная дорога обратно.

 

Три дня понадобилось на дорогу обратно. Я с облегчением вздохнул, когда вошел в свои покои и рухнул на кровать. Дело было поздней ночью и поэтому хотелось спать. Я даже не заметил, как уснул.

Утро встретило меня безрадостно: сумерки, дождь и гроза. Весь мой дворец был погружен в темноту, только в некоторых местах слуги зажигали свечки, чтобы хоть какой-то свет был. И почему окна такие маленькие везде? В моем мире в любом дворце окна были раза в три, если не в четыре, больше. В моем мире… Дернуло, бездна его забери, вспомнить этот мир. Интересно, там до сих пор идет грызня?

— Война в твоем мире еще не закончилась.

Я аж подпрыгнул от неожиданности. Откуда в моем тронном зале богиня? И как она узнала, о чем я думаю?

Богиня в этот раз явилась одна. Она стояла напротив меня, держа руки за спиной. Наряд она тоже не меняла, предстала передо мной, как в день сражения с фениксом.

— Ты и мысли мои читаешь? И вообще, зачем ты здесь?

— Да, я читаю твои мысли. И в них, как и в словах, никакого почтения к такой богине, как я. Но я тут не за тем, чтобы из тебя почтение выбивать.

— А зачем тогда?

— Убедиться, что ты подходящая кандидатура для этого мира. Ты ведь догадался, что богами ты сюда не просто так отправлен?

— Я бы не стал так громко говорить здесь о моем прошлом. И да, я думал на этот счет, и так и не додумался, зачем.

— Предсказуемый ответ. Ответь на вопрос: что делают верящие в богов люди во время невзгод?

— Молятся, наверное. А какое отношение это имеет ко мне?

— Ты ведь представляешь, что такое долгая гражданская война, где главы фракций преследуют лишь свои личные цели? Представляешь, как страдает от этого народ? Поэтому люди молят богов прекратить войну. А мы вынуждены что-то с этим делать. Скажи, какую цель ты поставил перед собой, когда узнал о происходящем в этом мире?

— Я решил положить этому конец и самостоятельно занять трон.

— Поэтому выбран был ты. Тебя всегда манила власть, но при этом ты не действовал только в своих интересах.

— По-моему, не лучший выбор. Из меня плохой политик.

— Но первые шаги к власти ты уже сделал, останавливаться нельзя, а назад дороги и вовсе нет.

— Вот как? Ты не забыла о своей цели? Ты, кажется, убедиться в чем-то хотела.

— Я уже убедилась, читая твои мысли. А теперь слушай меня. Через два дня по времени этого мира твои главные соперники пойдут в поход к руинам Тейлондора. Оба собрались идти в один и тот же день, хотя сговора между ними нет. Совпадение или нет, решай сам. Тебе не мешало бы тоже поторопиться, иначе победа может уйти от тебя. Я сказала все.

Отойдя от меня на шаг, богиня просто взяла и исчезла. Через два дня значит? И почему именно Тейлондор? Они тоже знают о Алагоре? Проклятье, от разговоров с богиней вопросов лишь прибавилось, а ответов нет совершенно.

Как назло, времени мало — эти два дня пролетят незаметно. Но лучше не ждать эти два дня, а отправляться в поход завтра. Так я и сделаю. Подозвав слугу, я велел ему привести ко мне генерала Ховарда. В армии убитого мной Талгора он был самым влиятельным человеком, а после его смерти присягнул мне на верность. Я не стал смещать его с поста, поскольку клятву верности он дал на своей крови, лишь бы не терять пост. Раз он сам сделал себя заложником своей клятвы, пусть будет генералом.

— Каковы приказания, сир? — едва войдя спросил он.

— Вот только не надо этих шаблонных фраз. Во-первых, с колена встань, во-вторых, можешь по имени ко мне обращаться. Ну раз уж ты спросил, мне нужно, чтобы вся армия была готова к походу к завтрашнему дню, в городе оставим только пятитысячный гарнизон.

— А куда вы собрались вести войска, сир?

— Не сир, а Каст. А войска я поведу к северо-западной границе королевства, к Тейлондору. Идти будем по карте. Ты все понял?

— Да, сейчас же отдам распоряжения.

— Свободен.

Ховард поклонился и ушел.

На следующий день моя армия была готова к походу. Если не считать те пять тысяч, что останутся в городе для его охраны, в поход шло около пятнадцати тысяч человек. Это не очень много, но и сказать, что мало, нельзя. Еще две — две с половиной тысячи присоединятся к моей армии позже, когда будем проходить через Антейко, средних размеров городок,где по легенде я покупал меха, в контрабанде которых меня обвинили. Этот городок тоже принадлежал Талгору, и с его смертью стал частью моих нынешних владений.

Почему-то я думал, что Тейлондор намного ближе. А на деле понадобилось пять дней, чтобы до него добраться. И через эти пять дней я его увидел… Это был огромный пустой полуразрушенный город, в центре, вместо ожидаемого замка, была огромная воронка. Что такого здесь могло произойти, что целый замок был стерт с лица земли и теперь представлял из себя гигантскую воронку? Похоже, это вопрос, на который нет ответа.

Разведка доложила, что врагов поблизости нет. Прекрасно. Я велел солдатам разбить лагерь, а сам с тройкой телохранителей пошел в город. В книжке, оставленной Талгором, написано, что до разрушения города объект моих поисков был в самом большом храме города, его-то мне и нужно найти.

— Сир, что нам делать, если мы попадем в ловушку? — спросил один из моих телохранителей, когда мы углубились в город.

— Главное не…

Я не успел закончить фразу, как с крыши дома, вдоль стены которого мы шли, посыпались глыбы камня. Я успел отойти в безопасное место, двое телохранителей тоже. Один из камней упал на спину третьему, тот рухнул на землю, еще один булыжник упал ему на ногу, послышался крик боли. Ребята быстро оттащили его.

— Как он? — спросил я, подбежав к ним.

— Похоже, у него раздроблена лодыжка, сир. Дальше он идти не сможет.

— Проклятье! Разобьем тогда лагерь. Придется звать помощь.

Телохранители начали деловито устанавливать палатки. Я занялся розжигом костра.

Пока я пытался зажечь трут, на глаза мне попались глыбы камня, посыпавшиеся с крыши. Они как будто не от этого здания, какие-то чужеродные. Бросив свое занятие, я подошел к этим камням и под одним из них увидел кусок тонкой веревки, привязанный к металлическому пруту, воткнутому в землю. Все ясно: растяжка привела в действие ловушку, из-за которой с крыши посыпались камни.

Когда я вернулся обратно, огонь уже горел и один из моих спутников занимался готовкой, второй оказывал помощь раненному.

— С этой минуты внимательно следите за тем, куда наступаете, на что кладете руку и так далее, ясно? Судя по всему, тут полно ловушек, оставленных неизвестно кем.

Утро следующего дня стало последним для раненного солдата — он умер от руки какого-то странного человекоподобного существа, которое напало на нас, едва начался рассвет. Тварь мы убили быстро. Это был гоблин, вероятно, обитавший неподалеку.

Похоронив павшего товарища, мы двинулись дальше. Один раз мы едва не задели такую же растяжку, только вот ловушка была куда опаснее: хорошенько осмотрев ее, мы нашли огромный топор, который должен был рассечь нас пополам, когда растяжка сработает.

Только под вечер мы увидели искомый храм издалека, когда взобрались на крышу одного из домов. Что еще хуже, на горизонте мы увидели две готовящиеся к бою армии. Значит, капитальная заворушка скоро начнется. Это лишь еще один повод поторопиться.

Переночевав в одном из домов, утром мы отправились в храм и дошли до него только к вечеру. Он оказался огромным. Плохо, сложнее будет найти искомое, если этот предмет не лежит в каком-нибудь очевидном месте. Особо не задумываясь, я велел своим телохранителям остаться снаружи и ждать меня, а сам вошел внутрь.

Ну и темнота здесь, хорошо хоть догадался факел взять. Коридоры этого храма кажутся бесконечными, такое чувство, что мне придется долго тут пробыть.

Примерно два часа я просто бродил по этим коридорам, пока не наткнулся на проход в какой-то огромный зал. В отличие от коридоров, здесь было полно света, потому что в потолке было огромное отверстие, через которое проходило много света.

В центре зала стояла большая жаровня, она была пуста. Рядом с ней стояли два человека с мечами наголо. Уж не братья-принцы ли это? Странно, весьма странно, что они оказались здесь раньше меня, да еще и оба сразу.

— Не вы ли те два напыщенных недопавлина, которые страну на куски разбили своей войной?

— Что? А ты кто такой? — этот вопрос мне задал принц-маг, Филадгар. Я опознал его по нашивкам гильдии магов на плаще. А доспехи так и блестят, как будто он на парад явился, а не на войну.

— Я тот, кто вашего братца на тот свет отправил, сейчас и вами займусь.

— Так это ты Талгора зарезал? Вот и объявился ублюдок, Филадгар. Давай-ка его прикончим, а потом к нашим разборкам вернемся.

— Ну нет, Белиан, я с тобой заодно никогда не буду.

Мне уже успела надоесть эта болтовня, я вытащил меч и бросился в атаку. У Белиана наудивление хорошая реакция, он легко увернулся и тоже вытащил меч, а его братец бросил в меня огненный шар. Чуть не попал, гад. Мне удалось втянуть Белиана в дуэль, при этом уворачиваясь от заклинаний его братца и стараясь сделать так, чтобы его заклинания сработали против Белиана, но и он тоже уворачивается.

Через какое-то время я добрался до Филадгара, но смог лишь ранить его в ногу, потому что его брат снова втянул меня в бой на мечах.

В этот момент я почему-то вспомнил одного человека из моей прошлой жизни, и, по-моему, Белиан ему не ровня: у него нет такой скорости и проворности, как у того человека. Сколько раз я сталкивался с ним в тренировочном поединке и сколько раз он побеждал меня за пару секунд, посчитать невозможно.

Встретил я его при странноватых обстоятельствах. В тот день, то есть вечер, я шел по лесу и случайно услышал женские голоса. По своей глупости, я решил их подслушать и спрятался за кустами, но меня выдал треск сломавшейся ветки. Одна из девушек, а они сидели там вдвоем, сидевшая ко мне спиной, внезапно прыгнула вверх и, перевернувшись в воздухе, метнула в мою сторону нож, он попал мне в плечо. После этого человек, о котором я вспомнил, незаметно пробрался сзади и выбросил меня на поляну к их костру. Позже, убедившись, что я не шпионил за ними, а просто оказался рядом случайно, они меня вылечили и отпустили. Девушки определенно принадлежали не к человеческой расе, одна из них, по-моему, была эльфийкой, а та что метнула в меня нож, принадлежала к неизвестной мне до того дня расе. В следующий раз я встретил его лишь через два года в осажденном неизвестно кем городе, тогда-то он мне и сказал: «Каст, скорее всего, эта битва решит все, но чтобы победить в ней, сначала победи в битве внутри себя, и лишь после этого обнажай меч». Конечно, фраза отдает пафосом, но в тот день в моей душе действительно шла битва из-за того, что я не мог определиться.

Сейчас дело обстояло немного иначе: битва в моей душе уже давно выиграна, я уже давно определил свою цель, а сейчас делаю все, чтобы достичь ее.

Бой уже подходил к концу, раненный в ногу Филадгар пытался отползти подальше, магию он уже не использовал, похоже, уже исчерпал себя. Белиан уже выдохся, его движения стали медленными, неуклюжими. Пока он стоял с одышкой, я подошел к Филадгару и без лишних слов рубанул по шее. Он попытался защититься железкой у себя в руках, именуемой мечом, но это ему особо не помогло: он не удержал меч и тот рухнул на пол храма. Из пореза на шее начала брызгать кровь, Филадгар умирал.

Белиан так и продолжал стоять на месте.

— Может, скажешь что-нибудь? Или ты настолько выдохся, что даже говорить не можешь?

— А ты тот еще ублюдок, Талгора завалил, Филадгара вот прирезал, но меня не сможешь!

Вот дурак, бросился атаковать. Это даже атакой не назовешь, он просто бросился на меч, наверное, думал, что я буду послушно стоять на месте и не шевелиться. Наивный идиот. Я уклонился от его меча и резанул ему по брюху. Он просто рухнул на землю. Очень, ну очень глупая смерть, что тут еще сказать.

— Все-таки, ты ему не ровня, — сказал я трупу.

Вытерев меч от крови, я засунул его в ножны. Они мне даже не пригодились. Вдруг мне на глаза попался меч Белиана и он был… В крови? Странно, я не помню, чтобы он ранил Филадгара и… Зря я посмотрел вниз, сделав это, я увидел растущее красное пятно у себя в области солнечного сплетения. Вот проклятье… Я рухнул на пол.

«Проснись!». Я уже пятый раз слышу этот голос. До боли знакомый голос, призывающий меня проснуться. Неужели я опять умер?

«Проснись!». Вот опять.

Я открыл глаза. Я думал, пол в загробном мире не такой, как в храме. И почему он такой же?

— Замечательно, очнулся.

Краем глаза я увидел… Эсдею? Ну точно умер, иначе откуда ей тут взяться?

— Вставай, еще рано тебе умирать.

Что? Рано умирать? А я разве не умер?

Поднявшись на ноги, я увидел все тот же зал, а на полу лежали два трупа. Значит, я не умер? Решив убедиться, я засунул руку под кольчугу и нащупал место, где была кровь. Странно, но рану я не нащупал…

— Тебя спас мой поцелуй, тот самый. Он либо продлевает жизнь в три раза, либо один раз спасает жизнь при смертельном ранении.

— Вот как… А что ты здесь делаешь?

— Я решила навестить тебя.

— И все? А кстати, может, подскажешь мне, где искать этот прокляьый меч?

— Ты его не найдешь здесь, он давно был изъят из этого мира из-за опасности, которая грозит миру из-за его существования.

— То есть, я зря приходил сюда…

— Не зря, ты выиграл войну, осталось лишь доказать это тем, кто следовал за твоими врагами.

И то верно.

Я вышел из храма и пошел в сторону сражающихся армий. Почему-то битва прекратилась, когда я подошел к линии столкновения. Пройдя до центра, я бросил на землю мешок, что нес в руках, и его содержимое выкатилось наружу.

Солдаты широкими глазами смотрели на две головы, выкатившиеся из мешка, а потом все начали преклонять колени, поняв, что нет больше смысла воевать. Я победил. Но почему-то радости не чувствовал, наверное, не такой победы я желал.

 

Через месяц состоялась коронация. Наконец, моя цель достигнута. Но праздник был омрачен вестью, которую принес гонец, ворвавшись в тронный зал во время моей коронации.

— Война! Война! — кричал он, — Великаны из Дубового леса разоряют наши селения, они большой ордой продвигаются к столице!

Что ж, придется приложить все силы и победить.

 

 

 

   

читателей   601   сегодня 2
601 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 1,67 из 5)
Загрузка...