Энергетические поля

Аннотация (возможен спойлер):

Высший жрец забрал Базу Данных. Теперь принцессу не спасти от воздействия энергетических полей черного колдуна. Разве что, мне удастся проникнуть в Запретный квартал и вернуть Базу Данных. Или есть другой способ…

[свернуть]

 

Все началось с того, что Высший жрец заметил у меня Базу Данных. Он строго спросил, где я ее взял. Я ответил, что ее мне дал помощник, которого они с Высшей жрицей оставляли на время паломничества. Высший забрал Базу Данных, а жрице сказал:

— Говорил тебе, что нельзя брать людей из постороннего круга. К чему они его приведут?

Я объяснил, что в Базе Данных рассказывается про те же энергетические поля, которые часто вспоминает сам Высший жрец. Поле жреца, заботливо окутывающее меня, необычно преломилось, словно в него вторгся кто-то посторонний. Жрец разозлился и сказал, что такие базы данных не способны научить людей миру и гармонии.

Еще больше удивило меня то, что после ухода жреца, вторгшееся поле осталось в помещении. Я как следует огляделся вокруг. Вялая осенняя муха упрямо билась в стекло. Ее поле едва выглядывало за кончики крыльев. Незнакомое же поле равномерно заполняло дворец. Я поискал источник в гардеробе и под спальным ложем. Наверное, новое поле всего лишь результат алхимических экспериментов жреца.

После я долго валялся без дела во дворце, собирая армию козябр, — мое личное воинство, подчиняющееся исключительно своему командиру. Козябры все как на подбор боевые осанистые, хоть и на одно лицо. В этот раз, накрывшись одеялом и как следует сосредоточившись, я вытянул генерала Козябру. Как положено генералу, он был серьезный и грозный.

— Армия готова, повелитель, — сказал он, сверкая преданными глазами. — Прикажете выступать?

Я так удивился, что забыл палец в носу, а генерал продолжал:

— В нашем распоряжении пехотные войска в размере трех дивизий, ножик под стиральной машинкой и зажигалка в вазе с павлиньими перьями. Также имеется возможность использовать теннисный мячик. И наконец, — генерал сделал торжественную паузу, — секретное оружие.

Видя, что я не очень-то понимаю, какое секретной оружие он имеет в виду, генерал Козябра позволил себе улыбнуться, предчувствуя победу над врагами:

— Ядерный Монстр.

— Насколько я знаю, он крепко заперт, — ответил я, пополняя пехотные войска еще парой бойцов.

Генерал вытянул руки по швам:

— Откроем, товарищ командующий. Раавнясь!

— Нет. Ядерный Монстр должен остаться в клетке. База Данных скорее всего находится в Запретном квартале, допуск в который имеют только высшие жрецы. Даже мне — верховному правителю — остается только смотреть, как солнце и дожди неспешно разрушают тысячелетние стены.

Генеральский подбородок карнизом навис надо мной:

— Проникнем, товарищ маршал. Рааавнясь!

— Подождите. Прежде чем, забирать Базу Данных, необходимо отключить магические глаза, которые позволяют жрецам следить за всем происходящим в квартале.

— Отключим, товарищ генералиссимус. Раааавнясь!

— Если вы все поняли, то разрешаю начинать операцию «Гамма-всплеск». Цель: вернуть Базу Данных из Запретного города Высших жрецов.

Я смахнул Козябру и отправился прочь из дворца, тщательно сохраняя секретность на лице. Теперь вся надежда на подрывную деятельность генерала.

Прошло около миллиона периодов полураспада с тех пор, как Высшие жрецы заставили меня ходить в тюрьму. Они сказали, что сами против, но так надо. В тюрьме с помощью энергетических полей надзиратели подавляли наши движения и волю. Ноги и руки были зажаты в тысячетонных кандалах. Жесткий деревянный стул, изобретенный пыточными мастерами, отлично уродовал тело. Но хуже всего… хуже всего то, что не все видели, в каких ужасных условиях находятся. Принцессе, сидящей рядом со мной, казалось, что она живет в сказочном замке, гуляет с единорогами среди фонтанов и зеленых лужаек. Она доверчиво тянула руку навстречу надзирателю. В первый же период полураспада я попытался снять с нее действие энергетических полей, но она закричала:

— Он дергает меня за волосы. Скажите ему!

Раз за разом я отступался, но не терял надежды: «Вместе мы сбежим из тюрьмы в столицу, где Высшие жрецы поженят нас». Получив в руки Базу Данных, я изрыгал счастье килотоннами. Вот где содержится вся необходимая информация об энергетических полях! Почему Высший жрец не понимает ее важности?

В тот роковой день меня вывели на эшафот, чтобы пытать у нее на глазах. Высший жрец научил меня блокировать воздействие полей и все же сила надзирателей так велика, что ноги двигались против моей воли. Принцесса не смотрела на меня. Во все глаза она смотрела на надзирателя и выглядела такой счастливой, что мне хотелось плакать. Хорошо, что я хотя бы был способен отказываться от комментариев.

Самым жестоким надзирателем считался колдун в черном платье. Каждый день он давал принцессе ключ, чтобы она торжественно принесла том заклинаний из его магической комнаты. Пока она ходила, он рассказывал, что за нами всегда наблюдает Верховный Надзиратель и мы ничего не можем спрятать от него. Еще бы, по всей тюрьме разбросаны магические глаза. Думаю, сам колдун смотрит в них, потирая ледяные жесткие руки. А энергетические поля излучаются из блестящего амулета у него на груди.

Он зачитывал заклинания из тома, принесенного принцессой и заставлял нас повторять. Все его заклинания похожи одно на другое и одинаково бессильны. Как-то попробовал остановить орка таким. Лучше бы сам извалялся в грязи, чем оттирать следы ботинок от штанов. Скорее всего, он не настоящий маг, а только хочет казаться таким.

Когда в промозглых коридорах тюрьмы зазвонили колокола, нас выпустили в общую столовую. Мне было приятно чувствовать в руке маленькую ладонь принцессы. В длинном темном коридоре, что соединяет главное здание тюрьмы со столовой, вдоль стен, подло хихикая, толпились уродливые орки. Пронзительными визгливыми голосами они кричали обидные прозвища, толкали и подставляли подножки. Самые наглые хватали за одежду, пытаясь утащить в темноту. Принцесса крепко сжимала мою руку. Когда наш отряд добрался до столовой, ее глаза были полны слез. Мы шли длинной вереницей с подносами в руках.

— Это всего лишь орки, — сказал я не очень убедительно. Голос дрожал от страха. — Смотри: «Рис, печенка — не плачь девчонка», «Лук, яйцо — рука, лицо», «Капуста — копуша», «Картошка — картонка».

Принцесса засмеялась, вытирая слезы.

— Садись-ка в тесто, — добавила она.

Действие энергетических полей ослабело. За столом я наклонился к принцессе и рассказал секретный план:

— Смотри, это — солдат-козябра. Когда генерал Козябра вернет Базу Данных мы сбежим отсюда.

Принцесса начала так громко реветь, что со всех сторон сбежались надзиратели. Видимо энергетические поля ослабли лишь на мгновение. Черный колдун потащил меня к себе в каморку. Мы снова шли через темный коридор. У меня внутри зашкворчали электроны от страшных предчувствий, но орков не было поблизости. Коридор освещали белые световые квадраты открытых дверей. Я успел заглянуть внутрь. В одной лаборатории молнии били между антенн огромного будильника; в другой — что-то шипело и булькало в банке с водой; в третьей — на стене висела гравюра с изображением тела демона, которое все состояло из красных канатов. Тюрьма — жуткое место. Значит надзиратели ставят орков в коридоре, чтобы мы не заметили секретные лаборатории, в которых работают с энергетическими полями.

Колдун открыл дверь с изображением амулета, такого же, как у него на груди. В полумраке комнаты на стуле стояло блестящее ведро с водой. Над ведром висело три портрета, а рядом со столом грозилась упасть книжная башня. Колдун в черном платье сказал, что я должен просить прощения. Я не понял зачем просить прощения у него, когда обиделась на меня принцесса, но его энергетические поля продавливали мои отчаянные блокировки. Я исполнил его желание. Колдун сел на стул и угрожающе сдвинул седые брови. Все оказалось сложнее: я должен был просить прощения у Верхновного Надзирателя. Мне хотелось поскорее смыться, потому я честно посмотрел в магический глаз в верхнем углу и сказал:

— Простите.

Но колдун разозлился еще больше. Крутанул меня на двадцать «пи» и поставил на колени перед портретами. Они оказались забавными: покрытыми металлическими доспехами. Я постукал ногтем, проверяя толщину брони и тут же получил по рукам. Совсем всбесившись, черный колдун сказал, что меня надо очистить, потому что я наглый и не имею никакого страха перед Великим Надзирателем. Он окунул в ведро веник и давай опрыскивать меня, как куст. Я честно повторял за ним непонятные заклинания, раздумывая: «Как же он вот так сейчас меня и намыливать будет прямо в одежде? А потом зубы чистить? Ну уж нет. Я вообще-то в столице каждый вечер с мочалкой моюсь».

Книжная башня колыхалась от размашистых движений колдуна. Прикрывая глаза от брызг, я достал солдата-козябру и со всего маха десантировал его на башню. Книги рассыпались по всей комнате, заставив колдуна на наносекунду остановиться. В следующую наносекунду мой лоб открывал дверь в темный коридор. Я заскочил в ближайшую открытую камеру, понимая, что колдун скорей всего уже телепортировался к выходу из тюрьмы и ждет меня там.

Сидя под огроменным столом, я трясся от страха. Хорошо, что стол стоял в самом дальнем конце камеры. Сотни орков ввалились в помещение и принялись издеваться друг над другом и даже над самим надзирателем. Он же встал посередине, держа в руках волшебную палочку, поправил очки и сказал:

— Садитесь.

У него был суровый голос, а когда он начал рассказывать о колдовских штуках, я понял, что лучше мне сидеть тихо, если не хочу быть дезинтегрированным на месте. Мел равномерно стучал по доске, а надзиратель рассказывал грязным оркам про энергетические поля. Моя челюсть отвисла до пола. Орков учат контролировать энергетические поля? Их злые шуточки доказывали без сомнений — поля им все ни почем. Тут я испугался так сильно, что чуть не обделался псу под хвост. Вдруг они просканируют меня? Пришлось съежиться, чтобы не занимать пространства-времени. Но время совсем остановилось и пришлось немного разъежился. Ровно на одну световую секунду. Время снова побежало вперед. Из коридора донесся гул колоколов. Орки, не слушая окриков надзирателя, покатились в коридор визжащим комом. Мне хотелось быть рядом с принцессой, чтобы защитить ее, но я не мог выбраться из-под стола, пока надзиратель, не скрылся в своей тесной комнате в заднем отделе камеры. Тогда я перевел всю свою потенциальную энергию в кинетическую и вылетел из камеры со скоростью света. Даже орки не успели ничего понять.

По пути в столицу я рассуждал логически. Если орки обладают тайными знаниями энергетических полей, то мне нужно выведать ценную информацию у них. Надо только решиться посетить пещеру орков. Они набиваются туда после каждого звона колоколов и пускают дым из ноздрей, потому что хотят быть похожими на драконов. Ни в одной книге, даже самой древней, я не встречал истории превращения орка в дракона. В одном отвратительнейшем фолианте я нашел данные о том, что дым превращает их в раков или раки их куда-то забирают. Я представил, как глупо буду выглядеть, пытаясь испугать орка раком. Я ловил раков на речке и абсолютно уверен, что орки не будут их боятся. Тут в голове проклюнулся жареный петух. Орков не напугать раками, но магия — настоящая магия — заставит их рассказать, как снять заклятие с принцессы.

В столице я собирался обсудить свои догадки с генералом Козяброй. Но так получилось, что Высший жрец уже оказался в моем дворце. Он переживал не прячу ли я еще что-нибудь подобное Базе Данных под подушкой. Тогда я рассказал, что какой бы База Данных не была вредной, она поможет мне снять воздействие энергетических полей с принцессы. Нельзя ли вернуть ее обратно хоть на пико-секундочку? А на фемто-? А на атто-?

Высший жрец слушал мой рассказ спокойно. Услышав про принцессу, он улыбнулся и рассказал, что большинство надзирателей не способны влиять на энергетические поля. Поэтому и существует тюрьма, чтобы они могли объединить свои слабенькие энергии. Но некоторые формируют сверхплотное энергетическое поле.

— Как ты или как колдун в черном платье?

Высший жрец кивнул. Он сказал, что я обладаю собственной магией под названием: эгрегор. Она способна преодолеть любые энергетические поля тюрьмы и человека в черном платье.

Так вот что за поле, я обнаружил вчера: мое собственное. Постоянная планка подскочила до потолка от радости:

— Значит я могу спасти принцессу!

— Да, всего лишь воздействуй на нее своим полем.

Тут во дворец заглянула Высшая жрица. Я хотел поделиться с ней новостями про свой эгрегор и про принцессу. Хотел, чтобы она погладила меня по голове и рассказала забавную историю про генерала Козябру. Но Высший жрец сказал, чтобы она не мешала. Жрица кивнула и закрыла дверь. Я почувствовал всплеск энергетических полей. Стало страшно: я понял, чего хочет Высший жрец. Он продолжил:

— Мир так устроен, что одни люди подчиняют себе других. Ты либо обладаешь собственной силой, либо зависишь от силы другого. В жизни ты увидишь много подтверждений моим словам. Главное, помни: другого пути нет.

— Но я не хочу воздействовать на принцессу энергетическим полем. Это будет нечестно.

— Тогда ты всю жизнь будешь одинок, — вздохнул жрец.

У меня из глаз потекли соленоиды от такой несправедливости. Стало так грустно, что я воздержался от комментариев. Высший оставил меня ковыряться пальцем в деревянной ручке трона. Можно убраться на самый край Вселенной, чтобы не превратиться в колдуна в черном платье, но кто будет защищать принцессу от орков? Единственный выход: убить эгрегора, дисперсировать свои дурацкие энергетические поля.

Генерал Козябра осторожно шагнул из-за двери. Он выглядел встревоженным.

— Я не одобряю ваши действия, господин. Если вы уничтожите собственное поле, то и я исчезну. Вот тогда вы точно, останетесь одиноки и навечно в рабстве у Высших жрецов.

— Глупости. Я совсем не раб. Они заботятся обо мне. Ну ладно, может быть Высший жрец не терпит возражений и часто раздражается. Но Высшая жрица — самый лучший человек на Земле. Когда жрец не видит, она приносит мне запрещенные сладости. Видишь кривой глиняный горшок? Мы слепили его вместе, когда гуляли по гончарному кварталу. А еще она одна смеется, когда я рассказываю ей свои дурацкие шуточки вроде: «Мои сверхновые штаны с другой галактики видны», или «Слонце ждет Наполеоний разлагая хлораммоний», или «У стакана сто…»

— Разрешите доложить! — рявкнул генерал так громко, что все мои шутки сгорели фитилем.

— Говорите.

— Среди нас есть предатель, — генерал шмыгнул красным носом. — Вы знаете что такое цунами, господин адмирал?

Я кажется слышал, но не мог вспомнить, что оно означает. Генерал продолжил:

— Сплошной вал. Гора мусора размером с Эверест катилась на нас. Если бы часть войск не была спрятана в недоступных местах, мы бы остались без армии. — Его щека дрожала, но он продолжил, крепко сжав кулаки. — Цунами наслала Высшая жрица. Необходимо принять экстренные меры, если мы еще хотим выиграть войну.

Я огляделся вокруг. От моей великолепной бравой армии остались жалкие огрызки.

— Зажигалка?

Козябра кивнул:

— Она забрала ее.

Так не хотелось верить его словам, но факты говорили сами за себя: Высший жрец лишил меня Базы Данных, Высшая жрица уничтожила армию. Пришлось согласиться с Козяброй: Высшие — наши враги.

— Каков план? — спросил я.

— Пообещайте, что не будете дисп… дисперд… как это говорится?

Я подошел к генералу и коротко по-дружески обнял его. Потом, вернулся на трон, а генерал приободрившись принялся чеканить шаг по комнате из угла в угол. Его свирепое лицо было полно решимости:

— У нас недостаточно живой силы и техники, чтобы проникнуть в Запретный квартал. Наш единственный выход: Ядерный Монстр.

Я жестом остановил беспокойные движения Козябры. Мы не можем пойти на такой риск. Реакция Высших непредсказуема. Кроме того, Монстр надежно заперт на центральной площади столицы. Внутри своей клетки он перемалывает бревна и тонны пищи. Лучше не встречаться с безумием его красных глаз. Заржавевший замок не открывался сотню лет. Даже будь у меня ключ, я не смог бы справиться с ним. Прутья решетки толщиной с мою руку. Монстр регулярно вгрызается в них титановыми зубами. Сноп искр осыпается на пол, обгоревшие ошметки краски аннигилируются. Раз за разом, не добившись своего, монстр возвращается в угол. На металле остаются глубокие вмятины. Только Высший жрец способен дотронуться до него, предварительно опутав его лапы и одев на пасть монстру карбоновый намордник.

— Есть способ взломать клетку. — Козябра раскрыл ладонь, показав мне горсть алхимических элементов. — Они увеличат силу Ядерного Монстра в квадриллион раз. Решетка не устоит.

— Где ты их взял? Я думал, все алхимические элементы Высший жрец прячет в Запретном квартале.

—У него столько элементов, что он забывает их повсюду.

Я уставился в стену, как стабильный изотоп. Если не верну Базу Данных, принцесса навсегда останется в дифракционной решетке глаз черного колдуна.

— Действуйте, — приказал я, а сам, запершись во дворце, принялся колдовать. Пот стекал по экспоненте со лба. Все конденсаторы разрядились до абсолютного нуля. Используя крупицы знаний, что подслушал, в камере орков, я смог вооружить себя. Пришлось переделать пластиковый водный пистолет в Трансформатор. Теннисный мячик пошел на укрепление изоляции ручки. Я проделал дырку в нем сверху и снизу и одел на ручку. Затем, примотал изолентой. Оружие значительно утяжелилось и едва помещалось в руке. То ли еще будет. Дополнительные емкости заряду пришлось придать с помощью транзисторов Древних (Древние — это раса, превратившаяся в спагетти под воздействием черной дыры. Они оставили нам достаточно магических артефактов, способных генерировать поля). Я нашел полезные элементы в каждом устройстве. Сначала я пытался запомнить, что откуда, но конструкция нового оружия оказалась так сложна, что все перепуталось. Если окажется, что я не маг, а какой-то самозванец вроде черного колдуна, боюсь потом врядли смогу вернуть все на место.

Весь следующий день я не расставался со своей сумкой. Приходилось частенько потряхивать Трансформатор, чтобы поддерживать заряд. Дождавшись четвертого звона колоколов, я вместо столовой отправился в пещеру орков.

Нестерпимая вонь, заставила зажать нос. Продержусь ли я здесь хоть минуту? Из сизого дыма, лежащего плотными простынями, торчали грубые рожи. Их было больше, чем мне бы хотелось увидеть. Вот когда я пожалел, что Ядерный Монстр остался в столице.

— Покажите свою защиту от энергетических полей, — крикнул я, задыхаясь от смрада.

Толпа мерзко захихикала. Изо рта и ноздрей у них вывалил кубометр дыма, кривляющиеся рожи пропали в непроглядной пелене. Один подошел ближе и протянул бутылку воды:

— Попробуй замечательного зелья и все будет путем.

— Настоящее зелье — зеленое, а воды я и сам из-под крана могу набрать, если только она не тяжелая. — Тут я достал из сумки Трансформатор. — Рассказывайте без вранья.

Странно, они совсем не испугались. Начали дышать дымом мне в волосы и хохотать, как безумные. Дорогу назад перекрыл такой огромный орк, что я едва бы смог запрыгнуть ему на ботинок:

— Водный пистолетик. Ну давай, стрельни.

Штука здорово треснула, точь-в-точь как молния между антеннами будильника. В этот момент я понял, что я — настоящий маг. У тирано-орка волосы стали дыбом. Но он этого не видел, потому что лежал на полу квантовым постулатом. Остальные орки разбежались, а на их крики прибежал надзиратель, которого я видел в камере орков. Он удивился Трасформатору и отвел меня в свою камеру в темном коридоре.

— Где ты взял эту штуку? — спросил он.

— Трансформатор? Но вы сами рассказывали про энергетические поля.

Он так обрадовался, что начал дымить, как орки. Я решился спросить его про поля, которые воздействуют на принцессу, но он ничего не знал про них.

— Как же так? — мне стало грустно. — Вы учите орков про другие поля, а про эти ничего не знаете?

— Все, чему я учу, находится здесь, — он указал на книгу, лежащую на столе, и мое сердце стало таким осциллятором, что я чуть не превратился в гамма-луч.

— База Данных!

— Она твоя, — улыбнулся он, подавая мне книгу. — Но только в обмен на Трансформатор. И пообещай мне, что больше не будешь так делать.

Я задыхался от счастья. Руки стали липкими, как после сладкой ваты и слабыми, как веревки, так что еле удерживали Базу Данных. Мысли в голове ворочались улитками, и я не сразу вспомнил про миссию генерала Козябры. Блинские термоядерные грибы! Рванув прочь из камеры, я со всех ног я влетел во что-то черное. Ледяной хваткой колдун оторвал меня от своего платья.

— Куда собрался?

— Я должен предупредить генерала Козябру, чтобы не выпускал Ядерного Монстра. Я достал Базу Данных.

Надзиратель и черный колдун недобро посмотрели друг на друга. Колдун сказал про дело у головы, кладя одну руку на Трансформатор, а второй держа меня за шкирку, как котенка. Он все знал о происшествии в пещере орков и начал расспрашивать меня про Высших. Я старался говорить, как они учили разговаривать с людьми из посторонеего круга, но влияние его энергетического поля было так жестоко, что я сам не замечал, как соглашался с ним. В конце концов, колдун сказал, что не отпустит меня в столицу, а заберет в храм Верховного Надзирателя. Надзиратели начали перестреливаться магическими словами одно другого страшнее и непонятнее, а мне оставалось надеяться на победу надзирателя с Базой Данных. Потому что идти с черным колдуном — нетушки. Я не люблю мыться в одежде. Колдун говорил, что Высшие — хиппи-сектанты и что он обязан принять меры. «Сам хиппи-сектант», — подумал я, надеясь, что колдун скорее отпустит меня. Но тот как раз вспомнил про Верховного Надзирателя. Он так любит говорить про него, что не может остановиться даже когда колокола уже отзвонили. У меня на голове волосы начинают шевелиться от плотности энергетических полей. Прямо как Высший жрец, который не может воздержаться от комментариев, рассказывая Высшей жрице про энергетические поля.

— Хорошо, — ответил другой надзиратель спокойно.

Мне стало так страшно, что постоянная планка спряталась в ботинки. Неужели он отдаст меня колдуну? Но надзиратель вдруг выпрямился, а его энергетическое поле усилилось. Он взял со стола листок бумаги, чтобы написать Кудаследует об использовании запретного заклинания: «Похищение». Черный колдун испугался и разжал клешню. Спрятав Трансформатор под мышкой, он удалился. Хороший надзиратель пошел за ним, пытаясь вернуть Трансформатор обратно, а я наконец телепортировался в столицу.

Вид запретного квартала заставил присесть. Ядерный Монстр вызвал необратимую цепную реакцию. Храм Высших превратился в невообразимо ассиметричную квазисистему. В воздухе зависли легкие перышки, как будто мир поставили на паузу. Пружины беспорядочно торчали из ложа жрецов в разные стороны, окруженные комьями ваты. Повсюду были разбросаны обрывки питающих магические глаза кабелей, осколки алхимических приборов и алхимические элементы. Сначала мне показалось, что Ядерный Монстр все еще копошится где-то на отдаленных улицах среди кучи бумаги и одежды, но потом я увидел кротовую нору в пространстве-времени и понял, что он скрылся в других измерениях. Жутко хотелось отвернуться и уйти, посвистывая. «Да что я могу сделать? У него сейчас все диполи ориентированы черт знает куда».

Я вернулся во дворец на совещание. Генерал Козябра выглядел запыхавшимся, но довольным. Две верхних пуговицы на его мундире были расстегнуты, а на лбу скопились крупные соленоиды:

— Разрешите доложить? — гаркнул он бодро.

Я устало опустился на трон, думая о переезде в созвездие Малой Медведицы.

— Операция «Хамма-всплеск» закончилась оглушительным успехом! Уничтожено до девяноста процентов коммуникаций противника. Захвачено множество трофеев предназначение и возможности которых еще предстоит изучить нашим ученым.

— Как насчет Базы Данных? — спросил я, как будто это имело какое-то значение.

Генерал Козябра откашлялся:

— Наши ребята показали себя героями перед лицом миллион раз превосходящего по силе врага…

— Я видел ее обрывки.

— Господин верховный главнокомандующий! Теперь жрецы будут считаться с нами. Мы можем говорить с ними на равных. Мы сильны как никогда!

Мне захотелось накричать на генерала, но в столицу вернулись Высшие жрецы. Козябра опасливо поглядывал на трехметровую входную дверь во дворец. Я просто сидел на троне, — император, ожидающий меча победителей. Вот-вот они ворвутся в покои жадные до крови. Я мог бы убраться отсюда немедленно: квантовые сверхспособности позволяют мне телепортироваться в любую точку Вселенной. Вот только принцесса… Осознавать, что она станет послушным безвольным инструментом колдуна в черном платье… Нет, уж лучше пусть жрецы заточат меня в камеру Вильсона, где элементарные частицы будут стучать по макушке до скончания веков. Руки сами потянулись за Базой Данных, чтобы использовать последние секунды перед казнью. Вместо закладки в книге оказался портрет принцессы. Странное совпадение тотально нарушило ход мыслей. Я смотрел в ее беспечные глаза, когда тяжелые двери распахнулись и в тронный зал влетел Высший жрец весь покрытый белой пылью алхимических элементов, как после побелки. Его длинные волосы развевались в угоду безжалостному осеннему ветру. Сухие листья шуршали по гранитному полу. Я глядел на его сандалии не решаясь поднять взгляд.

— С вашего позволения, мне необходимо провести рекогносцировку, — сообщил Козябра, удаляясь.

— Может я тоже разнесу все тут? А? — Высший жрец схватил со стола кривой глиняный горшок и ахнул его об дверь. Я поднял шершавый черепок, отлетевший к ноге. — Как тебе? Весело? Весело?!

Колокола столицы взорвались тревожным криком.

— Убирайтесь! У меня ничего нету. Ничего! — крикнул Высший жрец, круша все, что попадалось под руку: срывая тяжелые портьеры, опрокидывая бесценные вазы, ломая стулья. Потом он неожиданно успокоился. Черные глаза остановились на мне. Сухие губы растянулись в зловещей улыбке:

— А ведь все это не из-за книги. Я знаю, чего тебе надо. Ты с ними заодно.

Он приблизился ко мне так близко, что я вжался в спинку трона. Жрец вытащил из кармана горсть алхимических элементов:

— Хочешь попробовать? — Цепкие пальцы обхватили мой подбородок. От влажного дыханья хотелось вытереть лицо. — Давай. Не бойся. Посмотрим, чего ты стоишь. Ведь ты этого хотел. Вы этого хотели? — громыхнул он в пустое пространство.

«Сейчас случится что-то страшное — думал я, находясь в гипнотическом полусне. — Почему бы и нет?» Так вот, что испытывает черный колдун. Если Верховный Надзиратель такой же серьезный, то можно читать какие угодно заклинания: все равно не помогут. Что-то изменилось во мне. Парализующий страх прыгнул так глубоко в меня, что нарушил когерентность энергетических полей. Я понял, что никогда не буду прежним.

Вдруг, что-то огромное выросло из-за спины Высшего жреца. Скопища огоньков переливались в безумных глазах Ядерного Монстра. Шерсть, свалявшись от воздействия алхимических элементов, превратилась в миллионы наноигл. Верхом на нем, схватившись за длинные уши, гордо восседал генерал Козябра. Высший жрец не успел ничего сказать. Ядерный Монстр обрушился на него, понукаемый генералом. К тому времени, как Высшая жрица отперла ворота столицы спешащим на помощь, вопли жреца пронеслись над всеми районами города и улетели пугать незадачливых крестьян.

Через порог переступил остервенелый черный колдун. Два человека из Кудаследует сразу же бросились обуздывать Ядерного Монстра, который разлагал жреца, как Слонце хлораммоний. Мне хотелось поблагодарить генерала Козябру, но его нигде не было видно. К тому же колдун напал на Высшую жрицу с нескончаемым потоком обвинений. Я опасался отходить от нее, чтобы он не утащил меня в свой храм.

Через некоторое время оборванного, окровавленного Высшего жреца увезли лекари. Ядерного Монстра вернули в клетку. Высшая жрица гладила меня по голове, поливая соленоидами: колдун убежал готовить все необходимые заклинания для моего перемещения. Два человека из Кудаследует собирали в пакетики алхимические элементы жреца. Столько энтропии из-за моих энергетических полей.

Генерал Козябра ждал меня в полуразрушенном дворце. Мы поняли друг друга без слов. Я пожал его крепкую руку и начал уменьшать плотность потока. Спектр излучения померк, постоянная планка опустилась до уровня пола. Генерал Козябра сморщился и почернел.

На следующее утро в тюрьме черный колдун постукивал ледяными руками по столу. Принцесса сидела рядом со мной. Она улыбалась колдуну, готовая выполнить любое его желание. Кандалы на ее руках — которые ей казались забавными браслетами — слегка позвякивали.

Однородным голосом колдун спросил, кто сегодня готов прочитать наизусть хвалебный гимн Верховному Надзирателю.

Я поднял руку.

— Страшно стало? То-то же, — сказал он, поглаживая свой амулет, — скоро-скоро…

Читая гимн, я старался выглядеть как можно более изотропно.

— Обретите счастье…

— Обретите счастье, — повторяли хором сокамерники.

— И бесконечную благодать…

— И бесконечную благодать.

— Познайте истинное совершенство…

— Познайте истинное совершенство.

Я честно прочитал гимн, но черному колдуну не понравилось. Он решил, что во мне еще есть остатки собственных энергетических полей и что Верховный Надзиратель накажет меня за то, что я сделал с орком. Наверное, поэтому принцесса не хотела разговаривать со мной.

Я был настолько расфокусированный, что не услышал колоколов. Если бы принцесса не дернула меня как следует за руку, так бы и сидел по инерции.

— Пойдем со мной, — шепнула она и потащила по пути в столовую, куда сейчас совсем не хотелось, даже с принцессой.

Она тянула меня, а я злился так, что хотел изрубить на куски первого встречного орка будь он хоть километровой амплитуды. Вдруг — мы еще не успели зайти в темный коридор — все факела тюрьмы задуло дыханием призрака. Принцесса остановилась перед дверью, с изображением амулета колдуна. Она достала ключ. Через две миллисекунды мы оглядывались в заставленной магическими предметами каморке колдуна.

— Держи, — она протянула мне Трансформатор, — но ты должен его дезинтегрировать.

Конденсаторы в моей голове вздулись и запахли плавленными игрушками Лего. Послушная воле колдуна принцесса спасает меня от своего господина? Постоянная планка зависла на уровне груди, не зная где прорубить дыру в полу или в потолке:

— Но… Ты лучше всех поешь хвалебные гимны Верховному Надзирателю ! — сказал я.

— Дурак, — она вытолкнула меня из камеры и закрыла дверь. — Папа сказал, что может заниматься с тобой, если захочешь.

— Почему ты помогаешь мне?

Она вдруг стала излучать в инфракрасном диапазоне, а потом соравалась с места и убежала. Факела вновь зажглись.

Я пошел в столицу, выискивая среди облаков постоянную планку.

*****

С тех пор все изменилось. Высшая жрица говорит, что Высшему жрецу предстоит выучить бесконечное множество новых заклинаний, прежде чем он сможет вернуться в столицу. Надзиратель из секретной лаборатории оказался Ужасающим магом-королем. Он приходит каждый день с принцессой, чтобы учить нас рентгеновскому зрению и всяким другим мощным заклинаниям. Принцесса научила меня гасить факела дыханием призрака и закрывать магические глаза. После занятий принцесса гладит Ядерного Монстра (он стал тихий и спокойный) и мы катаемся на колеснице по всем городам. Ужасающий и Высшая вынужденно колеблются на передних сидениях, слушая наши с принцессой дурацкие стишки:

— Много мяса, кредиты, бонусы!

— Колбаса из мяса без визы в волосы.

— Уничтожение прав надежно.

— Возврат тараканов в голову.

Черный колдун долгое время надеялся забрать меня в свой храм. Ужасающий маг-король спокойно разговаривал с ним, позволяя энергетическим полям колдуна прошивать себя насквозь. Когда я первый раз увидел, что Ужасающий не выставляет никакой блокировки, я бросился на него, чтобы оттащить прочь.

— Одна секунда такого воздействия и навсегда подчиняешься воле эгрегора.

Ужасающий маг-король взъерошил мне волосы на голове и сказал, что поле колдуна абсолютно безвредно.

— Кто у нас лучший исполнитель хвалебных гимнов?

Принцесса показала язык.

Колдуну не удалось собрать все необходимые заклинания. С первым снегом Запретный квартал сменил свое название на квартал Ужасающего. В нем не стало магических глаз и алхимических элементов, а ворота стали закрываться только на ночь.

После восстановления дворца, я повесил на стену собственную картину. Принцесса говорит это клякса; Ужасающий маг-король видит бескрайние просторы; Высшая жрица — сову с совятами. И только я совершенно точно знаю, что на ней изображен покоритель Ядерного Монстра преданнейший генерал Козябра.

читателей   959   сегодня 2
959 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 8. Оценка: 3,63 из 5)
Загрузка...