Друзья – должны быть повсюду!

Я сидел, отдыхал, прислонившись к здоровенной сосне, когда возник требовательный голос, будто из ниоткуда:

— Тебе здесь нечего делать, на моей территории! Давай, уматывай куда подальше.

Меня удивил не столько смысл, сколько само появление этого голоса. К полудню навязчивое зуденье комаров поутихло, но никаких посторонних шумов я не услышал. Никого поблизости точно не было, и вдруг он возник.

Этот заросший тип, уставившийся на меня метрах в десяти, ни на кого привычного не походил. Местного лесника я знал в лицо, а для моих конкурентов, по сбору ягод и грибов, он смотрелся чересчур экзотично.

— А с чего ты это взял, что это твоя территория? – я решил ответить взаимной наглостью. – Ты может быть мне и документы, сможешь какие предъявить?

Нож, который в лесах всегда у меня наготове, я незаметно раскрыл. Вдруг это какой-то беглый, из колонии строгого режима? Решил у меня разведать, в какие края он забрёл. Машинально, чтобы не мешать обзору, левой рукой я отодвинул со лба свои лохмы.

— А…. Так значит ты за ягодой сюда притащился,- он будто успокоился. – Я-то думал…

— Что ты думал? – одновременно, я резво вскочил, продолжая оставаться настороже.

— Всё. К тебе у меня нет никаких претензий. Можешь продолжать, шляться где попало. Я не сразу заметил твои почерневшие руки, да и расселся ты слишком вольготно.

Именно так я и познакомился, с нашим местным Лешим. Он, поначалу, из-за длинных волос, принял меня за одного из своих, молодых, нагло претендующих на его угодья. Но как только заметил, мои перепачканные черникой ладони, так сразу же понял свою ошибку.

— В такую даль, как правило, ваши не забираются, — он будто оправдывался за свой промах.

— Я когда-то работал в наших лесах, несколько лет, и чувствую себя здесь совершенно свободно, как в своей квартире, — пояснил я своё вольготное отношение. – Жил на лесных кордонах, много раз приходилось и ночевать, где-нибудь под уютной сосной.

Черника – хитрая ягода. Редкий год выдаётся, когда она плодоносит повсюду. Чаще всего, как и в этом году, приходиться обходить не один километр, чтобы набрать увесистый груз. Для средней полосы России – обычное явление. Так я вглубь и забурился, куда обычный горожанин не уснется.

Леший, как бы извиняясь за свою ошибку, кое-что мне подсказал, на актуальную для меня тему. Под конец, когда я уже собирался уходить, он меня вежливо спросил:

— Ты случайно не в курсе, для чего используют эту штуковину? – он протянул мне тёмный предмет, оказавшийся обычным смартфоном в чехле.

— Ты нашёл это здесь, неподалёку?

— Нет, — он помотал головой. – Я регулярно прохаживаюсь вдоль автотрассы. Они, бывает, оставляют за собой много всякого барахла. Смотрю, чтобы не спалили чего ненароком. После них и осталась эта штука лежать в уголке. Она ещё извлекает звуки, время от времени.

Где-то на продолжении следующего часа я его обучал: что там к чему. Но всё равно, как я чуял, обилие информации давалось ему с трудом.

— Слушай, а как тут у вас, леших с чтением? – спросил я бесцеремонно. – Ты читаешь-то свободно, не по слогам?

— Хм…. – он был недоволен. – Мне же уже не каких-то там двадцать лет. Я и считаю очень неплохо.

— Тогда завтра, с собой, я привезу подробную информацию по этой модели. Заодно и блок питания надо присмотреть. Ты меня тут где, можешь встретить с утра?

— Уж за это – не беспокойся. Как только ты окажешься один, так я и нарисуюсь.

Это было совсем несложно. В тот год, из-за скудного урожая, рядовые любители черники уже махнули на неё рукой. Во всём пригородном составе набиралось от силы человека четыре, самых заядлых ягодников. Да и то, выходили мы на разных остановках. С того лета и началось наше взаимовыгодное сотрудничество с Лешим.

Я также пополнял и его счёт по выбранному тарифу сетевого оператора. Откуда у него была наличность – не спрашивал, не моё дело. Если долго и внимательно ходить по лесам – многое можно найти.

Он ловко подзаряживал свой аккумулятор у одного одинокого забулдыги, живущего на окраине деревушки. Там только в летний сезон, прибавлялось количество населения за счёт приезжающих в отпуск к родным. Но и они, местные, догнать меня по объёму урожая не могли. Я сам старался этого не афишировать, предпочитая оставаться в тени.

Иногда, кто-то из особо дотошных, всё же доставал меня вопросами:

— Ты где это столько успел нахватать? Мы же с тобой рядом, в одном лесном массиве паслись.

— Я на свою прошлогоднюю заначку сегодня наткнулся, — выдавал я лапшу на уши. Иногда отвечал просто:

— Это мне знакомый Леший, по дружбе подсобил, — я им хитро подмигивал.

Такому, вполне реальному объяснению, никто не верил. Многие, сгоряча, пытались увязаться за мной, но мои мощные ноги, привыкшие к лесным буреломам, быстро оставляли их всех позади. Да и спрятаться, в тени деревьев – проще простого. Это вам не город.

Леший, со временем, обзавёлся и приличным ноутбуком. И он, заметьте, не воровал. Он просто забирал себе то, что оставляли пьяные компании разгильдяев. А таких у нас – всегда предостаточно.

Если в первый год он частенько встречал меня в лесу, для консультации, то сейчас, как правило, я его видел только в начале сезона. Мы радостно обнимались, обменивались новостями, и расходились по своим делам. Те места, где черника удалась особо крупной, он мне заранее скидывал на эмейл. Интернет, в центре России – сейчас без особых проблем.

 

Уже зимой, когда наша погода любит выкидывать фортели, я попал в неприятную переделку.

Даже если мне некуда спешить, я всё равно хожу очень быстро для обыкновенного человека. Это сказываются отголоски лесных путешествий. Опоздаешь, чуть-чуть, на железнодорожный разъезд к электричке, так и останешься там до утра куковать на природе.

Тем более, что на лесные сто метров, может уйти времени как на километр по асфальту. Вот потом и мчишься кругом и повсюду.

Из-за этого, своей манеры быстрой ходьбы, я на гололёде смачно кувыркнулся и увесисто вляпался в жёсткую поверхность тротуара!

Совсем уж нецензурно, я выражаться не стал. Но пару крепких словечек, не для повседневного обихода, из меня всё же вырвалось. Поблизости – никто не маячил и я не стал особенно торопиться с подъёмом.

Полежав, минутку-другую, я медленно встал и потопал к ближайшей автобусной остановке. Хотя уже и подзабыл, когда в последний раз пользовался городским общественным транспортом.

Оказавшись в своей квартире, развалившись на кровати и оголив болевшую конечность, я ничего на ней подозрительного не заметил. Ни нарастающих припухлостей, ни посиневших следов на ноге не просматривалось. Сильно болело в районе тазобедренного сустава. И я, глянув в интернете, решил это дел перетерпеть, не полагаться на помощь врачей. Поваляюсь, с недельку, – само пройдёт.

Из тупого оцепенения, куда я впал, не желая лишний раз шевельнуться, меня вырвал звонок мобильника, чёрт бы его побрал!

— Да… — вяло откликнулся я.

— Это Леший, не узнаёшь? – его бодрость заметно превышала мой пессимизм. – Слушай, я хотел тебя кое о чём спросить, — продолжил он с энтузиазмом. – Ты себе Windows, десятую ставил? Как она там?..

— Как поставил – так и выкинул, — буркнул я недовольно. — Можешь не париться. Сыровата она ещё. Засади себе стабильную ХР или семёрку: они уже проверены временем.

— Хорошо, учту. Я спросил просто так, из-за частой рекламы. Какие там в городе новости?..

— Как обычно, в это время года Кругом сплошной каток. Я и сам тут неудачно плюхнулся – до туалета за пять минут дохожу.

— Ого! А как же в магазин, за хлебом, туда-сюда?

— Перебьюсь. Сварганю кашу, кину туда сардельку.

— Ну давай, выздоравливай! Чтобы к лету был – как штык! – я услышал напоследок.

Половину буханки хлеба, которая у меня завалялась, я решил тратить экономно. И дело было вовсе не в том, что мне некого было попросить. Я мог бы запросто позвонить соседям, приятелям, но я просто не люблю, чувствовать себя кому-то хоть чем-то обязанным. Характер у меня такой, чересчур независимый. Так я и заснул, без особого пищевого комфорта в кишечнике.

Я проснулся от запаха. Не моего привычного – ни то, ни сё, а от явственно свежего кулинарного аромата. Который очень редко бывает у меня в квартире, по причине холостяцкой жизни.

Вообще-то, я не скажу что у меня чувствительный нюх. Всякие там духи, цветы, — мне по барабану! Не воняет – и ладно. В этот раз, как я думаю, к моим ноздрям присоединился и мой пустой желудок.

Опираясь на свою трость, которая осталась ещё от отца, я доковылял до прихожей, граничащей с кухней. Запахи – стали сильнее. К ним, в придачу, добавились звуки тихой возни. Это явно кто-то посторонний, нагло оккупировал моё место для приёма пищи.

Глянув, с долей опаски в дверной проём, я увидел там незнакомую личность. Среди моих знакомых, соседей, которым я мог доверить запасные ключи, — таких не имелось. Он был низенький, пухленький, ни на кого из моих приятелей даже не смахивающий. Мужичок торчал у плиты, ко мне спиной, и что-то там своё колдовал.

— Эй! – я постарался изобразить сурового мачо. – Ты с какого хрена тут раскомандовался?

Особого испуга он не проявил. Обернулся и начал дружелюбно скалиться.

— Вы уже проснулись? Я думал что успею закончить до утра. Увлёкся. Мне вчера позвонил наш общий друг – Леший, и попросил вам подсобить. Приготовить чего-нибудь вкусненького, в расчёте на неделю.

Я сейчас тут всё закончу и отнесу лишнее на балкон. Вам останется только подогревать, в зависимости от аппетита. – Груду хлеба я уже заметил в углу.

Как он только сказал мне про Лешего, так назревшие у меня вопросы отпали. Я стоял и наблюдал, как он шустро для своей комплекции суетиться.

— Вы меня извините, что я не успел, – он продолжал виновато улыбаться. – Прошу прощения, за то что пришлось вас потревожить.

Следующие пять минут, пока он заканчивал с кулинарией, коротышка всё ещё продолжал передо мной извиняться. Мне даже стало неловко, от постоянных его оправданий.

Наконец, когда он вышел в прихожую, собираясь меня покинуть, я у него всё-таки спросил:

— Вы наверно дипломированный повар-кондитер? И как вас звать, если не секрет?

Он замялся, что-то прикидывая про себя, но всё же ответил:

— Я никакой не повар, просто готовкой увлекаюсь давно. А зовут меня без претензий, как и вашего старого друга. Я ваш местный, обыкновенный Домовой…

Пока я торчал, переваривая новость, он будто исчез, не прикасаясь к входным дверям.

Когда я заканчивал великолепнейший завтрак, то, по старой привычке, потянулся к припрятанному десерту. И с большим удивлением обнаружил, что килограммовая упаковка моих любимых конфет, «Тёмная ночь», которую я покупал накануне, бесследно исчезла!

Посторонних – у меня не было. Наверно из-за неё Домовой так усердно извинялся. Свои простительные слабости – у каждого найдутся. Жаловаться на него Лешему – я не стал. Он всё-таки мне такого наготовил – пальчики оближешь!

Но теперь, затариваясь в кондитерском отделе я прихватываю с собой дополнительный пакет с конфетами, на всякий случай. Дружелюбный и отзывчивый к тебе Домовой – может завсегда пригодиться!

читателей   512   сегодня 1
512 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 9. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...