Девочки и книга

Можно ли так сильно полюбить книжного героя, что от этого даже заболеть. Да, вполне. И такое случается даже с очень трезвыми людьми.

Место, где протекало мое детство когда – то было заколдовано. Прошли века, но чары развеялись еще не полностью. Любой, кто пересекает его невидимые границы, сразу это чувствует. Свою «малую родину» я люблю так, что невозможно даже себе представить.

Лена Соколова была моей одноклассницей. Она любила розовые розы и вообще все цветы, и мороженое, и все приятное, хорошее и милое. Но однажды она прочитала книжку индийских мифов, и влюбилась в отважного воина, непобедимого лучника, который жил тысячи лет назад.

Лена была красивой девушкой, потому, что в то время все девушки были красивыми, а все мальчики спортивными, или очень умными.

Только у одной девочки во всей округе были кривые ноги. И она была, своего рода, местной достопримечательностью, но никто никогда ей вслух об этом не говорил.

А вообще, район наш был зеленый, из любой точки видна была телебашня, а что еще нужно человеку для счастья? Прирученная природа? Ее вокруг было полно. Друзья-приятели? – в районе было много молодежи. Хорошее будущее? Его нам обещали Партия и Правительство. Чудес, любви, песен и танцев? Вот вам, пожалуйста, телебашня, там все это есть. Грезами и приключениями могли снабдить местный кинотеатр и районная библиотека. А если хотелось чего-нибудь особенного для души, за этим некоторые мотались в центр. Туда ходили автобусы и троллейбусы, а метро тогда еще не проложили, но обещали проложить. А еще в центр ездили умные ребята на подготовительные курсы.

Вот так и текла спокойная Ленкина жизнь под щебет птиц, шелест листвы и хруст наста.

Как вдруг однажды весь их класс отправили в поликлинику на диспансеризацию. И вот в одном из кабинетов на столе дяденьки доктора Лена увидела волшебную книжку. Да, книжка была волшебная, потому что называлась она «Мифы и легенды древней Индии», а на ее обложке была нарисована удивительная красавица в мерцающих одеждах и золотых украшениях.

У Лены замерло сердце: «Юрий Владимирович, можно мне почитать вашу книжку? Я обязательно верну».

Хотите — верьте, хотите—нет, но в те времена каждый ребенок считал каждого взрослого своим другом, к которому всегда можно подойти и попросить помощи и защиты, а за это взрослых полагалось уважать и слушаться.

Конечно, были во дворах злые старухи (реже старики), которые нападали на детей, но их следовало просто избегать, как обходят стороной открытые люки колодцев и будки с нарисованными черепом и костями и надписью «осторожно! Кабель». Правда, находились дети, не из числа ее знакомых, которые не боялись отвечать злобой на злобу: «Пошла к черту» могли они сказать такой старухе, или даже швырнуть чем-то. «Много хочешь, вот еще», или даже еще что-нибудь более грубое. Лена никогда не могла понять, почему нельзя просто уйти.

Сама Лена никогда не огорчала взрослых, и потому была уверена, что и они ее не огорчат. Ну разве же можно отказать такому хорошему ребенку, как она, в его естественном праве почитать хорошую книжку и от этого поумнеть. Тем более, что Индия—дружественная нам страна, и долг каждого советского пионера интересоваться ее национальной самобытностью. Лена подумала даже, что она могла бы сделать какой-нибудь доклад.

Конечно, совершенно ясно, что Юрий Владимирович совсем не хотел никому давать эту редкую книгу, он собирался почитать ее сам, но когда дети так тебе верят, и когда бойкая девочка уже засовывает книгу к себе в сумку, что же ему оставалось делать. Когда ребенок нисколько не сомневается, то отказать ему уже никак нельзя.

Не думайте только, что Лена всегда вела себя так, нет, просто ей никогда не отказывали. Потому, что ее желания всегда совпадали с волей взрослых. У нее были и мама и папа, которые очень любили ее, своя комната, красивая и светлая, в которой она к тому же сама прибирала, потому что это было совсем не сложно. Она никогда не ныла и не канючила, не было повода. Ведь требования взрослых были разумны и справедливы

В школе ее просят не вертеться и не шалить, ну и не надо, ведь это мешает учиться, а она хочет учиться хорошо, чтобы получать хорошие отметки и потом, когда вырастет, поступить в институт и стать студенткой. Ее просят поливать цветы—пожалуйста, ей и самой очень нравиться поливать их. Говорят, что она должна быть хорошим товарищем и иметь много друзей— у нее всегда было много подруг и в школе, и во дворе, и на даче, а еще были двоюродные братья и сестры, с которыми она тоже дружила. Говорили, что нужно помогать родителям, беречь маму – она всегда помогала по дому.

Конечно, раньше была революция, а потом война, но все это в прошлом, и никакой новой войны не случиться, потому что все люди доброй воли объединяться и не допустят этого (так ей сказал папа и, конечно же, так оно и будет).

Так, что впереди ее ждет большая хорошая жизнь, где всегда будут мама и папа, и хорошая погода. И даже, если погода вдруг станет плохой, то и тут решение очень простое — посидеть дома, что-нибудь испечь и навестить подружек, даже не выходя из подъезда.

А если ей все-таки отказывали, то она очень быстро утешалась, ведь всегда же можно захотеть чего-нибудь такого, что получить будет совсем нетрудно. Например, если захочется поиграть с собакой, то можно зайти к соседке Ларисе Дмитриевне и попросить погулять с ее Угольком, маленьким черным терьером. Добрая соседка всегда разрешает. И еще ведь есть замечательный щенок водолаз, с которым одноклассник Максим Роганов гуляет каждый день. Этой зимой они все вместе очень весело катались с горки, куча ребят и щенок водолаз.

Лену не приходилось уговаривать вовремя лечь спать или вовремя поесть. Когда она приходила из школы, у нее уже был наготове здоровый аппетит, а потом она весело бежала гулять, а в десять часов она ложилась в постель и сразу же засыпала.

У Лены еще ни разу в жизни не было причины о чем-нибудь пожалеть.

Да Лена просто и подумать не могла, что какой-нибудь взрослый человек может по-настоящему не дать ребенку умную книжку. Ведь долг каждого взрослого – давать детям умные книжки и всячески хвалить их, если они эти книжки читают.

Вот так вот Индийские мифы оказались в Ленкиной сумке. А ведь это был, быть может, первый случай в ее жизни, когда Лена не потерпела бы отказа ни при каких обстоятельствах. Что она стала бы делать – неизвестно. Возможно, попросила бы у Юрия Владимировича разрешения приходить к нему в кабинет и читать хотя бы по одной страничке в день. Или заставила бы родителей объездить всю Москву, найти и привести удивительную книгу. Очень может быть. И они поехали бы, и нашли, и привезли бы.

Но ей не пришлось ничего такого делать, потому что Юрий Владимирович был именно таким, каким его считала Лена Соколова – человеком бесконечной доброты , интеллигентности и понимания, тайным другом всех детей на свете.

Он с болью в душе простился со своей книжкой. Так как прекрасно понимал, что если Лена ее «зачитает», а это неминуемо должно было произойти, судя по лихорадочному блеску Ленкиных глаз, то он никогда не отважится напомнить ей об этом, и тем более привлечь ее родителей.

«Сам виноват, сказал себе Юрий Владимирович, — оставил на видном месте, а тут дети…» . Он вздохнул и попросил Лену позвать в кабинет следующего школьника.

Лена прочитала книгу в тот же день, и, прочитав, заболела ангиной. Такая серьезная болезнь приключилась с ней впервые. Она еще ни разу по-настоящему не простужалась, хотя ела мороженое в любое время года (немалая причина для счастья). У нее всегда были хорошие анализы, хорошая флюорография, хорошее зрение, она не сутулилась и ничего себе не ломала.

И вот вам нате — температура под сорок, горло распухло так, что ни пить, ни есть, ни спать, ни дышать.

Волшебная книга лежала под кроватью.

Болезнь была совсем не похожа на ее обычную жизнь. Она могла только лежать в горячей постели и молчать.

Днем в ее голове шла великая битва, а ночью из вод Ганги выходили, и выходили, и выходили мертвые воины. « В сияющих доспехах, под развивающимися стягами». Они утешали родных и братались со своими убийцами. К утру всех охватывала светлая печаль, мертвые возвращались в реку, а живые принимались за дела. И тогда Лена могла ненадолго спокойно уснуть. С первыми лучами солнца битва начиналась снова.

Снова и снова падал на землю штандарт Карны. Снова и снова погибал его сын. «Был далеко и не смог предотвратить гибели сына». И каждый раз ее сердце разрывалось от горя. А Карна несся навстречу верной смерти, «охваченный болью и гневом». И ничто не мешало ему быть и лучником и радугой одновременно. «Словно радуга возвышался он на своей колеснице». И это совсем не удивляло Лену. Он ведь лучник, а радуга тоже лук. А потом случалось неизбежное, то чего Лена не могла предотвратить. «Арджуна выхватил самую смертоносную из своих стрел и, вложив ее в лук, выпустил в своего врага, снеся ему голову. Лучи заходящего Солнца в последний раз осветили прекрасное лицо воина, подобное цветку лотоса с тысячей лепестков». И такое количество лепестков уже не кажется невозможным. У них дома пользовались индийским стиральным порошком «Лотос». Порошок был очень хорошим, а картинка на коробке очень красивой: очень красивая девушка и, действительно, очень красивый лотос.

«Помолчав мгновение, Карна улыбнулся, – за границами смерти мы снова встретимся! – сказал он, почтительно поклонился Кришне и вернулся в Хастинапур». Непонятно, но здорово! Откуда она помнила эту фразу, да, это папа любит так говорить: «Непонятно, но здорово!»

Вечерам на берег священной реки приходит мудрец и призывает мертвых явиться живым, чтобы их утешить. И они приходят. Великолепное воинство. Матери могут увидеть сыновей, жены — мужей, воины, которые яростно сражались друг с другом все 18 дней, становятся друзьями.

Высокая температура держалась пять дней, а потом упала до приемлемой. И тогда папа принес в комнату телевизор.

«Бушует сад над головой, бушует праздничной красой» пела молодая коротко стриженая Роза Рымбаева. И все, что пережила Лена за эти пять дней, превратилось в песню про цветущий сад. И Лена начала думать о другом — о том, как хорошо было бы выздороветь и пойти на улицу. Подышать свежим воздухом, попрыгать в резиночку. И поесть мороженого.

Она представила себе этот сад. Поскольку певица из Казахстана, то и сад должен находиться где-то посреди песков и гор. Она вообразила высокие сильные деревья, усыпанные цветами, под безоблачным голубым небом, а их ветви действительно «бушуют» и «кипят» от горячего ветра. А под ними гуляют молодые люди и говорят о завтрашнем дне, когда они сядут в поезда отправятся в далекие города получать образование.

И сама Лена тоже однажды станет студенткой.

А потом температура стала нормальной. Появился аппетит, нужно было набираться сил, догонять уроки. Возвращалась обычная знакомая жизнь. И книга о битвах как-то забылась.

Однако, на саму Лену она все же повлияла. Она перестала избегать фильмов о войне. И даже пробовала играть с мальчишками «в ножички». Надо сказать, что как раз в это время мальчики тоже начали интересоваться девчачьими играми. Некоторые прыгали в резиночку, некоторые учились у девочек вязать крючком.

Только однажды появилась мысль: «он ведь давно умер. Тысячи лет назад. И может, его и вовсе не было, а если и был, то совсем не таким, как там написано. Как теперь узнаешь, ведь с того света никто не возвращался. И это хорошо. А то куда бы делись те люди, которые уже есть». Но она тот час же одернула себя: «глупости какие».

Впрочем, тогда уже по телевизору шли научно-фантастические спектакли о том, что вот однажды ученые найдут способ воскрешать сознание великих людей, чтобы они могли дописывать гениальные романы, симфонии, картины и научные труды. И тем самым обогащать потомков.

Сама Лена никогда не пыталась написать чего-нибудь гениального, не пела под гитару в компании, не рисовала на парте. Ее цельная и честная натура выражала себя через жизнь. И этого было достаточно.

Из счастливых и гармоничных детей получаются счастливые и гармоничные юноши и девушки. И однажды такая счастливая девушка сказала себе: «к тому же он женат, а джентльмен, как всегда говорил папа, женится один раз».

И конечно, папа оказался прав, потому что такой джентльмен скоро нашелся – Сергей Александров из параллельного класса.

Как — то раз Лена с мужем побывали в Индии. Там они купались в океане, осматривали храмы и ели фрукты. Супруги сделали все положенные прививки, соблюдали все инструкции, и поэтому с ними не произошло ничего плохого, а все только самое хорошее.

«—А ты заметила, спросил Сергей, какие все индийские боги сытые и упитанные?»

«—А какими же им еще быть, они же боги. Их тут кормят», откликнулся кто-то.

Лена попыталась представить себе голодных богов, но сразу же эти попытки отбросила. Голодные боги— ну уж нет!

Обратно они летели на самолете, который обслуживали тайные небожители, и Лена внезапно подумала: «а есть ли в Индии хоть один мальчик по имени Карна. Нет, наверное». А потом еще подумала: «обязательно дам Свете почитать те самые мифы. Такая хорошая книжка, а она все комиксы читает ».

Лена вспомнила, какими грустными были глаза у Юрия Владимировича, и как кротко и обреченно он попросил позвать следующего школьника. «Он ведь знал, что книжку я не верну. Миленький, добренький Юрий Владимирович! Мы ведь потом еще сколько раз встречались, а он ни разу не напомнил. И родителям ничего не сказал. А ведь я никогда не брала чужого. Как же это случилось? Прилетим – сразу же ему позвоню».

Приземление было удачным, как и вся жизнь Лены Соколовой.

 

Ее дочка, Света Александрова родилась в следующем веке. Как и ее мама, она дочь любящих родителей. Но только живет в мире, где намного меньше воздуха, зелени и горизонта, в мире комиксов и магнитных носителей. Она очень любит рисовать на парте. Изрисует, снимет на телефон и сотрет. Потому, что Света охотница, и охотится она за ускользающими образами. Рисует она обычно красивых девушек, фей и чародеек. И сама Света очень похожа на фею или чародейку. И еще у нее есть подружка Лариса. Она придумывает слова для Светиных рисунков. Вместе они отправляют изящных девушек в небывалые путешествия. И стараются сочинить интересные судьбы себе самим.

 

«—Мама, а ты точно эту книгу в детстве читала? Она же 2010 года издания. Или она сама собой переиздалась у нас в шкафу?».

Лена решила немного подыграть дочери. Недаром же она выросла под сенью телебашни.

«Конечно, та самая. Просто поменяла обложку. Это же волшебная книга. Видно даже по названию – «Мифы Буддизма и Индуизма». Правда, тогда она называлась по-другому – «Мифы и легенды древней Индии». В СССР Буддизмов и Индуизмов не полагалось. Она уже лет тридцать как в шкафу стоит. Я ее с тех пор не перечитывала».

Света оценила мамину шутку и раскрыла книгу на середине. «Махабхарата, изложенная в пятнадцати эпизодах». Ананда Кумарасвами и Маргарет Нобель. Звучало многообещающе. Через сорок минут Света закрыла книгу и залезла в интернет. «Махабхарата. Гибель Карны» услужливо откликнулась всемирная сеть. Сомнений не осталось. Он погиб в предпоследний день битвы три или четыре тысячи лет назад. А может быть, его и вовсе никогда не было. Как и всех описанных тут событий.

Света задумалась, и решила, что в сегодняшнюю эпоху, в первой четверти двадцать первого века, такие мелочи не могут стать препятствием для истинного чувства. По крайней мере, не для нее.

И она отбила smsку для Ларисы: «Я влюбилась. Подробнее, когда зайдешь»

Света подошла к окну. Стены и окна далеких и близких зданий горели всеми красками заката как Гималайские горы. А внизу во дворах уже начался вечер. Плодородная долина. Переполненное шоссе светилось белыми и красными огоньками передних и задних фар. Священная Ганга!

«— Я люблю тебя, прекрасный воин, и хочу увидеть».

Закат молчал.

«— Поговори со мной».

Всполохи заходящего Солнца на ближайшем здании вдруг стали кроваво-красными.

«— Спасибо! Я так и знала, если есть чувство, то должен быть и его объект»

Света отошла от окна. Закат погас. Она взяла карандаш и лист бумаги. – «Итак, начали…».

Она нарисовала лук. «- Ты ведь лучник. Это первое. У лучника должны быть сильные руки, верный глаз, выдержанный характер». Света говорила медитативным голосом, не отрывая карандаша от бумаги: «- Ты так хорошо говорил о своей приемной семье, о девушке, на которой ты женился. Что вы принадлежите к одной касте и ваши дети тоже. И что став царем, ты их потеряешь. Поэтому ты решил навсегда остаться сыном возничего… . Как же я все-таки могу тебя увидеть?».

«- Нужно попросить святого мудреца пойти к Священной реке…»

В это время пришла Лариса. Света молча протянула ей раскрытую книгу. Лариса читала, Света рисовала.

Прошло минут сорок. Лариса посмотрела на рисунок.

— Красавчик, мне нравится!

— Вот и отлично, пошли, я хочу его увидеть.

— Куда?

— К Священной реке.

— ?…

— А шоссе чем не река? Нужно только создать обстановку. Мама привезла мне из Индии благовония и сладости, пошли, другого такого случая не будет.

— А святой мудрец как же?

— Возьмем с собой книгу, пошли.

Девочки выбежали в прозрачные апрельские сумерки. Вот и шоссе. Вот и автобусная остановка. Они уселись на скамью.

Шоссе равномерно гудело. Пахло выхлопными газами. Света зажгла несколько палочек индийских благовоний сразу, открыла коробочку со сладостями и начала читать: «- когда настала ночь, на берег вышел Вьяса и призвал мертвых явиться живым, чтобы скорбь их утихла. Странный звук раздался с реки, и постепенно из вод ее в сияющих доспехах…»

К ним подъехал велосипедист. Это был красивый юноша лет шестнадцати со спортивным луком за плечами, довольно высокий и стройный.

— Добрый вечер, я возвращаюсь с тренировки и решил немного отдохнуть.

Он дружелюбно улыбнулся девочкам и картинно тряхнул длинными волосами. А заодно и золотыми серьгами.

— Васушена.

-Света.

— Лариса.

— Рад знакомству.

Подростки пожали друг другу руки. Рука у него была теплой и очень дружественной. Девочкам сразу стало спокойно.

— Вы здесь книгу читаете, можно посмотреть?

-Конечно, садись с нами.

Света подала ему коробочку со сладостями.

— Вот, попробуй.

— Спасибо. Очень вкусно.

Какое-то время он читал, а потом проговорил — А нехилым парнем был этот… – гость выдержал паузу и улыбнулся, сверкнув в темноте зубами, — Арджуна.

— Да и Карна был ничуть не хуже, — ответила Света. Она заглянула ему в лицо. Какой же он красивый. А глаза у него и вправду были янтарно — золотистыми.

Света продолжила читать: «Зависть, гордыня, гнев больше не имели над ними власти».

— Это правда? Ты свободен от всего этого?

— Да, и поэтому выгляжу как подросток.

— Это мы сейчас проверим. Ты грубил дедушке и врал своим наставникам.

— Перед дедушкой я извинился, а наставники любили меня за усердие и талант.

— Ты поубивал кучу народа.

— Долг воинов сражаться и погибать в битве с оружием в руках, и … — молодой человек вздохнул и помрачнел – убивать врагов на поле боя.

Света поежилась.

-Только погибать и убивать?

— И защищать тех, кого любишь и тех, кого должен.

— Все те, кого ты защищал, погибли.

— Так распорядилась судьба. Я же, следуя велению сердца, был верен дружбе до конца.

— Арджуна превзошел тебя во всем. Тебе досталась только смерть на поле боя.

— Слава богам.

— А ты и вправду свободен. Ни гнева, ни гордыни. Не вспылил. Молодец. Значит, мы с Ларисой в безопасности. Но если ты и вправду Карна, то докажи это.

Молодой человек вскочил и в мгновение ока в его руках оказался натянутый лук.

— Куда я должен попасть? — Прозвенел юношеский голос.

— Видишь тот рекламный щит? На нем нарисована птица. Попади ей в глаз, но так чтобы ничего другого не задеть. Стрела слетела с тетивы и поразила цель, лишь только она договорила. Паренек опустил лук и весело улыбнулся.

— Я Карна – сын возничего Адхиратхи и его жены Радхи. Что я могу для тебя сделать?

— Я не хочу, чтобы ты погибал. Останься со мной навсегда и женись на мне, — Света подошла и обняла искусного стрелка из лука. Он был горячим и надежным, как скала нагретая солнцем.

— Проси только то, что возможно. На рассвете я вернусь обратно в воды реки.

— О Карна!

— Я всегда буду защищать тебя.

— Защищай и Ларису. Мы друзья и пришли сюда вместе.

-Я буду защищать вас обеих.

Они постояли молча.

— Нам всем пора домой. Мама не любит, когда я задерживаюсь на тренировках. Ей кажется, что я ищу приключений на свою голову и нарываюсь на неприятности. А младшие братья ждут, чтобы я почитал им перед сном. И не засыпают без меня.

— Не уходи. Пожалуйста, останься.

— Не могу. Лучше подарите мне вашу книгу.

Света мигом опомнилась.

— Что ты, это семейная реликвия.

Васушена хихикнул.

— Вот видишь. Просить нужно только то, что возможно дать. Но я всегда буду вас защищать.

Он поднял руку в жесте благословения.

-Пусть ваша дружба длиться вечно, и принесет она вам счастье — торжественно изрек непревзойденный лучник Карна. Он знал, о чем говорил.

— И скорее возвращайтесь домой. Ваши мамы уже волнуются.

Прозрачные сумерки сменились ясной ночью.

Благовония сгорели. И пепел упал на асфальт.

Юный Карна сел на свой скоростной велосипед, и очень медленно поехал туда, где на небе осталось еще немного света. Он тихо плыл в потоке машин, пока шоссе не поглотило его полностью. А Света на отрывала от него влюбленного взгляда.

«В ту ночь никто не ощущал ни печали, ни страха»,- прочитала Лариса и закрыла книгу.

И они пошли по домам.

 

Им приснился одинаковый сон.

День ожидания. Очень долгий день. На берегу не было мужчин. Только старики отцы и младшие-премладшие братишки.

Наступила ночь и подул ветер. Взметнулись и затрепетала флаги. Доспехи воинов сияли. Они вышли из Ганги, все до единого, сколько их было. В полном боевом порядке. Оба войска. Все вместе. Великолепные, но не грозные и не воинственные.

Они явились утешать. И потому над ними не были властны ни гордыня, ни гнев, ни зависть.

Света узнала своего героя. У нее сильно стукнуло сердце. Сейчас он казался намного взрослее.

 

Карна быстро сошел с колесницы. С соседней колесницы спустился его взрослый сын.

Мертвые смешались с живыми. Каждый искал своих.

-Не плачьте, мама, все хорошо. Лучше обнимите своего сына.

— О Карна!

Нет, не плачте, мама. Сегодня все ваши шесть сыновей наконец то с вами.

Шестеро сильных мужчин, каждый из которых мог бы ворочать колесницу вместе с конями, обступили небольшую женщину.

— Ты просто чудо, мой младший брат. Твоя победа – и моя победа тоже. И как это вам пятерым удалось меня одолеть? Я думал, что это невозможно.

— Благословите нас, старший брат. Как долго я ждал этой встречи.

— Сынок, это твой дядя. Вырази ему свое почтение.

— Мой бесстрашный племянник! Ты настоящий сын своего отца.

Еще вчера они рубились насмерть и выкрикивали оскорбления. А сегодня и не знали как насмотреться друг на друга.

К ним приблизились женщины. «Его жена и мать среди них» подумала Света. Эти женщины начали, было, причитать, но Карна так хорошо и просто им улыбнулся, что они немедленно это прекратили и стали просто его обнимать. Он им что-то говорил.

Света почувствовала резь в глазах. Жгучий луч радиоактивного солнца заставил ее отвернуться.

Она направилась к реке.

Павшие воины ходили среди живых и тихо разговаривали с ними. Света не разбирала слов, но это были целительные речи. Они могли бы утешить все человечество на тысячи лет вперед.

А вот и та самая боевая колесница. Какое же из этих колес застряло тогда в земле? Сейчас они оба чистые. Лошади стояли очень спокойно. Девочка поднялась на колесницу и осмотрелась. Отсюда обзор был намного лучше. Она могла видеть каждого. Как много любви! Стихала боль и приходил покой. Приближался рассвет. Воины начали возвращаться на свои позиции.

— А можно мне с тобой в реку? Я хочу посмотреть, что там. Это дорога в Рай?

-Для нас – да. А ты вернешься домой, как только вода священной Ганги коснется твоего тела.

Колесница начала погружаться в реку.

— Я что, не искупаюсь в Ганге?

«- За границами смерти мы встретимся снова!» припомнила Света и проснулась.

Звенел будильник. От Ларисы пришла smsка: «человечества сон золотой». Чирикали воробьи. Начинался весенний день.

читателей   1293   сегодня 1
1293 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 11. Оценка: 2,55 из 5)
Loading ... Loading ...