Аргус

Маленький демон, совсем ещё крошка. Рука не поднялась убить его. Я притащил его к себе в квартиру и напоил молоком. У меня никогда не было домашнего животного, и я решил: пускай остаётся: не выбрасывать же его снова на улицу.

Он был ранен. В двух-трех сантиметрах от подмышки, на внутренней стороне крыла виднелся глубокий порез и тёмно-синий ручеёк крови – значит, задета вена. К счастью, кровь у этих существ течёт медленней, чем у млекопитающих, поэтому он не мог быстро умереть, только заметно ослабел. Когда я махал катаной в той заброшенной усадьбе на Черкизовском пруду и из последних сил отбивался от взрослых демонов, я засветил и по этому младенцу. Попался, что называется, под руку.

Я достал большой хирургический пластырь, которым часто пользовался сам, побрызгал края раны водкой, приклеил поверх раны и перевязал бинтом. Всё это время он страшно шипел, фыркал, бил чешуйчатым хвостом с тремя заостренными концами, норовил прокусить мой палец в кожаной перчатке и отчаянно дрыгал четырьмя шестипалыми лапами. Он выглядел очень комично, и когда я завершил свой труд, то не мог не расхохотаться, глядя на него.

Через какое-то время он угомонился и заснул. Тёплое молоко подействовало на него как снотворное. Теперь, когда он мирно спал, я мог хорошенько его рассмотреть.

Совсем ещё детёныш – ему трудно было дать и пару десятков лет. Для таких долгоживущих созданий, как демоны это вообще не возраст. Когда эти твари достигают зрелости, то становятся опасны – они быстры, передвигаются бесшумно, как ниндзи, нападают внезапно и всегда стаей. У меня были с ними трудности, особенно поначалу, но и теперь, после многих лет, я знаю лишь то, что толком ничего о них не знаю: как они чуют запахи, где проводят большую часть дня и могут ли читать мысли людей. Всё это для меня тайна. Но я убедился в том, что это коварные и умные твари, и когда имеешь дело с ними, то – как на минном поле – единственная ошибка может стать последней – укус демона всегда смертелен.

Я решил назвать его Аргус. Почему так? Точно не могу сказать. Но звучит это имя как греческое или латинское, а я всегда думал, что у демонов могут быть только такие имена. Где-то в книгах увидел это слово, после чего оно застряло в памяти как осиновый кол, вот и решил его использовать.  Ещё оно понравилось мне тем, что содержало букву «р», а животных, например, собак, принято называть такими вот «рычащими» кличками.

Первые несколько дней Аргус только и делал, что потягивал молоко и дремал, ни на что другое у него пока не хватало сил. Летать с таким крылом он не мог. Кажется, он меня особенно не любил, потому что когда я возвращался домой, Аргус никогда не удостаивал меня взглядом и не двигал хвостом-трезубцем, а предпочитал наблюдать за мной украдкой из-под полуопущенных век. Лишь когда я наливал молоко в миску и придвигал её к его носу, он немного оживлялся и начинал издавать странные щелкающие звуки. Это был сигнал для меня, что нужно отойти на порядочное расстояние и отвернуться, непременно отвернуться, потому что только тогда, за моей спиной он начинал жадно есть.

Постепенно я начал кормить его не только молоком, но и мелкими кусочками свежего рубленого мяса. Ему нужно было больше потреблять белков для восстановления. Его рана почти затянулась, но летать он ещё не мог и только прыгал по квартире, как взъерошенная чёрная курица, когда я приходил домой.

Я часто отсутствовал по ночам. Это были мои ежедневные осенние обходы. В городе накопилось много нечисти, и надо было её уничтожать. Кто только не попадался мне на пути: упыри, демоны, оборотни всех мастей, ведьмы, колдуны. В какой-то момент они прямо таки заняли столицу. Нигде не было от них прохода. Они проникли во все слои общества, некоторые заняли важные места в крупном бизнесе, городском управлении, кое-кто даже пролез в шоу-бизнес. И все они вредили простым людям – пили кровушку в прямом и переносном смысле. Кто-то должен был поставить их на место. Раньше в стародавние времена таких как я называли ведьмаками, героями, богатырями, о нас слагали легенды и пели песни, а теперь никто о нас и не знает, поэтому мы вынуждены маскироваться днём под обывателей.

Но, я что-то увлекся. Я слишком заурядная личность, чтобы обо мне много рассказывать. Речь идёт совсем не обо мне, а об Аргусе. Постепенно мне стало казаться, что он начинает ко мне привыкать. Знаете ли, демоны очень строптивые, необузданные существа. К ним применима поговорка «Как волка не корми, всё в лес смотрит». Их также можно сравнить с зебрами. Зебры внешне похожи на лошадей, но внутренне совсем другие. Они не покладисты и имеют очень дурной нрав. Так и с демонами. Но тогда мне казалось, что я смогу его приручить, сделать смирным, домашним, что он ко мне привяжется и забудет о своих кровожадных привычках.

Но он, кажется, и не думал исправляться. Демоны – это вам не кошки, они не ласковые и не пушистые, это такие же мрачные существа, как и вампиры. Они не подойдут, когда вам плохо, не замурлычет и не потрутся о вас своей мягкой спинкой. И Аргус был не исключение.

Один раз он даже сильно меня разозлил. Я пришёл домой после очередного обхода уставший, голодный, оборванный. Я как всегда полночи дрался с нечистью, сейчас даже не скажу с кем именно, но хорошо помню, что схватка эта была жаркой. Я открыл ключами дверь в квартиру, зашёл внутрь, захлопнул дверь и сел на стул в коридоре. Я так устал, что забыл включить свет. И тут что-то тёмное, бесформенное бесшумно спланировало мне на голову и вцепилось в неё когтями. К счастью, я не успел снять свой плотный кожаный капюшон, специально предназначенный для защиты от таких вот атак. Я быстро схватил нападавшее на меня существо, отодрал его обеими руками от головы и силой швырнул в сторону. Тут же вскочил и включил свет. В дальнем углу коридора под слепком Лаокоона катался, извиваясь и шипя, тёмный крылатый клубок, в котором я признал Аргоса. Сработали его охотничьи инстинкты, и он напал на меня, своего благодетеля, когда я этого совсем не ожидал. Я разъярился, выхватил катану и хотел порубить его в куски. Но вновь что-то остановило меня. Аргус лежал на полу маленьким комком, из его правого крыла снова сочилась кровь – он ещё не достаточно был готов к таким полётам, и вид его был настолько жалким, что я невольно смягчился.

Я подобрал его и снова стал перевязывать. На этот раз он не сопротивлялся и не дрыгал лапами. Мне даже показалось, что он издаёт какой-то новый для меня звук. Это было не злобное шипение, и не щёлканье как во время еды, а что-то вроде урчания. Быть может, таким образом, он хотел выразить мне свою благодарность. Ведь я мог легко убить его за его проступок, а вместо этого лечил его и кормил.

После этого случая, отношения наши стали потихоньку налаживаться. Когда я давал ему мясо, то не надевал перчаток, а он не кусал меня за пальцы. Он научился летать, но никогда больше не нападал на меня ни в темноте, ни при свете. Наоборот, когда я возвращался после обхода домой, он встречал меня у двери, радостно прыгал и даже один раз, как собака, принёс мне домашние тапочки.

Я стал его брать с собой на обход. Он сильно помогал мне. Даже одним слякотным осенним вечером спас мне жизнь. Дело в том, что я совершенно случайно напоролся на двух вурдалаков. Причём произошло это в моём же районе. Возвращался домой, как всегда пешком, в кромешной темноте, потому что фонарей у нас совсем мало. Аргус бежал рядом со мной и изображал собаку. У демонов есть такое свойство, как способность к перевоплощению. Так вот, Аргус в темноте выглядел как нормальная средних размеров чёрная собака, только с клыками немного длиннее и белее обычного. Из ближайшего двора выкатилось чёрное БМВ без номеров. Оно поравнялось со мной. Стекло напротив водительского сиденья опустилось. Из окна высунулась лысая, как кожа саламандры, голова человека в черной куртке. Он вежливо спросил у меня дорогу, и я на автомате ему ответил. Незнакомец вроде бы удовлетворился ответом, и стекло медленно поползло вверх. Водитель ещё раз на прощание посмотрел на меня, и тут-то я почувствовал резкое жжение в области глаз. Так мои глаза ведут только в одном случае – если передо мной нечисть. Тот, что сидел в машине, увидел пару пламенеющие жёлто-красных угольков, готовых испепелить его на месте. Твари знают этот огненный взгляд и страшно боятся его. За тысячелетия борьбы мы прекрасно друг друга изучили, и лысый вурдалак, конечно же, понял, кто перед ним. Он зарычал и с силой распахнул дверцу машины, чтобы ударить меня. Я успел отскочить и выхватить из ножен катану. Он выпрыгнул из машины с пистолетом ПМ в руке, но не успел выстрелить: правая кисть его взвилась вверх, отрубленная древним мечом, а следующий мой удар пришёлся точно по шее. Но, как оказалось, вурдалак был не один в машине. Второй уже выскочил с другой стороны, сверкнул длинным продолговатым предметом. Я повернулся как раз в тот момент, когда он наставил на меня обрез и готовился нажать на курок. У меня не было шансов. Ох, если бы не Аргус! Он бросился на вурдалака с обрезом, вцепился ему в горло когтями, и пуля ушла в сторону, не задев меня. Я швырнул катану и подскочил к вурдалаку. Он перезаряжался. Я схватил двумя руками его обрез, ловким движением провернул его вверх с ударом по ногам и вырвал оружие. Дальше с ним легко было справиться. Аргус хорошо мне услужил.

С тех пор мы подружились. Он стал домашним любимцем. Почти как собака или кошка. Он всегда радостно приветствовал меня, когда я возвращался домой и больше не выкидывал фокусов.

Но вот однажды я влюбился. Влюбился до беспамятства. Я привёл домой женщину. Она тоже была на половину ведьмачка. Мы были без ума друг от друга. Её не смущала мрачная обстановка моей квартиры, не нервировал даже большой гроб посреди комнаты, где я спал.

Мы занялись любовью прямо в этом гробу. И вот в самый решительный момент, на пике блаженства, я внезапно заметил какое-то шуршание сзади, и тут же я услышал её крик, пронзительный крик не удовольствия, но жуткой боли. Её стали бить судороги, шикарное тело подо мной стало страшно и неестественно дёргаться.

Я повернул голову и увидел Аргуса. Это он. Он вцепился своими длинными белыми зубами ей в пятку. Я вскочил. Ударом кулака по голове оглушил гадёныша, оторвал от дёргающегося белого тела и прижал к стене. Я бил его долго и жестоко. Пока вся стена не заалела. Когда я сорвал кожу с костяшек на правом кулаке, то поменял руки, и стал бить левой. Но и левая быстро превратилась в мясо. Тогда я швырнул его на пол и стал с силой топтать ногами. Я не знаю, сколько это продолжалось, потому что потерял счёт времени. Может быть, всё это длилось несколько минут, а, может, много часов. Затем я немного успокоился, принес из ванны таз с раствором из марганцовки и жидкого серебра. Я окунул проклятую бестию в таз и смотрел, как чёрное безжизненное тело демона исчезает в растворе. Женщину, которая так и не стала моей невестой, пришлось хоронить в том же гробу. Знакомый опер, который всегда помогал мне в таких случаях, скрыл причину смерти и помог вывезти тело и похоронить его со всеми обрядами. С тех пор я больше никогда не брал домой демонов.

читателей   783   сегодня 4
783 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 13. Оценка: 2,08 из 5)
Загрузка...