Арена. Братья по крови

«Возможна ли в жизни радость,

 когда денно и нощно приходится размышлять,

что тебя ожидает смерть…» Цицерон Марк Тулий

—————-

НАЧАЛО ЗАПИСИ

ДАТА НЕИЗВЕСТНА*

Представьте себе дивный мир, полный чудес и загадок, мир, где жили минотавры, гидры, и даже полубоги. В месте, где жила магия. Это был мир, в котором многое решалось путём огня и меча, а ради славы, а порой и ради жизни, люди сражались насмерть под крики толпы и шумы трибунов. Это было время, когда в мире зарождались Арены, огромные амфитеатры в которых воины показывали своё мастерство. И среди всех земель тех давних времён не было воинов легендарнее, чем дуэт из двух братьев, чьи лица были скрыты железными масками, а тела закованы в медные доспехи. Высокие и непоколебимые, они входили на арену под бурные овации зрителей, по крайней мере так их видели с трибунов.

Они всегда использовали одно и тоже оружие, один из братьев был Мурмилион, гладиатором носившем одноручный клинок «Гладиус» и большой башенный щит, другой же вовсе не имел никакого оружия и полагался на свои способности кудесника. Их имена никому не были известны, но каждому из них было даровано прозвище. Кудесник носил имя «Арлекин», из-за «разделённой» пополам чёрно-серебряной маски, которая имела на правой стороне лицо с улыбкой, а на левой с горечью. Каждый его выход на бой сопровождался определённым жестом, будь то необычный поклон или вовсе каким либо магическим фокусом. Второй же гладиатор был менее «общительным» с публикой, всегда держался впереди своего брата, держа щит и клинок на готове, за свои навыки и вид его прозвали никак иначе как Эгио «Тот, что носит вечный щит, Эгиду».

Говоря о братьях, мне вспоминается эпизод, когда они выступили против более десятка людей всего вдвоём, это казалось на те времена не мыслимо.

Знойное палящее солнце, горящий от света песок, крики толпы среди большого амфитеатра, а через пару мгновений из под поднимающихся решёток выходили гладиаторы. Так начиналось то сражение, из под криков толпы и палящего солнца. Братья выходили в центр арены,а с 4-х сторон выходили воины, бросившие им вызов, по 3-и человека с каждой стороны.

Каждый из них был по — своему одет и имел разное оружие, были как закованные в доспехи и щиты Мурмилионы, такие как Эхио, но с более открытой бронёй и щитом из иного металла, так и «Галлы», вовсе не носившие никакой брони, но при этом использующие двуручные топоры и молоты.

-Готов, Эг? – Тихо послышался голос Арлекина.

-Хм, а сам? Ты же у нас будешь птичкой? – язвительно ответил Эгио.

Кудесник лишь хмыкнул носом, отвернувшись в противоположную сторону. Шум резко прекратился, а из-за трибунов было видно, как претор города стал подниматься, приветствуя толпу.

— Сегодня великий день, день бога огня Вулкана, в честь которого мы готовим это празднество. Гладиаторы бейтесь достойно самих титанов, за Кровь и Честь! – произнёс он, подняв руки вверх.

-За Кровь и Честь! — воскликнул каждый из гладиаторов, стоявших на арене, а на трибунах раздался ошеломительный гул толпы кричавшей в поддержку.

— Да начнётся представление!

Последние слова претора были знаком к началу схватки между гладиаторами. Несмотря на знойную погоду, на арене, вдруг подул лёгкий ветер касаясь каждого человека на трибунах, будто бы постепенно собираясь в центре арены.

-Давай! – послышался крик Арлекина.

Неожиданно для всех, после этого, Эгио взял за «шиворот» своего брата и бросил в противоположную сторону.

Рослый мужчина, закованный в медные доспехи, с лёгкостью пушинки взмыл вверх на несколько метров над землёй, летя в сторону своих врагов. Стоило Арлекину оказаться над землёй, как в сторону трибунов подул на этот раз сильный ветер, который не остановился, пока гладиатор не завис в воздухе над головами своих врагов. В этот момент вокруг его рук стал завихрятся воздух образую небольшие воронки.

В это время Эгио, подкинув щит в воздух и ударив по нему своей спиной перекинул его назад, а после, пригнувшись, закрылся за ним. И как оказалось, сделал он это не зря ведь в башенный щит влетели сразу несколько стрел и даже один небольшой шар из пламени.

-Чёрт, не думал, что среди них есть последователи огня. – чертыхнулся Эг, после чего достал из-за спины по небольшому кинжалу в каждую руку, бросив их в сторону противников, над которыми завис Арлекин.

Пара кинжалов не попала не в единого врага, так как каждый из них успел вовремя закрыться, но открыло их в этот момент от атаки сверху.

Кудесник, в свою очередь перенаправил ветер, «пройдя» по всем горящим факелам и горнилам, вобрал весь горящий с них огонь внутрь ветра, а после бросил небольшой поток из огня, сажи и ветра на тех, кто был под ним. Большинство смогло защититься от направленного на них огня, но одному гладиатору не повезло, чья одежда была из ткани, и у которого в руках не было ни щита, ни чего-либо ещё, чем он мог бы прикрыться. Спустя мгновение, пламя поглотило его.

Прямо под Арлекином, стоял Мурмилион, поднявший свой башенный щит над собой, дабы защитить от пламени. Увидев это, паривший в воздухе кудесник, соединил свои руки и ноги вместе, покрыв их бронёй из земли и камня, после чего упал на стоявшего под ним щитоносца. Бедного гладиатора попусту смяло вместе с его с щитом.

Стоило Арлекину оказаться на земле, как 4-ка стоявших вокруг врагов тут же бросились на него, кто-то решил бросить копьё, кто-то с клинком на перевес рвался вперёд, а кто-то и вовсе нанёс на странные себя руны.

Вдруг, казалось бы из воздуха, возник водяной поток, вобравший в себя всё оружие, что было брошено в кудесника, и со всем накопленным оружием этот поток состоящий из воды и ветра ударил по стоящему сзади гладиатору. Вода полностью окутала воина, а через мгновение она превратилась в лёд, оставив на месте лишь ледяную скульптуру с вонзённым в тело копьём.

В это время на Эгио, напала трое воинов, самым нетерпеливым из них, был Ретиарий – гладиатор, вооружённый трезубцем, кинжалом и сетью, при этом сам был практически без защиты и какой либо одежды, за исключением большого наплечника на левом плече и набедренной повязки удерживаемой широким поясом. Вот только его брошенная сеть, была разделена на две части одним метким ударом меча. За сетью последовал трезубец, но был тотчас отражён ударом щита. Гладиатор, выхватив оставшийся кинжал, ринулся на Эгио, слегка подпрыгнув и пытаясь вонзить кинжал в его горло, пока щитоносец «открылся» отклоняя летящий в него трезубец.

Вот только эта атака была слишком спонтанной и Ретиарий недооценил того, что его противник может отразить летящий кинжал клинком, а после контратаковать, пронзив летящего на него противника, просто перевернув меч. Позади нетерпеливого воина стоило ещё 2-е, это были гладиаторы, которых называли никак иначе как Гопломах и Фракиец, как и в случае с Мурмилионом, это не были их имена, а скорее тип воинов к которым относились.

Гопломах был одет в тряпки, но при этом имел бронзовый легионерский щит и клинок Гладиус. Фракиец же напротив, имел большой закрывающий всю голову шлем, на котором был изображён символ грифона, а также подстать шлему, две большие железные поножи, однако не имел легионерского щита, а его оружием был специальный фракийских изогнутый меч и малый круглый щит.

Они напали на Эгио одновременно, ударяли так, что каждый дополнял движение другого, удар щитом, сопровождался ударом клинка с другой стороны и так удар за ударом, постепенно обходя своего противника и ища его слабые стороны. Щитоносцу с трудом всё же удавалось блокировать удары их обоих, вот только при этом, он совсем забыл о лучниках позади, чьи стрелы поразили его в спину и левое плечо.

 

В это время, Арлекин схватив двуручный молот лежавший на земле, разбил созданную им же «скульптуру», после чего с помощью ветра направил ледяные осколки в своих врагов. Ветер был настолько сильный, что отбрасывал их назад, а ледяные» иглы» сопутствующие ветру попросту изрезали 2 гладиаторов, не сумевших защититься от подобного. 3-ий гладиатор, что наносил на себя руны, это пережил, его даже не отбросил ветер.

Дело в том, что когда осколки полетели в его сторону, все тело гладиатора покрылось земляным доспехом, который словно вкопал его в землю. В этот миг, Кудесник перевёл свой взгляд на своего брата, увидев, как в далеке «последователь огня» создаёт огромный огненный шар, готовясь выпустить его на Эгио.

Арлекин, склонил тело вниз, коснулся земли и резко провёл руками назад, со стороны это казалось странно, но вдруг из под ног того чародея словно вышла земля, последний упал потеряв контроль над огнём и всё созданное им пламя обрушилось на него самого.

Вот только, пытаясь помочь своему брату, кудесник забыл об оставшемся за спиной враге, из-за чего и поплатился. Размахнувшись палицей, гладиатор в земляном доспехе ударил по его спине, опрокинув о земную поступь.

Вновь занеся палицу над Арлекином, он уже готовился его добиться, однако все ледяные осколки, выброшенные кудесником ранее, собрались в некое подобие ледяного копья пытавшиеся пробить гладиатора, но всё безуспешно. Он просто схватил летевшее в него ледяное копье и разломал его на несколько частей. Вот только стоило ему это сделать, лёд превратился снова в воду, просочился через защищающую гладиатора землю и вновь приобрёл ледяную структуру, на этот раз пробив сердце воина внутри его доспеха. Сама броня стала рассыпаться, а пронзённое тело упало на землю.

Эгио же понимал, что если продолжит бой в таком же духе, то его просто вымотают, а после лучники превратят в решето, вот только как быть в такой ситуации он тоже не знал, пока не обратил внимание на движение ног своих врагов. Каждый из них следовал действиям другого и в зависимости от действий одного, второй должен быть эти действия дополнять. Щитоносец, когда-то уже видел подобный стиль боя. Понимаю это, он специально подставляется под удар одного, ожидая взмаха меча со стороны второго и не ошибся.

Резким ударом щита, Эгио сбил с ног Фракийца, отразив его атаку, а после перерезает не защищённые легионерским щитом сухожилие ног Гоплонаха, заставив его также упасть на землю. Взмах меча и Фракиец уже не смог оправиться после удара. Второй гладиатор же, попытался встать с ног и вонзить в спину противнику меч, вот только удар большим металлическим предметом по его голове, окончательно вырубил воина. «Вонзив» башенный щит в его шею, Эгио отделил голову от тела, а после закрылся за «вставленный» щит.

На сей раз, лучники предпочли иную цель, пытаясь изрешетить стоявшего далеко позади кудесника, нежели стоявшего неподалёку Мурмилиона. Они выстрелили вдаль сразу по 3 стрелы за раз и Арлекин, успел сделать лишь одно, спрятаться под оставшимся телом своего врага, вот только одна стрела успела поразить его левое плечо.

Эгио, не долго думая бросил клинок в одного из лучников, после чего вновь закрывшись щитом резко побежал в их сторону. От клинка лучник смог увернуться, однако он не заметил нависшего над ним ледяного копья, которое вмиг прибило к земле гладиатора.

Вдруг щитоносец стал замедлять шаг и перед каждым выстрелом лучника стал останавливаться. Через пару мгновений он постепенно стал увеличивать шаг, пока не нагнал лучника и не остановился в паре метров от него. Слегка нагнувшись и превратив себя в живую ступень, стало видно как Арлекин слегка паря над землёй догоняет своего брата, отталкивается от него, используя Эгио как ступень, в воздухе создавая пару ледяных клинков, после чего вонзая их в изумлённого врага.

Тот лучник был последним гладиатором, что остался на поле боя помимо братьев. Как правило, претор должен был поднять палец вверх или вниз, перед тем как будет нанесён последний смертельный удар, говоря о том, стоит ли оставить в живых гладиатора после боя или нет.

Здесь же подобного не было, однако кажется, самого претора и толпе сидящей на трибунах это мало волновало. Публика ликовала, а братья записали ещё одну победу на свой счёт, для всех они казались непобедимыми и неуязвимыми, гладиаторами способными одолеть любого врага, вне зависимости от численности и силы. Вот только так ли это было на самом деле?

Стоило братьям шагнуть за порог арены, как вдруг оступившись, Арлекин стал терять сознание и падать вниз, маска, которая с трудом держалась, окончательно слетела на пол, а под ней оказался лишь простой парень, которому от силы было не больше 26 лет с взъерошенными, светло-коричневыми волосами, карими глазами и большим «округлым» носом.

— Сервиус….Сервиус, не вздумай уходить, держись, ты меня слышишь? Держись! – Произнёс Щитоносец своего брату, успех его подхватить и пытаясь привести в себя.

Постепенно, стало слышно тихое сопение, кудесник едва дышал. Эгио, отсоединил кирасу закреплённою на своём брате, после чего резко ударил его в поясницу, при этом левой рукой оттягивал его торс назад. Это казалось странным, но это стало помогать, Сервиус вдруг стал словно «заглатывать» воздух ртом.

— Ах, ты…выпендрёжник, зачем ты в таком состоянии пошёл, я бы там и сам сдюжил. – Продолжил он выпрямляя его поясницу и укладывая его на твёрдую деревянную скамейку, стоящую неподалёку.

Гладиатор стал приходить в себя и хрипящем голосом ответил – Д-кха…спасибо, но это б..кхе-дхем

-Помолчи, сейчас будет больно. – Ответил Эг, а после раздался громкий крик его брата, который прекратился только лишь потому, что щитоносец сунул ему в рот порванный кусок тряпки от своей одежды.

-А теперь…пей! — продолжил он, протянув флакон со странным зелёным веществом своему брату, а в правой руке держа окровавленную стрелу.

Без лишних слов, Арлекин опустошил данную ему склянку.

— А это…

— Скажи спасибо Апию и его чудо склянкам.

Это казалось невозможным, но все раны Сервиуса чудесным образом затянулись, а боль стала постепенно отступать.

-Принцип ты знаешь, такие зелья не излечивают все раны навечно, они лишь ослабляют боль. Вскоре все раны снова откроются, что ж, а теперь иду я. – произнёс Эгио, протянув вторую склянку.

Сервиус постепенно стал выдирать стрелы из него, и на сей раз хол заполонили не крики, а бранные слова опущенные в адрес скорости, с которой его брат выдирал треклятые стрелы. Гладиус снял маску, под которой был мужчина на немного старше своего брата, ему было примерно 29 лет, с вечно нахмуренными бровями и как казалось каменным лицом. Волосы были так же как и у его брата коричневыми, вот только они были гораздо более тёмного оттенка и гораздо короче подстриженными.

Сбросив кирасу и верхнюю одежду, стало видно, что всё тело Эгио было изрезано многочисленными ранами и порезами.

— Гладиус, и это ты мне про раны говоришь?

— Я же щит, не забывай об этом

— Порой ты сам забываешь об этом, несясь в сторону врага.

На эти слова, Эгио лишь хмыкнул, опустошая до дна державшую в руке склянку.

— А почему твои раны не… — с неким удивлением хотел спросить Арлекин.

— Ну потому что это не зелье, а нечто получше, слегка забродивший ром, а заодно лучшее средство для обработки ран – произнёс Гладиус, после чего протянул руку с флаконом.

— Я…я даже не знаю, что тебе сказать, опять ты за своё, самопожертвование…почему сам то выпить не мог, или себя сверхчеловек посчитал, ни стыда у тебя ни…а спина моя да стрела в плече ерунда по сравнению с… — монотонно говорил Арлекин, заканчивая обрабатывать «обрабатывать раны и отдавая флакон своему владельцу.

— Так хватит ныть мне на пятки, из-за этого и сделал, именно из-за твоего нытья, а то выслушивай всё дорогу как у тебя всё корёжит, тьфу. Мне и своих болячек хватает.

Ладно пора нам уже, Апий ждёт. – произнёс Эгио, идя вперёд, накинув кирасу на голый торс, закинув башенный щит на спину, а клинок повесив на свой пояс.

Изрядно вздохнув, Сервиус последовал за своим братом.

Обе маски как и свои доспехи, Арлекин понёс запихнув в небольшую сумку из сшитой ткани. Кудесник никогда не любил доспехи, для него они слишком стесняли движения, хоть порой и спасали ему жизнь, он всё равно с большой неохотой надевает их даже перед боем.

Выдвинувшись вперёд, они вышли с территории арены на улицы песчаного города Рема. Все дома здесь были как будто из глины, невысокие и ничем не примечательные, кроме своих весьма скудных размеров. На фоне которых сильно выделялась арена дом министорума. Лёгкий тёплый ветер гулял по просторам этого скромного городка, хоть немного отвлекая от знойного солнца, зависшего над головами людей.

Этот город находился возле море, и там конечно же был порт для отправки кораблей, вот только ничем примечательным он особо не отличался, разве что часть берега была скалистой и часть порта, там где находился сигнальный маяк , была как раз расположена на этих «холмах». Самое интересное, что подобные скалы были своеобразными горами для населения, ведь они уходили ввысь на несколько десятков метров.

Несмотря на казалось бы бедный город, в нём было достаточно много людей, и сюда часто прибывали торговцы из всех уголков мира. В основном по двум причинам, здесь находиться самая удобная точка отправки на Корсику, одного из богатейших рыночных городов Империи, ну а во вторых, здесь добываются одни из самых редких металлов, берутся они как раз из-за этих скал, которыми окружён весь город.

В тот момент когда выходили братья, по одной дороге как раз ехал богатым торговец. Он ехал в палатке, которую несли два мастодонта – ящероподобные бегемоты без каких либо зубов, но с очень толстой кожи и ростом под четыре метра в высоту и семнадцать метров в длину. Со стороны зрелище это было необычное, по крайней мере для того, кто видит это в первый раз. Эти существа достаточно безобидные да и к тому же травоядные, вот только если не попытаться пойти на них с мечом или того хуже, выстрелить по ним из лука. За подобную деревянную занозу, они уж точно отомстят.

По пути в порт, братья увидели старый, знакомый им силуэт.

Низкорослый, кудрявый парень, которому уж точно не дашь больше 19 лет, с худощавым телосложением, растрёпанными светлыми волосами и большущей повязкой на глазах, на которой красовались две призмы, слегка увеличивающие и без того, не самые маленькие веки.

Он робко махал издалека идущим на встречу гладиатором.

— Эй, Гладиус, Сервиус! – послышался чей-то радостный голос.

— А вот и Апий, как там говориться помянешь чёрта… — смурно произнёс Гладиус, после чего стал пристально осматривать всё вокруг, будто ожидая чего-то.

— Здравствуй, рады, что ты цел. – подходя к странному человеку, произнёс Арлекин.

Слегка почёсывая затылок и заикаясь он что-то пробормотал невнятно гладиаторам, но те расценили это как приветствие.

— Я..яя, ттоже рад вас видеть и ппро…простите. – заикаясь произнёс Апий.

— За что? – С неким изумлением и осторожностью промолвил Кудесник.

-За то…зза то, что я вас бросил,я…я не хотел, мне просто стало страшно и я побежал, эта тварь она…она,эти огромные красные глаза…эти разрывающие плоть зубы..

— За это тебе не стоит извиняться, мы все чего-то боимся и этого не стоит стыдиться.

-Но ведь…ведь я бросил вас.

-Однако сейчас же ты тут, с нами, приехал неизвестно откуда, чтобы нам помочь, это уже стоит уважения.

— Ннно…но я. – с ещё большей тревогой в голосе, произнёс Апий.

— Знаешь, я расскажу тебе один небольшой секрет. Ты знаешь зачем мы носим эти маски?

— Ннет.

-Мы носим их, только потому, чтобы никто не видел нашего страха и нашей боли, для окружающей толпы мы делаем вид непобедимых, не чувствующих боли воинов, вот только это совсем не так. Мы – люди, со всеми вытекающими последствиями, если нас порезать у нас пойдёт кровь, если ударить, мы почувствуем боль и нам порой тоже бывает страшно.

Каждый раз выходя на арену, мне становиться страшно, страшно за свою жизнь. Признаться честно я очень боюсь смерти, да быть может я и гладиатор, и каждый бой для нас это бой насмерть, вот только я всё равно до жути боюсь смерти, потому что мне страшно умирать.

Бояться не стыдно, и этого не стоит скрывать, вот только нужно учиться одолевать свой страх. Не давать ему овладеть собой, учись постепенно преодолевать, того чего боишься. Хоть страх и нельзя одолеть через него можно переступить…

Так что если хочешь путешествуй с нами, я думаю со временем тебе просто надоест убегать от встречной опасности. – с небольшой улыбкой произнёс Сервиус.

После слов кудесника, Апию как будто стало гораздо лучше, он перестал заикаться и с некоторой долей важности поправлял свою сумку из кожи. Которая была полностью набита разного рода склянками.

Хмыкнув, Гладиус без слов протянул руку в сторону тумана скрывающимся из-за скал.

— К слову о пути…вы куда хотите сейчас отправится, неужели доплыть до Корсики? – с тонкой ноткой заинтересованности, спросил Апий

— Не доплыть, а дойти, по воде…- ответил с улыбкой Кудесник.

— В каком смы..- не успел договорить он, как вдруг услышал громкий ни с чем не сравнимый гул, который казалось издавало какое-то существо. Обернувшись, Апий увидел, как из тумана выходила нечто, имевшее рост под двадцать-тридцать метров в высоту, а того и выше.

Оно двигалось над скалами и напоминало своеобразного кальмара, только заместо щупалец у него были четыре очень высокие и тонкие ноги, за счёт которых он буквально ходил по водяной глади. Такой высоты он достигал в основном за счёт ног, ведь его корпус хоть и был покрыт защитным панцирем, составлял всего пару тройку метров в высоту. Чтобы остудить температуру тела, существа такого рода выпускают пар, который и образует подобные туманы.

— Чччччто это такое? – вновь заикаясь сказал Апий.

-Тоже мне учёный, это Мареир, с древнего языка означающий «Шагающий по воде». Существо весьма безобидное, и очень эффективное, когда необходимо переправиться на другой остров.

 

Вот только, не смотря на свои размеры, оно до жути трусливое и при первой же угрозе пытается погрузиться максимально глубоко вниз, вобрав все свои четыре лапы внутрь панциря, а также выпустить весьма не самый приятный газ для всех окружающих. Оттого и ездить на нём не всегда безопасно. Многие пытались обучить их для военных целей, даже как-то хотели поставить на них балисту а то и две, но всё заканчивалось старым добрым методом, снижение, вода, газ и бегством, только на этот раз уже людей внутри.

Перевозить они могут просто ужасающее кол-во веса, от того и ценятся высоко, да и порой передвигаются гораздо быстрее больших кораблей.

— Я пппожалуй пойду, у меня просто морская болезнь и там…эм, ну вообщем я боюсь кочек…хронически и…

-Никаких нет, ать два и бегом, долго нас ждать не будут.

Апий уже хотел найти хоть сносную какую-то причину остаться тут, но пронзительный взгляд Гладиуса, сразу же заставил его передумать.

— Я…хочу…спать – это были три единственных слова, которые сказал щитоносец учёному за долгое время, но их было чем достаточно, чтобы дать понять собирателю склянок, что у него просто теперь нет выбора, кроме как «плыть» вместе с ними.

Мареиры всегда останавливались только у того маяка, что стоял рядом с портом и только оттуда можно было на них подняться. Однако для этого, нужно сначало было взобраться по скале по ступенькам, так как люди вырезали в ней лестницу, ведущую наверх.

— Как же я не люблю ступеньки, что ж пожалуй обойдёмся без них. – Произнёс Сервиус, после чего создал несколько потоков ветра возле своих рук и стал постепенно подниматься вверх, минуя злощастную лестницу.

— А ккак же мы? – с максимально вылупленными глазами смотрел на кудесника Апий.

— А вы по старинке…

Прокручивая на своём пальце метательный нож и слегка измеряя дальность, Гладиус сказал, весьма странную фразу – Эх, не вариант, если попаду полетит наш птенец кубарем вниз, тащи его ещё потом.

-Ладно пошли учёный, Мареиры особо на одной точки не задерживаются. – продолжил он, устремившись к своеобразной каменной лестнице…

После погрузки наши герои, они отправились в Корсику, остров-город, являющийся центром торговых путей Империи.

Сервиус проснулся от сильного качка, и чьего то бормотания. Вокруг него был лишь плохо закреплённый гамак, на котором спал Гладиус, несколько сумок и льняная палатка, внутри которой они находились. Дело в том, что в центре панциря Мареира есть небольшая пропасть, идеальное место для закрепления какого либо груза или палатки.

 

Как правило, людей на Мареире не перевозят, но увесистый мешочек с золотым извозчику сильно изменил эту ситуацию, да так, что в палатке он решил закрепить не просто тройку гамаков, а даже вырезать небольшие отверстия, чтобы можно было видеть весь проходимый путь.

— Эх, пойдём вместе с нами говорили они…будет весело, говорили они. Да уж весело, обработай раны одного потом другого, приложи травы, убери вонь, даже посидеть не дадут. Совсем издеваются… — ворчливо проговорил Апий будто бы себе под нос.

-Ты что-то сказал? – сонливо произнёс Сервиус.

-А я? Неет, это так я сам с собой..кхем. – отвернув взор, сказал собиратель склянок.

-И да, Апий, спасибо тебе, за те подаренные тобой зелья, они очень нас выручили, вот только я одного не пойму нельзя ли добиться вечного эффекта подобного исцеления, чтобы раны не возвращались обратно?

-Знаешь, подобная вещица это была бы вершина мечтаний любого алхимика, хотя я более предпочитаю название учёный. Представь, что было бы, если бы любую хворь можно было бы вылечить всего лишь глотнув какой-нибудь жидкости?

-Боюсь это было бы чудо.

-Которое перевернуло весь мир сверху наголову. Дело в том, что зелье созданное мной, оно не исцеляет по настоящему, скорее просто способствует исцелению, оно …

-Можешь не утруждаться в объяснениях, я всё равно ничего не пойму, как ни крути, но с наукой у меня беда.

-Ладно, тогда я просто рад, что они пригодились…и то, что они вообще работают. Правда Сервиус, у меня к тебе есть пара вопросов.

-Ну, путь ещё не близкий, поэтому нам всё равно надо чем-то себя занять, а раз твоё бубнение меня разбудило, тебе меня и развлекать. – слегка смеясь произнёс кудесник.

-Я видел как ты дрался на прошлой арене, пусть застал только и конец драки, но этого хватило, чтобы привести меня в замешательство. Чтобы использовать тот или иной магический элемент, ты должен быть с ним связан, чтобы использовать землю, ты должен стоять на ней, чтобы управлять водой, ты должен касаться её частицы, так ведь, верно? – с большим удивлением обратился учёный к Арлекину.

-Именно

— Но…как ты смог использовать землю в воздухе. А воду и вовсе создал из ниоткуда?

— Тут всё очень просто, касаться элемента не значит делать этого в прямом смысле, нужно лишь коснуться нужной его части и не обязательно руками. Допустим, когда я превратил руки в камень, находясь при этом в воздухе, я соединил силу ветра с силой земли, постепенно собирая с помощью ветра песок с земли и концентрируя его возле моих рук, а после просто покрыл этим песком свои руки, изменив состав с песка на камень.

А вот с водой тут всё ещё проще, была очень жаркая погода, так, каждый из сидевших на трибунах, впрочем ка и те, кто стоял на арене сильно вспотели, что если собрать этот пот в едино? Никто ведь не говорит, что нужна какая-то особенная кристальная чистая вода.

Однако я удивлён, что тебя заинтересовала магия, ты ведь вроде как всегда к ней относился негативно, так что изменилось?

— Ну, я должен знать своего «врага».

-Тогда позволь мне тебе пояснить откуда она взялась. – с крайне радостным лицом, поднялся Сервиус, после чего присел рядом с Апием. Как мог догадаться учёный, кажется, это не сулило ему ни чем хорошим.

— Ты ведь знаешь, что с самого начала времён, когда миры были созданы и разделены на семь частей, их сковали божественной цепью и оставили девять Рух наблюдать, управляя его погодой, это были величественных птицы создающих бури и ветра во всём мире. – начал свой рассказ Арлекин, наблюдая за тем, как его слушатель совсем не понимал о чём идёт речь.

— Кхе-кхем, ну попробую ближе к сути, с момента своего создания, мир людей вобрал в себя большое кол-во энергии, которую мы сейчас зовём волшебством.

Вот только люди не понимали как её пользоваться, во что её можно преобразовать, пока не явились чудотворцы, даровавшие свои знания 4-им сильнейшим воинам из мира людей, поклявшимся всегда защищать свой мир. Навечно. Аус, Ран, Иру и Хон – четвёрка получившая в дар знания, ставшие их силой.

Каждый из-за своего нрава получил знания об одной стихии. Аус, получил силу огня, парнем он бы всегда с «огоньком», и гнев свой сдерживать порой явно не умел, от того с лёгкостью и смог овладеть силой огня.

 Ран получила направляющую магию воздуха, так как всегда могла направлять других, давая наставления и нравоучения, «Всегда идите по намеченному пути, а ветра перемен вас сами направят туда, куда им нужно», кажется так она когда-то говорила.

 Иру была самой спокойной и рассудительной из всех, она всегда умела принимать нужные решения в трудную минуту, за что ей и были дарованы знания, позволяющие подчинять воду.

А Хон, был ходячей скалой, как порой говорили, его крепости тела и духа завидовали многие, его навыки и его нрав, позволили покорить себе землю.

Апий с ещё большим удивлением рассматривал своего собеседника – Но откуда ты это знаешь, я лично никогда не слышал о подобном. – произнёс он, слегка перебив.

— В том то и дело, что об этом никто не знает. Пока я странствовал по свету, побывать мне удалось во многих места, изучая сотни древних руин, наполненных всевозможной магией и алыми кристаллами.

Читая манускрипты на обломках стен старых зданий мне и удалось узнать о чудотворцах и их дарах, вот только к сожалению история о них не полная, ещё многое остаётся тайной из истории древних.

Никто не знает почему, но однажды четверо воинов восстали против тех, кто даровали им эти знания, обучив своих последователей тайным мудростям управления стихийной энергией.

А чем закончилась эта война? Что ж, мы можем наблюдать это прямо сейчас, население наделённое магией и люди незнающее своё прошлого с тысячами оставленных руин.

— Интересно, однако ты так говоришь словно каждому подвластна эта энергия.

— К сожалению далеко не каждый может ей овладеть, для этого у тебя должна быть предрасположенность к магии. Допустим иногда рождаются люди вовсе не способные касаться энергией. Вот только такие люди как правило имеют сопротивляемость ко всем видам магии, такие как Глад. Есть люди, которые могут касаться энергии, но при этом к ней их обычно не тянет. А есть те, кто с самого рождения её ощущают и тех, кого к ней тянет.

И да, я не просто так упомянул характеры четырёх воинов, чтобы использовать ту или иную стихию, ты должен сам стать подобен ей.

Чтобы овладеть огнём — ты должен обуздать свой гнев, чтобы управлять воздухом – тебе необходимо очистить свой разум и довериться ветру, чтобы направлять воду – ты должен обрести умиротворение, как в теле, так и в душе, а чтобы покорить землю – ты сам должен стать землёй, эталоном силы, крепости.

Изрядно хмыкнув, послышался голос Гладиуса – Вдалеке виднеется остров, мы почти прибыли.

Апий и Сервиус настолько разговорились, что не заметили как Гладиус встал и успел накинуть на себя как щит так и доспехи.

Издалека виднелся остров, полностью окружённый каменными стенами, сам город было видно плохо, ведь он был ещё вдали, однако казалось, что состоит он будто бы весь из камня.

-Эх, рассмотреть бы его поближе… — с неким сожалением произнёс Сервиус.

-Ну, ещё 15 минут и вдоволь насмотришься. – промолвил Глад.

-Ну с другой стороны, зачем ждать? Апий, у тебя же увеличительные призмы висят на повязке?- с небольшой улыбкой спросил Сервиус.

В этот момент, учёный попытался выпить воды из флакона, однако услышав подобное тут же подавился.

— Дхе-кхем, ннне надо, мне без них совсем ничего не ви…

-Да ладно тебе, мне то нужен всего один и то не на долго. – сказал Кудесник, вытаскивая призму из повязки Апия.

После чего, Арлекин поднял её с помощью воздуха и из окружающего моря достал небольшую струю воды, которой покрыл всю призму по краям, стало казаться, что подобным трюком он увеличил размер призмы.

— Насколько мне известно, призма, что наложена на твою повязку, имеет увеличительные свойства, к тому же, если правильно помню свойства самих этих прекрасных кристаллов, то сами по себе они являются тонкими, прозрачными кристаллами, слегка выпуклыми по обе свои стороны. Если их заключить, в скажем, сосуд с кристальной чистой водой, то вода принимает свойства того самого кристала. Проще говоря за счёт воды модно увеличить размер призмы, однако такой способ имеет и побочные эффекты, из-за того, что мне приходиться удерживать кристалл в воздухе с помощью ветра, он будет постоянно вращаться, а поэтому изображение будет немного искажено. Вот только в этом есть и свои плюсы, за счёт воды я могу создать некое подобие острия копья, на конце призмы, тем самым увеличив «приближение», с которым видно город.

— Ты конечно балабол ещё тот, вот только на сей раз ты меня поразил, брат мой. – сказал Гладиус, рассматривая через зависшую в воздухе призму дивный город, по сравнение с домами в Реме, которые едва были выше двух метров, огромные каменные башни Корсики выглядели чем-то невероятным. Все стены исходят глубоко из воды, а здания в уходят в небеса, по крайней мере так это выглядело со стороны.

Вдруг Апий, пристально присмотрелся к правой части стены города, это было очень странно, но он заметил там тёмные пятна, которые постепенно двигались вперёд.

-Чччто это такое? – спросил он указывая пальцем в сторону стен.

-А ну давай посмотрим, Сервиус приблизь немного. – послышался голос Гладиуса.

— Да быть такого не может. Это Варанакары, существа напоминающие рептилий, они способны свободно передвигаться под водой и иметь запас воздуха на 2 часа, без каких либо всплытий…вот только, что поистине странно, над ними сидят наездники, а варанакары не подчиняются никакой дрессировке. – промолвил Апий с ещё больший удивлением.

— Меня больше беспокоит что их уже вылезло из под воды более сотни, а стража на стенах о них не сном не духом, их надо как-то предупредить, а то чует моё сердца сеча будет такая, что крови будет покалено. – Произнёс Гладиус, опрокинув свой взор на Арлекина.

— Эх, были бы в моей дурне головушке какие-то идеи…если бы я только мог добросить огонь так далеко, думай Серв, думай – И тут взгляд гладиатора остановился на учёном. – Стоп, а если…Апий, ты гений!

-Да…не за что. – с крайне непонимающим видом, ответил алхимик.

— Я выйду к извозчику, после чего с помощью пламени и ветра зажгу сигнальные огни, вот только с такого расстояния мне не за что не попасть, одному. Глад, Апий, вы будете через призму направлять моё пламя. Я примерно запомнил расположения каждого из сигнальных огней и буду двигать призму по мере того, как они будут загораться, а вы должны говорить мне в какую сторону двигать пламя и чем детальнее, тем лучше, атаку мы не остановим, но людей хотя бы предупредим.

 

Без лишних слов, они принялись за работу. Какого было удивление извозчика, пальцы которого управляли нервами Мареира, когда к нему вышел человек в маске и стал создавать огненный шар, вокруг которого кружился ветер. Ещё мгновение и сгусток пламени отправился в сторону города.

Всё же бедняге, ведущего животное пришлось рассказать, в чём проблема, а тем временем пламя уже достигало стен города.Один за одним сигнальные огни стали загораться на стенах Корсики и удивление извозчика казалось обыденностью, по сравнению с тем, как наблюдатели у стен реагировали на гигантский огненный шар, останавливающийся в миллиметре от них, который после облетая, стал зажигать сигнальные огни.

Подобный трюк сработал и тревога было поднята, но пара зверей уже успели забраться на стены и как оказалось, в грузе который эти ящеры несли на себе, скрывалось ещё порядка сотни воинов. Само собой они тоже не пропустили летящий огненный шар и видели откуда он исходил и само собой решили ответить.

В мареира вылетели сразу несколько стрел состоящих из чистого пламени. Часть стрелы Арлекину удалось отклонить, вот только одна успела попасть в «кальмара» и изрядно его напугала…

-Чёрт побери, до берега ещё больше сотни метров, а прыгать с такой высоты в воду не очень хотелось бы.

— Ладно, попробую сделать кое-что, не уверен, что получится, но выбор у нас всё равно не велик. Гладиус мне нужен твой щит.

-Мой Щит?

— Да, я должен вымерить по нему расстояние. Ну точнее прикинуть на глазок, из разряда авось пронесёт.

-Тогда ладно.

Кудесник стал поднимать огромный пласт воды из моря, создавая что-то наподобие водяного моста, находящегося под большим наклоном и по ширине не превышавший щита Гладиуса.

— Не могу заморозить такой объём, что же де… – не успел договорить Сервиус, как его перебил Апий.

— Кажется, я могу помочь и да, ты совсем спятил…и да у меня есть зелье, которое при контакте с водой её замораживает, в ограниченных масштабах.

— Боюсь одного зелья тогда не хватит.

— А кто сказал, что оно у меня одна… — сказал учёный, с «злодейским» усмехом доставая из своей сумки целую связку ледяных эликсиров, которые вместе были похожи на своеобразное болло. – Подумал, могут пригодиться.

-Болло из склянок со льдом, и после этого я безумен?

-Позволька мне взять твою связку, всё же в метании у меня чуть чуть побольше опыта. – произнёс щитоносец, взяв в руки связку и бросив ещё в сторону водяного моста.

Кинув порядка десятка склянок разом в водяной мост, он стал постепенно обращаться в лёд, превращаясь в невероятно длинный, гладкий ледяной каток. А в это время Мареир стал уже опускаться вниз, постепенно закрываясь в свой панцирь.

— Гладиус, сейчас или никогда, садись на щит, подхватывай извозчика и Апия, после спускайтесь вниз по катку на щите, а я приземлюсь на стихии ветра.

Подобный спуск, оказался весьма болезненным для каждого его участника, коснувшись верха стен, они ещё несколько минут не могли придти в себя, по крайней мере принять тот факт, что они больше никуда не летят.

В их сторону бежало шесть странно одетых воина, по три с каждой стороны. Все их тела было закрыты, а лица скрыты длинным чёрным шарфом, который обвивал волосы и часть рта с шее, а на лбу и веках была тёмная маска, с небольшим прорезом для глаз. Щитов они не носили и из оружия была лишь только клинок, схожий с Гладиусом, но загнутый назад и чуть длиннее стандартного одноручного меча Империи.

Опустившись на землю, Арлекин покрыл свои руки до локтей огнём, после чего в каждой руке создал по огненному шару размером с ладонь, который тут же секунду бросил в пару врагов бегущих впереди. Что казалось ещё более странным, эти солдаты не смогли от них как-либо спастись и просто сгорели от поразившего их пламени.

— «Гладиус», защити Апия и нашего беднягу! – крикнул Сервиус, бросая огненные шары в оставшегося противника.

Смерть своих товарищей его никак не напугала, как и стоящий перед ним противник, он просто шёл вперёд к Арлекину не останавливаясь не на шаг. Стоило огненным шарам оказаться в полутора метре от него, как он разрубил летящий в него огонь и впитал его клинком, каждый удар меча был похож словно на танец с кликном, идеальная плавность движений, очень точные и резкие удары которые дополняли друг друга. Подобному стилю обучали только несколько ушедших в отставку гладиаторов, да гильдия убийц если их можно назвать гильдией.

Кудесник, также не переставал двигаться к своей цели, покрывая руки камнем и сближаясь со своим врагом. «Танцующий с клинком» с лёгкостью уворачивался от грубых ударов Сервиуса, при этом каждый раз контратакуя. Вот только каждый его удар клинка был остановлен вовремя нарастающей каменной бронёй Кудесника, каждый раз прямо перед лезвием клинка, после чего рассыпался.

Арлекин, специально подставившись под удар, обернул лезвие клинка своего противника в земляную корку, заставив меч застрять в нём,а созданными шипами из под земли, пробил тело своего врага.

Вот только это лишь один враг, а в округе было их ещё немало.

— Серв, что они такое, у них кажется…вообще нет тела…

— Потому что это не люди, а куклы, и нам стоит найти кукловода. Всё это проделки тёмной не стихийной магии, магии теней…

————

 
СБОЙ В ПРОИГРОВАНИИ ЗАПИСИ
НАЧИНАЕТСЯ ПРОЦЕСС ВОССТАНОВЛЕНИЯ
ПОЖАЛУЙСТА, ПОДОЖДИТЕ*

 

читателей   568   сегодня 2
568 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 13. Оценка: 1,77 из 5)
Загрузка...