Адюльтер разума

 «Праздник смерти…» Последнее слово эхом разливалось снова и снова, разными голосами, интонациями и вдруг среди размытых пятен сознания проявился неясный женский образ «…смерти, смерти; мир никогда не станет прежним и помни, Веорон, ты в этом сыграл не последнюю роль, помни все, помни вечно…». «Что за…», — едва сумел прохрипеть он, но видение тут же исчезло, и всё тело пробила крупная дрожь, забирая остатки сил, и тут же он, словно проваливаясь во что-то желеобразное, мерзко протягивающее к нему щупальца, впал в беспамятство.

Всегда интересно наблюдать за тем, как просыпается город, хотя для кого-то это время и лишено привлекательности после бурной ночной вакханалии, находятся люди, чья непременная служба проходит именно в этот предрассветный час

Патрули в этот раз появились даже раньше, чем обычно и рыскали вдоль опустевших улочек, выискивая тех, кто мог бы нарушить спокойствие благопристойных граждан, и собирали порядком перепившее население на широкие повозки, двигавшиеся вполне свободно вдоль извилистых переулков. Веорон очнулся от неясного шума, вернее сопения прямо около уха. Внезапно существо, воспроизводящее этот шум, привстало и тут же вновь упало, а затем дёрнулось и начало тихо подвывать. Голова буквально раскалывалась, Веорон пытался пошевелиться и приподняться, но резкая боль пронзила его грудь, и он рухнул на своё прежнее место. В это же время его неудачливый сосед совершил вторую попытку: поднялся довольно сносно и, покачиваясь, двинулся по направлению к большому серому зданию, время от времени выкрикивая бодрый клич «За Короля!». Веорон едва ли мог чётко разглядеть его лицо, однако запах спиртного, исходящий даже на приличном расстоянии, говорил сам за себя.

Неожиданно впереди пьяницы он смог разглядеть новое действующее лицо, точнее очертания фигуры, женской фигуры. Тут же промелькнула мысль, что женскому полу находиться в таком месте просто опасно, и он сам усмехнулся своему внезапному беспокойству, но, посмотрев на девушку, понял, что она об этом и не думала, а также продолжала идти не останавливаясь. Ни тени сомнения, ни страха, но и никакой мечтательности не увидел он на её лице. Тут произошло то, чего Веорон уж никак не ожидал. Это пьяное создание резко изменило траекторию и, пытаясь увеличить скорость, но, споткнувшись и по инерции всё ещё двигаясь довольно быстро, упало прямо к ногам последней.

-Богиня …, — закатив глаза, промямлило оно и снова впало в небытие.

Для Мэй, а девушку звали именно так, это в принципе не оказалось таким уж большим сюрпризом, но в то же время раздражало каждый раз немыслимо, хотя за последнее время она уже относительно смирилась с таким поведением. Мужчины, эти мужчины…даже в таком состоянии они оставались именно ими.. И уже не в первый раз за последнее время промелькнула предательская мыслишка, что это всего лишь её собственные фантазии, но, посмотрев в чёрные угольки глаз, которые так и сверлили её из-под спутавшихся смоляных волос, девушка тяжело вздохнула и, на мгновение замешкавшись, сделала ещё один шаг.

Веорон внимательно рассматривал приближающуюся особу. Лицо девушки смутно напоминало что-то, но, увы, вспоминать не было ни сил, ни времени. «Нужно их предупредить, нужно предупредить Её…». В этот момент девушка, подошедшая довольно близко несколько поспешно опустилась на колени и, смотря прямо в глаза, прошептала:

-Моё имя Мэй. Ты помнишь меня, Веорон? — голос её дрожал, но через мгновение она взяла себя в руки.

Веорон уставился на неё в некотором ступоре, но едва смог выдавить одно единственное слово:

-Нет.

«Ну и что ты ожидала? Что он бросится тебе на шею?» — пропел внутренний голос.

Мэй глубоко вдохнула и неожиданно для себя отвернулась. «Кто же Та, ради которой он был готов умереть?»

Веорон даже не понял, что так расстроило девушку, но заметил, что в её глазах стояли слёзы, и ему, как бы это странно не звучало, стало стыдно. Он дотронулся до неё, пытаясь дотянуться до сознания, чтобы успокоить, но тут же почувствовал головокружение, и резко стало темно.

Мэй обернулась и подхватила обмякшее тело. Он был слишком тяжёл, чтобы донести его самостоятельно, хотя Мэй бы определенно рискнула. Вокруг что-то изменилось, это ощущение витало в воздухе, но было уже поздно. Тишина незаметно навалилась тяжёлым пологом, и резко зазвучавший голос за спиной заставил непроизвольно содрогнуться.

-Так, так… Кто это у нас? Мэй???

Громоподобный голос уже по ходу произнесения фразы сменился смятением, затем возмущением и, наконец, несколько забавным возгласом удивления. Мэй сделала самое невинное выражение лица и, наивно похлопав ресницами, приняла вполне серьёзное выражение лица:

-Доброе утро, Крайн! — со сдержанной улыбкой поприветствовала она его.

Крайн недовольно посмотрел на неё сверху вниз, но улыбнулся в ответ:

-Совсем испортилась, девочка, — и покачал головой, — гулять в комендантский час по городу.

Время от времени он недовольно поглядывал на человека у неё на руках, как- бы не решаясь спросить, кто же это такой, хотя прекрасно знал, что если Мэй захочет, он этого никогда не узнает. Мэй же пыталась обдумать своё положение и сидела, не двигаясь, от внезапного волнения лишь крепче сжав Веорона.

Крайн, глава элитного отряда гвардии, стоял и молча ждал объяснений. Мэй отлично знала о его чувствах к ней и разница в возрасте, всего каких-то 10 лет, не играла бы большой роли, будь он ей хоть частично приятен. Крайн же считался вполне приличной партией, до определенного времени, эдакий детина под два метра ростом, со светлыми глазами и волосами. Он естественно пользовался определённой популярностью среди женщин. Но извечные отказы этой строптивой девчонки, Мэй, делали из него зверя, и каждый раз он бросал очередную партию, которая была лишь для того, чтоб доказать себе, что он чего то стоит. Правда пару лет назад взял и женился на молоденькой сестре своего сослуживца, само собой не без причины, хотя стоило отметить, своим привычкам, пристрастиям к девушкам, выпивке и религиозности не изменил. Кстати, последнее с предыдущим сочеталось особенно занятно.

Так вот Мэй сидела, напрягшись, и раздумывала.

«-Действовать самым проверенным способом?- а почему бы и не…»

-Крайн, ты не поверишь, но у меня к тебе есть наиважнейшее дело! – пролепетала она и наивно похлопала ресницами.

Солдат, а он себя так любил именовать сам, недоверчиво посмотрел на говорящую и непроизвольно отшатнулся. Последний раз, когда она такое говорила и он согласился ей помочь, вылился в поход за какими то травами, хотя он и надеялся просто позабавиться в пути, но нападение неизвестных тварей надолго отбило у него желание и возможности для этого, так что иметь дела с этой маленькой бестией ему хотелось в последнюю очередь, однако против такого он вряд ли мог устоять…

Мэй дрожала всё сильнее, но вкладывала полное намерение в сильный взгляд, шаг за шагом приближая его к подчинению, да так что у Крайна подкосились ноги, правда вовремя остановилась…остекленевший взгляд был страшен, так далеко она давно не заходила

-Приказывай, Госпожа, — прохрипел он низким голосом.

— Отнеси его сейчас же ко мне в дом и положи на кровать, далее вернёшься к своему отряду и продолжишь начатое, скажешь, что был у меня, чай пить ходил, — равнодушно она произнесла, бисеринки пота появились на лбу.

-Слушаюсь, Госпожа.

Он поднял обмякшее тело на руки и с невидящим взглядом двинулся по направлению её дома, она глубоко вдохнула и выдохнула, слабо передвигая ноги, двинулась следом, споткнулась, выругалась не совсем уж подходящими словами и зашагала рядом.

Отлучки командира особо никто не заметил, и, положив тело, он вернулся назад. Когда Мэй добралась до дома, Крайна уже не было. Она тихо сползла по стенке, было плохо. Но тут она вспомнила о Веороне и, взяв себя в руки, отправилась греть воду, «понадобиться много воды…»…звучало в голове.

Бал. Лёгкие платья, кружащиеся вокруг оркестром всевозможных оттенков. Следы румян и пудры на фраках подвыпивших кавалеров – это будет уже утро, когда они опомнятся и осознают, кто же рядом, а пока всё в лоске и пафосе, вертлявые служанки с подносами полными дешёвого пойла для одной, и дорогого для другой половины зала, томные взгляды – так и должна проходить свадьба герцога, на которую приглашён высокородный гость.

-Ну как тебе, Вен, не правда ли отличная обстановка?

Прихлопнув в очередной раз по плечу стоящего и захохотав, заявил рыжий усатый детина, чем определённо раздражал человека, не друга и по статусу далеко не равного, своим панибратским обращением.…Но не успел последний возразить, так снова загремел голос:

-А вот и наша красавица! – и на мгновение зал замолчал, сглотнув появившийся ком в горле.

 В залу вплыла девушка с белоснежными волосами и ярко-синими глазами, направившись прямо к герцогу, она присела в лёгком реверансе и, улыбнувшись, проворковала:

— Ах, проказник, в кои-то веки и Вы решили связать себя узами брака, что ж как теперь быть нам, прекрасным дамам. И не хотите ли представить меня своему спутнику?

Герцог расплылся в широкой улыбке, а Вен вздрогнул, но не отвёл взгляда. Слишком уж грубо всё шло, слишком нагло их решили свести, а что свести – это очевидно. Было в этой девушке что-то неимоверно отталкивающее, хотя они, кажется, встречались раньше…

Послышались недовольные голоса, шушуканье и возмущённый вздох толпы, люди расступились.

«Меня не волнует, кто она или что, пусть хоть очередная пассия короля или предыдущая, и мои поздравления герцогу, но у меня есть дело и оно требует немедленного разговора с Советником», — вдруг на всю тишину внезапно умолкшего зала раздался уверенный женский голос и в зал буквально ввалился раскрасневшийся дворецкий перед внушающей уважение процессией. Шли фигуры в длинных чёрных плащах, ровно семь, впереди всех девушка с длинными каштановыми волосами, с золотым, переходящим в ярко-оранжевый, отливом.

«Словно рысь, — невольно залюбовался Вен, отвлёкшись — гибкая, лёгкая и опасная»

«Советник?»- вопросительно произнесла вошедшая. Взгляд был тяжёлый, воздух звенел от напряжения. Стеклянные озерца глаз блондиночки, которая аж покраснела от возмущения, так и сверлили новоприбывших, но этим она не ограничилась:

«Ваш вид, мадемуазель, ну, совершенно не предназначен для посещения подобных мест»

Приглядевшись Вен заметил небольшой шрам на виске, наспех вылеченный, и пыль на плаще – процессия явно с дороги. Девушка держала в руках свиток пергамента и, как показалось, и правда несколько смутилась. Лёгким взмахом руки она сняла капюшон, и плащ распался на две стороны, обнажив стройное тело в облегающем костюме, затем небрежным взмахом руки в сторону спутников убрала пыль с их одежды. На миг показалось, что свет померк, настолько всепоглощающе чёрным был материал для плащей… «эльфийский» — мелькнула мысль у Советника, и он поспешил ответить:

— Веорон д‘Леон, полноправный Советник его Величества Квентона Свендорского, правителя Правого берега Империи – как положено, только лишь подсократив титулы, произнёс Вен

Девушка вздрогнула от взгляда, направленного на неё, но молча протянула свиток:

-Читай, у нас нет времени….

Встревоженные глаза впились в изучающее лицо, схватывая каждую черту… с каждым словом, выражение лица Советника становилось всё жёстче

-Я не спросил вашего имени, леди, — дочитав, сухо произнёс он.

-Зови меня Мэй…

«Мэй»…повторил он про себя…

Девушка сидела напротив с ведром подкисленной воды, напряжённо вглядываясь в знакомые черты. Услышав своё имя, она тихо прошептала « я здесь, спи» и, убрав остатки сновидений, проведя по лбу рукой, заснула сама, окончательно обессилев даже от такой мелочи

Утро не задалось с самого начала. У Крайна было полным полно дел, так к тому же он не помнил, что делал последнюю пару часов. Записывая ежедневный отчёт, он не нашёл ничего иного, как соврать, что спал, когда его начальник ответил, что тот у Мэй быть, ну, никак не мог, ибо минут 30 назад та сама приходила к нему за бинтами и лекарством. И прослезилась, как и положено юной девушке, когда рассказывала, что сегодня к ней приехал дорогой родственник, на которого напали в пути.

Сплюнув на землю, Крайн поспешил прочь на площадь. Разбираться было бесполезно, это он уяснил еще в прошлые разы. Было необходимо навести порядок, через примерно две недели должен был приехать герцог Авенский с новоиспечённой супругой Амели Дэмианиан, что переводилось с наречия (а родом она была с Южных морей) — «несущая тепло».

Герцог был двоюродным братом короля и вёл довольно праздный образ жизни. Поговаривали, что частенько увлекался помимо спиртного юными мальчиками, однако тайная служба самого короля пресекала на корню подобные слухи, рождающиеся, тем не менее, с завидным постоянством в народе. Как бы то ни было, герцога хоть и не особо любили, но и не ненавидели. Поводов, собственно, ни для того, ни для другого он не давал. Неожиданная женитьба, не полностью согласованная с Его Величеством, всё же вызвала некоторые пересуды.

Скандал всё также замяли, но на всякий случай отстранили герцога от любой управленческой деятельности даже на вверенных ему землях, сославшись на то, что он «якобы слаб здоровьем». Причиной была новоиспеченная супруга, которая подозревалась в том, что была заслана разведкой Островной империи Южных морей, а то и того хуже правителем левого берега империи, а дыма без огня, как известно, не бывает.

Слухи наполняли город уже несколько недель и потихоньку начали затухать. Кто-то громко заявил, что Островная империя, а если быть точнее группка островов, окруженная морями, и гордо именуемая империей, чтобы не отличаться от полностью сухопутных соседей, вообще никому не конкурент и не может быть заинтересована в какой-либо деятельности, но так было намного спокойнее всем.

Мэй проснулась далеко за полночь. Тело ныло как после огромной физической нагрузки, а голова просто раскалывалась. Вен. Она совсем не позаботилась о сне. Взяв одеяло, она надежно укрыла его и тяжко вздохнула, ведь когда-то он сам все решил, так зачем он снова вернулся и как оказался на улице?

Слишком много вопросов и ни одного…вот черт…силы почти восстановились, и Мэй со всей серьезностью взглянула на Веорона истинным зрением…Метка.

-Твою ж мать, сволочи.

А он ведь и не подозревал, теперь она и не сомневалась, что он ничего не помнит. Метка превращала любого в зверя, сохранялись лишь инстинкты.

-Так-так. И всё-таки ты успела…. Злость накипала. Оставалось еще две недели до полнолуния, единственно возможного времени для наложения и снятия подобного безобразия. Снять то она могла, а вот обеспечить защиту на две эти недели, а ведь необходимо подкопить силы для ритуала…

Тут внезапно начал просыпаться Вен. И вовремя, пока Мэй ничего не сломала от нахлынувших чувств.

Настроение оставляло желать лучшего.

-Веорон д’Леон! Что ты здесь делаешь? Вен уставился на девушку и не ощущал угрозы, но… боль? Почему? И он непроизвольно извинился:

-Прости, я не хотел тебя пугать

Девушка истерично рассмеялась и сразу серьезно добавила:

— Ты меня помнишь?

Он кивнул:

-Ты девушка из сна.

Мэй выдохнула и добавила:

-Я твоя…твой друг. Ты знаешь, что на тебе Метка и любое существо будет пытаться тебя убить?

-Но ты же не пытаешься,- возразил он.

-Это да, может, потому ты ко мне и пришел, приятно, что хоть доверие живо.

Мэй пыталась не расплакаться. Еле сдерживалась, хотя какая к черту разница. Сейчас она выглядела сопливой девчонкой, но было одно Но. Она ей не была.

— Я все исправлю, и к тебе вернется память, но нам нужно уходить, чтобы жертва не отсиживалась где-то, а были и такие попытки, всегда присылают Их. И если их будут присылать по очереди еще ничего, но всех сразу, а ты у нас не просто перешел дорогу кому-то, но и ограбил видимо, мы не убьем. Да и будут жертвы, много жертв. В любом случае итог один: жди гостей.

Вен смотрел, не понимая, почему она так расстроена, и просто ответил:

-Хорошо.

-Мы едем к Риоту. Старый друид даст, возможно, совет, да и двигаться будем хоть не бесцельно.

-Ты ему доверяешь?

-Мы оба ему доверяем, Вен.

-Тебе нужна новая одежда, я позову портного, а ты пока вымойся и отдохни.

Он промолчал, и Мэй выскочила из дома, наконец, дав волю чувствам и расплакавшись. Предстояло много мелких дел. Первым делом Мэй отправилась к швее и велела идти к себе домой, снять мерки для господина там находящегося и ждать Мэй и указаний. Затем она решила отправить весть о приезде Риоту, а потом, подумав, сделала другое. Пошла на рынок и купила козу. Для жертвы. Когда-то она думала, так будет легче ограничить силы вдвое, чтобы не выделяться, ведь в жизни даже сильного мага хватило и половины того, что у нее оставалось, сейчас она мыслила иначе.

-Эитерро ша ренти махти пхессо хаш…

Сила вихрем закружилась вокруг и втянулась в руки, разлившись тем теплом, когда мать обнимает ребенка. Риоту она мысленно передала цель визита и закрыла к нему доступ. Поставила перед фактом в чистом виде. Дальше, поразмыслив, материализовала оружие Вена, утащив интересно, наверное, с сверхсекретного схрона и, самодовольно ухмыльнувшись, отправилась домой. Близился вечер. Швее были даны последние указания, и к утру она обещала все сшить.

-Это Гейнор. У него есть и другое имя, но ты должен вспомнить его сам. Он твой, а ты его, он твое продолжение, ты его исток и наоборот.

С этими словами она отдала ему меч, который тут же засветился золотом и затух. Признал хозяина. Мэй зевнула, с Веном разговаривать не хотелось. Впервые за эти дни она собиралась поспать с чистой совестью, но неожиданно в дверь постучали. Мэй спрыгнула со стула, стараясь не обращать на косые взгляды Вена внимание, ну изменилась – с кем не бывает, когда спадает личина. Неторопливо шагая к двери, она обернулась:

— Спрячь оружие, пока что…

В дверь постучали настойчивее, и зазвучал голос:

-Я знаю, что вы там. Я знаю, что вы одни, и я не чую серебра. Только из уважения к девушке, Вен, открой дверь сам, и я ее не трону…

-Похоже у тебя нюх пропал не только на серебро,- Мэй вдохнула и вмиг дом окутала серебряная сеть, выдох — она открыла дверь, усмехаясь. – Так-так… высший вампир. Удивительно, какого черта ты тут забыл?

Вампир уже начал стандартную фразу, что ‘Хозяин Вас покарает’, но осекся на первом же слове:

-Мэй?!Ты жива? Мы не могли тебя найти.

-Я не хотела никого подставлять и решила исчезнуть, но вот что интересно, Старейшины отдали приказ о поимке Вена? Я думала, мы друзей не убиваем.

-Иногда приходится. Тайр устроил такую зачистку, которой бы Церковь позавидовала, когда ты исчезла. А Веорон как известно предал тебя, но как мы остались в стороне уму непостижимо, Тайр все говорил о тебе, что ты сделала все, что могла, и успей он чуть раньше, обязательно спас бы.

— И жили бы мы вечно и счастливо

— Мэй…

-Не надо. Я хочу, чтобы ты вернулся к нему и передал от меня весть, я думаю, Вена не было тогда в замке, он не мог пытаться убить эльфёнка. На нем Печать, и что-то я начинаю сомневаться, что ей только две недели. Мы начнем путь с друидов. Снимите охоту, и пусть Тайр выберет время для личной встречи. Как главе Клана это ведь непросто.

-Я передам.

-Я его буду ждать.

Вампир почтительно поклонился и исчез за дверью. Мэй стояла, прислонившись к косяку. Брови были нахмурены. Вен только сейчас обратил внимание, что девушка старше, чем ему показалось в первый раз, волосы длиннее, а движения намного точнее. От милой девочки-простушки почти ничего не осталось.

Почувствовав взгляд, Мэй улыбнулась и сказала: « У нас нет времени, Вен, собираемся. Теперь скрываться смысла нет. Нужно осмотреть тебя, раны вроде затянулись». Пока девушка умело осматривала спину, Вен, резко выгнулся, и его глаза затянула чернота. Тело не слушалось, а чужой шипящий голос вырвался с хрипом из горла: «Тебе его не спасссти…даже не пытайсссся…мы найдем и его и тебя, и убьём васссссс…мы всссё знаем».

Мэй зло рассмеялась: «Да что ты говоришь! Самим-то не ссссмешно?» — передразнивая, добавила она. А потом, всё ещё ухмыляясь, протянула руку в сторону Вена, и свет замерцал в комнате, темнота вихрем выходила, превращаясь в воронку как раз между ними двумя. Темнота скалила зубы, много зубов – только откуда они брались? Появлялись когти, искажённые лица.

— А теперь послужишь ты в деле, дорогая моя, а то только пугать детишек умеем,- обхватив возникшей из воздуха серебряной нитью, произнесла Мэй.

Всё исчезло.

— Как ты себя чувствуешь, Вен?

— Куда она делась?

— Отправилась к нам домой. Есть такая забава, тварей собирать. Неужели ты забыл тот мраморный стол и наш круг? Очень нужная вещь, кстати. Была. Пока кто-то не разнёс мне пол замка, — укоризненно добавила она. — Но «стол» цел, я теперь это чувствую, и теперь есть смысл привести наш дом в порядок.

И Вен помнил. После этой круговерти еще часть воспоминаний обрушилась на его голову.

Переговоры, снова переговоры. Лица, страны, путешествия. Много. Эльфийский правитель, приславший фрукты с ядовитыми шипами – этот интриган, башни, дворцы, хижина, очевидно друида. И огромный чёрный замок.

Прекрасный и пугающий. Правителю сообщили, что Он снова появился. Тысячи лет он был ничейным, ходили легенды о крепости, которая появлялась, когда намечалась война, живом драконе, свернувшемся кольцом вместо ограды и страшном хозяине, способном поднимать толпы мертвецов и обрушивать их на противников.

В общем, страшилки были разные. Было решено отправить полноправного Советника для переговоров, так как замок никогда не нёс зла самому королевству, но желающих посягнуть на столь ценную добычу никогда не убавлялось, и, возможно, стоило сразу выяснить, что и как в этот раз.

Делегация прибыла ровно в полдень. Осень в этом году была холодная, дожди лили, не переставая, но около замка было тепло и уютно. Замученные люди остановились в недоумении, перед самим замком уже не было ни грязи, ни дождя, пели птицы, попалось пара кроликов.

— Советник, люди устали, нужен отдых.

— Нельзя. До замка рукой подать, отдохнем внутри, — если, конечно, нас пустят, — добавил он уже чуть тише.

Но дорога не закончилась ни через час, ни через два, ни через три. И, когда измученный кони уже еле передвигались, воздух заискрился, и прямо перед носом колонны появилась огромная голова спящего дракона. Все замерли, боясь пошевелиться. Это была живая легенда. Ворот видно не было, как и верха постройки. И тишину нарушило то, чего никто не ожидал. А именно недовольный женский голос, откуда-то слева.

— Да, иди ты Тайр, знаешь куда?! Что нас вообще заставит туда тащиться? Тебе еще Элрина уговаривать.

— Ну, дорогая, вот ты этим и займёшься.

— С тобой вообще куда-то выйти страшное дело, мне теперь каждую влюблённую дурочку бить что ли? Поубавил бы своё вампирское обаяние.

— Дорогая, ревность ни к чему, мне нужна только ты одна, только ты…

— И не стыдно так каждой-то говорить, — вздохнула девушка. – Буду жаловаться Элу, ну, тебя.

— Ну, эта эльфийская заноза тебя не спасёт, потому что… Ух, ты только посмотри, а у нас гости!

Вся толпа даже не успела удивиться, повисла пауза, которую нарушила довольная девушка.

— А знаешь, я лучше буду жаловаться Советнику. Вы что-то хотели?

Веорон с удивлением смотрел на девушку, кажется, Мэй? С последней их встречи события катились снежным комом, покушения и заговоры раскрывались чуть ли не каждую неделю. Казалось, прошло столько времени, но то, что его были рады видеть, льстило. Хотя первое время он именно её и винил во всём происходящем, именно тот свиток, который был ему передан и начал весь процесс.

— Мы должны посетить замок, леди, и ознакомиться с текущей ситуацией. Вас сюда отправили с этой же целью? — поинтересовался Веорон. Хотя он так и не разобрался, на чьей они стороне, но, видимо, всё же на стороне правителя.

— Ну, вообще я иду домой. И культурные люди извещают заранее о своём приезде, — улыбнулась девушка.

-Ну, Мэй, вот видишь, ты сама говоришь, лю-ди, а на меня каждый раз дуешься, – вмешался Тайр, а потом огорченно добавил и развёл руками: — а меня Советник и не помнит, ну, где справедливость?

— Её, нет, Тайр, ответ очевиден, – показала язык своему спутнику девушка и, повернувшись к Советнику добавила:

— Ваша свита устала, прошу, проходите. Нам есть, о чём поговорить.

Голова дракона повернулась и посмотрела на толпу, после этого раскрылся рот, открывая широкий проход перед изумлённой толпой. То, что Советник был и сам удивлён, ничего не сказать, но взяв себя в руки – дал указания следовать вперёд. Через полчаса все были устроены. Войны вертели головами, везде царил порядок, сновали домовые.

Кабинет, куда его пригласили, был полупустым. Огромный стол занимал большую его часть, чёрный антрацит. Веорон присел на край, так как стульев видно не было, но Мэй его одёрнула:

— Встаньте, Веорон, он поглощает силы для дракона, поберегите себя. И что же Вас привело?

— Я уже не знаю, что я должен был здесь найти, — смутившись, ответил Веорон.

— Ну, раз не знаете, у меня есть к Вам предложение масштабно так прогуляться. Замок несёт много загадок не только для Вас, но и для меня. – вздохнула Мэй. — И есть одно дело, требующее особого внимания. Не желаете ли поучаствовать, о, Советник? Путешествие в Запретные земли просто не может быть скучным.

— До границы больше месяца. И дальше еще болота и леса, Вы уверены?

-Абсолютно, дракон общается с хозяином. А хозяйка здесь именно я.

Веорон задумался. Отказываться было бы неразумно, да и сам Правитель бы одобрил подобный интерес.

-Я с Вами…да и, пожалуй, пора нам перейти на «ты». Оставим церемонии для дворца, и знать всем встречным меня совсем необязательно. Вен, да, зовите меня именно так.

-Путь будет долгим, Вен, но нас ведут. Проверим.

Еще неделя прошла в подготовке, люди набрались сил. Веорон отправил письмо королю вместе с отрядом обратно. Время пролетело быстро, компания ему определённо нравилась.

-В поход выступаем втроем через неделю,- громко объявил Тайр,- и по пути подберём нашу остроухую подружку. Будет, что ему рассказать, какие именно милые беседы творятся в его любимой гостиной, — заухмылялся вампир.

Мэй, допивающая травяной чай, быстро взглянула на Тайра и неожиданно бросила в него кружкой.

— Позвала на свою голову.

Кружка само собой цели не достигла.

Мэй молча собирала вещи, оружие и припасы. Коней должны были привести с минуты на минуту. Вен поглядывал на спутницу, предугадывая её движения, и сам себе удивлялся, откуда знает их так хорошо. Дорога до друида оказалась короткой. Когда-то цветущий сад был разрушен до основания, все постройки пустовали.

— А потом скажет, что надо было сделать иначе, но его-то в этот момент не было! – скептически заявила девушка, — нужно уходить отсюда.

— Далеко собрались, голубчики? – раздался старушечий голос сзади и шипящий звук вдыхания воздуха. – Не поможете мне донести мешок до дому? Шла до родственников, а тут всё пусто.

Вроде обычная бабулька, но откуда бы ей взяться, да еще и с таким странным носом, последний был огромным. Вен замер, он помнил. Схватив за рукоять Гейнор, он резко скомандовал:

— За спину! Это крол.

Мэй не возражала. Кролы пожирали магию во всех проявлениях, бездонные дыры, совавшие свои длинные носы, куда ни попадя. Никто не знал, откуда они появлялись, но убить их можно было лишь обладателям обычного оружия с помощью огромной силы. Простых людей такого рода было не так и много. Название они получили благодаря тому, что, как и кролики, жили в норах, но безобидными их назвать вряд ли бы решил какой-то охотник. Если хоть один крол появлялся в округе, вскоре мертвы были все.

Гейнору было под силу справиться с таким существом, потому что сам меч мог пить силу в любых проявлениях по воле хозяина, и сила его была намного мощнее крольей.

Зверь ухмыльнулся столь близкой добыче и бросился вперёд. Слишком поздно он увидел меч воина. Визжащий вопль раздался над округой, но сменить траекторию уже было невозможно. Безжизненная шкурка валялась на земле, дело было кончено.

Но друида нигде не было видно, повсюду царило запустенье. Мэй не беспокоилась, её не было слишком долго. Друид вполне мог отправиться в очередное путешествие по свободным землям. Его смерти она чувствовала. Но зато в воздухе пахло грозой.

Крупные капли застучали совершенно неожиданно, укрытие пришлось искать в целых постройках, которых оставалось вокруг немного. Слишком дорого давалось Мэй поддерживать силы Веорона, его ослабляла метка, а вместе с тем и её. Прям уж притягивала всякую нечисть. За неделю пути они встретили такое количество тварей, названия которых даже не все были известны в широких кругах. Времени до ритуала оставалось мало, втягивать эльфийского правителя не хотелось. Мэй, закрыв голову руками, просто провалилась в сон. Думать сил не было.

Вен не отрываясь смотрел на уснувшую девушку.

С последнего помутнения голова разрывалась от фраз и воспоминаний. Вот обрывки встреч с какими-то незнакомцами или же знакомыми? Правитель эльфийских домов, гонявшийся за вампиром и веселящаяся Мэй…Она улыбалась именно ему, рассказывала о Круге, он стал его частью, но Замок не сразу его принял или пошутил, а Вен не рассчитал сил, и энергия, выплеснувшись, разрушила аж целых три башни. Как злился дракон… От него прятались даже домовые. Вен улыбнулся. Они там жили. Вместе. Всё становилось на свои места.

А потом уже другие руины, смерть повсюду, трупы. Тайр, трясущий его за грудь…стрелы повсюду…Постепенно накатило еще видение…

Неделя погони, три незнакомых эльфа, два вампира, Мэй и он… За Мэй уцепившись изо всех сил держался грязный эльфёнок, дрожал. Скорость была огромная. На них шла охота. Сил почти не осталось. Впереди был виден дворец эльфийского правителя Элрина. Он ничем не мог помочь, непроницаемый туман стягивал беглецов кольцом, смертельный для воинов леса. Мэй знала исход. Резко остановившись, она перебросила мальчонку эльфам, все замерли. Два эльфа с ребёнком в руках, два вампира и два человека. Из последних сил Мэй открыла огромный чёрный портал, в котором было видно, как вперёд и назад сновали эльфы.

— Быстрее внутрь, надолго меня не хватит.

— Леди, мы должны остаться, — попробовали возразить вампиры.

— Я освобождаю вас от клятвы.

Мэй силой втолкнула вампиров внутрь, эльфы прыгнули сами, портал захлопнулся. Остались только они с Веном. Кольцо закрылось.

-Отдайте мальчишшшшку, — прошипел им туман. Защитный круг дрожал.

-Его больше нет, остались только мы, — рассмеялся Вен и сплюнул кровью. — И что теперь будешь делать?

 Фигура соткалась буквально в считаные секунды. Знакомые очертания прекрасной и холодной незнакомки, хотя… вот образ менялся на простушку горничную, на прекрасную дочь генерала, на жену герцога, на ту самую первую негласную красавицу столь часто попадавшуюся «случайно» Веорону.

— Я заберу тебя, Советник. А тебя, Мэй, я убью.

Мэй, хрипя, тоже рассмеялась, смотря прямо в уже голубые кристаллики глаз, Кажется, не оставалось уже выбора решить вопрос миром:

— Серьёзно, ты считаешь себя Тёмной? Не хочется тебя расстраивать, дорогая. Ты всего лишь кусочек материи, возомнивший себя неизвестно кем. И знаешь что? Пожалуй, пора тебе кое с кем познакомить. Ты не оставила мне выбора. Да и от построек мы уже ушли далеко.

Призывать Тьму в себя задача несложная. Но результат для непосвящённых может быть воистину страшным, собственно, и для посвящённых тоже. Вен никогда не видел Мэй такой, она просто остановилась, из кончиков пальцев заструились белые потоки, которые стремительно темнели и снова белели. Голос изменился:

— Знаешь, твоё позёрство ни к чему. Последствия будут более серьёзные, но и так ты натворила много бед, малышка.

Тень отшатнулась, но уже было поздно. Потоки начали поглощать туман, часть за частью, осталась лишь размытая фигура, которая не могла пошевелиться. И стало видно то, что скрывал туман. Тысячи щупалец, тех самых ловушек с Запретных земель, невосприимчивых к оружию, магии и просто любому воздействию.

-Разве Тьма это зло? Зачем мне свергать кого-то, когда и так все придут ко мне? – рассуждала Мэй, будто не замечая, что творилось вокруг.

Земля начала трескаться, загремел гром. Тень осознавала возможные последствия и метнулась к Вену, и обхватила призрачными конечностями его руки, умоляя пощадить. Все маски так и сменяли одна другую.

-Ты же видишь, это она зло, не я …,- судорожно шептала фигура, ожидая помощи от щупалец. Но они и не думали двигаться в сторону круга, всё-таки задатки собственного разума и у них имелись.

Вен брезгливо сбросил с себя сползающие комья почти грязи с тени и усмехнулся:

— Мы все здесь зло. Тебе не достать маятника другого мира, эльфёныш в безопасности, и что теперь скажешь ты или, может, даже сделаешь?

Это расставило последние точки. Тень с визгом бросилась прочь. Щупальца резко пришли в движение:

— А вот, что я сделаю! – дико захохотав, бросила она.

Но не успел начаться полнейший Хаос, как Мэй, до этого спокойно стоявшая в стороне, развернувшись, впечатала ладонь в разлом в земле и что-то зашептала.

Щупальца начали втягиваться в появляющиеся трещины, выли человеческими голосами и пытались достать людей. Рушились скалы, осыпались пеплом деревья, закипели соседние озёра. Счёт времени пропал. Очищающая Тьма опустилась на всё поле и начала плавно передвигаться покровом, оставляя за собой спокойствие и тишину. Тень дрогнула. Перед такой мощью она устоять не могла. «Зачем же Хозяин послал меня на верную смерть? Хозяин не мог. Он любит меня…»

С хлопком развеялась та, которой пугали последние месяцы королевство. Та, чьи шпионы следили за каждым шагом из тени. Та, которую послали найти существо, чувствующее грани между мирами. Того, кто мог открыть новый мир. Но покрывало истинной Тьмы продолжало наступать.

— Равновесие должно быть сохранено, — прозвучал властный голос в голове Мэй, и та, будто очнувшись от страшного транса, одёрнула руку. Волна силы отбросила и её, и еле державшегося в этом шуме Веорона в разные стороны.

Остатки порядка были нарушены. Поднялся вихрь, он уносил всё вокруг, вокруг появлялись искажённые лица, пласт реальности снова был нарушен, появились какие-то твари. Туман полностью спал, вдалеке спешили эльфы, полетели стрелы, завязался бой.

Мэй была повсюду и нигде. Со стороны она видела появившихся вампиров, видела Тайра, который тщётно тряс Веорона, пытаясь добиться ответа, что здесь произошло. А потом заметила еще одну дрожащую грань, прямо около них. Они пришли по метке, которую оставила Тень, хватая Советника. Мэй знала, что там за гранью. Она знала, что нельзя допускать Их сюда. И она знала, что запечатать теперь можно только изнутри. Последний раз Мэй взглянула на Веорона, того, который так и не узнал, насколько он был действительно ей дорог, и шагнула в пропасть, прошептав:

-Возможность смотреть сквозь время не такое и благо.

— Мэээй, нееет… — послышался голос Тайра, но он не успел.

Небо затмили огромные крылья, дракон цитадели проснулся. Струя огня ринулась вслед девушке, выжигая всё на своём пути. Не прекращая, дракон летал кругами и выжигал только ему видимые потоки грязи, висевшие в воздухе. Закончив, он вернулся к замку, раздался горький рык, и замок повис в тумане. Настала мёртвая тишина.

Из последних сил Веорон подполз к краю пропасти. Элрон, буквально возникший из ниоткуда, внимательно всматривался в выжженную пустошь.

— Во всё виноват только ты, Веорон, если бы не Ваша политика и поиски Граней, она была бы жива. Будет Квентону урок, что можно найти намного больше, чем искать.

Правитель эльфов отвернулся, кивнул опешившему вампиру и добавил:

— Она могла убить его, — кивнул он в сторону Вена,- но решила пожертвовать собой. Ох, уж, эта строптивая девчонка.

Веорон остался сидеть, когда последние эльфы уходили с поля. Его лишь задело открывающимся порталом, а часть жизни просто пропала. Голова раскалывалась, казалось, что она сейчас сгорит. Вен обхватил голову руками и громко застонал…

От этих стонов во сне проснулась Мэй, дождь давно закончился. У Веорона был, очевидно, очередной кошмар. Мэй подошла к нему и положила руки на плечи. Неожиданно Вен притянул её к себе и обнял:

— Прости меня, я не знал…. Я не успел….

— Не переживай, — горько улыбнулась Мэй. — Мы заранее знали с Квентоном условия появления Граней. Ни разу за все тысячелетия не несли они королевству богатств или иных благ. Но если бы все знали о грядущей войне с неизвестным врагом, это привнесло бы панику в народ, а это было лишним. Я вернулась через несколько дней, исследовав места, пока были силы. Они нам не друзья, но и не враги. Единственный проход теперь закрыт.

— Но почему метка осталась?

— Хозяин Тени, кто-то из высшей аристократии, не имеющий способности к магии, но не побрезговавший воспользоваться чужими услугами, просто не имел нужного доступа. Он верил, что Грани сулят несметные сокровища, ведь истину ведают единицы, и он начал строить свой Путь к власти, используя все способы.

-Но почему я? Правитель эльфов, глава вампирского клана, Его величество Квентон, но я-то кто? Я даже не знаю теперь, кто ты.

— Все мы Хранители Равновесия. Ты был избран силами, чтобы стать одним из нас, но провести инициацию до конца мы не успели. И ты оказался наименее защищённым из нас всех. Излишнее внимание Хранителей привлекло к тебе внимание. Именно свиток должен был указать тебе Путь. Но частично ты поддался чарам. Именно за тобой следовала Великая Охота. Вот почему мы не могли скрыться. И теперь мы имеем, что имеем. Но пришла пора принять себя и свою роль в новой жизни. Ритуал будет проведён в полночь.

Мэй выдохнула на Вена облачко пара, и тут же Советник повалился на землю. Вошёл Тайр, Элрон и Квентон. Три хранителя ожидали указаний Первой.

До полночи оставалось всего несколько минут.

— Я так понимаю, метку мы снимать не будем? — поинтересовался Квентон.

— За метку мы вытянем нашего нарушителя, — улыбнулся кровожадно Тайр.

Через пару мгновений вся компания оказалась в замке, перед тем самым столом — алтарём. Сгрузив Веорона на его поверхность, Хранители отошли.

Посыпались чёрные искры на пол, сила выходила из камня и проходила насквозь Веорона. Одной единственной уцелевшей нитью, которую успела ухватить Мэй, и проходила навязанная метка. Магия Хранителей была намного сильнее, цепляться за нить становилось всё сложнее, и Мэй, еле удерживая остатки прежней связи, прокричала:

— Мы его не вытащим сюда, но мы ему даруем небольшой сюрприз. – И    девушка отпустила нить плавиться в черноте вечно холодного камня.

 

Эпилог

 

Шли последние новости от всех докладчиков королевства. Герцог Авенский с супругой Амели уже несколько недель не появлялся на публике. Поговаривали, что супруги заразились лихорадкой. Слухи распускали сами шпионы по приказу короля. Правда была суровее. Из-за алчности недалёкого герцога под угрозу было поставлено существование всего мира. После слов Хранителей предатели покрылись пятнами и слегли. Первым, кому донесли информацию, был сам правитель. Чета была казнена лично самим королём.

Веорон же осваивался в новой роли. Очнувшись, он так и не понял, что изменилось, и долго осматривал себя на наличие острых ушей, дополнительных зубов и хвоста, крыльев, чем очень позабавил четверых подглядывающих Хранителей. Первым не выдержал Тайр.

— Вен, ну, в самом деле! Сколько можно! Ты такой же, как прежде. Изменения ведь проходят внутри, а снаружи мы есть те, кто мы есть изначально.

— Хотя, кажется, появилась парочка витых рогов, интересно, откуда? – философски заметил Элрон.

И тут Вен обратил внимание на аккуратные рожки, торчащие из-под волос:

— Твою ж…

-Как дети малые, — взмахнул рукой вошедший Квентон, снимая наложенную иллюзию. Сейчас правитель выглядел намного старше обычного. Мэй шла рядом с ним и улыбалась.

— Добро пожаловать, Веорон д’Леон, мой верный Советник. Тебе еще предстоит много узнать, но Сила никогда не ошибается в выборе. Пройдёмте в зал. Мы выявили лишь исполнителей, но тех, кто наделил их властью, нам лишь предстоит найти.

-И чего же мы ждём? – всё так же улыбаясь, спросила Мэй.

Веорон, покачав головой, взял кружку с вином, которое собирался, наконец, допить, и зашагал вслед за Правителем:

— Ввязался на свою голову, — вздохнул он, делая последние глотки.

-У тебя не было выбора, если тебя это обрадует, — весело добавил Тайр. – Да и рожки к тебе к лицу. А знаешь, есть пара знакомых демониц, которые, ну, очень любят подобные выпуклости. Ты обращайся, не стесняйся, если станет скучно. И рожки добавим, и с демоницами сведём, и…

Кружка по новой традиции полетела в Тайра.

 

   

читателей   715   сегодня 1
715 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 14. Оценка: 3,21 из 5)
Загрузка...