Вербовщик

Вольный город Брикстоун — самый огромный индустриальный город-государство в мире с говорящим названием.  Фабрики занимают большую часть города под названием Нижний город, и их трубы из красного кирпича выбрасывают в небо целые тучи дыма и пара, наверное от того над городом солнца не бывает. Береговая линия забита портами, складами, туда-сюда носятся рабочие, краны перемещают грузы на корабли, а весь залив кишит пароходами и дредноутами. Одним словом — прогресс налицо.

Что у нас дальше? Сам город и его жители. Горожане живут в многоквартирных домах где каждый этаж является целой социальной лестницей. Если ты живешь наверху — жизнь удалась. Если ниже — делай выводы сам. Улицы пронзают жилые кварталы как спицы, по ним передвигаются тысячи людей, сотни дилижансов и омнибусов. Все куда-то спешат.

 

Обычные граждане спешат на фабрику. Дети бегут на вокзал и  посмотреть на чудо под названием «Паровоз». Женщины рабочих развешивают белье в проулках и делают всю оставшуюся по дому работу. А за всей этой идиллией наблюдают стражники, патрулирующие улицы как на земле, так и над землей, используя прожектора на огромных дирижаблях.

 

Аристократы, знать — голубая кровь любого общества. Они живут в Верхем городе на месте плоской горы в красивых домах с великолепными фасадами и качественным стеклом. Знать защищают Командос Совета, которая развернула по всему верхнему городу зенитные и артиллерийские орудия. Богачи перемещаются на собственных каретах, те что побогаче на паромашинах или иногда на метро. Каждый день они появляются на светских вечерах, салонах и клубах. Их жизнь прекрасна, но есть одно, но — как бы все не выглядело замечательно, в таком обществе зреют интриги, заговоры, во дворце назревают перевороты.

 

Именно последнее меня интересует. Кто я? Не думаю что вы поймете сразу, но хорошо-хорошо. Я Вербовщик. Правда многие другие называют меня и моих…коллег иначе — бандитами, что не мудрено, моя организация контролирует бандгруппы Брикстоуна и пользуется ими. Так же в городе есть еще две организации — Агентство — шпионы, косящие под торговцев и дипломатов и Гильдия Охотников — снайперы и убийцы. В свободное время действительно охотятся, но последнее время полностью перешли на людей. Все мы — Брикстоунская Триада — защитники Вольного города от внешних и внутренних угроз…в прошлом. Ладно, хватит лирики.

Передо мной поместье семьи Редфилд, за городом они уже сотню лет имеют огромные оранжереи красных роз, и все знатные дамы радуются когда какой-нибудь джентльмен подарит букет цветов, выращенных у Рэдфилдов.

Что я забыл у столь уважаемой семьи в городе? Скорее кого. Лорд Генри Редфилд — глава семейства, для всех — он магнат и предприниматель. Для моих заказчиков — смутьян, и его нужно завербовать на Вечный фронт. Об этом позже.

 

Итак — цель ясна, пора действовать.

 

Сначала нужно попасть внутрь. Есть несколько вариантов, но я использую самый интересный, тем более есть возможность это провернуть. С крыши одного из жилых домов, из окон которого пахнет вареным картофелем мы спускаемся в переулок.

 

Кто-то сказал, что в тени города вся правда о нем, и я согласен с этим. Куча бедняков, где-то бандиты, сырость, грязь, сюда даже стража не заходит, посветят с дирижаблей и все. А ведь так живет немалая часть города.

 

Подойдя к одному бедняку, одетому в лохмотья я вложил ему в руку монету.

 

— Угол, сорок шагов, слева — прошептал он.

 

— Благодарю — я вложил ему еще монету.

Выйдя на шумную улицу я растворился в толпе буржуа. Мое пальто и фрак под ним отлично сочетается  в этом районе. На улице стоял паренек-газетчик, который размахивая свежим выпуском «Брикстоун ньюс» кричал главные темы выпуска:

 

— На одной из фабрик в Речном районе произошла стачка рабочих! В организации стачки подозревают Генри Карлса, создателя Рабочей партии Брикстоуна!

 

Иногда мне кажется, что я живу в мире, в котором все то же самое каждый день. Начиная от проблем на фабриках, и заканчивая войной. Что-что, а эти вещи никогда не меняются.

Пройдя нужный маршрут, я завернул влево и увидел небольшую пристройку с дверцей. Убедившись что никого нет я зашел в нее. Здесь стоял стул, набор одежды для светских вечеров и конверт с приглашением на имя Лорда Лаквиелла — надеюсь ему повезет на Фронте. Переодевшись, и выйдя из «примерочной», я прогулялся до соседней улицы и взял кэб до поместья — для достоверности.

 

Как и любое другое поместье, у Редфилдов оно было украшено колоннами с позолотой и мраморными львами. Обнесено забором белого цвета с металлическим частоколом и внутренним садом с фонтанами — типично.

Кэб остановился и я сошел с него. Поправив неизношенное новое пальто, я направился ко входу, у которого столпилось множество аристократов обеих полов. Мужчины в пальто и с тростями, женщины в корсетах и кринолинах.

 

— Приветствуем вас Лорд Лаквиелл. Надеюсь вам все понравится — сказал швейцар взяв приглашение.

 

— О, не сомневаюсь.

 

Пройдя за ворота, я увидел, как и предполагалось сад, где в основном находились женщины. Когда я поднялся по ступеням поместья, слуги распахнули двери.

 

В вестибюле меня встретил слуга, попросивший мое пальто. Сняв его, я отдал ему и поправив новенький фрак я походкой аристократа вошел в большой зал, где оркестр играл танцевальную музыку.

Зал был отделан мрамором и позолотой, с потолка свисали огромные электрические люстры, а на столах с богатыми явствами вроде экзотических фруктов, десятков сортов вина, жареного поросенка и другой разновидности мясных изделий стояли аккомпанирующие тону зала канделябры.

 

Первое что видишь когда заходишь в такие места, это конечно же вся роскошь. Но люди, которые бывали не на одном десятке (а то и сотне) вечеров, видят лишь ложь и обман.

Пока я шел представляться хозяину вечера, я отметил тридцать четыре интригана, желающие залезть повыше в статусе, троих шпионов иностранных государств, одного неумелого агента революционеров и парочку «новичков» таких вечеров, которые пялились на столы с едой. Как-то раз, один хозяин устроил светский вечер в своем салоне, но знал что кроме вина никто не обратит внимание ни на что другое, и поставил на столы муляжи. По его расчету, все будут сидеть по углам в компаниях, создавать союзы и рушить браки. Некоторые придут пресмыкаться к хозяину вечера, так что будет не до еды. Ну и пришли на этот вечер несколько молодых дворян, которые не знали основополагающих таких мест, и начали есть муляжи, запивая вином.

Скандал был тот еще, мало того что от воска дворяне пролежали в лечебнице долгое время, так еще и опозорились на всю жизнь. Хозяину правда досталось больше, его обвинили в неуважении к посетителям за такую экономию, назвав его скрягой. А это смертный приговор для людей такого слоя общества, правда через пол года по его душу пришел я. Такие дела.

 

Обойдя танцующих, я подошел к Лорду Редфилду и сделал поклон.

 

— Благодарю за ваше приглашение, милорд. — сказал я во время поклона.

 

— Благодарю за ваш визит, лорд Лаквиелл, я слышал на ваших фабриках действуют революционеры? — Рэдфилд стоял со своей супругой, которая всем улыбалась. Рэдфилд был человеком стройным, с уложенной прической и джентльменскими усами.

 

— Да, когда Совет разрешил всем желающим получать образование, они стали умнее и начитались красной литературы — в конверте была записка с кратким описанием настоящего лорда Лаквиелла.

 

— Это решение многим помешало, но, не будем о грустном — добро пожаловать на мой вечер!

 

Я поклонился и сделав разворот налево отошел, давая следующим посетителям представиться.

Отлично. Проникновение прошло успешно, осталось только заманить его в какую-нибудь комнату, открыть разлом и отправить его на Вечный фронт.

 

Кстати о нем. Вечный фронт, это место не отмеченое на картах, вернее его даже нет в нашем мире, точнее в моем мире. Ну так вот, у нас не существует тюрем уже лет четыреста, всех заключенных, убийц, воров, дезертиров и прочих хороших людей отправляют через разломы пространства сражатся с тварями, которые пытаются пройти в мир людей. Некоторым это удается, но большую часть держат за разломами, оттуда ни один человек вернутся не может, через искусственные разломы они попадают сразу на поле боя. Первые бойцы отправлялись с оружием, техникой и всем необходимым, сейчас же создана целая организация, поставляющая на фронт все необходимое, но проще с людьми. Моя организация — Вербовщики, поставляет непосредственно людей через временные разломы, которые мы можем создавать в любом месте. С одной стороны это жестоко, но с другой выбора-то у нас нет, либо мы — либо нас.

 

Думаю сейчас я более-менее рассказал об этом и вернемся к происходящему.

 

— Дамы приглашают кавалеров — произнеслось по залу и зал оживился.

 

— Лорд Лаквиелл, не откажете мне? — ко мне подошла молодая девушка в не таком пышном кринолине.

 

— Было бы грубо отказать.

 

Танцы! Самое время для того, чтобы поговорить о тайнах и сплетнях, из-за музыки никто не сможет подслушать, поэтому все важные темы обсуждаются именно в это время.

 

— Как вам вечер? — спросила меня девушка, когда мы начали танцевать синхронно со всеми.

— Несмотря на то что я только что прибыл — устраивает

— Много лжецов нашли? — сказала она непринужденно.

— Достаточно — так же ответил я.

— Надеюсь себя вы включили в этот список? — она покрутилась в такт музыки.

— С себя и начал — улыбнулся я.

— Только посмотрите на них, они думают что знают толк в интригах, но на деле — нет. Ну и думаю вы заметили того революционера.

— Ему еще многому надо научится. Если его конечно стражники не схватят.

— Поэтому я и здесь, вы, я полагаю, пришли за другим человеком. И я даже знаю за кем, и зачем.

— Вы крайне проницательны.

— Меня этому в Агентстве учили — ухмыльнулась она.

— Агентство значит, а зачем ей поддерживать повстанцев, к тому же вы вроде не бойцы, а дипломаты?

— Да, и что?

— А то что от вас пахнет Белым шиповником, а это — яд.

Она сверкнула глазами, улыбнулась и освободилась от меня

— Удачи вам… Лорд Лаквиелл.

— Присмотрите за пареньком.

— Будет исполнено.

Музыка прекратилась, и те дворяне что не танцевали аплодировали. Как только я закончил с танцем, ко мне подошел Рэдфилд.

 

— Лорд Лаквиелл, я понимаю что сегодня торжество, но я бы хотел с вами обсудить тему, ради которой я и прислал вам это приглашение.

— Что ж, лучше с делами закончить сейчас, чем тянуть их до последнего.

— Именно — сказал Рэдфилд и сцепив руки за спиной повел меня в кабинет вероятно, улыбаясь каждому приглашенному, что посмотрел на него.

— Я много о вас наслышан, но увы лично встретиться мы смогли только сейчас — сказал он, когда мы вошли в кабинет. В нем стояло два стражника. Кабинет заметно отличался от всего здания, здесь был строгий стиль, резная деревянная мебель, темно-зеленые стены, на столе была куча бумаг.

— О, не волнуйтесь, они глухонемые, но силищи-силищи! Идеальные бойцы, но я отошел от темы.

— Ничего, лирические отступления всегда украшают.

— Да уж, это точно — посмеялся он — но к делу. Вам не кажется, что в стране что-то назревает? Стачки рабочих, какие-то профсоюзы — слово «профсоюзы» он сказал с отвращением — а Совет ничего с этим не делает! Мы на пороге гражданской войны!

— Итак, что же вы предлагаете?

— Я знаю что вы много лет боретесь с произволом Совета, и, по-моему, лучшего союзника чем вы, мне не найти.

— Польщен.

— У вас есть надежные люди? — спросил он присев на резной стол.

— Надежные в плане: «Молчать, но умело делать»?

— Да.

— Есть, и я кажется знаю зачем.

— Думаю вы правильно подумали, я конечно рискую, говоря вам все это, но отчаянные времена — отчаянные меры.

— Вы не то что рискуете, вы сами признались в преступлении.

 

Рэдфилд удивленно посмотрел на меня и я резко встав, метнул два ножа в стражников. Одному нож попал прямо в шею, второй увернулся и достал шпагу. Выхватив кинжал, я парировал удар и перекатившись через спину стражника, вонзил нож ему в шею снизу-вверх. Рэдфилд попятился назад, обронив бумаги на пол, и перевернув в итоге стол.

 

Я спокойно подошел и взял его за фрак.

 

— Видите ли, ваша деятельность мало того что незаконна, так еще и вы особо скрывать ее не умеете. Поэтому одни люди, неважно уже какие, приказали мне вас кое-куда доставить.

 

— Нет! Только не туда! — заохал он.

— Мне жаль милорд, вечер был славный, но для вас он увы — закончился.

Левой рукой я крепко держал Рэдфилда, а правой резко дернул в воздухе, открывая разлом.

 

— Вы ведь печетесь о будущем страны, ведь так? Ваш вклад в ее благополучие будет гораздо более весомым на Вечном фронте.

 

Схватив его двумя руками, я резко швырнул его в разлом, он пытался ухватиться за его «стенки», но когда он оказался в нем, я закрыл его. Вытерев кровь стражника, я поправил помятые рукава и вышел из кабинета.

 

В зале в это время царила та же атмосфера, что и несколько минут назад.

 

— Ряды защитников нашего мира пополнились? — сказали из-за спины.

Эта была та девушка, с которой я танцевал.

— Надеюсь он проживет достаточно долго. Для всех нас лучше.

— Не хотите ли отправится ко мне? — сказала она хитро улыбнувшись.

— Это угроза или предложение?

— Полагаю все вместе.

— А как же ваш подопечный? — я кивнул в сторону агента-новичка.

— Через несколько минут все угрозы для него…исчезнут. А мы сейчас смешаемся с толпой, возьмем мою карету и…

— Почему бы и нет? — сказал я, взяв ее под руку.

читателей   229   сегодня 1
229 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 3,00 из 5)
Loading ... Loading ...