В параллельном мире

Петр Семенович закрыл крышку выключенного ноутбука и задумался. Последние дни он чувствовал непреходящую усталость и тяжесть в левой стороне груди перебои пульса — сдавало сердце и готовился финал. Ему шёл 75-й год, многие сверстники простились с этим миром, ровняться на немногочисленных долгожителей не стоило. Пётр выполнил долг мужчины и гражданина, вырастил двух сыновей и отработал полный стаж на тяжелой горячей работе в мартене. Интернет заменил ему встречи с дружками и приносил новости последних открытий. Вот, хотя бы гипотеза австралийских и канадских математиков о практически вечной жизни людей путем перехода в параллельный мир. Подробностей правда Пётр не нашел и даже собирался найти сайт этих учёных, но вот эта слабость в сердце не позволила.

Легкий хлопок крышки сработал как спусковой крючок и сердце после очередного снижения пульса остановилось, перехватило дыхание и…

И Пётр Семенович почувствовал себя распластанным совершенно обнаженным на чём — то бугристом и теплом. Какая то сила давила на всё тело а руки и ноги безвольно свисали по сторонам неровной площадки. Голова тоже не могла оторваться от площадки.

«Где я?» — не мог определиться Пётр. Ярко светили лампы, пахло лекарствами, слышались голоса.

Пётр почувствовал хлопок по голым ягодицам и захотел выразит своё возмущение, но губы беззубого рта и еле шевелящийся язык с гортанью выдали недолгий и негромкий крик. Пётр услышал смех а его пластилиновое тело обернули грубой тканью.

Словно куклу его положили к груди женщины накрытой простынею и Пётр ни о чём больше не думая обхватил губами горячий сосок. Молоко матери струёй устремилось по пищеводу и дальше, побуждая к работе все органы тела.

«Так это уже параллельный мир?» — мелькнуло в засыпающем сознании Петра.

В новом мире год прошел быстрее, но этого Пётр не заметил. Все кусочки памяти стёрлись. Он уже был житель этого мира. Только сны напоминали прошлое. а тут была мать, смуглая приземистая женщина и отец смуглый бородатый крепыш. Да и сам Пётр вряд бы узнал себя в коренастом смуглом пацане будь бы в тростниковой хижине зеркало. Куча его старших братьев и сестёр отличалась от него только старшинством, босоногие, чуть прикрытые плетеными из коры набедренными повязками. Во сне он видел детей и взрослых в закрывающей почти всё тело одежде, но это был сон. Машины, самолёты, велосипеды и сверкающие лезвия под башмаками на сверкающей поверхности в той стране не понятного мира. И светлое небо не похожее на густо-синее небо нового мира.

Увиденный во сне авто Пётр попытался изобразить на куске белой коры и показал рисунок отцу «Что это?» — спросил отец у него. Это был просто сон. В этом мире не знали еще про колесо! Здесь тяжести переносили на подобие носилок или на плечах, но мальчика уже забывшего свое земное имя ничего не удивляло.

В раннем возрасте житель этого мира должен выучиться добывать себе пищу в окружающей природе. Его учат этому родители. Отец учит мальчика охоте и стрела из лука летит в живую дичь – кролика, сурка или птицу. Снять шкуру с туши зверушки, очистить от перьев убитую птичку и приготовить себе обед не простая наука. Разжечь костер еще труднее, но когда голоден наука быстро усваивается. С матерью, мальчик или девочка, в лесу выбирает птичьи яйца из гнёзд. Свежие, не насиженные. Собирает неядовитые грибы, безопасные ягоды и орехи.

В двенадцать лет из семейной хижины мальчики уходят в общую мужскую большую хижину, в общество одиноких мужчин разного возраста чтобы участвовать в общих охотах. Они живут там в ожидании выбора женщиной на одном из годовых праздников. Сицу, так был с рождения назван бывший землянин Пётр, был приведён туда отцом. Лук и колчан стрел, копьё с острым каменным наконечником и плетёная из коры циновка составляли его имущество. Старший хижины холостяков указал место Сицу и тот, расстелив циновку положил рядом с ней своё оружие.

— Отдыхай, — сказал старший, объёмистый мужчина с негустой длинной седой бородкой — завтра большая охота с утра на муну.

Всю ночь Сицу во сне боролся с муну. Огромная зверюга бросалась на него оскалив мощные клыки. Он подскочил на своей циновке по первому слову старшего и схватил копье. Другие вставали с явной неохотой, они знали уже всё о муну, не очень крупной речной антилопе, не агрессивной, но ловкой.

Сицу шел с группой молодых. Впереди шагал старший по хижине холостых. Сначала по чуть заметной тропе. потом по крутому склону с массой корней, потом по липкой тягучей почве пропитанной жидкостью. Сицу чувствовал как по голым ногам ползали какие — то твари а в зарослях камыша кто — то хрюкал и повизгивал. Старший обернувшись к подходившей группе молча рукой указал движение на охват участка высокого камыша. И тут, разбрызгивая грязь, из кустов выскочила муну. Охотники бросились к антилопе размахивая копьями. Антилопа заметалась в испуге и бросилась в сторону Сицу неподвижно стоявшему наготове с копьём. Муну на секунду остановилась в полутора метрах от Сицу к нему левым боком и он мгновенно нанёс мощный удар копьём под левую лопатку. Антилопа рванулась вперед готовая прыгнуть и тут же стала заваливаться на бок. Сицу успел выдернуть наконечник копья. Из раны хлынула кровь. Он еще стоял в шоке от чувства жалости перед убитым им красивым животным, когда почувствовал на своём плече тяжелую руку старшего и услышал его негромкий спокойный голос:

— ты будешь великим охотником, Сицу!

Тушу антилопы несли на двух шестах четверо молодых охотников. Сицу как победитель с копьём обагренным кровью добычи гордо шествовал впереди. Колонну участников замыкал старшина холостяцкой хижины.  Процессия шла вдоль всех хижин селения к площади, где имелся очаг для изготовления мясного кушанья. В яме глубиной до полутора метров с днищем застеленном плоскими камнями жарко тлели угли сгоревшей сухой древесины. Тут же стопкой лежали огромные листья салата. Угли торопливо извлекали и стелили листья холостяки из доживающих свой век без перспективы быть выбранными в хозяева семейных хижин. За работу кусок мяса им был обеспечен. Тушу муну спиной вниз на двух веревках опустили на зелень. Сбросив веревки и накрыв листьями засыпали до верху землёй. И грянула дробь десятка барабанов принесённых из хижины холостяков. И началась пляска — представление проведенной охоты. Сицу играл роль охотника уже с лёгкой палочкой вместо копья

Барабаны стихли. Вокруг ямы витал резкий запах тушёного мяса и печёной листвы. По команде старшего охотники аккуратно и быстро деревянными лопатами, принесенными из большой хижины выбрали засыпной грунт и листья салата. Веревки подняли вверх и туша антилопы была перенесена на каменную площадку. В ход пошли каменные ножи. Куски мяса вместе со шкурой отделялись от туши.    Еще раньше все внутренности завернутые в салатные листья унесли женщины. Из них готовили пищу малым детям. Подошли помощники Великого жреца и получили завернутые в листья куски мяса для них и голову для Великого. Сицу получил отдельный кусок мяса на листе салата и очищенные рога антилопы как лучший охотник. Рогатый трофей будет вывешен над его циновкой. Вечером в хижине холостяков старший охотник сообщил Сицу, что с утра он должен идти к Великому жрецу. Старший предупредил, что все вещи Сицу должен забрать с собой.

О Великом Жреце Сицу рассказал отец.

— У нашего лесного племени всегда был жрец — ведун знающий лечебные травы, грибы и ягоды. Он жил одиноко в небольшой хижине на краю леса рядом с огромным деревом. Дерево было втрое выше лесных великанов. В грозы молнии ударяли в деревья, поджигали хижины, не трогая огромное дерево. Но однажды в жаркий безоблачный полдень, когда жрец отдыхал в тени от густой кроны страшный по силе разряд разорвал могучий ствол на две половинки до высоты роста самого высокого жителя племени и поджег хижину жреца. Это случилось в полдень, когда на небе не было ни облачка.

Жрец объявил сбежавшимся жителям, что с ним говорил бог — светило.

— Высший бог нашего мира. Бог — светило, наше маленькое лесное племя берёт под свою защиту. Мы – народ Светила и должны соблюдать его заповеди.

И жреца объявили Великим жрецом.

Первая и главная заповедь:

— каждый добывает пищу своими руками—охотой, собирательством в окружающей природе. Неспособный должен умереть. Исключение—дети до 4 лет. их кормят родители.

Остаток ствола обработали под кресло — лежак с площадкой –столом доживающие век охотники. Круглую большую хижину с высоким куполом они воздвигли над этим подобием пьедестала.

Здесь и стал жить Великий Жрец и его помощники, младшие жрецы.

Сицу с циновкой, оружием и рогами — трофеем стал перед закрытой плетеной из коры шторой и громко крикнул: «Я пришел!». Дверь откинул младший жрец.

Сицу шагнул и увидел, что сидящий на пьедестале молча поманил его пальцем и указал на ступени вырубленные на огромном стволе. Опустив принесенное на земляной пол Сицу поднялся на верх и по знаку присел, разглядывая Великого. На него смотрел старик с сухим морщинистым лицом, с усами и редкой длинной бородой и острыми тёмными глазами, одетый как все мужчины племени. Только шапочка его была конической а на плечах была накидка из кроличьего меха.

— Ты Сицу и лучший охотник из молодых.

Великий жрец не спрашивал а утверждал. И Сицу молчал, слушая низкий сильный голос.

— — Я знаю, что ты видишь необычные сны. Я беру тебя в ученики жреца Будешь жить в моей хижине и каждое утро рассказывать увиденный сон. Никому другому ничего не рассказываешь.

Теперь выслушай правила ученика жреца. Он выполняет указания Великого и сообщает о результатах. Он живёт без жены, своими руками добывает себе пищу, как и все жители. Два года ученик жреца выполняет все работы под присмотром одного из младших жрецов назначенным Великим.

Жрецы лечат людей природными средствами от болезней возникших природно. Это укусы змей и насекомых, ушибы и раны от животных при охоте, повреждения от неосторожности в лесу, отравления ядовитыми плодами, ягодами и грибами. Лечение проводится в семейных хижинах женщинами и жрецы проверяют обходом больных. Если болезнь неизвестна и нет средств от неё избавиться, то по решению Великого больной ложиться в «лодку вечности» и принимает только воду с «эликсиром спокойствия» снимающим чувство боли. Жрецы ежедневно приносят питьё и следят за дыханием. «Лодки» размещены в хижинах за хижиной Великого. Когда число бездыханных достигает двенадцати Великий объявляет «ночь прощания» и лодки с телами сжигаются в печах на большом огне в присутствии родных. Пепел рассеивается на «лужайке памяти». Это тоже обязанность младших жрецов.

Великий умолк, подвинув к себе дощечку с едой, выпил содержимое двух птичьих яиц, съел несколько ягод.

Сицу воспользовался паузой и задал вопрос.

— Великий, что такое «эликсир спокойствия»?

— Как своему ученику я расскажу тебе, как я его готовлю. Это не знают младшие жрецы. На опушках леса растут в изобилии травы из стволов которых добываются нити для сшивания или плетения. Верхушки растений цветущие или с зрелыми семенами отсекают и приносят мне. Из них то я и приготовляю на кипящей воде эликсир, лично выдаю младшим для успокоения больных.

— Великий, а как делают кипящую воду?

— Воду младшие жрецы наливают в деревянный сосуд вырубленный из ствола крепкого дерева, чистый речной         камень объёмом меньшим сосуда нагревают на сильном огне и бросают в воду. Вода вскипает. Охлажденный настой хранится в сосудах из вычищенных изнутри плодов растущих на полянках в лесу.

— Для здорового эликсир опасен?

— В малой дозе действует как снотворное, но не рекомендуется.

— Слушай дальше Сицу.

Народ поклоняется главному богу нашему Светилу, дающему свет и тепло всему живущему, земле на которой произрастает и живет. весь животный и растительный мир, ветру приносящему в облаках влагу и молнии рожденные и управляемые Светилом для наказания и предупреждения, и живой бегущей воде реки, обиталищу рыб.

 

Наши боги светлые заботятся о нас, внушают добрые мысли днём, в час раздумья. Есть темные силы, демоны. Они приходят ночью, приносят соблазн в головы жителей. Таковы и твои видения во сне. Сообщай их только мне, чтобы не смущать слабых духом.

Так и пошло день за днём. Но однажды Сицу увидел во сне войну из которой он ушел в этот мир. Огонь горящих домов, кровь раненых и убитых. В голове блеснуло — это память оставленного мира? Великий выслушав рассказ жестом остановил Сицу готового уйти и указал на ступени. Сицу присел готовясь слушать Великого.

— Двенадцать тысячелетий тому назад наш мир был таким, как в твоих рассказах. Мчались машины чадя дымом, летали рукодельные птицы, а племена воевали друг с другом и запасались оружием страшной силы для большой войны. Эта же сила энергию молний превращала с освещение горевшее день и ночь в хижинах и на улицах селений. У природы уже не хватало средств для питания расплодившегося населения и это стало причиной большой войны. От первых же взрывов взорвались все запасы бомб и все устройства работавшие на адском топливе. Сила взрыва снесла все хижины и дворцы, от жара сгорели все леса, от ядовитого дыма и пепла задохнулось всё живое. Вода стала отравой.

Разбуженные внутренние силы мира вырвались наружу. Воды морей смыли великим потопом всё, что еще сохранилось на суше. Участки суши сдвинулись со своих мест.

— И всё вновь началось с нуля? — не утерпел Сицу.

— Не совсем так, — спокойно продолжил Великий. – Кое-что сохранилось. Семена и плоды флоры, икра, яйца и детёныши животных, отдельные представители племён, мужчины и женщины. Вот они сохранили воспоминания о сгинувшем мире и стали родоначальниками нескольких новых племён.

За десять тысячелетий сформировался мир в каком мы живём уже два тысячелетия. Наше небольшое лесное племя строго руководствуется заветами наших богов, не поддаваясь соблазнам ночных демонов.

А что хотят ночные демоны. ?

Ночные демоны, как и светлые боги были созданы бессмертным духом вместе с бесконечным и бессмертным мирозданием. Их обязанностью было создавать всем существам спокойный и приятный отдых. Глава ночных сил восстал против законов вселенского духа и стал внушать мыслящим идею их равенства богам света. Жители миров получали по ночам описания машин облегчающих труд и скоростей передвижения по земле, воде и воздуху, технику выработки энергии из ископаемых источников, повышения урожайности растений поставщиков продуктов питания. Всё это и приводило к неравенству.

— И другие племена склонились перед демонами?

— Лесные племена в нашем мире находятся в самых благополучных условиях погоды. Для нас всего два времени года – более сухое и более влажное, постоянно теплые. Это определяет нашу одежду и обеспечивает бесперебойное питание плодами земли. Полевые племена живут в суровых условиях. Вода превращается в твердые пластины а с неба вместо капель падает холодный пух. Им нужна одежда и обувь. Это тоже послужило стремление к богатству а значит и неравенству, к изобретению средств облегчения труда, ограбления природы, зависть, злобу и насилие. В дальнейшем это приведет к захвату территорий богатых природными дарам, к войнам.

Главное, стремление полевых племен расширить территоеию войной, подчинить слабых, а значить надо иметь большую армию, растить много детей, мальчиков. Но надо и много пищи. В нашем племени поддерживается примерное постоянное количество людей. Условно два ребенка в каждой семье. Старшая дочь выбирает себе мужа и тот становится главой семьи, старый глава уходит в хижину холостых.  бабушка остаётся в семье досматривать и обучать детей. Младшая дочь выбрав мужа становится старшей женщиной в семье где росли два сына. Такая вот ротация. Никто не в обиде. Если на охоте или по другой причине погибает в семье мужчина женщина выбирает себе мужа из старших холостяков но с ним детей не заводит.

Женщины, излечить каких невозможно, лежат в «лодках вечности» в семейных хижинах, как и неизлечимые дети под контролем младших жрецов. Набирается двенадцать бездыханных, родные приносят их и деток в лодках к второй печи. Утром следующего дня помощники жрецов рассыпают пепел на другой поляне памяти

В следующей охоте Сицу участвовал как жрец, готовя с двумя другими всё для приготовления пищи. На этот раз объектом добычи стал огромный кабан. Этот зверь был куда сильнее и опаснее речной антилопы. Вооруженный мощными клыками и защищенный крепкой как броня шкурой он кидался на молодых охотников иногда взвизгивая от уколов их копий. Наконец, словно выбрав цель, кабан устремился на невысокого парня поднявшего копьё. Он сбил парня не сумевшего нанести удар и распорол ему бок правым клыком, на секунду подставив левый свой бок старшему охотнику. Копьё старшего, пробив не так толстую кожу под лопаткой достало сердце чудовища и оно ткнулось длинным рылом в траву. Парень с разорванным боком, , всё еще сжимавший древко копья, умирал рядом.

Подробности трагедии на охоте Сицу узнал от молодого охотника когда с другими жрецами готовил разделочную площадку. Пришедшие охотники отдыхали около нагретой ямы с тушею кабана запеленатой в листья и засыпанной грунтом. Тут и запели дудочки музыкантов из хижины холостяков. Охотники и пришедшие родственники затянули грустную песню — балладу под тоскливую мелодию дудочников.

Огромную тушу кабана подняли из огненной ямы и перенесли на разделочную площадку на веревках шестеро взрослых охотника не принимавших участие в охоте. Застучали каменные ножи отрезающие куски сочной мякоти, ударили топоры ломающие кости. Младшие жрецы получили на листьях салата по солидному куску мяса. Отрубленную голову завернутую в листы салата и кусок жирной свинины был вручён старшим охотником для Великого и его ученика Сицу. Он и четверо младших жрецов покинули пиршество. Завтра с утра им предстоит полная уборка всей территории. Женщины селения унесли причитающую долю мяса и внутренностей.

Голову кабана Сицу по знаку Великого положил на стол. Великий повернув голову кабана к себе мордой потрогал громадные клыки и приказал младшему жрецу дежурному по хижине подать ягоды. Тот поставил рядом кабаньей головой чашечку с известными Сицу терпкими ягодами приправы к мясу. Великий пластинкой камня отрезал ленточку мяса с толстой щеки кабана. Разжевывая хрящевую ткань Великий заедал ягодами и запивал кипяченой водой из чашки постоянно стоявшей на столе.

— Остальным, мой ученик, — Великий взмахом руки указал на голову кабана – вы позавтракаете вместе. Челюсть с клыками вывесите как охотничий трофей , как обычно. Мой завтрак тоже обычен.

Одна из стен хижины Великого была сплошь увешена трофеями больших охот.

Зачёты по лечению Сицу «сдавал»» Великому. Вопросы были перекрестными. «Назвать гриб для устранения болей в кишечнике» и тут же: «Ягода называемая «Волчья» от чего лечит?» Или: — «Как приготовить «мазь от укусов москитов?»

— Ты, Сицу постиг все методы и способы лечения и достоин звания « жрец», но я передал тебе тайные знания Великого. Ты можешь общаться с богами нашего племени получая от них указания и советы в часы дневных раздумий, то есть все знания доступные уровню Великого. Ты в ночных снах знакомишься с соблазнами демонов и умеешь избежать этих соблазнов. Я получил одобрение от бога — Светила и право передать тебе власть Великого Жреца.

Моё последнее приказание: младшим жрецам собрать в эту хижину всех мужчин из семейных хижин, пригласить старшего охотника. Я объявлю моё решение, сообщу об одобрении бога — Светила, возложу знаки Великого на плечи и голову моего ученика Сицу, после чего его имя будет Великий Жрец. Сам я лягу в «лодку вечности». Лодку отнесите в хижину ожидания. Я вышел из этого народа и возвращаюсь к нему.

Все присутствующие молча выслушали Великого. Когда он с помощью двух младших жрецов улегся в «Лодку вечности» новый Великий жрец дал знак всем выйти и прилёг в кресло пьедестала.

Короткий дневной светлый сон показал Великому образ сидящего перед раскрытым подобием шкатулки старика. Старик протянул руку чтобы закрыть шкатулку… Как зовут этого старика? Великий услышал звук шагов и открыл глаза. Дежурный жрец ставил на стол деревянную тарелку с фруктами и двумя птичьими яйцами – обычный обед Великого.

читателей   228   сегодня 1
228 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 2,00 из 5)
Loading ... Loading ...