Суд Крамола

 

Темные тучи заволокли прохладное августовское небо.

Городская площадь, окруженная храмами лесных и земных богов, а также богов воды, была заполнена толпой. Тут были все: от мала до велика, от богатых купцов в обшитых золотом одеяний до грязной черни. От воинов в кожанных щитках и с топорами за поясом, внушающих страх местному люду, до простых ремесленников и уличных музыкантов. Меж ног толпы бегали жирные, мокрые крысы, прибывшие с городских помоек, и ожидающие свежую кровь и кусочки плоти казненных людей.

В центре площади, на расчищенном пятаке, возвышался свежесколоченный деревянный помост. На помосте стоял массивный дубовый стол, за которым восседал на тяжелом стуле судья Крамол. Его морщинистое лицо выражало безразличие к происходящему. Толстыми пальцами он перебирал листы с именами подсудимых и их краткими историями, изредка почесывая свой огромный живот. За его спиной находились два стража с алебардами. Их красные одеяния уже выцвели на солнце, но выглядели, как и прежде, богато и величественно. Рядом находился седой глава охотников за нечистью Семдян с мечом наперевес в золотых ножнах. Его блестящие глаза выискивали что-то в толпе. Его губы изредка складывались в еле заметную злую ухмылку.

— Все понятно. Виновен. Казнить. — громко сказал судья Крамол.

На плаху перед помостом двое стражников опустили подсудимого, грязного мужчину, плачущего и просящего о милости. Толпа вокруг неистово кричала, ожидая зрелища. Топор палача взметнулся вверх и опустился на шею бедолаги. Его голова упала и кубарем покатилась под ноги веселых зевак. Рыжий грязный мальчишка радостно пнул ее ногой, потом хотел повторить удар, но палач схватил и выбросил голову в корзину. К луже крови выскочили несколько крыс и начали ее слизывать. Палач молча посмотрел на рыжего мальчишку и указал ему пальцем на грызунов. Рыжий грязнуля выбежал давить крыс ногами и две серенькие тушки остались лежать расплющенными перед плахой.

— Ведите следующего. — сказал судья Крамол и добавил — Кто там у нас? Ремесленник Демьян Болотный?

Стража вынесла под руки перед помостом обмякшего Демьяна. Он еле слышно поскуливал, захлебываясь собственными слезами и текущими соплями.

— Я не виноват, Крамол! Пощади! Прошу!

Толпа захохотала. Кто-то из мальчишек засвистел. Старуха в грязном сарафане бросила гнилое яблоко, попавшее Демьяну прямо в лоб. Толпа захохотала пуще прежнего.

— Тихо! Требую тишины! — закричал судья Крамол.

В толпе стало потише, но несколько молодых наглецов что-то выкрикивали на перебой.

Словно гром прозвучал голос главы охотников за нечистью Семдяна:

— Того, кто не подчинится приказу судьи, я лично высеку розгами! Да так приложусь, что ваши жопы будут кровью истекать до следующего праздника лесных богов!

Толпа мгновенно замолчала. В этой гробовой тишине можно было различить писк крыс, грызущих человеческие головы в корзине у плахи.

— Значит ты, собака, зарезал свою жену? — спросил судья Крамол у Демьяна.

— Зарезал, каюсь, — ответил подсудимый — Но я не со зла! Меня одурманила ведьма и заставила это сделать! Я не понимал, что творю…

— Что ж ты, собака, брехать вздумал!? — разозлился судья. — Ты что, слова главы охотников за нечистью Семдяня ставишь под сомнение?

Крамол взглянул на Семдяна, уловил его не одобрительный взгляд и продолжил:

— Он нас уверил, что последняя ведьма в нашем городе была казнена год назад. Охотники за нечистью постоянно следят за сохранностью нашего покоя.

— Я уверен в охотниках за нечистью, — вновь взмолился Демьян — Но ведьма и впрямь околдовала меня. Я не вру. Не вру…

У осужденного вновь брызнули слезы, еще сильнее, чем прежде. Он опустил голову, уже и не надеясь на спасение.

По толпе пронесся тихий и неодобрительный гул. С металлических крыш храмов поднялись в небо десятки сонных ворон.

— Брешешь. — пробурчал судья Крамол. — Казнить Демьяна Болотного. А голову свиньям скормить, чтоб остальным псам безродным неповадно было клевету распространять.

Из толпы с нахмуренным лбом, поглаживая бороду, вышел молодой мужчина, обвешанный на груди тремя ножами с каждой стороны, с закрепленными на поясе слева мечом, а справа топором и обратился к главе охотников за нечистью:

— Уважаемый Семдян, я только что явился на площадь и услышал слова осужденного о ведьме. Я бы хотел проверить, врет он или нет.

— Ты еще кто таков? — встав из-за стола, возмутился дерзости незнакомца судья Крамол.

— Это Мил. — произнес Семдян — Один из лучших моих охотников за нечистью.

Судья Крамол сел на место. Мил продолжил:

— Колдовство ведьмы легко проверить. У меня с собой есть немного Звон — травы. И как вы все знаете, посыпав на этого человека, — он показал на Демьяна, — мы убедимся, есть на нем колдовство или нет. Врет он, или правду глаголет.

Крамол налился злобой. Толпа загалдела. Семдян, сцепив руки, покрутил пальцами, ненадолго задумавшись.

— Что скажешь? — недовольно спросил судья у главы охотников за нечистью. – Может, гнать его в шею!? Чтоб не мешал…

— А в чем твой интерес, Мил? — спросил Семдян — У тебя, что, дел своих нет?

Молодой охотник за нечистью ухмыльнулся, погладил бороду и ответил:

-Я то тут как раз по государственным делам. Сегодня по утру я поймал одного злободела в нашем городе.

Толпа испуганно охнула и зашушукалась. Судья Крамол выпучил от страха глаза. Лицо Семдяна оставалось невозмутимым, но он с интересом произнес:

— Продолжай.

И Мил продолжил, ходя из стороны в сторону:

— Злободелы, как вы знаете, очень хитрые и изворотливые твари, пожирающие свою жертву и принимающие ее облик. В этот раз не повезло купцу Емеле Харитонову…

— Да что ты брешешь! — завопил Крамол. — Харитонов мой друг! Он очень умный человек и не попался бы впасть злободелу!

— Умный? Может быть. — выпалил с ухмылкой Мил. — Но когда я вспорол ему брюхо он сразу принял свое истинное обличие грязной вонючей жабы!

Толпа заохала. Молодая девица, стоявшая скраю упала в обморок. А рыжий чумазый малец хохотнул.

Судья ударил кулаком по столу и истерично заорал:

— Да если ты убил моего друга, я тебя… да я тебя… Да я тебя казню!

Мил, будто не замечая угрозы, продолжал:

— Но перед тем, как злободел в облике купца Харитонова совсем издох, поведал он мне тайну, что мол, некие ведьмы сговорились захватить наш город сегодня с помощью целой армии злободелов, а после и все княжество! И князя нашего загубить хотят!

Судья налился злобой. Толпа загрохотала сотнями голосов. На лице Семдяна появилось беспокойство.

— Сейчас мы все проверим. — сказал Мил вытащив из мешочка высушенную Звон — траву. Размельчив ее в ладонях, он посыпал голову подсудимого Демьяна.

— Если есть ведьмовское присутствие, Звон — трава зазвенит. — будто сам себе, пробубнил Семдян.

Все затихли, затаив дыхание в ожидании.

Прошла минута. Потом вторая и ничего не произошло.

Толпа начала шуметь.

-Тихо! — гаркнул Семдян.

Толпа затихла.

— Рубите голову Демьяну! — заорал судья Крамол. — А с тобой, охотник за нечистью Мил, мы сейчас поговорим! И если погубил почем зря ты моего друга Харитонова, ох, не сносить тебе головы!

На плаху двое стражников опустили подсудимого Демьяна Болотного. Палач размахнулся и его топор со свистом отделил голову от тела, которая покатилась под ноги рыжему мальчишке. Он ее не пнул, а наступил на нее ногой, изобразив из себя воина победителя. Одна крыса решила проверить свою удачу и, выбежав, отгрызла кусок уха Демьяна и убежала невредимой.

— Бесы леса! — вспылил Мил. — Ох, злободел! Ух, пес юродивый! Обманул!

Молодой охотник за нечистью нервно пригладил бороду.

— А может Звон — трава, будь она не ладная, испортилась!?

Сказав это, Мил достал всю траву и бросил ее в сердцах вверх. Ветер подхватил ее и разнес по площади.

— Ошибся ты, братец, — обратился Семдян к молодому охотнику за нечистью. — Последствия для тебя будут. То, что судье безосновательно перечил, это для тебя нестрашно, а вот если купца изрезал почем зря…

— Я уверен в том, что делаю и вера моя крепка! — ответил Мил. — Я давал клятву князю! Клятву воеводе! Клятву тебе — главе охотников за нечестью! И я …

По площади разнесся звон.

Мелкие кусочки Звон — травы засветились на одежде большинства людей в толпе. На носу грязного рыжего мальчишки, звеня, горел синий огонек. Судья Крамол светился синим огнем сильнее всех.

Семдян выхватил свой меч из золотых ножен и встал в боевую стойку. Два стража за спиной судьи с алебардами испуганно приготовились к бою с нечистью.

— Ну, что прав я был, глава!? — крикнул Мил Семдяну, доставая топор и меч.

— Как всегда. Прости, что засомневался. Тут нет ведьм. Походу тут, по цвету огня, целая площадь злободелов! — ответил глава и мощным ударом отрубил голову судье Крамолу, чье тело начало извиваться и превращаться в злободела.

В толпе началась паника. Испуганный люд бежал врассыпную, так как некоторые из толпы трансформировалась в больших склизких тварей, похожих на жаб с хвостами, в злободелов. Твари хватали людей, отрывали им руки, своими огромными зубастыми пастями откусывали головы всем тем, кто не успел увернуться. Кровь лилась рекой.

Мил взобрался на деревянный помост и вместе с Семдяном и двумя стражниками с алебардами направил свое оружие примерно на две сотни приближающихся орущих, склизких тварей.

— Давно я не окроплял свой меч кровью злободелов! — с улыбкой крикнул глава охотников за нечистью.

— Сегодня мы умоемся их кровью на три года вперед. — ответил Мил и пронзил мечом первую подбежавшую тварь.

 

читателей   338   сегодня 1
338 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 2,00 из 5)
Loading ... Loading ...