Сердце Химеры

 

По небу бежали тяжелые серые тучи. С моря дул ледяной ветер. Волны бросались на берег, заплевывая пеной черную гальку. Два всадника, кутаясь в плащи и накинув на головы капюшоны, ехали на низкорослых мохнатых лошадках по самой кромке прибоя.

Впереди, на берегу находилась хижина, напоминавшая перевернутую лодку. Всадники подъехали к одинокому дому, спешились, привязали лошадок к лежащему на земле бревну и подошли к хижине. Ветер завыл, словно голодный волк. Жесткие снежинки заметались в воздухе. Один из всадников с трудом распахнул покосившуюся дверь хижины и замешкался на пороге. Второй подошел к спутнику и толкнул его в спину, заставляя вбежать в дом. Сам вошел следом.

Тепло и запахи горячей еды встретили всадников в хижине. Обстановка прибрежного дома была скудной. Очаг из необработанного камня. Грубый стол, пара лавок да ложе у стены, застеленное шкурами. Над очагом висел булькающий котел. Судя по запаху, в нем варилась рыба.

За столом сидели двое. Старик, с длинной седой бородой, в шерстяной клетчатой рубахе. И девушка в белом плаще. Взгляды всадников скользнули по старику и сосредоточились на молодой женщине. Она была прекрасна. Именно так простолюдины представляют принцесс. Но по золотому полумесяцу, вытатуированному рожками вверх на высоком чистом лбе девушки, было ясно, что это жрица Богини.

Всадники скинули капюшоны и распахнули плащи. Сразу стало понятно, что это близнецы. Оба широкоплечие и коренастые. У обоих светлые волосы спускались до плеч, а бороды были аккуратно пострижены. Оба были воинами. На широких кожаных ремнях висели мечи. Различались они только цветом кафтанов – у одного синий, а у другого красный. У брата в синем был маленький шрам на левой щеке, а у брата в красном  в дополнение к мечу висел на поясе длинный кинжал.

— Я Эфриел, лорд Конанда, — сказал воин в красном. – А это мой брат – Ириел.

Ириел шагнул вперед, глядя на девушку. Видно собирался отвесить учтивый поклон да сказать что-нибудь приятное. Но из-под его ног метнулась коричневая молния. Ириел замер на месте, схватившись за рукоять меча. Коричневая молния стремительно взлетела на лавку к обитателям хижины и обернулась мохнатым существом, размером чуть больше кошки. Гибким, как ласка, с вытянутой мордочкой и коротким пушистым хвостом.

— У тебя тут крысы, старик, — обиженно сказал Ириел.

— Сам-сам-сам крыс! – возмущенно заверещало существо и прижалось к жрице.

забытом береге. Присаживайтесь, коли вы мои гости. Эта девушка – Агрона, жрица богини Сулис, из храма на Драконьем озере. А меня можете звать Капитаном.

Братья уселись на лавку. При этом Ириел не сводил глаз  с юной жрицы. Капитан отошел  к очагу и стал помешивать булькающее варево.

— Вы оставили своих лошадей снаружи в скверную погоду, — сказала Агрона, поглаживая по голове Брауни.

— Это Брауни  из породы боггартов, — недовольно сказал старик. – Он мой товарищ на этом — Это скакуны с Троллевых холмов, — проворчал Эфриел. – Им не привыкать спать под снежным покрывалом.

— Что же привело знатных лордов  в эту жалкую хижину? – спросил Капитан, расставляя миски с похлебкой на столе. – В столь дурную ночь и без свиты?

— Ждать подходящей погоды нам некогда, — ответил Эфриел. —  Что до моих людей… Дело, ради которого я сюда прибыл, смертельно опасно. И я не стал привлекать к нему своих воинов. Лишь своему кровному брату я позволил сопровождать себя.

— Так зачем вы здесь? – спросил старик, усаживаясь за стол.

— Ты знаешь, Капитан. Но если ты желаешь, чтобы эти слова были произнесены, то изволь. Я желаю, чтобы ты доставил нас на остров Химеры.

Старик в раздражении хлопнул по столу ладонью и бросил быстрый взгляд на девушку.

— Ты тоже? – спросил Ириел жрицу. Та лишь улыбнулась в ответ.

— Вы прибыли в одну ночь в мой дом, и просьба у вас одна, — задумчиво начал Капитан. – Похоже на знамение. В прежние времена я бы не раздумывал. Но сейчас, на закате лет… Я пятьдесят лет никого не возил на остров. А из тех, кого переправлял до этого – никто не вернулся. Мне кажется, то создание, что живет на острове, разозлили пришельцы. И оно не обрадуется новым гостям.

— Такова воля Богини, — сказала жрица, ласково улыбаясь. —  Ты находишься под  Ее покровительством, а значит должен переправить меня на остров.

-Позволь напомнить, — ровным голосом сказал Эфриел. – Что твоя племянница пасет гусей у стен моего Конанда…

Капитан бросил злобный взгляд на лорда.

— Будь проклята моя любовь к  старинным картам Древних, — тихо сказал старик. – И пусть боги проклянут дар, позволяющий только мне подплывать к острову.

Жрица и лорды выжидающе смотрели на замолчавшего Капитана.

— Ешьте дорогие гости, — наконец сказал тот. – И устраивайтесь на ночь, кто как может. Моя скромная обитель не приспособлена для приема столь важных гостей. Я же осмотрю лодку. С рассветом отплываем.

***

Лодка то подскакивала на высоких серых гребнях волн, то проваливалась меж водяных холмов. Сильный ветер превратил парус в белый купол. Капитан сидел на руле. Его длинная борода металась на ветру словно флаг. Эфриел и Ириел скорчились на лавке для гребцов. Их мучила морская болезнь. Жрица сидела на другой лавке. Капюшон почти полностью скрывал ее лицо, лишь было видно, что она, как обычно, улыбается. Брауни бесстрашно забрался на верхушку мачты и исполнял роль впередсмотрящего.

— Вон-вон-вон! – закричал боггарт, указывая лапой по курсу судна.

Эфриел заставил себя обернуться. На сером фоне моря, под свинцовым сводом неба, четко было видно белое пятно. При более внимательном рассмотрении оно оказывалось клочком тумана, спустившимся на беспокойные воды и чудом сохранявшее неподвижность.

— Почти прибыли! – крикнул со своего места Капитан.  – Будем надеяться, что за пятьдесят лет мой дар никуда не делся. Другие-то проскакивали туман насквозь и снова оказывались на чистой воде. А я  единственный кто смог найти и пристать к острову, обозначенному на древних картах. Милостью богов. Или демонов?

Никто не ответил старику. Стена тумана наползла на лодку. Белая пелена окружила судно со всех сторон. Море в облаке тумана было спокойным. Впереди угадывался какой-то темный силуэт. Очевидно, это был остров.

— Как-то нас встретит хозяйка? – тихо спросил Капитан.

Подняв фонтан воды, из моря вынырнуло гигантское змеевидное тело. Серая, блестящая  от слизи тварь стремительным броском метнулась к лодке и обвила ее кольцами, будто удав, схвативший оленя. Дерево затрещало. Эфриел выхватил меч. Головы твари он не увидел. Вместо нее тело чудовища оканчивалась обрубком. Обрубок раскрылся, превращаясь в воронку, усеянную по краям острыми зубами. Чудовище сделало выпад и схватило Капитана. Старик закричал. Эфриел сделал шаг, чтобы нанести удар по ближайшему кольцу серой плоти. Но лодка застонала. Вода хлынула сквозь образовавшиеся щели и, спустя мгновение, лорд оказался в воде.

Он забарахтался среди обломков. Завертел головой, пытаясь обнаружить своих спутников. Но никого не увидел в тумане. Под ногами, в глубине, Эфриел почувствовал движение масс воды, создаваемое гигантским телом. Он попытался уплыть от места кораблекрушения, но ему мешал меч, зажатый в руке. С сожалением отпустив рукоять оружия, Эфриел мощными  гребками поплыл к острову, вырисовывающемуся в белой пелене.

***

Агрона  ползком выбралась на песчаный пляж. Горло и глаза жгла морская соль. Она сорвала с себя плащ, превратившийся в мокрую тряпку. Убрала с глаз мокрые пряди, и  с трудом оторвав голову от песка, осмотрелась.

Рядом никого не было. Скорее всего,  остальные погибли. Прямо за пляжем начинался лес. Развесистые черные деревья с густыми кронами. С ветвей свисали седые пряди лишайников, похожие на скальпы, содранные со старух. Под деревьями росли многочисленные мертвенно-бледные грибы. Одни из них напоминали сброшенные оленем рога, другие — обнаженный человеческий мозг, а третьи – потрепанные бурей зонтики. Стояла полная тишина.

За спиной раздался плеск. В страхе жрица обернулась к морю. На пляж выползло растрепанное мокрое существо. Это был Брауни.

— Бедняжка! – воскликнула Агрона.

Она подбежала к боггарту, подхватила его на руки и прижала к груди.

— Мне жаль твоего Капитана, — сказала жрица.

Брауни вывернулся из ее рук, сел на песок и стал смотреть на море, поглотившее его старика. Агрона повернулась к лесу.

— Наставница Немайн, — прошептала девушка. – Ты сказала, что только чистые духом смогут одолеть Химеру. Убить чудовище, чтобы оно не досталось слугам черного бога Фер Дорха. Что я достойнейшая из достойных. Помоги же мне!

Лес был все также молчалив. От холодного воздуха жрицу начала бить дрожь.  Мокрая ткань платья противно липла к телу. Агрона сорвала его и бросила под ноги. Обхватила себя руками, пытаясь согреться. Чей-то взгляд обшарил ее тело. Жрица обернулась.  На нее смотрели черные глазки боггарта. Некоторое время они молчали.

— Огонь-огонь-огонь! – опомнился Брауни.

Он заметался по пляжу, собирая плавник – куски дерева, выброшенные на берег морем. Агрона улыбнулась. Откуда-то сверху раздался пронзительный вопль. Черная крылатая тень упала на Брауни. Тварь, похожая на огромного орла с горящими желтыми глазами, схватила серповидными когтями боггарта. Брауни жалобно пискнул. Чудовище захлопало крыльями и поднялось в воздух. Агрона отступила под деревья.

Тварь  исчезла в тумане. Жрица замерла в тени черного дерева. Сердце ее бешено колотилось. За спиной послышался треск. Кто-то шумно выдохнул. Не оборачиваясь, Агрона вдернула из волос длинную золотую булавку, покрытую зельем. По словам наставницы Немайн – это было единственное оружие против Химеры. Жрица медленно обернулась…

Этот скакун был достоин любого короля мира. Белоснежная шкура без единственного пятнышка. Пышный шелковистый хвост. Роскошная грива, спускающаяся почти до земли. Влажные карие глаза. А главное, острый золотой рог, растущий прямо изо лба.

Агрона ахнула и протянула свободную руку к прекрасному созданию. Пальцы слегка дрожали. Единорог фыркнул и игриво помотал головой. Потом, все же склонил шею перед девушкой. Агрона запустила пальцы в густую гриву.

Единорог вдруг заржал.  Дернул головой. Витой рог вонзился в голый живот Агроны. Она раскрыла рот, но вместо слов из него потекла кровь. Единорог наклонил голову ниже, и жрица мягко соскользнула с рога на землю.

***

Ириел стремительно шел по лесу, давя грибы сапогами. Мокрая одежда медленно сохла на разгоряченном ходьбой теле. Его целью была вершина в центре острова. С нее он хотел осмотреть окрестности. Брат его был жив. Это Ириел чувствовал, ибо с детства близнецы были связаны невидимой нитью. Оставалось только найти Эфриела, пока это не сделала Химера.

Ириел взобрался на пригорок и осмотрелся. Под ним простирался темный лес. Над головой –туманное небо. Впереди виднелась желтая полоска пляжа. Недалеко от берега, меж стволами, мелькнула белая фигурка. Приглядевшись, Ириел  различил женские очертания. Сердце его радостно забилось. Он нашел Агрону.

Забыв про брата, Ириел стремительно сбежал с холма. Молодой воин стал продираться через заросли. По пути он поднял с земли крепкий сук. Это импровизированное оружие должно было послужить вместо выброшенного в море меча.

Среди деревьев показался просвет. Послышался шорох волн. Ириел остановился и огляделся. Вот она! Сидит под деревом, склонив голову. Ириел шагнул к девушке. Со страхом он увидел, что тело жрицы испачкано красным. Осторожно воин приблизился  к Агроне. Присел рядом с ней на корточки.

Что-то тисками схватило его за запястье. Ириел опустил взгляд. Его руку с невероятной силой сжимали тонкие пальцы девушки. Он поднял глаза и встретился с взглядом широко открытых, пустых глаз жрицы.

***

Эфриел медленно брел по берегу.  Его терзало беспокойство за брата. Связь, которую он чувствовал всю свою жизнь, прервалась. Очевидный вывод  лорд гнал от себя. Он брел, обходя остров по кругу. То ли надеясь встретить Химеру, то ли найти труп брата.

Прямо перед ним на пляж вышла из леса широкоплечая фигура.

— Ириел! – воскликнул пораженный Эфриел.

Брат молчал, глядя на лорда пустыми глазами. Эфриел прислушался к себе. Вот его живой брат стоит перед ним. Но ощущение связи так и не возникло. Лорд внимательно вглядывался в такое знакомое лицо. Шрама на щеке не было.

— Кто ты? – хрипло спросил Эфриел.

Вместо ответа  существо шагнуло вперед, протягивая руки, будто хотело обнять. Эфриел выхватил кинжал и нанес стремительный удар снизу вверх. Лезвие угодило под подбородок существа и скрылось за бородой. Лорд резко выдернул кинжал и на грудь Лжеириела хлынул поток черной крови. Существо покачнулось и рухнуло под ноги Эфриела.

Эфриел стоял, тяжело дыша, над трупом «брата». Затем, упал на колени и окровавленным кинжалом распорол кафтан на груди существа. Быстрыми ударами рассек мышцы груди и сокрушил ребра. Отбросив кинжал, лорд погрузил обе руки в образовавшуюся рану. Что-то ощупал там и резко дернул. На свет он вытащил сверкающее, похожее на шар жидкого пламени, сердце Химеры.

***

Лорд Эфриел стремительно шел по пустому коридору дворца Конанда.  Шипящие факелы освещали бревенчатые стены, с которых головы охотничьих трофеев бросали взгляды стеклянных глаз на проходившего под ними человека. Эфриел нес в руке некий круглый предмет, размером с  яблоко, обернутый плотной тканью.

После того, как лорд вырвал сердце Химеры, вековой туман над островом рассеялся. Эфриел развел огонь на берегу и смог привлечь внимание проплывавших мимо рыбаков. Прибыв в Конанд, лорд тут же отправился во дворец.

Эфриел дошел до массивной двери в конце коридора. Лорд распахнул дверь, потянув за металлическое кольцо. Перед ним открылась темная комната  без окон. Лишь несколько свечей рассеивали мрак. Единственным предметом мебели в комнате была широкая дубовая кровать. На ней, под грудой мехов, лежала женщина с бледной кожей, ввалившимися щеками и седыми волосами, ломким прядями рассыпанными по шелковой подушке.

Эфриел тихонько подошел к кровати, наклонился и коснулся губами холодного лба своей жены Эмер. Женщина все также продолжала смотреть пустыми глазами, прямо пред собой.

— Вам сопутствовала удача, мой лорд? – раздался скрипучий голос, за спиной Эфриела.

Воин выпрямился и обернулся. Из угла, будто соткавшись из темноты, к нему вышло рогатое страшилище.  Оно приблизилось к напольному шандалу со свечами и стало видно, что это сгорбленный человек в шкуре козы, накинутой на плечи. Шкура, содранная с морды животного вместе с кривыми рогами, служила капюшоном. При ходьбе человек пристукивал левой ногой. Его конечность оканчивалась не ступней, а чем-то закругленным и твердым.

— Да, Болг. Ценой жизни моего брата,- ответил Эфриел.

— Дайте же его мне мой прекрасный лорд! – воскликнул Болг, пропустив слова о брате мимо ушей. Его длинная жидкая борода затряслась.

Эфриел протянул сверток. Болг торопливо развернул ткань, и яркий свет бросил на угрюмые стены радостные отсветы.

— О, это оно! – заблеял Болг.

— Это и правда излечит мою Эмер от недуга? – спросил Эфриел.

— Не сомневайтесь, мой милосердный лорд! Говорю это как верховный жрец  Фер Дорха. Только сердце Химеры спасет вашу прелестную супругу от колдовской болезни.

— Делай, что должен, — сказал Эфриел.

— Да, мой блистательный лорд, — пропел жрец.

Он захромал к ложу. Сердце, которое он бережно держал в руках, Болг поднес к самому лицу Эмер. Пальцы с длинными острыми ногтями сжались, и золотистый сок пролился на губы женщины. Сердце погасло. Жрец отбросил его как кусок гнилого мяса.

Эфриел следил за лицом жены. Ничего не происходило. Но в следующие мгновение глаза ее зажглись. По лицу пробежала судорога. Губы скривились, обнажая зубы. И Эмер зарычала. Эфриел отшатнулся от ложа. Его жена села. Глаза залила чернота. Пальцы скрючились и обросли длинными когтями.  Темные пятна появились на коже и стали стремительно соединятся между собой.

— Приветствую тебя, мой повелитель! – заверещал Болг. – Черный бог Фер  Дорха! В твоем новом воплощении, после столетий заточения во мраке за пределами мира.

-Эй, тварь!

Эфриел справился с собой. Он шагнул вперед, сжимая в руке кинжал. Лорд нанес стремительный удар сверху вниз. Но стремительный полет стальной молнии был прерван в самом начале. Когтистая рука схватила Эфриела за кисть, а другая лапа за горло. Черный бог сжал пальцы. Рука лорда хрустнула и выронила кинжал. Другая рука чудовища вырвала горло. Обливаясь кровью, Эфриел рухнул на пол и затих.  Фер Дорх  брезгливо стряхнул капли крови с когтей и обратил взгляд черных глаз на жреца.

— Готов ли мир к моему возвращению, раб?

— Да, господин, — ответил Болг, сгибаясь в поклоне. – Мы давно тебя ждем.

 

читателей   250   сегодня 2
250 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,50 из 5)
Loading ... Loading ...