Шепот Аульва

 


В потоке имен, чужих и не очень,
Теряет черты даже самая крепкая сталь.

Глава 1.
Черное Чудовище

 

* * *

 

На просторах Исландии темнело. Солнце уходило спать и безлюдный горизонт зашевелился в тускло-красных лучах: остров погружался во власть ночи. Порозовевшая сухая трава затрепетала волнами; холодный ветер переливался через её некрепкие ладони. Воздух заполонил шепот.

Ни птиц. Ни зверей. Никого. Будто луна подарила кусочек себя океану и покрылась невысокой растительностью. Только огромные валуны, разбросанные по пейзажу, возвышались над равниной хаотичными силуэтами.

Облокотившись на ствол кустистого деревца, Черное Чудовище пристально смотрело в небосвод. В черной трехпалой ладони, покрытой бархатным мехом, оно сжимало стеклянный фонарик. Тот тускло очерчивал его контур в закатном сумраке.
Взгляд Чудовища был направлен на мигающую в небе звезду.

Звезды имели особое значение в его жизни.

Мэрилин, Инга, Арина: каждая из них носила своё имя. Каждая была уникальна, служила верным другом и собеседником для него.

Но эта звезда появилась не небосклоне впервые. Она прорезала небо своим сиянием, блеснула драгоценным камнем и осталась парить среди всех этих Арин и Инг. И она требовала дать ей имя. Броское, искреннее, особенное.

Чудовище зажмурилось, переместилось в залы своей мысленной библиотеки, направилось к картотеке имен. Воображаемый ключ щелкнул в воображаемом замке и миллиарды бумажек с именами, расставленные по алфавиту, предстали перед своим владельцем. Гертруда, Аскельда, Тора, Хунгерд слились в неразборчивом потоке букв. Бурная река воображаемой бумаги перетекала в сознании Чудовища, пока перед его глазами не остался лишь один листок.

И он был пуст. Ни одного имени не осталось: все заняты.
«Прости, но я не могу. Ничего не приходит на ум,»- подумало Чудовище и виновато уставилось на пришелицу.

Звезда неизменно сияла, посылая в ответ неразборчивые световые сигналы.
«Я что-нибудь придумаю»- Чудовище виновато опустило глаза.

Солнечная корона скрылась за горизонтом. Тьма навалилась своей тяжестью. Чудовище опомнилось от дум и вскочило на ноги. Засиживаться допоздна не входило в его планы. Это было опасно и необдуманно.

«А всему виной ты,»- Чудовище посмотрело на звезду, нахмурившись. Сжав фонарь сильнее, оно заторопилось домой,- в темный, но привычно уютный овраг. Непропорционально длинные руки, походившие на иссохшие, покрытые мхом ветви, делали Чудовище похожим на паука.

Оно не отводило взгляда от каменных глыб, окружавших его. Те были выше человеческого роста, и при внимательном рассмотрении даже походили на силуэты с уродливыми чертами.

В воздухе что-то негромко потрескивало. Неопытный путешественник решил бы, что это пение северной птицы. Но Чудовище знало, что источником звука были глыбы.

Валуны издавали нарастающий хруст, готовые лопнуть в любую секунду. Чудовище ускорилось. Его одолевал страх.

Наконец солнце скрылось за горизонтом: наступила ночь.
Треск усиливался. Еще больше ускоряя шаг, Чудовище таращилось на валуны. Один за другим, те начали отбрасывать от себя осколки, разваливаться, разбиваться, словно яйца гигантской птицы.

А всему виной эта глупая звезда!

Глыбы вокруг уже не просто тихонько хрустели, а вовсю покрывались трещинами, словно майское небо молниями, и маленькие осколки-пули разлетались в стороны. Слева от Чудовища раздался грохот разбивающейся оболочки и громадный кулак ударил в землю. Чудовище увильнуло и оглянулось на нападающего. Это был гигант трех, а то и четырех метров ростом. Непропорциональное мускулистое тело вздымалось вместе с тяжелым дыханием. Глупые, похожие на рыбьи глаза смотрели прямо перед собой. Огромный нос бороздил воздух: монстр выискивал добычу.

Снова послышался грохот. Оболочки взрывались, разбрасывали в стороны куски камней, высвобождали своих пленников. Безлюдный пейзаж Исландии заполонялся безмозглым мычанием, топотом десятков косолапых шагов.
Несколько гигантов уже заметили добычу и направились к ней. Чудовище увернулось от очередного удара, споткнулось и распласталось по земле. Уродец попытался придавить добычу лапой, с размаху вдавил ладонь в землю. Чудовище ловко откатилось в сторону. Встав на ноги, оно побежало в сторону к своему оврагу.

А в голове переливались из одного полюса в другой имена. Линайна, Миранда, Сибила, Ренфри.
Глухой удар о землю справа. Трава ухнула и примялась к земле.
Беатриса, Сюзан, Софи.

Рядом с ухом просвистел брошенный камень.
Фэй, Лаура.

Перед лицом возник кулак. Чудовище вытянуло свободную руку вперед, схватилось за шершавую кожу и, приложив все силы, пролетело над чудовищной кистью. Уродец удивленно замычал. Размытый огонек продолжил свой путь меж глухих ударов, пинков и летящих камней.

Наконец вдали раскрыла объятия спасительная чернота знакомого оврага.
Чудовище приложило последние силы и рвануло в сторону дома. Нагнувшись, оно пронеслось меж ног очередного монстра. Оттолкнулось в последний раз, нырнуло в узкий разлом и кубарем покатилось вниз.
Гиганты в недоумении столпились над оврагом. Один за другим они пытались просунуть в него неуклюжие руки, но проход оказался слишком узок.
Чудовище лежало на холодном полу и тяжело дышало.
«Фонарь цел… Главное, что фонарь цел…»- думало оно,- «Глупая звезда. Глупая, прекрасная звезда…»

 

* * *

 

Ступая на скалистый берег Исландии, Мартин Скиф никак не мог подумать, что он станет важным звеном в истории любви последнего представителя вымершего народца и небесного тела.

Юноша с восторгом на лице спрыгнул с парома, игнорируя лестницу, и с удовольствием заметил, что под ним не километры холодной воды, а мокрый песок, приятно проминающийся под ногами. Долгий путь по океану закончен. С блаженной улыбкой, Мартин окинул взглядом представший перед ним пейзаж. Справа и слева из воды вздымались стены скал, изредка из песка росли каменные столбы. Однако прямо по курсу, на горизонте виднелись поля, где мох постепенно превращался в яркие травяные сполохи.

Позади Мартина бушевал Атлантический океан. Он походил на неаккуратную масляную картину. Грязно-зеленые волны перекатывались по песку, заполняли холодный воздух непрекращающимся гулом.

Старческий кашель вырвал Мартина из полусонного наслаждения: капитан судна спустился на берег и направлялся к нему.

Более типичной внешности для моряка придумать было сложно: седая борода и густые брови скрывали многочисленные морщины. Он был одет в оранжевый дождевик и черные резиновые сапоги. Мартина посетила мысль, что когда этот человек приедет к своей семье, сбреет бороду и наденет уютный свитер, то из него выйдет обычный пожилой семьянин.

Капитан был почти на две головы ниже юноши, и на его фоне, высокий и худощавый, Мартин чувствовал себя нелепо большим.

— Далековато до города,- задумчиво сказал старик.

Мартин добродушно улыбнулся и ответил:
— А мне и не в город. Города, они все друг на друга похожи.

Капитан вопросительно взглянул. Бровь изогнулась мохнатой гусеницей. Мартин, не дожидаясь вопроса, достал из кармана желтой штормовки блокнот, и прочитал по слогам:
— Хван-на-даль-схну-кюр,- затем выдохнул и искренне засмеялся,- Эти названия невозможно запомнить! Самая высокая точка в Исландии. Хотя вам, должно быть, известно.

Старик усмехнулся:
— Известно-то известно, конечно. Да вот только на деле, не такая она уж высокая.
— Это не важно. Важно, что здесь она — самая.

Капитан кивнул, хотя было видно, что мотивы Мартина ему совершенно не понятны.

— Говорят, в этих краях водятся блуждающие огоньки,- сказал он,- Не потеряйся.
Мартин ухмыльнулся:
— Верите в сказки?
— У каждой сказки есть первоисточник. Тебе ведь уже успели рассказать о скрытом народце: Аульвах?

Мартин помотал головой в знак отрицания. Старик прищурился и смотрелся в горизонт:

— Ни для кого, кто здесь побывал, не секрет, что ветер на этом побережье другой, не такой как в любой точке мира. Прислушайся, и ты услышишь, как он шепчет что-то на своем собственном языке. Это аульвы: скрытый народец. Исландия — их край.

— В этом, несомненно, есть что-то романтичное, — ответил Мартин, — Но я слишком много где побывал, чтобы верить в подобное. В детстве я оставлял миску с молоком в саду нашего загородного дома, и каждый раз на следующий день от молока ничего не оставалось. Я думал, что это эльфы. А, на самом деле, это были еноты.

Старик вздохнул и молча протянул руку. Попрощался с ним крепким рукопожатием, и двинул в сторону судна. Путешественник отвернулся от океана, снова окинув взглядом утренний пейзаж. Ветер разлохматил его густые волосы цвета пшеницы, и они ниспадали на бледное лицо, которое, казалось бы, никогда не касались солнечные лучи.

Мартин достал из кармана красную вязаную шапку, проверил, не намокла ли она от морских брызг, и натянул её на голову.

Паром отчалил от берега. Мартин направился в другую сторону. Огромный красный туристический рюкзак за спиной делал его похожим на цветастую тропическую черепаху. Тропическая черепаха ползла по серому юго-восточному берегу Исландии. Остров просыпался, чтобы вскоре снова уснуть.

 

 
Глава 2.
Мартин Скиф

 

* * *

 

Очередная ночь Черного Чудовища проходила в компании Безымянной Звезды.

Она сияла, подмигивала, азбукой Морзе посылала свои сигналы. Она покорила Чудовище, связала его незримой нитью. Она требовала имя: уникальное, звучное, яркое.

Но на ум ничего не приходило.

Гиганты блуждали вокруг, мыча, словно безмозглые куклы, а Чудовище, глядело на небо из разлома. С уродцами нельзя было поговорить: безмозглые убийцы редко бывают хорошими собеседниками. Внизу тихонько шумело краденное радио. Ветер перешептывался с темнотой. И в этом шепоте Чудовище слышало голос Звезды:

«Будь со мной, найди меня, придумай мне имя…»
Имя приходить на ум отказывалось.

Истошный крик нарушил спокойствие, словно удар ножом в темечко.

Чудовище опомнилось от дурмана и снова осмотрелось по сторонам. Великаны единым стадом шли в сторону звука. Зрачки, с рождения приспособленные к темноте, расширились, и Чудовище увидело источник крика.
На расстоянии около ста метров располагалась скромных размеров серая палатка. Гиганты толпились возле неё: видимо, пытались достать содержимое. Содержимое, в свою очередь, сопротивлялось и, закрывшись в своем сомнительном убежище, барахталось внутри.

Обычно, Чудовище старалось не обращать внимание на различные шумы. Путешественники периодически заходили в эти края. Они и служили пищей для великанов. Привычный ход вещей никогда не нарушался. Заслышав зов помощи, Чудовище всегда закрывало уши или делало радио погромче.

В этот раз оно поступило так же. Затем взглянуло на небо в поисках поддержки у возлюбленной. Звезда смотрела прямо на него. Наблюдала за его трусостью.
Гиганты трясли серый мешок, а испуганный турист, переваливаясь внутри него, взывал на помощь. Наконец палатка порвалась, и силуэт в ярко-желтой куртке с глухим ударом распластался по земле. Уродцы столпились вокруг него, толкались, боролись за право сцапать добычу. Чудовище, не глядя, схватило первое, что попалось под руку — внушительных размеров камень — и бросило его в толпу. Затем ещё раз, и ещё. Камни ударялись о твердую кожу монстров , но не влекли за собой никакого эффекта, а самый сильный гигант тем временем взял добычу за ноги и поднял над землей. Это был человек, в желтой куртке и с красной головой. Кровь? Чудовище пригляделось: нет, всего лишь шапка.

Юноша висел кверху ногами, боясь пошевелиться.

Звезда пристально наблюдала с небосвода, отправляла подбадривающие сигналы, ждала последующих действий Чудовища.

Оно вздохнуло, спустилось в овраг и спустя миг снова вернулось: в руках у него красовалось беспроводное радио, умещающееся в ладонь. Радио шипело в поисках волны. Сквозь шипение периодически вырывался голос диктора.

Великан с юношей в руке замешкался и обернулся в сторону звука. Остальные последовали его примеру.
Под взглядами десятков глаз, Чудовище было готово спрятаться в овраг и никогда больше из него не выходить. Но сигнал с неба перекрывал любой шум и требовал смелого поступка. Чудовище хорошенько размахнулось и бросило радио в противоположную сторону, после чего мгновенно юркнуло обратно в разлом.

Послышался звук падающего на траву тела и приглушенное «Ай». Затем тяжелый топот в сторону шипения, с пробивающимся сквозь него голосом диктора. Чудовище боязливо выглянуло из оврага и, убедившись, что монстры заинтересованы источником звука, подняло высоко над головой фонарик. Затем потрясло им, ожидая реакции от туриста. Юноша, всё ещё пребывая в смятении, заметил спасительный сигнал и, хромая, направился на свет.

Диктор затих: гиганты с голодным остервенением уничтожили радио. Некоторые уже покинули стаю и направились в сторону добычи. Чудовище от испуга активнее замахало фонариком. Юноша ускорился насколько это было возможно.

Гигант с уродливым подбитым глазом догнал его и попытался раздавить резким ударом. Турист отскочил в сторону и продолжил бежать. Хромоту как рукой сняло. Чудовище бросило еще несколько камней. Один из них попал прямо в подбитый глаз великана. Тот зарычал от боли и ускорился, сосредоточенный на новой цели. Турист подбежал к источнику света почти одновременно со своим преследователем. Тот замахнулся и врезал юноше по плечу. Он вскрикнул, споткнулся о выступ и врезался в Чудовище. Оба потеряли равновесие и покатились прямиком в холодный овраг.

Послышался хруст то ли сломанных костей, то ли треснувшего фонаря. Чудовище тяжело дышало, а на нём, распластавшись, без сознания лежал бледный юноша в желтой куртке.

 

* * *

 

Яркий свет ударил Мартину в глаза. Спина ломила, а плечо болело так, что двигать рукой было практически невозможно.

Мартин лежал на ледяных камнях незнакомого оврага и смотрел на безмятежное небо. Он боялся встать. В голове, словно заевшая кассета, на повторе крутились моменты прошедшей ночи.

Юноша, стиснув зубы, повернул голову набок и осмотрелся: разлом в земле, узкий и длинный, сверху скалистую кайму прорезает дневное небо, морские птицы, залетевшие в эти края случайно, периодически нарушают его лазурную чистоту.

Сама же пещера ничем особенным не отличалась: каменный пол, каменные стены. Каменные камни.

Не поднимаясь с пола, Мартин повернул голову в другую сторону.

И столкнулся взглядом с двумя серыми глазами размером с небольшие блюдца. Мартин обрывисто вскрикнул, отпрянул и сжался от резкой боли в плече. Существо тоже отпрянуло, но взгляда не отвело.

Переждав, пока боль утихнет, путешественник раскрыл глаза и снова уставился на нечто. Оно представляло собой черный клубок спутавшейся шерсти, чуть больше метра ростом, с длинными, тонкими руками. Коротеньких ног почти не было видно: их скрывал мех. На лице можно было разглядеть только серые круглые глаза. Остальные черты, так же, были скрыты.

Существо тяжело дышало, его шерсть вздымалась в медленном темпе. Оно не отводило стеклянного взгляда от Мартина. Боялось?

Наконец, существо осторожно двинулось в сторону парня. Его движения были плавны и гибки, несмотря на внешнюю неуклюжесть. Подойдя совсем близко, оно боязливо протянуло ему ладонь. В ней красовалась маленькая помятая бумажка.
Здоровой рукой Мартин, смущенный и испуганный, взял бумажку у жителя пещеры, который сразу отпрянул в испуге, и прочитал её содержимое. Неаккуратным, почти детским, но человеческим почерком там было написано на немецком:
«Не враг. Ненадо боятся»
Мартин в недоумении перечитал содержимое записки.
«Немецкий? Серьезно»- подумал он. Затем посмотрел на существо и скованно кивнул.
Оно не отреагировало.
— Это… твоя пещера?- спросил парень по-немецки и сам удивился тому, как неуверенно прозвучал его голос. Он и не думал, что когда-нибудь будет с трудом говорить на языке, на котором его воспитали.

Существо кивнуло в ответ.
— Это ты меня спас?

Житель пещеры снова кивнул и указал на стеклянный многогранный фонарик, лежащий на камнях. По одной из граней тянулась толстая трещина.

— Спасибо…- сказал парень,- Я- Мартин. У тебя есть имя?
Существо подняло с земли нечто маленькое и прямоугольное. Мартин пригляделся и увидел, что это карманный блокнот. Затем существо вытащило из спутавшейся шерсти ручку. Оно быстро написало что-то, вырвало листок и протянуло Мартину.
«Чорное Чудовище.»
— Черное Чудовище? Кто тебя так назвал?

«Твой нарот»

Тот факт, что Чудовище шло на контакт, немного приободрил Мартина. Люди дали ему имя, а значит ему не впервой было с кем-то общаться. К тому же, существо откуда-то знало немецкий язык.

Тем не менее, Мартин не знал, о чем говорить. Вопросов было слишком много. Поэтому он лишь выдавил из себя:
— Странно это,- и после недолгой паузы повторил,- Странно…
Ему на грудь снова упал скомканный листок. На нем было написано:
«Рюкзак. Твои вещи. Не тронули.»
Мартин снова огляделся по сторонам и заметил в сумраке пещеры гигантский рюкзак. Он нервно пробубнил:
— Спасибо…

Он закрыл лицо рукой и застонал. А затем выпалил на одном дыхании дрожащим голосом:

— Ничего не понимаю! Что за уродцы на меня напали ночью?- спросил он.
Чудовище приблизилось к парню и протянуло ему несколько аккуратно сложенных листов. Он развернул их и прочитал вслух: «Скандинавские сказки. Тролли».

По телу Мартина прошла дрожь.
— Тролли? — переспросил он.

В голове всё перемешалось. В происходящее невозможно было поверить.
— Они всегда тут были? Эти тролли.
Чудовище пожало маленькими плечами.
— А куда они пропадают днем? Прячутся, чтобы их не нашли?

«Не прячуца. Днем они внутри камня»

Мартин обреченно выдохнул. Камни, насколько он запомнил, начинались от самого океана и тянулись до горизонта. Днем он отдыхал, облокотившись на один из таких, когда устал.

Ночью один из его обитателей чуть не разнес ему черепную коробку.

— Странно это всё… А ты? Ты тут один?
Кивок.
— Всегда был один?

Чудовище не ответило. Мартин снова попытался пошевелить рукой и скорчился от боли. В висок прилетела новая записка:

«Нужна помощ. Плечё ударили».
— Да, — простонал юноша, — медпомощь не помешает. Можешь капнуть на меня слезой единорога или вроде того?

Чудовище мгновенно юркнуло в сумрак и пропало из виду. Через пару минут оно вернулось с крошечным глиняным горшочком. Оно подошло к Мартину и показало содержимое сосуда. К его огромному разочарованию слез единорога там не было, зато была грязновато-зеленая густая жижа.
«Перемолотые травы. Надеюсь,» — подумал путешественник и со вздохом сказал:
— Ну, выбора у меня немного. Дерзай.
Чудовище порвало штормовку Мартина в ушибленном месте — он даже не успел возразить — и принялось втирать вещество, пахнущее шалфеем. В его тонких руках, была внушительная сила и ловкость. По плечу пробежало тепло, которое быстро переросло в обжигающее покалывание.

Мартин напряг здоровую руку и поднялся на ноги. Стоять было не так больно. Он во второй раз осмотрелся и заметил за своей спиной то, что раньше было скрыто для него: громадную гору книг. Осторожно, чтобы не напугать Чудовище, Мартин приблизился к ней. Существо наблюдало за действиями своего гостя. Мартин взял одну книгу из груды: путеводитель по Исландии на немецком. Затем еще одну: русско-японский словарь. Словари, журналы, энциклопедии с картинками и путеводители, изредка разбавленные дешевыми женскими романами на всех языках мира составляли собой внушительную громаду.

— Откуда у тебя это всё, ты это украл?
Чудовище подошло вплотную и протянуло записку.
«Тут апасно. Иди домой».
Мартин грустно усмехнулся.
— К сожалению, мой дом далеко.

«Где твой дом?»
— Не знаю,- Мартин задумался и уставился в стену пустым взглядом,- Наверное, я его еще не нашел.

«Лечица можно здесь. Потом возращайся домой. Не ночью. Апасно.»

Путешественник пристально посмотрел в глаза Чудовищу. Они не выражали никаких эмоций. При другом раскладе он легко мог принять своего нового знакомого за потрепанную игрушку.

«Зачем ты пришол?»- спросила игрушка.
— Я путешествую,- немного поразмыслив, парень дополнил,- я ищу.
«Что?»
— По разному. Сегодня ночью, вот, нашел неприятности.
Чудовище повторно кинуло в него записку «что?».

— Это было… образно.

Мартин старался вести себя естественно и быть вежливым. Вопросы возникали один за другим с огромной скоростью и заменяли друг друга, так и не найдя должного ответа. Парень продолжил:

— Я… эээ… ищу себя. Хотя мне эта формулировка не нравится. Я ищу место, где мне будет хорошо: дом.
«Дом. Но с тролями апасно. Не дом»
Мартин впервые за утро усмехнулся, но ничего веселого в этой усмешке не было.
— Однако для тебя это дом. А ты сам-то не детеныш тролля, надеюсь?
Существо отложило записную книжку в сторону и рвануло рыться в исписанных листках, которые Мартин клал на землю после прочтения. Наконец оно нашло, что искало, и протянуло ему помятую бумажку. Надпись гласила:
«Чорное Чудовище».
Глава 3.
Тролли.

 

* * *

 

— Эй, а ты вообще ешь?- окликнул Мартин.
Чудовище очнулось от полудрема и отрицательно замотало головой.

— Это хорошо. Значит не будешь воровать мои консервы,- пошутил юноша.

Чудовище снова не проявило никаких эмоций в ответ. Оно молча смотрело в ночное небо. Звезда нависала над ним и просила дать ей имя. Слова нежданного гостя пролетали мимо ушей и немного раздражали.
— Ты где-нибудь вообще бывал, кроме Исландии?- спросил Мартин.
«Нет.»
— Это печально. Я пол мира объездил.

Молчание.

— На Камчатке во-от такие крабы водятся,- Мартин не обращал внимания на то, что его не слушают. Он протянул банку шпротов в сторону молчаливого собеседника,- И всё же тебе стоит попробовать. Это божественно.
Вместо того, чтобы попробовать еду, Чудовище написало: «А дом ненашол»
— Твоя правда,- сказал путешественник,- Не одолжишь свой фонарь? Хотел поискать в рюкзаке еще одну банку.
Чудовище с ужасом прижало зажженный фонарь к себе и уставилось на Мартина расширенными глазами.
— Извини, друг. Не знал, что он тебе так дорог.
«Он чуть неразбился изза тебя»

Чудовище снова отвернулось и уставилось на небо. Мартин продолжил ужинать, сохраняя неловкое молчание. Его разбавлял лишь голос звезды. Конечно, путешественник его не слышал, но Чудовищу было приятно, что кому-то нравится молчать с ним в унисон. Жаль, конечно, что этот кто-то не имел собственного имени.

«Скажы женская имя. Любое.»- после долгой тишины записка Чудовища воспринималась, словно громкий крик в тишине. Мартин подавился шпротом и закашлял.
— Гретта. У меня так маму зовут.
Не опуская глаз, Чудовище задумалось. Глупое имя. Самая прекрасная звезда из всех должна носить яркое и изящное имя. Нужно перевести тему.

«Ты продолжишь путь?»
— Думаю, что не здесь. Я хоть и безумен, но не глуп, чтобы кидать вызов твоим, — он с заметным трудом выдавил из себя,- троллям.

Поставив пустую банку на землю, Мартин продолжил:

— А ты почему не уйдешь отсюда? Ты тут родился или… тебя создали? Не обижайся, но я готов поверить, что ты чей-то эксперимент.

Чудовище замешкалось.
«Родился. Как все. Что такое экспиримент?».
— Забудь, не нагружайся,- отмахнулся парень,- Всегда жил тут в одиночестве?
Чудовище отрицательно покачало головой. Оно печально вздохнуло, не отрывая взгляда от неба.
— И куда делись все остальные?

«Патиряли свои фанари. Изза тролей. А я не патирял. Я акуратный. Быть акуратным одиноко» — прилетела записка.

Мартин потупил взгляд:

— Извини, если я задел тебя. Спрашивай меня о чем угодно, не стесняйся.
В лицо ударила записка: «Куда ты шол?»

Путешественник вытащил из кармана блокнот и по слогам, медленно прочитал:

— Хван-на-даль-схну-кюр. Язык сломаешь… Который раз читаю и не могу запомнить.

Чудовище уставилось на Мартина. Тот пояснил:
— Гора. Самая высокая у вас тут. Ну, на самом деле, не такая уж она и высокая, но ничего выше в Исландии нет.

Гора! Чудовище видело гору, но никогда туда не ходило. Смысла в этом было ровно столько, сколько прыгнуть в пасть троллю.
«Самая? И звезды там близко?»
— Эээ… Ну, ближе, чем в твоем овраге. А что, это довольно поэтично.
«Што такое паэтично?»

— Поэтично… вроде как красиво, выразительно, художественно…

Чудовище подняло глаза к небу. Оно не знало, что значит «художественно», но звезда казалась ему красивой и выразительной, а значит «поэтичной».

— И чего ты вечно на небо смотришь? Ждешь, когда твои прилетят?

Звезда уже знала о затее с горой, и она ей нравилась. Чудовище около минуты смотрело в небо, молча советуясь со своей безымянной подругой. Затем, настрочив послание, протянуло его парню.
«Я пакажу тебе безапасный путь»
Путешественник несколько раз пробежал глазами по записке.
— Безопасный путь?- наконец переспросил он, недоверчиво вздернув бровь.
Чудовище кивнуло.
Мартин прикусил губу. Его бледное лицо, казалось, еще больше побледнело.
— А гиганты?
«Доночи дойдем туда где их нет»

— Где их нет…- повторил Мартин и подвигал рукой, — плечо больше не болит. Слезы единорога творят чудеса.
Чудовище замерло в ожидании ответа. Звезда замерла вместе с ним.

Мартин выглядел, будто решает сложную математическую задачу. Он нахмурился и сосредоточил взгляд на свете фонаря.
— Я согласен.
Чудовище еле сдержалось, чтобы не запрыгать от радости. Оторвав взгляд от путешественника оно вырвало лист из блокнота и настрочило:
«Выходим завтра когда появица сонце»

 

 

* * *

 

Прямые лучи играли на каменных силуэтах. От этого они выглядели ещё более жуткими и живыми. Чудовище и Мартин торопились в сторону скал. Единственный их спутник — ветер, дующий с моря — оставлял на губах соленый привкус. На спине у Мартина красовался красный портфель, порванную штормовку пришлось заменить на новую — серо-зеленую. Облачка чудных форм изредка насыщали небо хоть каким-то разнообразием. Трава проминалась под ногами и скрипела. Но вскоре и она поредела. На каменистой земле свили пестрый ковер бардовые кустарники. Только окаменевшие монстры неизменно окружали путников.
Наконец Мартин остановился и сказал:
— Дружище, ты уверен, что знаешь, куда идешь? До горы еще прилично, а вокруг всё усыпано этими.
«Кагда они камни неапасно»

Путешественник снова ускорился.
— Слушай, а почему никто не думал, уничтожать их, пока они «такие»?
«Что такое уничтажать?»
— Убивать…

«Убивали. Была вайна»
— Любишь ты отвечать загадками.
«Слишком много вопросов»
— Имею полное право. Ты тут полностью перевернул мой мир с ног на голову, а это ещё никому не удавалось. Что за война?
Чудовище раздраженно бросило записку: «Ты дурак. Ничего непонимаеш»
Мартин умолк. Оскорбления от Чудовища он никак не ожидал.
Близился закат. Валуны не редели; местами путникам даже приходилось лавировать среди них, словно в саду скульптур. Длинные тени тянули бесформенные лапы, напоминали о скорой ночи. Мартин поднимался по холму, похожему на застывшую волну; Чудовище второпях бежало впереди.
— Дружище, я, конечно, в тебя верю. И мне неловко опять об этом говорить, но скоро закат. Где твоё безопасное место?

«Мы успеем»- прилетела в ответ записка, и Чудовище убежало куда-то вперед, ускоряясь. Поднявшись на вершину холма, оно встрепенулось и замерло, уставившись на другую сторону. Путешественник поторопился за проводником. Нагнав Чудовище, он замер на месте и улыбка расплылась на его лице.
— Ох ты ж!
Чудовище посмотрело на Мартина. В его глазах читалось: «Я же говорил!»
— Сказать честно, я уже не верил,- признался путешественник.
У подножия холма стояло длинное деревянное здание, а на горизонте уже виднелись скалы.
— Вот оно- безопасное место? Там и переночуем. Чудно! И до горы уже совсем близко. А как на горе обстоит дело с тварями?

«Их нет. Неопасно»

Мартина переполнял восторг. Он сорвался в сторону здания, огибая глыбы, споткнулся, но удержал равновесие и побежал дальше. Под ногами его перекатывались и бились друг о друга камни.

Путники приблизились к строению. Это было длинное деревянное одноэтажное здание. По всей его длине тянулись маленькие окошки. Дерево отсырело, и местами в треугольной крыше зияли дыры. Ставни у окон оторвались и валялись вперемешку с другими досками. Дверь частично завалило балкой.
— Конюшня,- подытожил юноша,- Заброшенная, видимо.
Чудовище активно закивало, всем своим видом показывая, что место ему знакомо.

— Выглядит жутко,- поморщился путешественник,- но тебе лучше знать. Не худший ночлег из возможных.
Он усмехнулся и направился в сторону входа. Пролез под балкой, скрылся в темноте конюшни.
— Ты идешь?- раздался его голос из-за дверного проема.
Солнце неизбежно скрывалось. Ветер усиливался, холодал. Мартин прислушался, в ожидании услышать шепот скрытого народца, о котором твердил капитан парома. Ничего необычного: ветер, как ветер.

До скал оставались какие-то двадцать минут быстрого шага, но в их ситуации даже эти двадцать минут играли роль. Чудовище кивнуло в никуда и послушно двинулось за спутником. Вошло в здание, огляделось по сторонам, сморщилось от резкого запаха сырости. Красные лучи слабо освещали конюшню, пробиваясь через дыры в стене и в крыше. Чудовище зажгло фонарь. Вперед полуразрушенным коридором тянулись загоны. В одном из них Мартин постелил спальный мешок и готовился ко сну.
— Спокойной ночи, дружище,- сказал он,- Разбудишь меня с первыми лучами.
Чудовище снова кивнуло, и Мартин улыбнулся ему, расстегивая спальник.
Лучи еле заметно скользили по полу трассирующими полосами: солнце скрывалось за холмами. Наступало время звезд. И троллей. Огибая лужи грязи, Чудовище вскочило на накренившуюся балку и забежало к дыре в крыше. Фонарик зажегся, очерчивая силуэт своего хозяина. Путешественник посмотрел ему вслед. Ему вспомнились истории про блуждающие огоньки.

Интересно, что оно ищет на небосводе бессонными ночами?

 

 

* * *

 

Грохот.
Рык, переходящий в рёв.

Снова грохот и резкий удар.
Мартин открыл глаза. Рядом с ним рухнула груда отсыревших досок. Сонный, он попробовал встать, позабыв, что скован спальным мешком. Чудовища не было рядом. Дыхание сдавил непроизвольный приступ паники.

Воздух заполонило мычание, пыль и запах сырости. Послышалось шуршание обломков и снова рёв, совсем рядом. Огромная рука взяла спальник Мартина и с силой подняла его над землей. Кто-то схватил за другой бок и рывком разорвал мешок. Мартин упал на землю, откатился в сторону, не раздумывая, поднялся и побежал в первом попавшемся направлении. В непривыкшие к темноте глаза ударил свет, мягкая ладонь схватила Мартина и оттянула в сторону.
— Чудовище!- воскликнул парень.
Контуры Чудовища едва заметно выделялись в сиянии фонаря.
— Они нашли нас!
Чудовище лишь с большей силой сжало его руку и ускорилось. Мартин еле поспевал за ним, не видя, куда они бегут. Вокруг сновали и тянули неуклюжие руки гигантов.

Боковым зрением, юноша заметил блик светоотражателя.
— Мой рюкзак!
Он с силой вырвал руку и направился в сторону заветной вещи. Перепрыгнул с одной балки на другую, минуя лужу грязи, и приземлился рядом с рюкзаком. Быстрым движением расстегнул молнию и достал пачку сигнальных фаеров. Чудовище, проносясь мимо, снова схватило его за руку и потянуло на себя. Кулак ударил в то место, в котором только что стоял путешественник и рюкзак исчез в облаке щепок.

— Только не…- заскулил Мартин, но, стараясь не отвлекаться, выхватил из кармана охотничью спичку и зажег один из фаеров. На бегу, он бросил его в противоположную сторону, и часть великанов погналась за обманкой.
Чудовище не сбавляло ходу и не отпускала юношу. Мартин задыхался, бежал за ним, увиливал от ударов. Глаза привыкли к темноте, но окружающий мир смешался в бесконечном движении.
— Отпусти!- крикнул он, часто дыша,- Некуда бежать!
Чудовище даже не подумало отпустить его руку. Вместо этого оно ускорилось. Казалось, бег продолжается минуты, часы, дни. Легкие Мартина горели, словно в каждое поместили по кипятильнику. Он несся из последних сил, даже не пытаясь уворачиваться от ударов и пинков.

А потом он понял, что уворачиваться не от кого.
Чудовище остановилось. Мартин свалился на землю, ударившись ладонями о холодные камни; в голову нахлынула кровь. Тяжело дыша, он упивался чистым воздухом.
Наконец придя в себя, юноша поднялся на колени и посмотрел в ту сторону, откуда они только что бежали. Уродцы остановились, словно удерживаемые невидимой границей.
— Какого черта?- спросил он.
Чудовище моментально протянуло ему листок с ответом. Видимо, оно было готово к такому вопросу.
«Сюда они не ходят.»

Мартин оглядел местность: земля шла ровными, гладкими каменными пластами, волнами и барханами. Где-то пиками в небо вырастали скалы.

— Не ходят? Почему?
«Потому что это непросто скалы»

— Я ничего не понимаю.
Чудовище тихо вздохнуло.
«Посли смерти для троля наступаит вечный день.»

Мартин пригляделся к камням и застонал. В свете фонаря легко различались знакомые черты: гротескные силуэты замерли в неестественных, мучительных позах, сваленные в общую кучу; кое-где можно было разглядеть нечеткие корчащиеся лица. Кладбище протяженностью в сотни километров разверзлось под ногами путешественника. Величественное напоминание о безымянной войне.
— Ну почему камни не могут быть просто камнями!

Мартин вымученно сжал переносицу большим и указательным пальцами.

— Все мои вещи остались у них. Дальше идти нет смысла. Надо думать, как не стать ужином.

Чудовище замотало головой и второпях написало:

«Нада идти дальше.»

Путешественник непонимающе приподнял бровь.

«Нада идти дальше.»- снова показало записку существо.
Мартин сел на землю и скрестил руки на груди.
— Вся амуниция уничтожена: даже пытаться не стоит.
Чудовище обежало его и толкнуло в спину.
— Что ты делаешь?- юноша резко обернулся и уставился на спутника.

«Нада идти дальше.»- дрожащими руками Чудовище затрясло листком перед самым лицом путешественника.

— Да что с тобой такое? Мы только что чуть не погибли.

Казалось, Чудовище не слышит его слова. Оно продолжало толкать его в спину и демонстрировать записку. Мартин отпрянул:

— Твоё безопасное место. Почему тролли нашли нас? Ты там раньше бывал вообще?!
Чудовище замерло. Легкий, еле заметный кивок. Путешественник громко вздохнул.
— Бывал?

На этот раз ответа не последовало.

— Ты солгал…

Он резким толчком поднялся на ноги.

— Зачем всё это? Тебе одиноко?

Чудовище виновато потупило глаза.

— Говори, что тут, черт возьми, происходит! — Мартин взорвался, — Какого черта я чуть не стал ужином?! Какого черта было меня спасать, чтобы снова чуть не убить? Какого черта… Всё моё оборудование и пропитание в груде обломков, и теперь мы не только не поднимемся на вершину, но и не факт, что до ближайшего поселения доберемся к следующей ночи, дружище.
Чудовище сверлило путешественника глазами-блюдцами. Казалось, умей оно, сейчас же заплакало бы.

— Говорил мне старик — не доверяй блуждающим огонькам, — Мартин снова сел на камни, — Зачем ты повел меня сюда?.

Тон его был уже совсем спокойным, уставшим и измученным.

Дрожащие блики фонаря блестели в глазах Чудовища. Оно с неуверенностью раскрыло записную книжку. Мартин не отводил упрямого взгляда. Всхлипнув, существо принялось писать. Карандаш быстрыми, неосторожными движениями оставлял на бумаге кривоватые буквы. Наконец Чудовище закончило и протянуло записку путешественнику. Мартин подошел поближе к фонарю и, щурясь, прочел.

«Адиноко. Никого нет. Никто не слушает. Только говорят. Радио гаварит. Ты гавариш. Все только говорят. Только звезды слушают. Особенно та. Самая красивая. Она всегда находица окало луны. Она гаварит и слушаит. Ты сказал звезда на верху. Ты сказал гора близко к звезде. Я хочю к ней. Нада идти дальше.»

Мартин несколько раз перечитал записку от начала до конца.
«Несчастный,» — подумал парень, — «Сколько же он тут пробыл совсем один?»

Гнев покинул путешественника, осталась только жалость.

— Ты хочешь к звездам?

«К звизде. У всех них есть имена. А у неё нет. Она ждёт.»

Мартин посмотрел на небо: бескрайне сияющее полотно, усыпанное блестками. Где-то там среди них была Безымянная Звезда. А может быть они уже все успели побывать на её месте, этого Мартин не знал.

— Друг… Ты должен знать. Там, наверху,- он на мгновение замешкался,- там, наверху, ты не доберешься до звезд, если заберешься на гору. Они намного выше.

Голос Мартина дрожал. Чудовище всхлипнуло.
«Ты вреш»

— Я не вру. Извини.
Черная шерсть встала дыбом, глаза расширились. Чудовище зашипело и ударило обеими руками по камням. Мартин пододвинулся к нему и попытался приобнять. Существо оттолкнуло его и отпрянуло.
— Ну же, не унывай,- почти взмолился Мартин, понимая, что не унывать в такой ситуации трудно: он и сам был на грани.

Нажав указательными пальцами на виски, юноша закрыл глаза и попытался сосредоточиться. Мысли собрались в кучу. Мартин открыл глаза и увидел, что Чудовища рядом нет: одинокий фонарик стремительно отдалялся от него.
— Чертов… блуждающий огонек,- прохрипел Мартин сквозь зубы и побежал в его сторону.
Глава 4.
Безымянная звезда

 

* * *

 

Чудовище карабкалось по пологому склону. В одной руке у него был фонарь, другой оно хваталось за камни и торопливо ползло ввысь. Ветер свистел в обломках скал. Мартин взывал снизу.

Голос в голове шептал:

«Я жду тебя там. На вершине»

Камень под ногой сорвался и покатился вниз. Послышалось громкое «Ай!». Ветер зашумел с новой силой.

— Ты… погибнешь!- завопил Мартин.
Чудовище не слушало.

— ТЫ ПОГИБНЕШЬ!- повторил Мартин еще громче. Затем попытался забраться по крутому склону, но заскользил по камням и упал. Чудовище уставилось на него. Убедившись, что путешественник поднимается на ноги, оно продолжило карабкаться. Мартин внизу громко выругался.

Чудовище опять бросило камень, на этот раз нарочно. Тот не попал в цель.
«Почему он не отстанет?» оно перестало различать, кто говорит у него в голове: звезда или внутренний голос.

— Кто тебе еще правду тут скажет? Тролли? Звезды? Тебе одиноко. Одиночество часто толкает на… странные поступки. И любовь тоже. И… Да если так посмотреть, то всё вокруг толкает нас на странные поступки,- Чудовище пыталось пропускать его слова мимо ушей, но у этого не выходило, — И иногда эти странные поступки трудно отличить от безумия. Ты столько времени был один, и теперь ищешь любых способов это исправить. Я понимаю, но… Безымянная звезда хороша именно тем, что она безымянна.

Мартин заметно волновался, он постоянно запинался и кашлял. Чудовище остановилось на ровном выступе. Затем вытащило из-за пазухи записную книжку и торопливо настрочило: «Уходи.» Скомканная бумажка упала на голову путешественнику. Чуть подумав, тот ответил:
— Я не уйду, потому что я такой же безумный, как и ты! Я отправился на вершину горы, название которой не могу выговорить с тем, о чьем существовании даже в сказках не читал после нападения тех, о ком читал разве что в сказках. Мы оба безумны!

Чудовище посмотрело вверх. Оно надеялось, что Безымянная звезда увидит его и подскажет, что делать. Но возвышающаяся скала закрывала её.

Неужели там, наверху, ничего нет?

— Спускайся,- снова крикнул Мартин.

Но ведь и внизу тоже ничего нет. Ничего важного.

«Безымянная звезда хороша тем, что она безымянна,» — эхом прозвучало в голове.

Руки дрогнули и соскользнули с влажного камня. Чудовище потеряло равновесие и полетело вниз. Ветер свистел в ушах, обдавал холодом.

Путешественник, прицеливаясь, поставил руки прямо перед собой.
Точным выпадом он поймал Чудовище почти у самой земли.

Резкая остановка.

Фонарь выпал из рук и с треском ударился о землю. Послышался звон и его осколки разлетелись по твердой земле.
* * *
— Эй, друг… Эй!
Маленький черный комочек пошевелился.
— Просыпайся, дружище…- прошептал Мартин, аккуратно поглаживая его спутавшуюся шерсть.
Чудовище слабо открыло глаза. Мартин засиял улыбкой.
— Очнулся,- полушепотом сказал он.
В руке у него догорал фаер. Рядом лежало еще два. По другую сторону находилась груда уже выгоревших. Чудовище уставилось на юношу полузакрытыми глазами.
— Твой фонарь… он разбился,- прошептал тот.
Чудовище вздрогнуло и подскочило. Перед ним лежал разбитый фонарь и испачканная помятая записная книжка.
— Фаеров хватит еще минут на 10. А потом мы останемся без света.
Чудовище не отводило взгляда от фонаря.
— Что будет потом?- спросил Мартин.
Без ответа.
— Что будет… когда у нас закончится свет? Ты умрешь?
«Нет», затем дописало «наверное».
— Не понимаю…
«Все кто патеряли свои фанари. Они исчезли. Насовсем»
Мартин всхлипнул.

«Я исчезну?»
Некоторое время Мартин молчал: он попросту не знал, что ответить. Затем он заговорил:
— Знаешь, один человек рассказывал мне легенды об аульвах. Скрытом народце, шепчущем в темноте. Если прислушаться, то можно услышать, будто ветер что-то говорит. Что если… что если твой народ не вымер? Вдруг темнота не поглотила вас, а вы стали… темнотой? Единым целым с ветром, океаном, скалами. С троллями. Со звездами…
В глазах Чудовища дрогнула надежда. Мартин видел: оно хотело верить ему.

«Это паэтично»
— Поэтично, дружище. Твоя правда, — Марин протер глаза рукавом куртки,- фаер догорает. Нужно зажечь новый.

Путешественник потянулся за спичками. Чудовище задержало его руку.
«Тибе ещо нужен свет.»
— Да нет же, — начал было Мартин, но Чудовище снова остановило его, — Да, ты прав… Наверное, понадобится.

«Как ты покинеш остров?»
— К юго-западу отсюда есть деревушка. Пройду по скалам, а когда светает — по равнине. До заката попробую успеть… Попробую.
«Прасти миня.»

Фаер заискрился редкими сполохами и зашипел.
Чудовище посмотрело прямо в глаза Мартину. Тот неуверенно улыбнулся.

Свет погас. Мгла накрыла глаза плотным покрывалом.

Мартин медленно протянул руку в темноту. Пусто… Подул ветер и по скалам пролетело эхо. Скрытый народец встретил нового гостя.

На горизонте сновали уродливые фигуры, в небе сияли миллиарды безымянных звезд. Путешественник поднял с земли оставшиеся три фаера и зашагал по неровным камням. Он впервые в жизни знал, куда ведет его путь. Мартин направлялся домой.

 

читателей   370   сегодня 1
370 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 10. Оценка: 3,60 из 5)
Loading ... Loading ...