Поиски радуги и плов

 

Хмурое осеннее утро, пахнущее проливным дождём. В такое утро не то чтобы работать, но  даже вылезать из постели не хочется. Но вот мне, защитнице Ядрополя,  отдыхать некогда.

До начала приёма посетителей оставалось чуть меньше часа, и я решила вдоволь понежиться и подремать до будильника. Но тут в дверь постучали. Завернувшись в одеяло, я ответила:

— Входи, Арктур! – и в комнату вошёл мой помощник из народа серебристых лисиц. Он виновато вильнул хвостом и проговорил:

— Сударыня Ирен, простите за вторжение, но… К вам тут посетитель пришёл, раньше приёмного часа…

— В такое время? – зевнула я. – Скажи, чтобы подождали ещё… сколько там? Начало девятого? – затем, потянувшись,  спросила. —   Кстати, а кто он?

— Это сам граф Хивенса, Николай Форлок.  Со свитой… в сотню человек.

— Что?! Где же нам их размещать?

Пришлось срочно выскакивать из постели, надевать халат и бежать принимать гостя.

Вот уж мне все эти графья и лорды ядропольских  провинций… Чуть какая напасть – то проблемы с наследством или наследниками, то всякие забастовки рабочих, то перевороты и смена власти —  сразу все ко мне идут. Причём, толпами.  Ну да, будто кроме меня помочь некому. Хотя, действительно некому…

Всего несколько недель назад приходила Дельфина, графиня Афалийская.  Она не поладила с родным младшим братом, и в итоге чуть не погубила всю вверенную ей провинцию. Пришлось вмешаться и помочь… Уф!

По дороге в гостевой зал я попросила Арктура заняться блюдами и столом к завтраку. Нам не нужны ни слуги, ни горничные, ни дворецкие. Их обязанности обычно исполняет либо Арктур, либо я сама. Но иногда мы всё-таки выписываем королевского повара для особых случаев.  Сейчас же звать его не имело смысла – нас никто не предупреждал о визите такого числа людей.

Пока Арктур колдовал  на кухне, я вышла поприветствовать графа и проводить его в столовую.

Провинция Хивенс  всегда славилась  своей тягой к моде. Все модные течения берут начало именно в этом океане красок, тканей и камней. В Хивенсе живут самые отъявленные модники и модницы всего Ядрополя, диктующие свои вкусы остальному народу.   Естественно, граф должен соответствовать такой репутации. И Николай действительно  соответствует.

Сутуловатый, но при этом одетый с иголочки во фрак и брюки самого модного оттенка «небо глубокого заката», белоснежная рубашка с чёрным жилетом и галстук-бабочка. Его поседевшие волосы были забраны в хвост, а руки, одетые в элегантные перчатки,  держали трость из неизвестной мне породы дерева, украшенную дорогим золочённым  набалдашником.

— Добро пожаловать,  граф! – поклонилась я и продолжила с улыбкой.  — Чувствуйте себя как дома. Надеюсь, вы составите мне компанию за скромным завтраком?

— О, многоуважаемая сударыня Ирен! – он манерно и грациозно заломал руки. – Вы не представляете, насколько я счастлив, что вы согласились принять нас в столь ранний час, – он состроил печальную физиономию. Рисуется, как пить дать! – Скажите, мы не сильно вас потревожили?

— Что вы, конечно нет, – мы вошли в столовую и граф со свитой начали рассаживаться за столом, затем начали появляться чашки, чайники, кофейники и блюда с бутербродами, тарелки с различными злаковыми кашами и фруктами.

Закончив с едой,  все сразу же повеселели,  и начали обсуждать поездку, погоду и прочие малоинтересные вещи, причём так громко, что пришлось вмешаться:

– Итак, — проговорила я и сразу стало тихо.  – Что же привело вас ко мне?

В ответ Николай  аккуратно протёр салфеткой, которую ему преподнёс один из слуг,  рот и, поблагодарив за прекрасный завтрак,  начал свой рассказ.

 

Жил да был в одной из провинций  Ядрополя старый граф Форлок. У него был единственный сын, Николай.

Однажды, когда Николаю едва исполнилось восемнадцать, к нему подошёл отец и говорит:

— Сын, ты уже взрослый. Нашёл я подходящую для тебя девушку в жёны.

— Зачем мне жена? Лучше купи мне … ателье! Жуть как хочется эксклюзивных костюмов!

— У тебя уже есть личные парикмахерская и салон красоты!

— Но папа!

Так они спорили год, два, пока в двадцать три года к Николаю не пришла ОНА.

Звали её Вероника Рейнбоу. Старому графу девушка сразу не понравилась, и на все его выпады сын отвечал лишь  «Я люблю её и всё тут!». Граф запретил Николаю встречаться с Вероникой и даже подыскал  невесту на свой вкус – графиню соседней провинции – миловидную Лилию фон Либе. Казалось бы, судьба молодого графа предрешена, но в ответственный момент Николай сбежал со своей Вероникой и пропал на несколько лет.

Старый граф, после ряда неудачных попыток разыскать блудного сына, сдался, а затем решил, что больше не пустит Николая на порог и не оставит ему никакого наследства.

Шло время, старый граф сделался более седым, силы оставляли его… Как вдруг он получает письмо от сына, где тот отчитывался: мол,  так и так, женился, растим с Вероникой дочку  и просил принять их троих через неделю в поместье.

Граф Форлок так обрадовался возращению сына, что заочно простил ему всё.

Пока старик радовался, Николай с семьёй готовил дочь и жену к поездке в поместье. Но по дороге  случилось несчастье.

Во все времена  дорога из провинции Лок через перекрёсток Леса Нимф была очень опасным местом. Но в тот год там обосновалась новая шайка разбойников. Они держали в страхе все ближайшие к перекрёстку деревушки. В сами Леса разбойники заходить боялись – там ведь эльфы и древняя магия обитают!

Только Николай с женой и ребёнком подъехали к перекрёстку, как на них напали те самые бандиты!

Николая сильно избили. Но на счастье графского сына, его, полуживого, нашли охотники из какой-то деревни и доложили, куда следует.  Старого графа  чуть удар не хватил – приказал сына срочно в поместье отвезти, докторов,  целителей и знахарей к нему приставил.

Николай, конечно,  отделался только сломанной ногой, несколькими вывихами и синяками,  поэтому особого лечения ему не потребовалось. Через месяц он  смог ходить и всё время терзался  вопросом, где же его жена и дочь.

Граф отвечал  ему, что они пропали.  После этого Николай стал нелюдимым, мало общался и почти не выходил из своей комнаты.

Отец так волновался за сына, что через год умер от разрыва сердца и Николай остаться один. Теперь он стал графом и властителем Хивенса. Он поседел и стал ещё более печальным.  Постоянно думал о жене и дочери. Со временем просто смирился и стал считать, что они погибли от рук бандитов.

Так прошли следующие несколько лет. Однажды до графа Николая стали доходить слухи о том, что его дочь выжила. Он стал расспрашивать слуг об этом.  Затем, по его приказу,  были вычислены распространители слухов и, наконец, нашёлся эльф-охотник, живущий на окраине Леса Нимф.

Этот охотник рассказывал, что  в Лесах ему несколько раз попадалась бойкая человеческая девчонка с копной иссиня-чёрных волос.  По словам местных она жила с эльфом Златозаром в самой глубине Леса.

Граф обрадовался этой новости и сначала было приказал навестить Златозара, наградить его и забрать свою дочурку, но затем решил отправиться в Леса Нимф сам.

Он добрался до хижины, в которой, как ему сказали, обитает эльф Златозар  с девочкой.  Приехал, и видит  маленькую хижину между двумя вековыми соснами, с небольшим огородом, где росли картофель, морковь и лук, стояли яблони и много кустов всевозможных ягод.  Эльф окучивал  грядки, а девочка поливала цветы у куста малины. Увидев девочку,  Николай просто запрыгал от радости! Она была очень похожа на отца, унаследовав некоторые отличительные черты рода Форлок. Конечно, он помнил свою Катарину-Элизабет совсем маленькой, но это была она – высокая, стройная и черноволосая!

Подойдя ближе, граф окликнул дочь по имени.  В своих мечтах он рисовал чудесный миг воссоединения с дочерью – как она со слезами на глазах кинется к нему в объятья и, по приезде в поместье, станет наравне с отцом сиять в обществе.

В итоге всё случилось наоборот. Катарина оказалась очень упрямой и своевольной (ну точно эльфийское воспитание!), она никак не хотела признавать «нового старого папочку, свалившегося  как снег на голову».

Николай чуть ли не насилу увёз дочку в поместье. Это было настоящее подростковое бедствие – девчонка была шустра, дика и совсем не отличалась хорошими манерами. Николай все силы прикладывал, чтобы научить дочь светским манерам и некоторым вещам, полагающимся барышням её происхождения.

Однако, и год не прожив в поместье, Катарина-Элизабет сбежала из дома! Её искали везде, по всему Хивенсу, в соседних провинциях, даже в хижину Златозара был послан курьер (а вдруг девочка убежала обратно?), но и там её не оказалось.

Собственно говоря, закончил граф Николай, я пришёл к вам, сударыня Ирен, чтобы вы помогли найти мою дочурку…

 

При этих словах он даже заплакал, и его свита, обеспокоено стала  роится вокруг его кресла, предлагая платки и успокоительные капли.

— Хорошо, — кивнула я, скрестив руки на груди.  – Всё понятно. Я вам помогу.

— Да? – утирая слёзы,  переспросил граф. – Это просто замечательно!

Но я тут же предупредила графа, что работаю только по предоплате.  Мне нужны гарантии, что моя работа не пропадёт даром и меня не кинут в самый ответственный момент.

— Хорошо, — Николай отложил платок и подозвал кого-то из свиты, вероятно, казначея или вроде того, и что-то ему прошептал, затем снова обратился ко мне. – Вас устроит аванс в сумму, скажем,  50 тысяч ядрышек?

Весьма неплохо! По крайней мере, в случае чего, покроет кое-какие расходы.

— Да, вполне устроит, — согласилась я,  и мы заключили договор. – Начнём сию же минуту. Подозвав Арктура, я попросила его открыть Магический поисковик, чтобы найти местоположение дочери графа.

На глазах у Николая и его людей Арктур встал на задние лапы,  произвёл некие движения передними, затем начал махать своим пушистым серебристо-серым хвостом, как в танце, после чего прочёл длинный текст заклинания. Всё это – не более чем просто лисья уловка для неискушённой публики. Заклинание само по себе сущий пустяк для таких сильных магов, как мой помощник, но  простые люди до сих пор верят, что магия является чудом.  Зачем же отнимать у них эту веру?

— Покажи мне, где находится Катарина-Элизабет Форлок! – последние слова Арктур прокричал, после чего из воздуха в клубах дыма возникло нечто напоминающее зеркало, в котором отражалась карта всего Ядрополя. Я прямо почувствовала, как наши потрясённые гости нервно сглатывают и покрываются испариной. Да Арктур знает, как поразить клиентов!

Затем карта начала приближаться и, наконец, остановившись,  указало местоположение светящийся точкой.

Хмыкнув, я задумалась. Девчонка оказалась в одном из самых опасных мест на территории Ядрополя – там, где заканчиваются  Разбойничьи опушки Лесов Нимф  и начинаются горные ущелья  провинции  Уик. Самое неприветливое место с разбойниками, нечистью и прочими тварями. Как Катарина там оказалась?  И главное  — зачем?

— Великое волшебное заклинание нашло мою дочку? – с надеждой спросил граф.

— Уважаемый граф, успокойтесь.  С Катариной-Элизабет всё в порядке, – заверила я, улыбнувшись.  —  Она жива и мы с моим помощником  сейчас же отправляемся туда, куда указал Магический поисковик.

— Ох, моя девочка! Она жива! Какое счастье! – Николай вместе с его свитой  так обрадовались этой новости, что все снова начали плакать и обниматься. Их эмоции заполнили весь мой дом, с подвала до крыши.  Я потёрла виски. Ой, как это уже раздражает!

– Тогда, мы отправимся обратно в Хивенс и будем ждать вашего с ней возвращения, – он подошёл ко мне после всех этих радостей  и пожал мне руку. – Я не могу выразить, насколько  благодарен…

— Прошу прощения, но, пока ваша дочь не вернётся домой, ещё рано меня благодарить. – просто уезжай поскорей и дай нам начать работать, подумала я.

— Конечно же. Желаю вам успеха!  Деньги уже переведены на ваш счёт! – и в скором времени граф отбыл в свою провинцию.

Ну,  а мы с Арктуром,  начали подготовку к исполнению  заказа.

— Арктур, — обратилась я к нему. – Проверь-ка ещё раз месторасположение Катарины. Я не собираюсь сто лет блуждать по Опушке и зачищать её от всяких типов.  Да, и  сразу же настрой  заклинание перемещения.

— Вы всё  ещё злитесь, что не удалось понежится в постели? – съязвил Арктур.

— Молчи! – я в шутку пихнула его в бок. – И давай уже,  приступай, – затем пробормотала. – Пожалуйста!

— О, ну раз вы ТАК просите, всё будет исполнено в лучшем виде, госпожа! – он притворно отдал честь правой лапкой  и захихикал, вогнав меня в краску. Иногда он бывает таким несносным! Но Арктур  прав. В такую погоду (а всё утро, и вплоть до этого момента,  лил сильный дождь) выходить из тёплого дома и что-то делать совершенно  не хотелось и это меня очень раздражало!

Поправив ободок в длинных распущенных волосах, даю понять Арктуру, что готова к перемещению.

— Хорошо, у меня тоже всё готово, — улыбнулся  он.

Заклинание подействовало и, после ощущения полёта и лёгкости, мы приземлились… в самой гуще битвы!

При нашем появлении сражающиеся  остановились как вкопанные: напротив высокой фигуры в плаще с капюшоном, держащей лук со стрелой, готовой сорваться с тетивы, выстроились пятеро  вооруженных бандитов, бородатых и смердящих, будто с самого рождения не видели ванны!

Инстинкт сразу подсказал мне что делать – призвать револьверы, которые называются Дневным и Ночным Светилами.  И тут же, отведя руки в стороны,  направить их на всех, кого вижу.

— Ребята, — говорю всем собравшимся, —  Мне недосуг разбираться, кто и что здесь делает. Мы с моим напарником ищем кое-кого, — я очень вежливо  улыбнулась, —  и будем признательны, — я подчеркнула это слово, — за любые  све… — не успела закончить предложение, как – ВЖУХ! – один из бандитов выстрелил в меня из арбалета. Но, пролетев всего в паре миллиметров от моего правого уха, болт, пролетая мимо головы лучника, сорвал  капюшон и свалился вместе в траву, высвободив… копну чёрных волос! Ага, вот та, кто нам нужна!

Я подмигнула Арктуру и тот подбежал к Катарине, чтобы, в случае чего, помочь.

А мои револьверы  тут же  повернулись к стрелявшему и его дружкам.

— Вы не дослушали меня! – вскричав,  прострелила мужику с арбалетом обе руки, отчего оружие свалилось на землю. Бандит заорал от боли и неожиданности. Я перевела оба Светила на его подельников.

И тут же со стрелой в сердце повалился его товарищ с левой стороны. Краем глаза я заметила, что девушка приготовилась стрелять снова.

— Какие все нервные, — прокомментировала я, улыбнувшись ещё шире. – Ну, кто ещё хочет получить особых пуль от защитницы Ядрополя?

Оставшиеся трое разбойников затряслись от страха, а девушка вздохнула.

—  Ч…чё… ты в… в натуре… – заикаясь пробормотал один из мужиков – самый рыжий и бородатый.

— Ты тугой на ухо? Или никогда не слышал обо мне? – приосанившись,  я готова была снова выстрелить. Но иногда слово сильнее и быстрее любой пули!

— Слы… слышал, — пробубнил рыжий и, пошушукавшись с двумя приятелями, решили атаковать меня.

Одному я прострелила голову, рыжий получил стрелу в колено от Катарины, а третьего мощным заклинанием парализовал Арктур, внезапно, под недоумённые взгляды остальных, вставший на задние лапы (так ему легче накладывать заклинания).  И на что эти бандиты рассчитывали, связавшись с нами?

—  Зачем ты вмешалась в мою битву?! – прокричала девушка.   – Я только начала выяснять, где их логово! А благодаря вам мне нужно начинать поиски заново!

— Погоди-ка, — начала я. – Смотрю, ты не слишком вежлива. У тебя эльфийские  броня и лук, иссиня-чёрные волосы и высокий рост, – надо бы сказать, что я едва достаю ей до плеча. —   Всё так, как и описывал твой отец, Катарина-Элизабет Форлок,   – девчонка снова натянула тетиву. Она  явно была в замешательстве.

— Говори, откуда ты знаешь моё имя? И почему ты говоришь об этом графе?!

— Ну, во-первых, давай мы представимся друг другу…

— Ты ведь – защитница Ядрополя, все тебя знают! – она ехидно улыбнулась и нервно опустила лук. —  Меня интересует, почему ты здесь?

И я рассказала ей обо всём. Реакция меня, откровенно говоря, удивила.

— Тебя послал этот «якобы» отец? – нахмурилась девушка. – А ты хоть в курсе, что между нами произошло? Почему я сбежала, а не стала жить сытой жизнью аристократки?

В ответ я лишь пожала плечами.

— Девочка, — настала моя очередь терять терпение. – Граф попросил доставить тебя домой и я это сделаю! Арктур, — обернулась я к помощнику. – Подготовь портал в Хивенс!

— Да, су…

— Я вернусь с вами, только если вы поможете спасти мою маму! – прервала она Арктура. Девушка была красной от гнева.

Я задумалась. Это, конечно, не входило в мои планы, но за спасение жены (если она действительно жива) вместе с дочерью граф может ещё больше расщедриться, дав в два, а то и в три раза больше денег, чем обещал за одну дочь. И, приказав Арктуру сворачивать заклинание, ответила девушке:

— Чтобы мы смогли тебе помочь, ты должна изложить всё, что тебе известно о похищении и месте возможного заточения твоей матери.

— Мне об этом поведал Златозар за несколько месяцев до приезда графа, — начала Катарина-Элизабет.

Выяснилось, что во время нападения бандитов Николая отволокли в лес, а её маму – куда-то вглубь перекрёстка.  Там, если идти в сторону горных цепей, окружавших провинцию Уик,  есть один форт под названием Софиус, бывший укреплённой цитаделью древних эльфов   до того, как великое  царство раскололось на две территории:  Леса Нимф и провинцию Уик, где по сей день царствуют вампиры.

Именно в форте Софиус и расположились эти бандиты и уже несколько десятков лет их оттуда никто не может выкурить.

— Там очень опасно, — прокомментировала я, когда рассказ девушки был окончен. Эта глупышка Катарина-Элизабет решила штурмовать его в одиночку!

— Я… я понимаю, — опустила плечи девушка, — но у меня нет другого выхода. Я так скучаю по маме…

В конце-концов, она – всего лишь ребёнок. Но почему граф не захотел помочь дочери? Отчего не послал солдат в помощь? В ответ девушка лишь усмехнулась:

— Думаешь я не просила? Он упёрся как баран – твоя мама погибла при нападении! Не пытайся найти её! – она вздохнула. – Мысленно он уже давно её похоронил. И уже подыскивал вторую жену… Такой вот он. – Катарина снова вздохнула и опустила  голову.  Показалось,  или нет – по щекам пробежали дорожки слёз? Этого ещё не хватало!

— Катарина, — начал Арктур, прежде чем я успела что-то сказать. – Я бы хотел вам помочь. Не знаю, что думает об этом сударыня Ирен, но я сделаю всё, что в моих силах! – и оба посмотрели на меня умоляющими глазами. Мне стало неловко… Неужели они думают, что после всего я просто возьму и уйду?  Поэтому, покраснев, я заговорила:

— Ну, раз ты так решил, Арктур, то ничего не поделаешь. Мы поможем!

Ребята явно обрадовались и мы стали обсуждать стратегию. Арктур,  с помощью всё того же Магического поисковика,  выяснил, что форт Софиус лежит всего в километре с небольшим от Разбойничей опушки, где мы сейчас стоим. Форт окружает небольшой лес, но обходного пути мы не нашли. У нас нет большой армии и осадных машин, мы не знаем, сколько там народу обосновалось, но нас троих должно хватить, если действовать хитростью.

 

Форт охраняют двое огромных мужиков, ростом под метра два. Один из них чешет живот и зевает. Как же скучно на дежурстве!

Внезапно, из леса выходят две девушки – одетые в походные наряды, у одной на плечах даже мех из серого лиса. Явно богатые. Часовые на воротах с минуту смотрят, как они приближаются. Самая высокая из девушек, с чёрными волосами,  подходит к ним и спрашивает:

— Мы просим у вас прощения, добрые люди, но мы с сестрой заблудились и не знаем, как добраться до Лока…

Один из часовых облизнулся и произнёс:

— А ведь дорогу у нас знает только атаман, правда? – он хитро посмотрел на товарища, тот кивнул и вторил ему:

— Правда!

— Отведите нас к нему, пожалуйста! – взмолилась вторая девушка.

Без промедления первый часовой решил проводить  девушек в главный зал. Бандитов кругом было видимо-невидимо. А в центре зала на импровизированном троне из шкур диких зверей восседал атаман.

— Ну-с, дамы, — проскрежетал он. – Что же привело вас в нашу скромную, — обвёл руками огромное помещение, — обитель? – и его подчинёнными загоготали.

— О, любезный господин, — пролепетала низенькая блондинка с лисьим воротником. – Прошу вас, подскажите нам дорогу  до Лока!

— Просим вас! – вторила ей брюнетка.

Зал снова разразился смехом сотен глоток. Разбойники, облизываясь, стали приближаться  к девушкам.

— Вы уж нас извините, дамы, — атаман снова засмеялся. – но мы – не джентльмены. И нам ой как не хватает… женского общества!

Было заметно, что гостьи напряглись.  Брюнетка  дёрнула блондинку за рукав, словно успокаивая.  Что же будет?

И тут атаман проревел:

— Парни! Что на обед будем есть?! Лично я хочу плова с бараниной, да побольше!

— Да! Ура! Плова! – доносилось со всех сторон.

Девушки  переглянулись в недоумении.

— Дамы, надеюсь, вы умеете стряпать, — проговорил атаман. – А то последняя «повариха»  сожгла всю выпечку и мы до сих пор голодные ходим…

— Д-д-д-да, конечно! Моя… младшая сестра отлично умеет готовить! Правда… сестрёнка?

— Правда, — закивала блондинка. – А плов у меня получается – язык проглотишь! – и они обе улыбнулись. – Сестра мне поможет. Но нам необходимо, чтобы никто нас не тревожил в кухне, пока мы будем готовить.

Голодные бандиты на всё были готовы ради вкусного обеда и без вопросов закрыли кухню для священнодействия.

 

— Не думал я, что их будет легко провести вокруг пальца, — ожил лисий воротник, оказавшийся Арктуром.

— И что нам теперь делать? – спросила Катарина.

— Как что? – я пожала плечами. – Приготовим для них этот плов и подсыпим  какую-нибудь отраву!

— Сударыня Ирен, —  обратился ко мне Арктур. – Как на счёт моей фирменной приправы «Оттянись как вкусно»?

— Хм… это которое с сорока семью травами, имитирующими вкус плова?

— Именно!

— А какое у него действие? – полюбопытствовала Катарина.

— Увидишь! – заговорчески подмигнула я, и мы занялись готовкой. Во истину, кулинария  — родственница магическому искусству приготовления зелий!

Перед самой подачей Арктур посыпал рис и баранину своей приправой и тщательно перемешал.

Когда он снова занял место воротника на моих плечах, мы попросили открыть дверь в кухню.

Нас встретила толпа голодных мужиков, каждый со своей плошкой (ну или тазиком, для кого как), куда мы накладывали  плов.  Они расселись кто где – на стульях, на шкурах, просто на полу — и давай работать ложками.

«Нужно подождать с полчасика, прошептал Арктур,  тогда вы увидите, какое действие возымеет моя приправа!»

— Вот это вкуснятина! Даже лучше, чем у моей покойной бабушки! Мням-мням! – со всех сторон доносились восторженные восклицания нашей совместной стряпне.

И тут один из них, кажется, первый кто протянул свою миску за вожделенным пловом,  вскричал:

— Хорошо сидим, братцы! – и принялся кривляться, выдавая довольно странные па. Его движения по цепочке подхватывают остальные и через несколько минут вся шайка изображает какие-то дикие танцы древних племён! Вот это действие «Оттянись как вкусно»!  Мы втроём сидели под столом недалеко от кухни и помирали со смеху.

— Так, отставить смех, — проговорила я, хотя сама ещё не успокоилась. – Прежде, чем кончится действие приправы, мы должны всё обыскать!

Артур сразу, без слов начал поиск Вероники в форте. Территория была просто огромной и неизвестно, сколько ещё членов шайки нам встретятся.

— Нашёл! Она наверху северной башни! – и мы под шумок побежали туда.

По пути нам, естественно, повстречались разбойники, которых мой помощник сразу же замораживал. Так мы добрались до северной башни.  Но её никто не охранял. Даже странно было.

Сначала мы пустили Арктура на разведку, посмотреть  – нет ли охраны в самой башне? В итоге, по возвращении, он сказал, что путь свободен, но Вероника заперта на замок. И лис не может открыть его своими лапками.

— Надо поскорее вызволять маму! – скомандовала Катарина и мы ринулись наверх.

Замок был на самом деле шедевром неизвестного мастера. Раздался стук с противоположной стороны  и уставший голос произнёс:

— Вы пришли меня спасти?

— Да, мама! Это я, Катарина-Элизабет с друзьями!

— Что?! Китти! Это и в правду ты?

— Госпожа Вероника, — прервала я начавшийся разговор, — Меня зовут Ирен и мы пришли вас освободить. Но замок сложный. С вашей стороны можно его как-то открыть?

— Сейчас посмотрю, — был ответ. И через минуту что-то щёлкнуло. – Я применила свои силы …

— Спасибо, мама! Дальше мы сами! – уверила её  Катарина. – Что скажите? – обратилась она ко мне и Арктуру. – Теперь его можно вскрыть?

— Думаю, да, — ответила я. Выстрел Дневным Светилом в замок с нашей стороны легко открыл дверь темницы.

Лицо Катарины озарилось радостью.  Она бросилась в объятья матери. Вероника казалась измождённой. Но, тем не менее, она твёрдо сказала:

— Нам нужно выбираться отсюда. Потом мы сможем обо всём поговорить.

Я кивнула и мы начали спускаться к выходу из башни. Возвращаться тем же маршрутом,  которым пришли,  не имело смысла, поэтому нужно было искать другой.  Арктур весь путь сверялся с Волшебной картой местности.

И вот мы уже на заднем дворе. Здесь должен быть проход наружу. Свобода уже рядом! Но…

— Так-так, — прорычал атаман, появляясь вместе со всей бандой, перекрывая нам путь  из форта. – Дамы, неужели вы покидаете нас?

Проклятье! Как не вовремя они пришли. Я уже готова снова призвать револьверы, и Катарина тоже потянулась за луком…

«Арктур, прошептала Вероника, поставь самый сильный барьер, какой сможешь!»

Лис кивнул. А разбойники  подходят всё ближе и ближе… На сей раз настроены весьма  серьёзно!

— Хитро придумано, скажу я вам! – продолжал тем временем  атаман. —  Но теперь вы не сможете выйти отсюда…

Вокруг нас засияла полупрозрачная стена – арктурова магия подействовала.

— Живыми! – проревел атаман,  и вся ватага ринулась на нас!

Вероника протянула руки к небу, пропев заклинание на неизвестном языке. Из рук посыпались искры, заполнившие всё видимое пространство вне барьера. Затем мама Катарины опустила руки и щёлкнула пальцами левой руки.

Раздался взрыв. В дыму слышны были лишь завывания боли и ужаса.

— Ого, — проговорил Арктур, — Забористая штука! – он снял барьер только когда дым от взрыва рассеялся. Нашему взору предстало зрелище достойное кисти художника-баталиста: полуразрушенный внутренний двор, где в полном обмундировании лежали, дымясь, бездыханные разбойники. На лице атамана застыли и злоба, и страх, и удивление.

— Так им и надо! – воскликнула Катарина, пихая тела ногами. Вероника молча присела на ближайший камень.

— Мне нужно… немного отдохнуть… — её лицо стало ещё более бледным, почти прозрачным.

— Сударыня Ирен, — обратился ко мне Арктур. – Пусть госпожа Вероника отдыхает, а мы с вами просканируем форт  и добьём оставшихся  разбойников.

— Да, так и сделаем, — согласилась  я  и попросила Катарину последить за своей мамой, которая решила вздремнуть. – Как разберёмся со всеми злодеями – сразу же перенесём вас в Хивенс, хорошо?

— Да, — кивнула Катарина. И мы с Арктуром пошли обследовать форт.

На наше счастье разбойников осталось совсем немного,  и мы вернулись довольно быстро.

Вероника проспала почти сутки, а, проснувшись, выглядела свежей и даже помолодевшей. Тут я её разглядела получше – она оказалась довольно красивой женщиной, чуть повыше меня, с вьющимися каштановыми волосами.

— Ну что, — потянувшись и сладко зевнув, произнесла бывшая узница бандитов. – Вы просто обязаны мне рассказать, как там поживают мой муженёк, его отец и что вообще в мире делается!

Выслушав нас, она вздохнула и произнесла:

— Старого графа жаль… Возможно, он бы простил  меня и твоего отца, Китти, — она ласково погладила дочь по щеке. – Да хранят его Боги, – и тут же вскочила с места.  – Но Николай! Вот мерзавец!  Как он мог думать, что я умерла! И сразу жениться вздумал! Ещё бы: «вдовец», граф целой провинции!  Ну,  я ему устрою… Сударыня Ирен, Арктур, прошу вас переместить меня и Катарину в Хивенс немедленно! – и она погрозила кулаком в небо. – Ну,  держись, муженёк!

Такой расклад мне нравился куда больше. И уже через несколько минут мы с Арктуром наблюдали семейную сцену.

Надо было видеть лицо графа Форлока при появлении Вероники: он прям приведение увидел! Однако  разъярённая женщина во сто крат страшнее любой нежити.  Думаю, Арктур со мной согласен, а?  Николай выслушивал  внезапно вернувшуюся жену, вжав голову в плечи.

Через полчаса возмущений, накопившихся у Вероники  за годы заточения, она начала остывать, пока под конец у неё не заурчал живот и она не произнесла:

— Всё… теперь… хочу есть…

— Я… я распоряжусь о том, чтобы накрыли стол. – проговорил Николай. Затем он подошёл к дочери и выразил радость от того, что она цела и невредима . Граф подошёл и к нам с Арктуром.

— Многоуважаемая  Ирен, —  начал он каким-то другим тоном, нежели в нашу первую встречу. – Позвольте поблагодарить вас за возвращение моих дочери и жены, – неожиданно он… поклонился мне!

Тут же к нам подошли Вероника с Катариной  и тоже сердечно  поблагодарили меня.

— Думаю, граф вас щедро вознаградит за моё спасение и зачистку форта Софиус от бандитов-захватчиков.  Да, дорогой? – Вероника обратила на Николая испепеляющий  взгляд, под которым он сконфузился и покраснел. Что же, они – идеальная пара!

— Да, дорогая, ты права, — подозвав слуг, он  распорядился об обеде —  для графини и награде – для меня. – Сударыня Ирен, мы будем так же признательны, если вы останетесь у нас обед… — он криво улыбнулся.  Как тут откажешь?

Я сразу же приняла предложение с одним условием – никакого плова! И мы вчетвером, я, Арктур, Катарина и Вероника, рассмеялись. Николай же взирал на нас недоумённым взглядом.

— Это секрет! – подмигнула ему Вероника, всё ещё смеясь.

— Мы тебе потом обязательно расскажем… папочка! – произнесла Катарина и улыбнулась ему.

В ответ граф обнял жену с дочкой и со слезами на глазах прошептал: «Я так рад, что вы теперь дома!»

Все в поместье разом заплакали. Ещё бы: их любимый граф воссоединился семьёй, которую, казалось бы, потерял навсегда!  Он снова счастлив и улыбается!

А вместе с ними всплакнули и мы с Арктуром. Ведь это наша святая обязанность – помогать всем ядропольцам и возвращать радость и счастье в семьи! Даже несмотря на дождь и ненастную погоду за окном.

читателей   325   сегодня 3
325 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 2,00 из 5)
Loading ... Loading ...