Похитительница снов

 

Старик поставил небольшую стремянку у высокого резного шкафа и, осторожно покачиваясь, начал забираться наверх, ступенька за ступенькой. Огромные стеллажи с дверцами, украшенные изображениями фантастических существ, доставали до самого потолка верхнего яруса башни. С гравюр на него смотрели змееподобные наги, большекрылые грифоны, драконы, василиски и пегасы. Тусклый свет свечи отражался от их тел, и когда пламя вздрагивало, казалось, что они, словно настоящие, двигались и жили своей тайной жизнью. Старик добрался до самого верхнего шкафа, и только он открыл дверь, сверху посыпались свитки, небольшие металлические сосуды со звоном падали на деревянный пол. Лавина чудом не смела за собой дряхлого старика, а после из шкафа выпало что-то крупное и с визгом плюхнулось в кучу пергаментов, которые смягчили падение. Старик ошарашенным взглядом посмотрел на пол.

— Это что такое? Ты как тут очутился?

Огромными глазами на него смотрел маленький мальчишка.

— Старче! Расскажи сказку!

— Я тебе сейчас расскажу! Я тебе сейчас покажу! Ишь, паршивец, ты как туда забрался? – разгневался старик.

И не успел он схватить маленького озорника за загривок, как нижние дверцы шкафов начали распахиваться и оттуда, словно яблоки, из корзины начали вываливаться друг за другом зеленоглазые и кареглазые, кудрявые и с косичками, все в пыли и паутине…

— Гром небесный! – округлил глаза Старик – Да сколько же вас там?

— Скааазку! – завопили они все в один голос.

— Ох… Да что же это такое… — схватился за голову Старик. А дети всё смотрели на него ожидающе. Он почесал свою длинную седую бороду, походил вокруг стремянки, что-то бурча себе под нос, но потом на его лице появилась едва заметная улыбка.

— Что же – вздохнул он – Деваться некуда. Идёмте за мной.

Дети последовали за ним, держась друг за дружку. Свеча осветила тёмный лестничный проход, который закручивался словно змея у стен башни. Спустившись на нижний ярус, Старик расположил детей на длинной деревянной лавочке, перед которой в стене из цельного камня был вырублен большой камин в форме арки. Арку эту держали две больших крылатых гаргульи. Старик глубоко вдохнул и резко дунул в сторону камина.  Внутри камина взвились языки яркого пламени, осветив комнату. Дети засмеялись и захлопали в ладоши. Старик широко улыбнулся. Сколько бы хлопот не приносили ему эти детишки, а их восхищение волшебством никогда не перестанет удивлять.  Поэтому он частенько проворачивал какой-нибудь незамысловатый фокус на радость ребятишкам. Уже много лет он жил в башне на окраине могучего соснового бора, неподалёку от маленького городка. Часто проводил время за книгами и магическими свитками, но иногда и навещал городок. Много людей жило в городе, но волшебник был уже так стар, что никто и не помнил, откуда он пришёл, и как его звали. Все, кто застал его появление, уже  давно были в ином мире. Поэтому и звали его просто – Старик или Старче. И хоть жил он как отшельник в своей башне, люди знали, что он добр и гостеприимен в тех случаях, когда его не отрывают от важных дел. Не боялись они отпускать к нему своих детишек, ведь они так любили слушать его сказки и истории. Правда, иногда они врывались в башню в самый неподходящий момент. Дверь в башню волшебника была открыта для всех – для всех, кто заходит в неё с добрыми намерениями. Для злодеев и разбойников пройти через эту дверь было невозможно, как бы они ни старались. Дети же с лёгкостью пробирались в башню и иногда доставляли хлопоты, как и в этот раз. Однако, как бы ни серчал Старик, не мог не принять у себя и побаловать сказкой. В глазах старика мелькнул отблеск пламени, и он произнёс:

— А слышали ли вы легенду об аловолосой деве – Похитительнице снов?

Дети переглянулись и покачали головами:

— Нет, старче…

— Ох, и давно же это было – улыбнулся Старик и начал свой рассказ – Жил был мальчик по имени Лир. И были у него родители и дом родной, который стоял у глубокого чистого озера. Его родители были искусными волшебниками, известными во всех окрестных землях. Но, увы, даже в такой семье бывают…

Старик вдруг запнулся и задумался о чём-то.

— Что старче? – спросили дети.

— У отца мальчика был брат. И он тоже был магом. Только совсем не таким, как его отец. По тёмной дороге он пошёл. И где бы он ни ступал, его магия несла только разрушение. Лютой ненавистью ненавидел он отца Лира, хоть и жил далеко от их дома. Иногда он приходил в гости к семье мальчика и всегда приносил склоки и разлад. Завидовал он своему брату, что любят того люди и всё у него получается как нельзя лучше. Он хотел быть могучим магом, владеть великой силой, а случилось так, что брата его почитали намного больше. И вот однажды, когда вновь они встретились, в гневе, тот бросил проклятье на сына своего брата и сказал, что он ещё познает горе. С тех пор его больше никто не видел, а Лир стал совсем не свой. Не смеялся он больше, не выходил веселиться со своими друзьями, почти не разговаривал с родителями, а ночью просыпался от своего же крика. Ему снились ужасные кошмары, каждую ночь, и не было им конца. Они всё множились и приходили несколько раз на ночь. Лир стал слабым и часто болел. Родители хоть и владели магией, были бессильны. Кошмары не прекращались и, когда они поняли, что скоро кошмары просто убьют их сына, решили идти в горы, чтобы просить помощи горной ведьмы. А вы знаете, что ведьмы добрыми не бывают и просто так руку помощи не протянут. Никто не знает, что за цену заплатили ей родители Лира, но поведала она им древнюю легенду о Кейре – Похитительнице снов, потусторонней деве, что приходит ночью во сны детей и избавляет их от кошмаров. Но призывать силы из других миров это опасно. Никто не знает, что они принесут с собой: благо или зло. Никто не знает, что за странные существа блуждают там — среди миров, и что они могут сотворить с нашим миром. Поэтому призывать потусторонние силы строго настрого запрещено любому волшебнику. И за это грозит страшная кара. Но делать было нечего. Родители Лира не могли спокойно смотреть, как сын погибает у них на глазах. В ночь полнолуния они нарушили запрет и сделали то, что сказала им ведьма. Дева Кейра путешествует среди мира снов через зеркала. Отец Лира купил у антиквара старенькое маленькое зеркало с золотой ручкой. Вечером он поставил его у постели сына и магической алой краской нарисовал на нём знак, который призывает деву Кейру. Вскоре Лир уснул…

Старик вдруг замолчал. В его зрачках играли языки пламени, но его взгляд, как будто пропал. Как будто очутился где-то далеко между мирами.

— Что было дальше Старче? – завопили дети.

— А? – вдруг очнулся Старик и почесал свою седую бороду – Лир уснул, и снился ему сон…

***

Над глубокой долиной возвышались скалы, снизу покрытые сожженной травой и колючим кустарником, а под ними текла маленькая речушка. Лир сидел в зарослях камыша, весь дрожа от страха. Он был здесь уже не раз, и это место не предвещало ничего хорошего.

— Я сплю, это всего лишь сон – успокаивал он себя – Со мной ничего плохого не случиться, а если и случиться, то совсем не взаправду…

Но как бы он себя не успокаивал, всё вокруг было настолько реальным. Вода, подступающая к его пяткам, была холоднее, чем лёд, камыш шелестел на ветру, змеёй нашёптывая о грядущей опасности. Воздух был  наполнен  запахом гари и гниения. От скал эхом отразился чей-то злобный смех. Лир замер.

— Нет, нет! Это мне только послышалось!

Но вскоре через просветы в зарослях он увидел движение. Они опять пришли за ним.

Лир вскочил, и, что было сил, побежал прочь. Листья камыша резали его руки, безжалостно хлестали по лицу. Его заметили. Лир выбрался из зарослей и ринулся к скале. И только ступил на склон, как земля мигом провалилась и ушла  у него из-под ног. Вновь попытался карабкаться по склону вверх, но тщетно.  Сзади послышалось пыхтение. Из зарослей камыша выпрыгнуло несколько омерзительных гоблинов. Они впились в Лира своими маленькими красными зенками и оскалили слюнявые пасти с кривыми зубами. Мальчик понял, что всё безнадёжно, что его кошмар повторяется. В безысходности он упал на землю и закрыл лицо руками. Он не хотел видеть того, что произойдёт дальше, но его руки вдруг стали прозрачными как стекло. Через них он видел злобные искажённые гримасы гоблинов, которые окружили его со всех сторон. Но как только самый большой и омерзительный из них попытался впиться в него зубами, просвистела стрела и вонзилась ему прямо в шею. Он взревел и в тот же миг рассыпался в пыль. Ещё одна стрела пронзила  золотой полосой, застывший словно кисель, воздух и впилась во второго гоблина, который тоже взорвался, засыпав Лира серой пылью. Гоблины всполошились и обратили свой взор туда, откуда летели разящие стрелы. На скале стояла девушка  с яркими алыми, словно кровь волосами. В руке она держала искрящийся золотом лук. Её голубые, как летнее небо глаза, безошибочно находили цель. Стрелы, одна за другой поражали врагов. Из зарослей камыша вновь и вновь выбегали озлобленные гоблины. Забыв о Лире, они ринулись к девушке. Она же грациозно спрыгнула со скалы, и тут же, в мгновение ока, лук в её руке превратился в сверкающий клинок. Кружась в пируэтах и разрубая воздух сверкающей стальной молнией, клинок крушил гоблинов, затуманивая поле боя серой пеленой, которая оставалась после поверженных врагов. Лир не мог пошевелиться из-за испуга, но вскоре всё затихло.  Все гоблины просто превратились в пыль, а перед ним стояла аловолосая дева, уже без клинка.

— Живой? – спросила она.

Но в глазах Лира вновь промелькнул страх.

Воительница усмехнулась и вдруг начала собирать всю пыль, что осталась от гоблинов в странный маленький мешочек. Когда она закончила собирать пыль, осмотрелась вокруг.

— Аяй – покачала она головой – Ну надо же, как у тебя всё запущено…

Лир, наконец, поднялся на ноги, почувствовав, что с его плеч упал тяжёлый груз.

— Кто ты? Как ты здесь оказалась? – удивлённо спросил мальчик.

— Как? Разве не ты меня призвал?

— Зеркало… — прошептал Лир – Так ты и есть Похитительница кошмаров? Та самая?

— Да, меня зовут Кейра. Но нет времени на разговоры. Я так понимаю, это не единственный твой кошмар. Тут мне придётся изрядно потрудиться. Расплодить столько ужасов в своих снах… Почему ты не призвал меня раньше?

— Я не знал… Не знал…

— Что? Что я существую? – рассмеялась Кейра – Да, с этим сейчас большая проблема. Пойдём, чтобы тебя избавить от всех этих кошмаров, нужно дойти до самого сердца твоих сновидений, а путь, как я понимаю, будет не лёгок.

Но Лир не сдвинулся с места.

— Не думаю, что я хочу туда идти.

— Предлагаешь мне самой? Каким это образом? Это ведь твой сон!

— Ты… Ты действительно сможешь избавить меня от кошмаров?

— Да, но если только ты пойдёшь со мной.

Лир пересилил страх и, взглянув в голубые бездонные глаза Кейры, пошёл за ней. Они шли по узкой тропинке среди зарослей камыша.

— Кейра! – вдруг остановился Лир.

— Что случилось?

— Я не могу идти! Что со мной? Ноги как будто каменные. Не могу пошевелить.

Кейра обернулась и увидела, что земля вокруг них превратилась в топкое болото. Оно забулькало и запузырилось, зловонная жижа начала засасывать вглубь.

У девы в руках возник серебряный посох с бриллиантом на конце. Она начала размахивать им из стороны в сторону. Из болота к ней и к Лиру потянулись тёмные щупальца. Она разбивала их посохом, и болото, словно одно большое бесформенное существо отступало, отползало назад.

— Старайся не останавливаться, борись! – крикнула аловолосая дева Лиру.

— Не могу! – жалобно застонал он – Ноги не идут!

Но всё-таки болото отпустило его. Он с трудом выкарабкался на твёрдую землю. Посох Кейры сверкнул звёздным светом и болото, гневно шипя и выплёвывая комки грязи, скрылось в зарослях.

— Всё в порядке малыш?

— Да, но мне всё равно так трудно, словно оно ещё держит меня.

— Кошмары не хотят пускать нас в самое сердце сна. Но не волнуйся, с каждым побеждённым кошмаром тебе будет становиться легче.

Вскоре Кейра и Лир вышли на большую поляну, перед которой огромной стеной стоял мрачный лес. Его кроны тянулись ввысь, достигая небес. Среди кривых ветвей деревьев царила непроглядная тьма.

— О нет, только не это – промолвил Лир – Нам не пройти здесь.

— Смотрю с некоторыми ты уже давно знаком – усмехнулась Кейра.

— Да, это один из первых моих кошмаров – ответил Лир – Этот лес никогда не пропускал меня. Корни деревьев обвивались вокруг меня и душили, до тех пор, пока я не начинал задыхаться и не просыпался.

— Путь к сердцу сна лежит через этот лес. Не волнуйся, на этот раз я проведу тебя через него.

Лир вздохнул и вошёл во мрак леса вместе с Кейрой.

В руке Кейры неожиданно вспыхнул факел и озарил кривые ветви, от которых исходили мрачные ползущие по их силуэтам тени. Стволы загадочно поскрипывали. Ветви, казалось, тянулись к Кейре и Лиру, преграждая путь, пытаясь заслонить собой всё вокруг. Что-то коснулось ноги мальчика. Он испуганно отдёрнул ногу, споткнувшись в темноте об корягу. Бор зловеще загудел, зашелестели ветви. Тропинка впереди начала смыкаться.

— Держись ко мне ближе, кажется, сейчас начнётся! – крикнула Кейра, и вновь в её руке вместо факела оказался острый сияющий клинок.

Она начала рубить крючья ветвей, которые тянулись к ним словно руки ужасного чудища со всех сторон. Лир заметил, как в глубине дремучего леса зажигались маленькие огоньки.

— Глаза! Я помню их! – воскликнул он – Нам не выбраться!

Но Кейра будто не слышала его. Она яростно прорезала своим клинком путь вперёд. Сзади тропинка тут же смыкалась, ветви сплетались между собой, словно змеи, замыкая пространство, в котором находились Кейра и Лир. Жёлтых глаз становилось всё больше, они приближались. Лир начал задыхаться. Он чувствовал, что лес вот-вот сомкнётся, и они останутся в нём навсегда. Он хотел закричать, хотел проснуться, но Кейра схватила его за плечо, скрыла собой от нацелившихся на него глаз. В её руке вновь вспыхнул яркий факел, отпугнув неведомых чудищ.

— Не смей просыпаться! – крикнула она – Мы прорвёмся. Слышишь меня?

Но Лир ничего не мог ответить. Его сковал страх. Глаза теперь направились к нему с другой стороны. Он нащупал что-то твёрдое под рукой, в безысходной ярости схватил это  и нанёс удар в пустоту. Что-то взвизгнуло и пустилось наутёк. Факел Кейры загорелся вдруг ещё ярче. Ветви деревьев отступали от этого магического пламени, отступали вглубь леса жёлтые огоньки.

— Ты молодец, Лир – говорила она – Не давай им тебя запугать. Мы справимся, они уже отступают. Теперь вперёд, потихоньку.

Деревья застонали, обожженные пламенем факела. Загудели, словно чувствуя боль, причинённую им. Затрещали ветви. Впереди начала показываться тропинка. В руках Кейры появился лук. Она выстрелила вглубь леса, и сияющая стрела прочертила им путь. Они побежали вперёд. Затем одну за другой пускала стрелы Кейра, пока впереди не показался просвет. Лес начинал редеть. Кейра и Лир вышли на небольшую поляну, заросшую редким кустарником и длинноволосыми ивами.

— Прорвались… Я впервые прохожу через этот лес.

— То ли ещё будет – отдышавшись, сказала Кейра – В чём дело, малыш? Ты боишься леса?

— Нет – ответил Лир – Я люблю лес, именно поэтому я первый раз и попал в западню. Он выглядел не таким как раньше, в первый раз. Он заманил меня и после этого раз за разом вырастал в кошмарах. После этого я ни разу не ходил в лес.

Кейра смотрела вдаль. Её голубые глаза пронзали всю пелену кошмаров Лира, которые их ждут впереди. С самого начала он не совсем верил в то, что кто-то сможет совладать с его кошмарами. Но после леса, самого мрачного места в его кошмарах, ему показалось, что аловолосая дева действительно сделает обещанное и освободит его от дурных снов раз и навсегда.

— Кейра? – обратился он.

— Да – отозвалась воительница.

— А ты владеешь любым оружием? Каким только захочешь?

— Да, я могу вооружиться, чем только пожелаю и не только тем, что существует в твоём мире, если ты об этом.

— Удивительно, но как ты это делаешь?

— Просто представляю это оружие у себя в руке, и оно тут же появляется. Ты тоже так можешь, но на это нужны годы тренировок. Мало кто умеет контролировать свои сны. Не говоря уже о том, чтобы воображать в них желаемое.

— А что если…

— Не стоит – отмахнулась Кейра – Пока ты не властен над своим сном. Ты же не хочешь, чтобы в твоей руке появилась охапка гремучих змей, я уже не говорю о том, что пострашнее.

— А когда…

— Да, когда мы доберёмся до сердца сна, и я избавлю тебя от всех кошмаров, тогда можешь попробовать.

— Ясно. А тот мешочек…

— А вот об этом тебе знать не обязательно. Для испуганного ребёнка ты задаёшь удивительно много вопросов – улыбнулась Кейра – Идём дальше.

Не успели они сделать и пары шагов, как неподалёку раздался чей-то тихий  смех.

— Что это? – огляделась Кейра.

Лир лишь пожал плечами и насторожился.

Нечто снова залилось весёлым детским смехом.

— Там, на дереве – указала Кейра на одинокое дерево, растущее на небольшой поляне. Они подошли поближе и всмотрелись в крону. Вдруг оттуда посыпались маленькие разноцветные искорки, листва зашевелилась и на самую нижнюю ветку приземлилась самая настоящая фея, с прозрачными крылышками бабочки, бледным личиком, с двумя маленькими пунцовыми глазками-пуговками и худыми изящными ножками.

— Ох – выдохнул Лир то ли от облегчения, то ли от удивления.

Фея хихикнула и, удобно устроившись на ветке, внимательно осмотрела своих гостей.

— Ну надо же – промолвила Кейра – Я уж и не думала, что в этом кошмаре найдётся хоть что-то хорошее. Здравствуй фея!

— Здравствуй дева-воительница, здравствуй испуганный мальчик, уж не заблудились ли вы в лесу? – проговорила фея нежным голоском.

— Ну если только немного – ответила Кейра, взглянув на Лира.

Мальчик не выказывал никаких эмоций. «Никак не может отойти от лесного кошмара» — подумала воительница, и вдруг ей стало так грустно от этой мысли. Лир совсем не улыбался, ни разу на его лице за время путешествия она не заметила даже намёка на что-то доброе, что могла видеть в других детях. Лир смотрел совсем не глазами наивного и светлого ребёнка. В его глазах навсегда запечаталось беспокойство и осторожность, навеянное кошмарами. И такое впечатление, что в его опасениях им действительно не было конца.

— А что ты тут делаешь фея? – спросила, наконец, Кейра.

— Я здесь играю – хихикнуло маленькое существо – А вы любите играть? Давайте поиграем!

— Извини, маленькая фея – ответила Кейра – Но нам нужно как можно скорее попасть к сердцу сновидений.

Фея захлопала глазками и взглянула на Лира:

— Так вот он повелитель, вот наш ненаглядный Лир. Идёт к самому сердцу сновидений. Ах, какой он красивый славный мальчик – Фея захлопала крылышками и запорхала вокруг Лира – Ах, какой он смелый. Но столько боли от его кошмаров. Так идите, идите за мной, я вас проведу. Я вас не подведу.

Фея полетела вперёд, оставляя за собой дорожку из разноцветной пыли.

— Идёмте! Идёмте же скорее! – звала она их, ласково маня белоснежной ручкой.

Но Лир так и не сдвинулся с места. Кейра заметила что-то неладное.

— Я не верю ей… — прошептал мальчик.

Кейра нахмурилась и, кажется, поняла, в чём дело. Почему до сих пор Лир так и не выказал ни единой эмоции, не сказал ни единого слова.

— Постой фея! – окликнула её Кейра.

Та застыла в воздухе и наклонила головку.

Кейра расправила свои алые локоны, которые казались яркими всполохами жаркого пламени, здесь в этом мрачном кошмаре.

— Скажи-ка, фея – произнесла Кейра – какого цвета у меня волосы?

— О, прекрасная дева, твои волосы божественны, они чудесны, как шёлковый туман.

— Нет, я спросила какого они цвета.

Фея даже не взглянула на Кейру, устремила взгляд куда-то ввысь и запорхала вокруг неё, весело смеясь.

— Ну разве это так важно? Давайте скорее в путь, нам надо спешить. Спешить к сердцу сновидений Лира!

— Сначала ответь фея —  какого цвета у меня волосы? – настояла на своём Кейра.

— Мы теряем время  — вдруг сердитым тонким голоском заговорила фея, а её гладкое личико вдруг окрасилось морщинками, придавая ей немного жутковатое выражение – Кошмары скоро будут здесь! Мы должны спешить.

— Говоришь, кошмары будут здесь? – усмехнулась Кейра – Что-то мне подсказывает, что один из них прямо перед нами!

— Омерзительного цвета твои волосы, девка!

И тут вмиг фея превратилась в злобную большую летучую тварь с острыми как кинжалы зубами. Из её глаз вылетела яркая молния. Но Кейра среагировала незамедлительно. В её руке оказался щит с поверхностью гладкой, как  озеро в тихую ночь. Молния отразилась от щита и угодила в чудище, которое вмиг превратилось в пыль. Эхо от удара молнии о щит Кейры послышалось где-то вдали и вдруг зазвучало пение птиц. Лир с удивлением смотрел по сторонам. Ветви деревьев выпрямлялись, расправляли свои кроны. Листва на деревьях и трава под ногами вдруг начала зеленеть, где-то под пнём зашуршал ёж, раздался задорный стук дятла. Всё как будто начало преображаться. Сова пролетела над его головой скрывшись в светлой зелёной чаще, через полянку пробежал ушастый заяц, с удивлением оглядываясь на него.

Кейра подошла к кучке пыли, которая была феей и аккуратно начала сметать в свой мешочек.

— Ты молодец Лир – проговорила она – Ты разглядел уловку. Это был кошмар этого леса, его воплощение. Теперь его больше нет.

— Однажды этот кошмар так же обманул меня и мучил почти каждую ночь. Но больше меня так не обмануть. Теперь я ничему так просто не доверюсь – ответил Лир – Если доверюсь вообще.

Кейра вдруг посмотрела прямо ему в глаза. Никогда она раньше не видела, чтобы кошмары так сильно изменили душу ребёнка.

— Лир, ты же знаешь, что этот кошмар хочет уничтожить тебя без остатка?

— Знаю.

— Так в чём дело? Ты не должен ему потакать. Ты должен бороться. Он хочет изменить тебя, хочет заставить поверить, что ни в твоих снах, ни в твоём мире не осталось ничего светлого, ничего хорошего. Хочет, чтобы ты видел только страх и боль. Хочет, чтобы ты везде видел только ложь и коварство. И зло, которым ты сам станешь, если дашь ему тебя изменить. Но поверь мне, я была во многих разных мирах. Во снах многих детей. И знаю, что сколько бы зла не было вокруг, частичка чего-то светлого всегда остаётся. Только порой бывает спрятана в…

— Где? – поднял Лир свои печальные глаза.

— Здесь – произнесла Кейра и дотронулась рукой до его груди.

Лир улыбнулся, улыбнулся впервые, смахнув слезинки с лица, и стойко встал на ноги.

— Мне намного легче – произнёс он.

— Будет ещё легче, когда мы доберёмся до цели. Верь мне, ведь я же – Кейра – похитительница кошмаров! И не зря меня так называют.

— Скажи, Кейра – спросил Лир, когда они двинулись дальше – А что это был за вопрос про волосы?

— Кошмары это только отражение мира снов, злое отражение. Но даже имея такую огромную власть, и даже умея оборачиваться с виду хорошими снами, внутри они остаются такими же. И если воплощение умеет говорить, достаточно спросить его о любом из цветов, который попадётся под руку. Желательно о каком-нибудь ярком цвете. Кошмары ненавидят яркие цвета, они кажутся им ужасными и омерзительными. Они умеют наслаждаться только тьмой, а об остальных оттенках ничего не могут сказать, потому что для них они всегда одинаково ненавистны.

— Кейра? – спросил Лир– А почему ты стала заниматься таким странным… делом. Как ты попала в сны детей?

Аловолосая дева долго молчала, но потом ответила:

— Сколько себя помню, я только этим и занималась, блуждала по снам, освобождала детей от кошмаров. Разве остальное так важно?

— Но где-то же есть твой родной мир? Хм.. Родители? Где ты родилась? Кем были твои папа и мама?

Кейра застыла на месте, её взгляд замер.

— Наверное,  я опять задаю слишком много вопросов. Извини – произнёс мальчик.

— Идём… — сказала Кейра, и повела его за собой. Но в голове, словно металлическим эхом, отзывался вопрос, заданный Лиром. Кем были мои родители? Есть ли у меня родной мир? Почему я похищаю плохие сны? Для чего? Кто я на самом деле… Кейра – Похитительница снов… Я не помню… Не помню…

Наконец Кейра и Лир вышли из леса, и попали на огромное каменное плато, которому не было конца и края. Огромные валуны, казалось, сами по себе держались друг на друге невидимыми нитями, составляя титанические колонны. Вдалеке раздались раскаты грома. Небосвод далеко на горизонте осветила яркая вспышка и в этой яркой вспышке Кейра разглядела высокие стены и очертания башен.

— Мы уже близко – проговорила Кейра.

Аловолосая воительница повела мальчика за собой, среди осколков огромных каменных глыб. Равнина была воистину бескрайней. Ветер обвевал массивные каменные глыбы, создавая тихий шёпот. «Что же мы встретим здесь?» — думал про себя Лир – «Не может быть, чтобы здесь не запрятался очередной кошмар» И только он об этом подумал, как раздался гром. Всё вокруг потускнело и стало темно, как ночью. Тучи над головой закручивались в огромную воронку. Вспышка молнии озарила на миг путь между двумя каменными колоннами. Лир вскричал и отпрянул назад.

— Что такое? – обернулась Кейра.

— Там, там, между колоннами, ты видела? – указал пальцем Лир.

— Пока нет. Не пойдём между ними. Пройдём стороной – ответила аловолосая воительница.

Очередная вспышка молнии.

— А теперь? Они окружают нас! – заволновался Лир.

— Теперь видела – ответила Кейра – Только миражи. Кошмар пытается сбить с толку. Отвлечь от настоящей опасности.  В этот момент дева подняла голову вверх и увидела, как из воронки на небе вылетают тёмные тени.

— А вот это уже он! – прокричала Кейра, и в её руке появился лук – Спрячься где-нибудь!

Из воронки один за другим вылетали тёмные существа самых необычных форм. Зоркий глаз Кейры заметил их бесплотные пасти, пустые глаза, руки с неимоверно длинными когтями, длинные волосы или нечто вроде щупалец, развевавшихся за ними. Первая стрела вонзилась в чёрного демона, и он растаял как дым. Демоны понеслись прямо на Кейру. Стрела за стрелой вылетали из золотого лука Кейры, но их было слишком много. Они рассыпались по равнине в поисках Лира. Мальчик сидел за большим валуном, даже не выглядывая. Но тут вдруг камень поднялся в воздух сам по себе. Лир побежал за другой, но и тот взмыл в небо. И где бы ни старался скрыться мальчик, каменная равнина выдавала его. Он уже далеко был от того места, где Кейра сражалась с демонами, его заметили. Тут же, все как один, тёмные существа отстали от Кейры и бросились за беззащитной добычей. Они кружили среди колонн, то и дело, оказываясь всё ближе к Лиру. Кейра бежала следом, осыпая их градом стрел. И тут вдруг вся равнина зашевелилась, камни начали стягиваться друг к другу, и она стала абсолютно плоской. Теперь бежать было некуда. Демоны окружили Лира, и один из них схватил его за руку.

— А ну отпусти его, страшилище! – крикнула Кейра, и в её руке появилось несколько длинных ножей. Она метнула все разом, но демон, схвативший Лира, выставил вперёд свою неимоверно длинную руку и остановил их полёт.

— Да как так?! – рассвирепела Кейра.

В её руке появился аркан, она быстро раскрутила его над своей головой и попыталась накинуть на демона. Слишком поздно… Тот уже взмыл в воздух вместе с Лиром. Демон понёс его к самой туче, и когда они оказались над воронкой, сбросил его вниз. На равнине вновь вырос ландшафт, но теперь это были острые как иглы сталагмиты. Кейра резко метнулась  к месту, куда падал Лир. Демоны попытались остановить её, но отведали магической стали. Лиру казалось, что он падал вечно. Он разглядел под собой острые концы каменных сосулек и понял что ему конец. Мальчик закрыл глаза.

— Лир! Нет! – кричала ему Кейра – Не закрывай глаза, иначе ты проснёшься!

— Я не могу, не могу —  щурясь, проговаривал Лир – Это падение, это конец. Нужно проснуться.

— Борись, малыш! Только не просыпайся! – слышал он крик, который дал ему сил открыть глаза и посмотреть вниз.

Кейра разбила каменные сосульки, прыгнула, словно кошка, и поймала Лира на лету. Они прокатились по равнине,  ударяясь о каменные валуны, но остались целы.

— Никогда больше не закрывай глаза! – поучила его Кейра – Проснёшься, и всё пойдёт прахом.

— Я боюсь, я ужасно боюсь высоты. И… И смерти – тяжело дыша, сказал Лир.

— Думаешь, я совсем слепая? Он бы тебя не потащил так далеко, если бы ты не боялся. Но это же не повод закрывать глаза, когда мы уже так близко к цели.

— Смотри! – ткнул пальцем Лир.

Кейра обернулась и увидела, как демоны закружились над равниной и начали сливаться в один большой смерч. Этот смерч срастался, постепенно превращаясь в огромный силуэт.

Это было огромное нечто с гигантскими клинками вместо рук и хвостом, который оканчивался шипастой булавой. На его голове торчали два кривых бычьих рога, а глаз у него было, по меньшей мере, около двух десятков и расположены они были со всех сторон головы. Из его нутра, из трещин, которые покрывали его тело, как от горящих углей шёл дым. Чудовище разинуло свою огромную пасть и заревело. Оттуда заструилось яркое пламя, осветившее мрак равнины.

— Лир, видишь вдалеке башни замка? Беги к нему и не оглядывайся. Я догоню тебя – обратилась к нему Кейра.

— Но как же…

— Все кошмары равнины сосредоточились в этом исполине – опередила мысли мальчика Кейра – Беги к замку, но не смей входить туда без меня. Слышишь?

— Да, я всё понял – кивнул головой Лир и бросился бежать.

Чудовище, увидев это, начало подпрыгивать на своих громадных ногах и сотрясать землю, сбивая с ног Лира. Но он держался и продолжал бежать. Широкими прыжками Кейра подбежала к нему. В её руках появилась секира, и она неистово начала рубить ноги чудовища. Но на её удивление чудище не упало на землю, а держалось в воздухе, даже потеряв опору. Теперь эта громадина начала летать над равниной и извергать из своей пасти пламя. Кейра защищалась от него большим магическим щитом. Своими клинками оно рубило воздух и пыталось погубить аловолосую воительницу. Она воспользовалась этим и забралась на его шею. Широко размахнувшись секирой, она рубанула прямо по шее чудовища, потом ещё раз. Но глубокие порезы зарастали прямо на глазах. Чудовище взвыло и с огромной скоростью полетело над равниной в сторону замка, кружась в воздухе и пытаясь сбросить Кейру.

— Ах ты проклятый джинн! – рассмеялась вдруг Кейра – А ну-ка полезай в бутылку!

В руке девы появился сосуд необычной формы, и как только она произнесла заклинание, монстра начало затягивать внутрь, пока не засосало всего без остатка.

Ловко и грациозно приземлившись на твёрдую землю, Кейра с размаха швырнула сосуд о скалу, и он разбился вдребезги, оставив после себя лишь привычную серую пыль.

Быстро собрав её в мешочек, Кейра догнала Лира, который был уже почти у замка.

— Кейра! С тобой всё в порядке? – радостным возгласом встретил её Лир.

— А что со мной должно быть не так? – прищурилась дева.

— Тот демон, он же чуть не погубил тебя своим пламенем! Твои волосы…

Кейра пощупала прядь опаленных волос, от которых ещё шёл дымок.

— Ах он! Ничего… Отрастут, ты даже и не заметишь. Идём.

Воительница пошла вперёд к замку, ворота которого уже виднелись за густым туманом, который окутывал его стены. Лир несмело поплёлся за ней.

— Кейра?

— Ну что ещё?

— Неужели не было ни одного кошмара, который тебе не удавалось победить? И неужели в мире снов никто не может… ну… Навредить тебе?

— Понимаю, что ты имел ввиду — ответила Кейра – Считаешь, что похитительнице снов всё нипочём? Нет, бывали конечно кошмары в которых приходилось очень нелегко. Помниться мне, был сон. Сон мальчика, немного моложе тебя. В нём я встретила огромного, исполинского змея, который окутал своим телом все сны мальчика, словно пронзил нитью весь его мир. Я, конечно, победила его, но и паршивец отравил меня своим ядом. Думала, что погибну, но как видишь, беда миновала. Этот сон тоже был навеян проклятьем.

— Кошмары навеянные проклятьем намного сильнее обычных? – задумался Лир.

— Намного… Иногда победить их очень непросто. Иногда бывает так, что в таких снах есть какая-то мелочь, совсем незаметная на первый взгляд, в которой сокрыта сила кошмара. Ты можешь бороться с чудовищами, уничтожать воплощения, но пока  не найдёшь эту вещь, всё будет бесполезно…

— Кейра, твои волосы уже отросли! – вдруг спохватился Лир.

— Да, потому что мы уже пришли. Вот оно – сердце твоих кошмаров.

Лир поднял голову и увидел огромные железные ворота замка. Они были закрыты, и не было ни ручки, ни сторожки. Казалось, что войти в них будет невозможно.

— Войдём без стука – как будто читая его мысли, произнесла Кейра – Но прежде чем войдём, вдохни поглубже, малыш. Я не знаю что или кого мы там встретим, но ты должен набраться сил и пообещать, прежде всего самому себе, что не дашь страху побороть себя.

Лир глубоко вздохнул и посмотрел на Кейру.

— Да, я готов.

— Тогда идём.

Кейра прикоснулась к вратам и, произнеся заклинание, отворила тяжёлые створки.

Во мраке тянулся длинный коридор, которому не было конца и края. Царила непроницаемая тишина. Казалось, что замок был абсолютно пуст. Вскоре Кейра и Лир вышли в круглый зал с высокими колоннами. В причудливых канделябрах на стенах горели свечи, освещая пол, украшенный узорами мозаики. Возле колонн стояли неподвижные рыцари в доспехах с мечами и щитами в руках. Вдруг промелькнула огромная тень. Лир вжал голову в плечи, в руках Кейры тут же появился меч. Из-за колонны лениво и не спеша вышел хозяин тени. Обыкновенный чёрный кот. Он удивлённо уставился на гостей.

— Обыкновенный кот – произнёс Лир.

Кот вдруг навострил уши и подошёл поближе. Его большие глаза смотрели прямо на Кейру. Он присел, и, не отрывая взгляда начал мурлыкать. Кейре вдруг стало не по себе. Она смотрела на него, и голова вдруг пошла кругом.

— Кейра что с тобой?

— Я не знаю… Я так хочу… Ох! – меч исчез, ноги подкашивались, воительница вдруг почувствовала ужасную беспомощность – Я не могу… Кот… Кот-баюн.

— Засыпай, ты очень устала аловолосая дева. Спи, тебя никто не потревожит… — раздался шёпот в голове.

Кейра  сидела на камне, в середине комнаты, в замке. Она была окружена зеркалами. Её окружала необычная синяя дымка. Она поднялась и начала обходить зеркала, вглядываясь в своё отражение, и вдруг остановилась перед одним большим зеркалом и, раскинув руки в стороны, упала в него. Она не ощутила падения. Когда пришла в себя, вокруг был лес, цветущие деревья, бабочки, кружившие над её головой.

— Где я?

И хотя ещё какое-то время назад в голове стоял туман, и она не понимала, что с ней, теперь ей было так легко и свободно. Чистый воздух она вдыхала полной грудью, где-то вдалеке шумел водопад. Всё что ей хотелось в этот момент просто лечь на мягкую зелёную травку и наслаждаться природой. Она прошлась по лесу, наблюдая за призраками могучих воинов, которые тоже бродили между деревьев и наслаждались этим краем. Они не видели её, но она видела их очень чётко. Вышла на цветущий луг, вдалеке увидела радугу над высокой горой, у подножия которой с шумом бежали несколько водопадов, сверкающих в лучах невообразимо тёплого солнца, которое казалось, грело саму душу. Бесконечная синева неба и запах цветов и зелени, заставили забыть её обо всём. Странное маленькое животное пробежало мимо её ног. Она захотела догнать его и посмотреть — кто же это такой? Что за диковинный зверёк?  Она быстро побежала за ним, но никак не могла догнать. В последний момент он юркнул куда-то под землю, а Кейра резко остановилась. Схватившись за дерево, которое стояло на утёсе, она чуть не угодила вниз. Под высоким обрывом в тумане было озеро. Туман клубился неспокойно, стелился по глади воды. Кейра не могла оторвать взгляд и вдруг вспомнила…

— Лир!

Туман начал сходить с озера, и на его поверхности начали вырисовываться образы.

Посреди зала с огромными колоннами стоял испуганный мальчик. В дальнем конце зловещей галереи открылся некий портал и из него возник  силуэт в тёмном капюшоне. Чёрный кот кружился у его ног, довольно мурлыча.

— А ты оказался сильнее, чем я думал – зловеще произнёс незнакомец, посмеиваясь – Добрался до самого сердца кошмара. И даже ни разу не проснулся.

Лир огляделся по сторонам.

— Кейра? Где ты? Что мне делать?

– Ищешь свою подружку, которую притащил сюда в надежде победить меня? Не бойся, я отправил её отдохнуть на Авалон, и она не помешает нам больше.

Кейра наблюдала за картиной на воде озера и вдруг её осенило.

— Авалон! Междумирье, край вечного блаженства за пределами осязаемых миров и миров сна. Пространство безвременья. Так вот где я!

— Лир! – собрав все силы, истошно звала Кейра, надрывая внутренний голос. И он вдруг услышал. Услышал в своих мыслях и ответил. Ответил криком о помощи.

— Лир, извини меня! Я подвела тебя! Здесь я бессильна… Его магия… Она не из мира снов. Я не понимаю… Не могу проникнуть обратно в твой сон, он закрыл проход. Могу только видеть то, что там происходит.

— Что же мне делать? – застонал Лир.

— Борись! Ты сумеешь. Отбрось твои страхи. Помни всё, через что тебе пришлось пройти. Не сдавайся. Ты сильнее его!

Незнакомец будто тоже услышал Кейру и сделал два шага вперёд.

— Всё ещё надеешься, что окажешься сильнее меня? Может подумаешь и отдашь мне свою душу добровольно? Или мне придётся… Пытать тебя!

— Я не боюсь тебя – сжав кулаки, ответил Лир.

Незнакомец зловеще засмеялся и вышел из тени, показав своё лицо.

— Всё ещё не боишься?

— Дядя? – попятился назад Лир.

— Думали я исчез на веки вечные и оставил вас в покое? Я говорил, что вы ещё все отведаете боли. Твой высокомерный папаша, мой братец и ты, его выродок. Как вы были слепы и глупы. Укоряли в слабости и невежестве, но теперь, теперь я заберу твою душу и твоё тело и через тебя заберу и силу твоего отца, стану величайшим магом в мире, а может быть и во всех мирах!

Лир не мог поверить своим глазам. Он упёрся в колонну спиной и ничего не мог сделать. Страх сковал его.

— Этого не может быть…

— Ещё как может. Именно я причина всех твоих кошмаров. И вскоре я уничтожу всех, кто был тебе дорог.

— Не сдавайся Лир! Это твой сон! Ты здесь хозяин. Борись!  — вдруг услышал мальчик голос, звучащий через бездну пространства и времени.

Он повернулся и кинул взгляд на статую рыцаря, державшего меч в своих руках. Он схватился за меч, но тут вдруг рыцарь задвигался. Задвигались и остальные пять рыцарей. Как бы ни хотел Лир выдернуть меч, рыцарь не отпускал его. Но тут вдруг мальчик вспомнил слова аловолосой девы:

«Иногда бывает так, что в таких снах есть какая-то мелочь, совсем незаметная на первый взгляд, в которой сокрыта сила кошмара». И тогда, взглянув в закрытое забрало рыцаря всё понял.

— Ты прав… — произнесла, улыбнувшись, Кейра, наблюдая через гладь озера в Авалоне – Он уже не человек. Теперь он всего лишь кошмар, а эти рыцари здесь совсем не к месту.

Лир со всей силы схватился за меч и закричал.

— Это мой сон! Я здесь хозяин! Отдай!

Рыцарь вдруг разжал руку. Лицо злого мага окутал ужас.

— Хэййя! – размахнулся мечом Лир и снёс шлем с головы рыцаря.

Мага тут же что-то скрутило, и схватили судороги.

— Ну как, нравится тебе такое,  дядюшка! – закричал Лир и, подбежав ко второму рыцарю, обезглавил статую.

Маг закричал от боли.

— Полюбилось меня мучить кошмарами, дядюшка? А как тебе это?

Третий рыцарь лишился головы.

— Всё ещё думаешь, что ты хозяин моего сна? А вот так тебе!

Четвёртая голова со звоном рухнула на пол, заглушая крики, корчившегося от боли злодея.

— И кто теперь сильнее? – потребовал ответа Лир, когда сбил головы пятому и шестому рыцарю.

Маг лежал прямо в центре зала, тяжело дыша.

Но вместо слов раскаяния Лир лишь снова услышал жуткий смех своего дяди.

— Даже то, что ты сын  могущественного мага, ещё ничего не значит. Ты слишком мал и слишком слаб!

Маг встрепенулся, из его глаз заструился демонический свет. И он кинулся на мальчика, выставив вперёд пылающие руки с неестественно длинными когтями.

— Тебе не суждено больше проснуться, маленький Лир!

Но в тот момент, когда шесть рыцарей лишились своих голов, Кейра поняла, что она свободна и в Авалоне её больше ничто не удержит. Она прыгнула в озеро.  Ещё находясь в свете портала, ведущего в сон Лира, она сжала острое сверкающее копьё в своей руке, и как только оказалась в зале, метнула его навстречу злодею. Он налетел на остриё и даже не успев издать предсмертного крика, взорвался, как огромный мыльный пузырь.

— Кейра! – подбежал к ней мальчик, кинувшись в объятья.

— Ну ладно, ладно тебе – погладила дева его по голове, засыпанной серой пылью.

— Мы… Мы победили. Его больше нет. Моих кошмаров больше нет! Я… Я чувствую это. Мне так легко. Если бы не ты…

— Я? – усмехнулась воительница – Но ведь это ты заметил… Ты лишил его силы.

— Но если бы не ты. Я бы никогда об этом не догадался.

— Ты молодец Лир. Ты не испугался, не закрыл глаза, не повернулся спиной, даже когда остался один.

Лир немного смутился и проговорил.

— А что же теперь? Неужели мои кошмары кончились навсегда?

— Может быть и нет – ответила Кейра достав свой волшебный мешочек и собирала то что осталось от мага – Но сильных кошмаров ты теперь очень долго не увидишь.

— Спасибо тебе.

— Да что уж там. Вот вроде бы и всё. Надеюсь, зеркальце не потерял?

— Какое зер… — Лир вдруг пощупал карман и вытащил из него то самое зеркальце с золотой ручкой, которое стояло у его кровати – Так оно было всё-время у меня?

Кейра засмеялась.

— Тебе впредь надо быть более внимательным, Лир. Ведь это зеркальце, моя дверь из твоего сна.

Лир протянул зеркальце Кейре. Она взяла его в руки, но как только посмотрела на него, изменилась в лице. И внутри вдруг зашевелились какие-то смутные воспоминания.

— Откуда оно у тебя? – промолвила воительница.

— Отец нашёл у одного антиквара – ответил Лир.

Дева провела по нему рукой и вдруг яркая вспышка озарила всё вокруг. Когда глаза привыкли к яркому свету, Лир увидел, что зеркало стало огромным. Во весь рост аловолосой девы. А в нём появилось два силуэта. Мужчина и женщина.

Долгое время Кейра смотрела на них и не могла произнести ни слова. Мальчик подошёл к зеркалу и удивился, как чертами лица эти люди были похожи на Кейру.

— Вспомни доченька – прошептала женщина.

И тут вдруг Кейра вспомнила то далёкое время, когда она ещё сама была ребёнком.

— Мама? Папа?

Мужчина и женщина кивнули головой в унисон.

— Почему вы ушли? Почему появились только сейчас? Куда вы пропали?

— Ты не помнишь уже… — проговорил отец – Давно это ведь было, не так ли? Ты была маленькой девочкой, когда разразилась в нашем мире война с тёмными магами. Это была ужасная война, и она стёрла многое из твоей памяти. А помнишь ли ты, как тебя тоже мучили кошмары из-за всего, что тебе пришлось увидеть в этом жестоком мире? И тогда, чтобы уберечь тебя от зла и ненависти, мы решили исполнить твоё заветное желание. Ты помнишь его?

— Ты пожелала, чтобы никто не плакал по ночам от кошмаров – произнесла мать —  Чтобы ни один ребёнок не страдал от ужасов плохих снов. И мы использовали все свои магические силы, чтобы исполнить его. Так ты стала Кейрой – похитительницей кошмаров. Таким странным образом прочитали магические силы твою мечту. Так ты спаслась и от своих кошмаров.

— Но почему вы раньше не пришли? – произнесла Кейра – Почему раньше об этом не говорили? Я уже почти забыла вас, почти забыла свой родной мир!

— Мы пришли только сейчас, потому что ты нашла то самое зеркало, которое в детстве стояло у твоей кроватки – сказала мать.

— Того мира уже давно нет. Даже этот мальчик не знает, каким он был в те древние времена, хотя и живёт в нём сейчас. Но это уже не твой мир – ответил отец – Твой мир – это детские сны.

— Но как же так? А вы? Как?

— Мы исполнили свою миссию в том мире давным давно. Мы исполнили предначертанное нам, и ушли. Ты же своё предназначение выбрала сама и иди к нему, пока не исполнишь. Только ты можешь сделать так, чтобы все дети во всех мирах не плакали по ночам от кошмаров.

— Но увижу ли я вас вновь?

— Возможно, если ещё раз захочешь вернуться в мир этого мальчика. И если конечно, он этого захочет.

— Спасибо вам, мама, папа…

— А теперь иди доченька. Сражайся с плохими снами и береги хорошие!

Родители Кейры вновь исчезли во вспышке света, а зеркало снова стало совсем маленьким.

Она задумалась и посмотрела на Лира.

— Теперь я знаю почему я это делаю. Теперь я всё вспомнила. Как неожиданно.

Лир улыбнулся.

— И это значит, что когда-нибудь вернёшься?

— Если ты захочешь – ответила Кейра.

— Это зеркальце, там в моём мире, всегда будет рядом со мной – произнёс Лир.

Кейра ответила мальчику улыбкой.

— Тогда до встречи… Но сейчас мне действительно пора.  Я – Кейра – похитительница снов. И моё предназначение сделать так, чтобы ни один ребёнок не плакал по ночам от кошмаров. И я буду бродить по мирам, пока не исполню его. Спасибо тебе Лир, твой мир снов, он оказался самым удивительным из тех, в которых я побывала.

Аловолосая дева вновь прикоснулась к зеркальцу и постепенно начала исчезать в нём.

— Прощай Кейра! – Помахал ей рукой Лир – Ой! То есть до свидания, конечно до свидания…

***

Старик посмотрел на детей. Кто-то из них тихо посапывал, облокотившись на спину соседа, кто-то во все глаза смотрел на него.

— Так и закончилась эта история! – Повысил голос старик, чтобы разбудить задремавших ребятишек  — А этим утром, родители, зайдя в комнату Лира, были вне себя от радости. Ведь их мальчик спокойно спал, и снились ему чистые луга, игривые реки, светлые рощицы и мягкие полянки. Вот и сказке конец!

Детишки похлопали старику и смотрели на него удивлёнными глазами, восхищались.

— Какая замечательная сказка, Старче!

— Ну что же, рад, что угодил вам – сказал Страик – А теперь бегите поскорее к своим родителям, они уже наверняка волнуются.

Детишки гурьбой помчались к выходу из башни. Старик медленно проводил их. Но они вдруг  остановились у входа, подпрыгивая от любопытства:

— Старче! А ты видел когда-нибудь деву Кейру? А как её вызвать?

На лице Старика вдруг появился еле заметный румянец:

— Ну по правде говоря да, было дело…

— А что же… – не успел задать вопрос мальчишка, как старик вдруг взмахнул рукой и на лужайке перед башней появился белоснежный кролик.

— О! Смотрите, кролик! Ловите его!

Детишки сразу отвлеклись и начали гоняться за юрким кроликом. Волшебник посмеялся то ли своей выходке, то ли тем, как безуспешно дети пытаются поймать кролика.

— Ловите, ловите! – прокричал он и скрылся за волшебной дверью – Надо будет как-нибудь исправить этот магический замок.

Волшебник поднялся на второй этаж, прошёлся мимо кучи пергаментов и с грустью осмотрел беспорядок, устроенный детьми. Вдруг остановился у одного из шкафчиков и потёр руки.

— А почему бы и нет?

Он открыл один из шкафов и достал оттуда деревянную шкатулку. Бережно смахнул пыль и достал оттуда маленькое старенькое зеркальце с золотой ручкой.

***

Кейра прыгнула в очередной сон и оказалась на небольшом острове. Вокруг не было никого. В самом центре острова возвышалась огромная скала, куда она и отправилась, подозрительно озираясь. Вскоре она услышала журчание воды и наткнулась на пруд, в котором щеголяли маленькие рыбки и плавали большие кувшинки.

— Хмм… странно – проговаривала она, заглядывая за каждый кустик, в надежде отыскать испуганного ребёнка. Но чего тут было пугаться? Всё вокруг было красиво и спокойно.

И тут, откуда ни возьмись, на неё накинулся рыцарь в стальных доспехах и в рогатом шлеме.

В руке Кейры появился клинок, и она отразила нападение. Завязался бой, но Кейра с лёгкостью отражала удары и в итоге вонзила клинок во врага.

— Это ещё что такое? – возмутилась аловолосая дева.

Её клинок прошёл сквозь доспех рыцаря, как сквозь масло и застрял в его теле. Она попыталась вытащить его, но тут рыцарь сбросил свой шлем, и она увидела лицо молодого юноши с недовольным выражением лица.

— Всё! Довольно! Видимо даже в своём сне тебя не застать врасплох!

— Лииир! Ну как тебе не стыдно?

— Сколько лет, сколько зим. Ты разве не рада меня видеть?

— Рада – улыбнулась Кейра – Но ты же знаешь, сколько у меня работы… А я смотрю ты преуспел в своём мире.

— Как видишь…

— И чем должна быть обязана столь неожиданному приглашению?

Лир взмахнул рукой, и перед ними оказалось небольшое облачко, которое медленно понесло их к самой вершине горы.

— Знаешь, я тут вспомнил нашу первую встречу. И моего злобного дядюшку, который забросил тебя на Авалон. И мне хотелось побольше узнать об этом мире между мирами. Каков он? Ты бывала там? Это должно быть интересно… — говорил Лир.

— Так вот оно что – рассмеялась Кейра – Что же думаю, я много могу рассказать про Авалон, тем более что бывала там. А ты пока можешь направить облачко вооон к тому огромному дереву, что виднеется за горизонтом?

— Конечно!

И облако понеслось по огромному бескрайнему синему небу, над могучим океаном, среди звёзд, появившихся на небе по повелению хозяина, и вскоре скрылось далеко за горизонтом.

читателей   406   сегодня 2
406 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 22. Оценка: 4,64 из 5)
Loading ... Loading ...